Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Промышленность и новый быт бурятов
Этнография - Народы Сибири

Промышленность и новый быт бурятов

Важнейшей отраслью народного хозяйства Бурят-Монголии после Великои Октябрьскои социали­стической революции является промышленность. Ко времени обра­зования Бурят-Монгольской АССР в 1923 г. народное хозяйство бурят, как указывалось, находилось на низком уровне развития. Промышленности почти не было. Имевшееся на территории Бу­рятии незначительное количество предприятий представляло собой хищнически эксплуатируемые при помощи ручной техники золотые прииски, каменноугольные копи и мелкие, примитивно оборудованные предприятия: кожевенно-обувные, шубно-овчинные, мыловаренные, а также мельницы, винокуренные и лесопильные заводы. Концентрация производства происходила медленно и в небольших размерах. Общее количество рабочих вместе со служащими составляло 10.7 тыс. человек, буряты же среди них исчислялись буквально единицами. После рево­люции преодоление хозяйственной и культурной отсталости нацио­нальных республик было тесно связано с индустриализацией страны, с промышленным освоением естественных богатств национальных рес­публик.

С первых же лет организации республики развернулись геолого-раз- ведочные работы по изысканию строительных материалов: одновременно велись исследования водноэнергетических ресурсов и разностороннее изучение оз. Байкала. Выдвинутая Госпланом СССР проблема органи­зации в Прибайкалье крупного экономического района с включением и Бурят-Монгольской АССР требовала значительной подготовки. На осно­вании решения Госплана СССР 4/IX 1929 Академия Наук СССР приняла на себя обязательства провести исследовательские работы в Прибайкалье и Бурят-Монголии. В составе Комиссии экспедиционных исследований при Академии Наук СССР была выделена Особая комиссия по изуче­нию Бурят-Монгольской АССР. Ученые Москвы, Ленинграда, Иркутска и других городов оказали большую помощь республике.

К началу первой пятилетки в республике были построены Селенгин- ский сульфатный завод, Ильинский лесопильный и механическо-литей- ный заводы и восстановлен Чикойский кожевенный завод.

В период первой пятилетки были построены и сданы в эксплуатацию

Уланудэнская ГЭС, Уланудэнский мясо-консервный комбинат, Клюев- ский лесозавод, три леспромхоза, паровая мельница, несколько рыбо­заводов. В этот же период было начато строительство паровозо-вагоно- строительного и стекольного заводов, а также мельничного комбината.

В годы второй пятилетки в рекордный срок был достроен и вошел в эксплутацию паровозо-вагоностроительный завод, ознаменовавший со­бой начало крупного машиностроения в республике. Вслед за ним всту­пили в строй Джидинский вольфрамовый комбинат, механизированный стекольный завод и мощный мельничный комбинат. За это же время были построены и введены в действие два механизированных хлебозавода, Верхне-Березовский кирпичный завод, деревообделочный завод, ряд пред­приятий лесной промышленности и др. Машиностроение и металлообработка заняли ведущее место в промышленности. В третьей пятилетке в респуб­лике была создана новая отрасль промышленности — угольная. Во время Великой Отечественной войны было начато строительство Уланудэнскон суконной фабрики, Бичурского сахарного завода, Селендумского моторо­ремонтного завода, табачной фабрики в Улан-Удэ. В послевоенной пятилетке все они вступили в строй действующих предприятий. В годы предвоенных пятилеток постепенно развилась также рыбная промыш­ленность, разместившаяся по всему побережью Байкала.

Коммунистическая партия и Советское правительство оказали огром­ную помощь в строительстве и работе промышленных предприятий Бурят- Монгольской АССР. Капитальные вложения в промышленность респуб­лики в первой пятилетке составляли около 20 млн руб., а во второй пя­тилетке вложения достигали уже 400 млн руб. Русские рабочие, переда­вая бурят-монгольскому народу весь свой опыт и знания, способствовали росту национальных кадров рабочих. Если в 1929 г. рабочие буряты составляли единицы, то в 1936 г. на основных промышленных пред­приятиях бурят было 1092 человека (из общего числа рабочих 10 878 че­ловек). На промышленных предприятиях работали буряты из разных районов республики, нередко говорящие на разных диалектах, подчас не знающие русского языка. Здесь на производстве они приобретали новые трудовые навыки, обучались грамоте, меняли условия своей жизни.

За годы пятилеток на фабриках и заводах выросли свои национальные квалифицированные кадры. Рабочие буряты, пришедшие из далеких и глухих улусов, успешно осваивают технику сложнейших машин и часто становятся передовиками производства.

С каждым годом Бурят-Монголия все больше и больше покрывается лесами новостроек. Там, где еще совсем недавно шумела тайга, растут но­вые промышленные предприятия, города и рабочие поселки.

Важнейшим промышленным центром Бурят-Монгольской АССР яв­ляется его столица — г. Улан-Удэ (ранее Верхнеудинск). Большая часть промышленных предприятий сосредоточена в этом городе. В дореволю­ционное время Верхнеудинск представлял собой перевалочный и распре­делительный пункт в сибирском транзите. Сюда стекались товары, пред­назначавшиеся для распределения по Забайкалью, для пересылки в Монголию и в приисковые районы. Здесь заключались также торговые сделки. За годы пятилеток г. Улаи-Удэ стал важнейшим промышлен­ным и культурным центром.  Вместе  с революцией пришел в бурятские улусы и города новый быт. Перестройка ско­товодческого и земледельческого хозяйства на социалистической основе, развитие промышленных предприятий коренным образом изменили быт населения республики.

Поступая на фабрику или завод, рабочий переходил к новым усло­виям жизни. Из старого дымного жилища рабочий переходил в простор­ные дома. Привыкший сидеть на полу у очага, он приобретал навыки в пользовании стульями, столами, кроватями. Свою национальную одежду он заменил более удобной и приспособленной к работе производ­ственной одеждой, а национальному праздничному наряду предпочел русского покроя костюмы, пальто и рубашки.

Существенным образом изменился и быт сельского населения. Вой­лочную юрту сменил деревянный дом с одной-двумя комнатами. Вместо дымового отверстия, заменявшего и окно, появились окна с застекленными рамами, вместо дымящегося очага — русская печь. Вместо старых пред­метов обстановки появились кровати, столы, стулья, книжные полки, зеркала, скатерти на столах, цветы и шторы на окнах, швейные машины. Вошли в быт книги, газеты, радио. В некоторых случаях произошла полная перепланировка старых раздробленных улу­сов, жилища в которых при кочевом образе жизни были разбросаны по степ­ным равнинам на значительном расстоянии друг от друга. Еще в 1945 г., например, дома колхоза им. С. М. Кирова Бичурского аймака отстояли друг от друга на 5—10 км. За 2 года 250 домов и общественных построек были перенесены на новое место. Одновременно с переноской строились школы, избы-читальни, радиоузлы. Вырастали добротные дома для амбулатории, магазина, ветеринарной лечебницы, сумонного совета и др. В тайге, на широких степных просторах — всюду возникают благо­устроенные колхозные поселки с клубами и больницами, школами и дет­скими садами, электростанциями, телефонными станциями и радиоузлами. В качестве примера укажем на колхоз им. Тельмана в Селенгинском аймаке (старое па.шание колхоза—«Жаргалаытуй»). Раньше здесь в грязных юртах и ветхих избушках жили скотоводы-полукочевники. Теперь здесь в стро­гом порядке расположились дома колхозников, имеется электростанция, просторная школа, больница, вместительный клуб, радиоузел; связь с полеводческими бригадами и животноводческими фермами поддержи­вается по телефону.

Новые социально-экономические условия оказали влияние на весь домашний быт бурят. Если раньше основным и зачастую един­ственным питанием бывшего кочевого и полукочевого населения являлись мясные и молочные продукты, то теперь, кроме этих продуктов, в рацион колхозников вошли хлеб, крупы, овощи, сахар, кондитерские и колбас­ные изделия. В период полевых работ налаживается общественное пита­ние, столовые колхозов широко обслуживают различные полеводческие бригады и станы.

Новые продукты питания потребовали, в свою очередь, усвоения и способов их приготовления. Старую деревянную и кожаную посуду ко­чевников почти полностью вытеснила фабричная алюминиевая, эмали­рованная и фарфоровая.

Широкое развитие сети советских торговых учреждений содействует распространению городской одежды. Колхозники приобретают в мага­зинах готовые пальто, костюмы, платья, белье, чулки, обувь. Нацио­нальную женскую праздничную одежду сменили шелковые и шерстяные платья, модельные туфли, шелковые чулки и т. д. Старинная одежда сохраняется лишь среди людей старшего поколения.

В дореволюционное время у бурят не принято было стирать одежду, и бедняцкое население носило ее до тех пор, пока она не приходила в вет­хость; смывать грязь считалось грехом. В настоящее время мытье и стирка белья прочно вошли в быт бурят-колхозников. Окончательный переход от кочевой жизни к оседлой явился важнейшим фактором хозяй­ственного и культурного развития бурят.

В результате социалистического строительства не только меняется лицо старых городов, поселков, деревень и улусов республики, но и созда­ются совершенно новые населенные пункты. В связи с оседанием кочев­ников возникло много колхозных поселков в безлюдных некогда местах. Некоторые из них (им. И. В. Сталина в Селенгинском аймаке, «Арбажил» в Баргузинском и др.) стали крупными производственными и культур­ными центрами. Отдельные машино-тракторные станции и совхозы выра­стают также в значительные экономические центры, образцовые сельско­хозяйственные предприятия.

В районе золотых приисков и других предприятий (горных, лесообра­батывающих, кожевенных и т. п.) появились новые рабочие поселки, такие, как городок Вольфрамового комбината и др.

Еще два десятка лет тому назад территория Уланудэнского паровозо­вагоностроительного завода представляла собой глухую тайгу. Теперь рядом с огромными заводскими корпусами вырос новый город с много­этажными домами, асфальтированными улицами, многочисленными садами и скверами. Величественное здание Дворца культуры в продуманном со­четании с другими зданиями образует здесь прекрасный архитектурный ансамбль. Этот новый индустриальный район столицы с его благоустроен­ными домами, со стадионами, прекрасным парком культуры и отдыха и другими культурными учреждениями справедливо именуется социалисти­ческим городом.

Концентрация в определенных пунктах органов советской власти, кооперации, органов народного образования, политпросветучреждений, здравоохранения, амбулаторий, родильных домов, профилактических учреждений и т. п. — все это новело к тесному общению бурят. Хозяй­ственные и административные центры, не говоря уже об их экономи­ческом значении, играют большую роль в культурном росте населения и перестройке его быта.

В 1913 г. на всей территории нынейшней Бурят Монгольской АССР было 7 больниц, 7 врачебных и несколько десятков фельдшерских участков. Вследствие тяжелого эконо­мического состояния, отсутствия медицинской помощи и низкого уровня культуры среди бурят, особенно среди детей, была большая смертность.

За время существования советской власти в республике выросла ши­рокая сеть медицинских учреждений. При колхозах строятся больницы и родильные дома. За последние годы значительное развитие получила санитарная авиация, дающая возможность оказывать срочную помощь населению отдаленных и трудно доступных аймаков. На народное здраво­охранение ежегодно ассигнуется несколько десятков миллионов рублей. Вместе с ростом лечебной сети выросли и национальные кадры медицин­ских работников. Численность врачей в 1953 г. по сравнению с 1923 г. увеличилась в 30 раз.

Большое внимание уделено в Бурят-Монголии развитию курортно­санаторного дела. Несмотря на наличие в республике большого количества минеральных источников, их лечебное использование в прежнее время было весьма ограничено. Теперь в республике созданы курорты, на раз­витие которых ежегодно отпускаются большие средства. Широкой изве­стностью пользуются курорты: Тункинский аршан у подножья Тункин- ских Белков, Горячинск на восточном берегу Байкала, кумысолечебница близ Улан-Удэ (в Березовске), Гарга (Баргузинский аймак), Нилова пустынь (Тункинский аймак), Ильинка (Кабаиский аймак), Кирапское грязе-соленое озеро (Кяхтипский аймак) и полая сеть мелких мине­ральных источников — «аршанов».

На эти курорты приезжают отдыхать и лечиться не только буряты, но и трудящиеся разных городов, областей и республик Сибири. Красивое местоположение, высокие лечебные свойства источников, осо­бые климатические условия создали указанным курортам широкую и: вестность среди сибирского населения.