Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



К вопросу общей характеристики русской культуры в Сибири
Этнография - Народы Сибири

К вопросу общей характеристики русской культуры в Сибири

Эти усилия дали положительные резуль­таты, и русское население Сибири внесло свой вклад в дело прогресса передовой русской национальной культуры дореволюционной России. В Сибири возникли школьное дело и научная медицина, появились сред­ние и высшие учебные заведения, пресса, литература, театр, искусство, наука. Сибирь дала русскому народу крупных деятелей культуры, науки и искусства.

Развитие передовой русской культуры в Сибири оказало благотвор­ное влияние не только на местные сибирские племена и народности, но и на жителей некоторых стран и областей (например Монголии, Тувы, Маньчжурии, Северной Америки), прилегающих к Сибири. Эта тема также еще ждет своего исследователя.

Необходимо опровергнуть ходячее и неверное представление о до­революционной Сибири как о диком, невежественном и глухом крае. Рас­пространению такого искаженного представления способствовали раз­личные источники.

Так, трагические моменты личной судьбы некоторых политических ссыльных не могли не наложить отпечаток на характеристику природы и населения Сибири, которая ими часто изображалась в их произведениях «гиблым местом». В других случаях сознательно и намеренно искажали характеристику культурного состояния Сибири, рисуя его мрачными красками, отзываясь о нем в пренебрежительном тоне, те публицисты и общественные деятели, которые отражали интересы помещиков и капита­листов европейской части России, т. е. классов, тормозивших экономиче­ское, политическое и культурное развитие населения Сибири (граф А. Рос­топчин и др.)* Неверная характеристика культурного состояния русского общества в Сибири наблюдалась и в работах сибирских публицистов-област- ников (Ядринцев, Шашков и др.). Это делалось, видимо, в целях борьбы за улучшение экономической и культурной жизни Сибири. Какие бы причины ни лежали в основе распространения неправильного представле­ния об уровне культурного развития русского населения Сибири дорево­люционного иериода, борьба с такими ложными представлениями является важной задачей советских ученых. Советским историкам, этнографам, литературоведам и представителям других специальностей предстоит изучить огромный фактический материал о культуре русского народа в Сибири, еще по существу никем не исследованный, чтобы объективно осветить этот важный, но искаженный во многих публикациях вопрос. В настоящей работе поставленные вопросы рассматриваются лишь в са­мых общих чертах.

Центром средоточия русской культуры в Сибири были города. Они сами по себе также являлись важным показателем уровня русской куль­туры. Несмотря на окраинное положение и отсутствие развитой промыш­ленности, сибирские города вовсе не были захолустьем. Напротив, они в некоторых отношениях отличались более культурным обликом но срав­нению с рядом провинциальных городов центральных губерний России. Значительная часть сибирских городов имела правильную планировку улиц. В крупных городах было известное благоустройство, например водопровод (Томск, Иркутск и др.), электрическое освещение улиц (Томск, Иркутск, Красноярск, Чита, Владивосток и др.). В ряде городов имелись мощеные улицы и в большинстве деревянные тротуары. В городах было много каменных и деревянных строений прекрасной архитектуры, на­чиная от старинных шатровых колоколен и домов XVII в. (Тобольск, Тюмень и р.) и кончая постройками в стиле русского ампира и классицизма. Развитие городского строительства в XVIII в. ха­рактеризовалось постройкой солидных каменных зданий. Кроме церквей, строились гостиные дворы, административные здания, частные дома и т». д. Наблюдалось стремление к пышным фор­мам господствовавшего тогда стиля русского барокко в Тобольске, Тюмени, Иркутске и других городах, особенно Тобольской и Томской губерний (Захарьевская церковь, Малые ворота Кремля, ряд церковных оград в Тобольске, крепость и гауптвахта в Омске и др.)- Позднее наибольшее распространение получила архитектура русского ампирного стиля. Каменные дома со стройными колоннами и фронтонами украсили улицы и площади во многих городах (ряд зданий, обрамляю­щих б. Демидовскую площадь, составляющий архитектурный ансамбль в Барнауле, б. Кадетский корпус в Омске, б. дворец губернатора Восточ­ной Сибири и ряд церквей в Иркутске, мясные ряды рынка, б. Мещан­ская управа в Томске и многие другие).

Имеются постройки и в стиле классицизма, например б. Девичий институт и б. Кузнецкая больница в Иркутске — работы Разгильдеева, первого архитектора из бурят. В конце XIX и начале XX в. в ряде си­бирских городов (Томске, Омске, Иркутске и др.) строится ряд круп­ных общественных зданий (Университетская библиотека и Технологиче­ский институт в Томске, средние учебные заведения и управление Ом­ской железной дороги в Омске и др.), объявляются конкурсы на проекты крупных общественных зданий, городские архитекторы избираются по конкурсу и т. д. Подавляющее большинство частных домов в сибирских городах все же было деревянным.

Необходимо отметить также развитие почтовой и телеграф­ной связи. Регулярная почтовая связь Сибири с Москвой была налажена уже в конце XVII в. В 1800 г. в Тобольске был учрежден Сибирский почтамт. В 1862 г. в Сибири появляется теле­граф. К 1870 г. телеграфная линия прошла через всю Сибирь с запада на восток с ответвлениями от магистрали (например в Барнаул и т. д.). Сибирская часть Русского государства была связана таким образом не только со всей страной, ной с зарубежным миром. В конце XIX в. в си­бирских городах распространяется телефон. В 40-е годы XIX в. появ­ляется речное пароходство и проводится железнодорожная магистраль через всю территорию Сибири от Урала до Владивостока, в конце XIX в. открыт крупнейший морской порт во Владивостоке.

Уже в конце XVII в. в Сибири появляются школы. Первая школа была открыта для детей сибирского духовенства в Тобольске под назва­нием «Славяносербской», а в 1725 г. в Иркутской губернии при Вознесен­ском монастыре—миссионерская школа для бурят и русских. В 175(5 г. в Иркутске и Нерчинске открыты светские профессиональные «нави- гацкие» школы. Светские школы были открыты впервые во второй половине

XVIII    в. в Тобольске, Иркутске, Томске и Верхнеудинске. Первым сред­ним учебным заведением в Сибири явилась гимназия в г. Иркутске, открытая в 1805 г., директором которой был известный историк П. Слов- цов. Его усилиями в 20-х годах XIX в. открыто еще 18 начальных школ. Вторая гимназия была основана в 1810 г. в Тобольске, третья — в 1838 г. в Томске. Открытие других гимназий в сибирских городах от­носится к пореформенному периоду, к моменту революции их насчи­тывалось несколько десятков.

В 1888 г. появляется первое в Сибири высшее учебное заведение — Томский университет, а в 1890 г. — Технологический институт.

По данным 1911 г., из общего количества 100 749 начальных школ в России в Сибири числилось только около 6 тыс. школ. Для многомил­лионного населения это количество школ было ничтожно мало. Поэтому грамотность русского сибирского населения была все-таки низкой. Она составляла в среднем 19.2% для мужчин и 5.1% для женщин (1897 г.). Наибольшее количество грамотных было, разумеется, среди городского населения. Тем не менее, факт появления в Сибири, где до включения ее в состав Русского государства не было ни одной школы, нескольких тысяч начальных школ, свыше сотни общих и специальных средних учебных заведений (гимназий, реальных училищ, семинарий, прогим­назий и т. д.), десятков профессиональных училищ, четырех высших учебных заведений (Томский университет, Технологический институт, Сибирские высшие женские курсы и Восточный институт во Владивостоке) нельзя не признать за весьма положительное явление. Как ни мало было учебных заведений в Сибири в условиях капиталистическоп России, как ни стремилось царское правительство преградить доступ к образованию широким массам русского и нерусского населения, глубоко прогрес­сивное значение появления целой сети различных учебных заведений в Сибири несомненно.

С ростом городов появляется и получает свое развитие науч­ная медицина. Оспопрививание появилось в Сибири в XVIII в. В 1771 г. подлекарь Андреев прививал оспу в Змеиногорске. В 1799 г. в Иркут ске была открыта первая аптека, а в 1858 г. в Иркутске основано первое научное медицинское общество под названием Общество врачей Восточной Сибири. Позднее медицинские общества появились и в других городах Сибири, например в Омске (1883 г.), Красноярске (1886 г.), в Том­ске и т. д. С учреждением Томского университета было положено начало высшего медицинского образования в Сибири.

Медицинский факультет Томского университета с его прекрасными клиниками вскоре становится общепризнанным крупным научным цен­тром русской медицины. Кроме университета, в Сибири насчитывалось 8 фельдшерских школ, где велась подготовка кадров среднего медицин ского персонала. Возникновение лечебного дела в Сибири имело большое культурное значение не только для русского населения, но и для различных местных племен и народностей. Однако масштаб лечебной работы был крайне узок. По данным 1910 г., одна больница здесь приходилась на территорию около 25 тыс. км2 (в европейской части примерно на 700 км2), а на одного врача по пространству приходилось по 15 тыс. км2 и свыше 11 тыс, человек. На всей территории Сибири насчитывалось менее 600 больниц, которые сосредоточивались преимущественно в бывших Тобольской, Томской, Енисейской и Иркутской губерниях. Количество врачей в Сибири не достигало и одной тысячи человек.

В XVIII в. в Сибири появляется художественная литература. С 17о9 по 1791 г. в Тобольске выходил первый ежемесячный журнал под на­званием «Иртыш, превращающийся в Ипокрену». Этот журнал издавался Тобольским главным народным училищем и был одним из первых провинци­альных журналов в России. Он печатался в местной частной типографии, издавался на средства Тобольского приказа общественного призрения, а редактировался учителями народного училища. Большую роль в ра­боте журнала играл ссыльный литератор П. Сумароков, родственник известного драматурга. Тобольск был в то время важным культурным центром Сибири. Несмотря на то, что на первых порах в культурной жизни Тобольска стремилось играть большую роль духовенство, прида­вавшее церковный характер образованию и просвещению, именно в То­больске стал выходить первый в Сибири литературный журнал. Здесь же была поставлена в 70-х годах XVIII в. и первая светская драма «Ермак» местного автора. Местные учителя, мелкие чиновники, ссыльные сумели отстоять светский характер культуры.

Тобольские журналы, особенно «Иртыш», не ограничивались узко­местными интересами. Они знакомили сибирское общество с идеями Воль­тера и Кондорсэ, с крупными достижениями науки того времени. Среди местных тобольских образованных людей особенно выделялся П. Слов- цов, выступления или «проповеди» которого были проникнуты револю­ционными идеями французских просветителей XVIII в. и привлекали к нему слушателей и последователей. Ко второй половине XVIII сто­летия относится зарождение сибирской публицистики, первым предста­вителем которой был Ф. Соймонов, создатель навигацкой школы в Нер­чинске. Его перу принадлежат такие работы, как «Известия о торгах сибирских», «Сибирь — золотое дно» и др.

Более крупным и ведущим центром зарождающейся русской лите­ратуры в Сибири был Иркутск. Главную роль в его куль­турной жизни играло местное купечество, мелкое чиновничество и рядовые горожане, именовавшиеся мещанами. Здесь издавалось несколько журналов. Недостаток типографий тормозил печатание сибирской лите­ратуры. Большая часть журналов выходила в рукописном виде. Рукопис­ная литература издавалась до 60-х годов XIX в. (сатирические листки «Шаман» и др., издававшиеся в Минусинском округе).1 Здесь находила широкое отражение в острой сатирической форме борьба местного рус­ского общества с представителями царской администрации.

Художественная литература, непосредственно созданная в Сибири или отражавшая сибирский быт, сложилась в дореформенный период, в 30-х годах XIX в. Она создавалась писателями-сибиряками как в самой Сибири, так и за ее пределами. Одним из первых сибирских поэтов был Ф. И. Бальдауф, современник и восторженный поклонник А. С. Пуш­кина. Он познакомился с Пушкиным в юности, когда учился в Горном кадетском корпусе в Петербурге и бывал на заседаниях «Вольного Общества любителей словесности, наук и художеств», где встречался с декабристами. Из Иркутска вышли известные братья Полевые, создатели прогрессивного для своего времени журнала «Москов­ский телеграф». В 1830 г. Н. Полевой напечатал одну из повестей о Си­бири под названием «Сохатый». Наиболее выдающимися представителями сибирской литературы этого времени были, кроме семьи Полевых, все­мирно известный П. П. Ершов — автор «Конька-Горбунка», уже упомя­нутый П. А. Словцов («Письма о Сибири», «Прогулка вокруг Тобольска»), известный также и своим научным трудом «Историческое обозрение Си­бири». Получил известность и писатель-романист И. Г. Калашников («Дочь купца ЗЖолобова», «Камчадалка», «Изгнанники»). С повестями выступал Н. Щукин («Ангарские пороги», «Поселыцик» и т. д.), Н. Бо­былев, который обратил на себя внимание сюжетами из жизни бурят, и др. Из поэтов того времени следует назвать, например, Нагибина, Черкасова, Веттера. Сибирские писатели сотрудничали в лучших рус­ских столичных журналах («Московском телеграфе», «Вестнике Европы» и т. д.). Возникшая литература о Сибири отражала и пропагандировала взгляд на Сибирь как выдающуюся по своим природным богатствам и прочим качествам часть Русского государства, пробуждала интерес как к русскому населению, так и к различным сибирским племенам и народностям, воспитывала гуманное отношение к ним. В создание си­бирской литературы внесли вклад и ссыльные декабристы, для творче­ства которых был характерен мотив изгнанничества. Большой силой идейного содержания и общественной значимости отличаются произведе­ния следующего поколения сибирских писателей, воспитанного на демо­кратических прогрессивных идеях русской общественной мысли 60-х годов. Такие писатели, как Омулевский (роман «Шаг за шагом»), И. А. Кущевский (роман «Николай Негорев»), Н. И. Наумов (сборники рассказов «Сила солому ломит», «В тихом омуте», «Паутина», «Еж» и др.)> выросшие под влиянием Белинского, Добролюбова и Чернышев­ского, отражали взгляды и интересы трудового народа, с которым они были тесно связаны. Они ввели в художественную литературу типы и образы сибирских крестьян, горнорабочих, образы профессиональных революционеров — борцов за социальную справедливость. В таких про­изведениях впервые рисовались картины революционной борьбы трудо­вого народа Сибири с угнетателями. Большинство этих писателей при­надлежало к народникам.

Большой вклад в сибирскую литературу внес крупный писатель- демократ В. „Г. Короленко. Под его идейным и художественным влиянием возникла так называемая сибирская школа писателей и.* политических ссыльных—народников (В. Г. Тан, В. Серошевский, Л Шиманский, С. Елпатьевский, Л. Мельшин-Якубович). Одновременно в русле народничества возникло областническое направление в сибир­ской литературе, возглавлявшееся Н. Ядринцевым. К Великой Октябрь­ской социалистической революции сибирская литература пришла почти с вековой традицией. Она отражала различные общественно-политиче­ские взгляды русского общества. Некоторые писатели близки к эсерам (И. Гольдберг, Г. Гребенщиков, А. Новоселов,), другие служат делу рабочего класса (И. Тачалов, В. Бахметьев, Ф. Березовский).

К моменту империалистической войны 1914 г. в Сибири (Томск,Иркутск, Омск, Владивосток, Благовещенск, Чита и др.) издавалось одновременно свыше 50 журналов, преимущественно научных и специальных (различ­ные Ученые записки, Известия, Труды, Ежегодники, Протоколы и т. п.). За период с 1789 по 1916 г. в Сибири издавалось в разное время более 40 литературных журналов, половина которых представляла собой жур­налы сатиры и юмора («Оса», «Ерш», «Бич» и др.).

Художественная литература и публицистика печатались не только в журналах и сборниках («Литературный сборник» и др.), но и в боль­шой степени в газетах.

Зарождение сибирской периодической печати датируется 1857 г., когда в различных городах начинают выходить «Губернские ведомости» (Тобольские, Томские и др.). Из сибирских газет некоторые получили широкую популярность в кругах русского общества и в европейской части России, например «Сибирь», «Сибирская газета» и «Восточное обозрение», печатавшееся в Петербурге под ред. Н. М. Ядринцева. В них участвовали литераторы Москвы, Петербурга и других городов. Большую роль в прогрессивном направлении ряда сибирских газет играли политические ссыльные, особенно большевики. По данным 1908 г., в Си­бири выходило 76 газет.

Довольно высокий для своего времени уровень русской культуры в Сибири находил отражение и в развитии библиотек и музеев. Сибирское купечество собирало большие частные библиотеки. Н. Щу­кин писал в 1828 г. про Иркутск: «. . . здешние купцы имеют богатые библиотеки, выписывают все журналы, все вновь выходящие книги. Дочери их и жены занимаются чтением и играют на фортепьяно. . . В этой дикой и хладной стране удивляются стихам Пушкина и читают Гомера. Ты, может быть, скажешь, что это приезжие чиновники. Нет, тамошние старожилы, купцы и даже мещане». В литературе имеются упоминания и частичные описания для одного только Иркутска (первой половины XIX в.) свыше 20 частных библиотек, преимущественно купе­ческих. Большие библиотеки были у ссыльных декабристов (С. Волкон­ского, С. Трубецкого, М. Лунина и др.). Книжные собрания сибирских библиофилов славились и позднее. Из нйх лучшей была библиотека красно­ярского купца Г. В. Юдина, насчитывавшая около 80 тыс. томов, в ко­торой с особенной полнотой были представлены книги по сибиреведению. Эту библиотеку знал и ценил В. И. Ленин. К сожалению, библиотека Юдина перед империалистической войной была продана в значительной ее части в Америку.

Наряду с частными в сибирских городах были и публичные библиотеки. В Иркутске такая библиотека открылась в 1782 г.; в комплектовании ее приняла участие Академия Наук. В ней было много книг не только на русском, но и на французском и немецком языках. В 1838 г. в Иркут­ске была открыта вторая публичная библиотека. В Тобольске первая библиотека появилась в 1748 г., с открытием духовной семинарии. В Том­ске публичная библиотека основана в 1830 г. Кроме того, здесь были две народные библиотеки, затем большая частная платная (купца Макушина), ряд библиотек ведомственных, в том числе библиотека Технологического института. В Барнауле со второй половины XIX в. открылись две частные библиотеки с высокой платой за годовой абонемент, с 1886 г. — народно­школьная и с 1888 г.—публичная; здесь же была большая казенная библио­тека при Управлении алтайскими горными заводами. В Минусинске сла­вилась публичная библиотека, основанная Н. М. Мартьяновым. Публич­ные библиотеки были в Омске, Тобольске, Тюмени, Якутске, Семипала­тинске, Ново-Николаевске, Бийске и других городах. Даже в таких маленьких городах, как Камень, Колыванск, Каинск, Ачинск, Канск, Тара, Балаганск и др., существовали народные и общественные библио­теки. Существовали народные библиотеки и в некоторых селах. Сельских библиотек было мало, но и те, которые были, конечно, играли важную просветительную роль. По данным 1914 г., в Томской губернии, например, насчитывалось 250 народных библиотек, а в Тобольской — 172.

Уже к концу XVII в. в Сибири начали создаваться научные краевед­ческие музеи (Иркутск). Во второй половине XIX в., когда развили свою деятельность различные отделения Русского Географического обще­ства, в Сибири насчитывалось довольно много музеев. Одним из старей­ших музеев Сибири, заслуживших положительные отзывы посещавших его путешественников и ученых первой половины XIX в., является Барнауль­ский. Он был открыт в 1823 г. при Управлении алтайскими горными заводами. Большой популярностью пользовался не только в России, но и в научных кругах за границей Минусинский музей, основанный Н. М. Мартьяновым. Музеи имелись во многих городах Сибири. В их работе значительное участие принимали политические ссыльные. Сибирские музеи имели большое культурно-просветительное значе­ние и пользовались популярностью у населения. Некоторые из них из­давали научные труды («Ежегодник Тобольского музея» и др.).

Русские сибиряки сделали вклад в развитие русского национального искусства.

В Сибири родился и долгое время работал знаменитый русский худож­ник Суриков. Уроженцем Сибири был также Врубель. В сибирских го­родах имелись картинные галереи, театры, музыкальные обще­ства (отделения Русского музыкального общества в Омске, Томске и других городах, Сибирское хоровое певческое общество в Томске, Филармоническое общество в Омске, Общество любителей музыки в Красноярске и т. д.), музыкальные кружки («Мелодия» в Иркутске и др.), музыкальные училища.

Из среды русского населения Сибири происходили и некоторые рус­ские композиторы и музыканты. Композитор А. А. Алябьев родился в г. Тобольске. Он писал свои некоторые романсы в Сибири и на слова сибирских поэтов. Алябьев был создателем и руководителем большого военного оркестра в г. Омске. Сибиряком был русский скрипач и компо­зитор Н. Я. Афанасьев, известный не только в России, но и заграницей, где он выступал с гастрольными концертами. Из местных сибирских композиторов следует назвать В. И. Ребикова (Красноярск) и М. П. Реч- кунова (Барнаул).

Большой вклад внесли русские сибиряки в общее развитие русской и мировой науки. Среди крупнейших деятелей науки с мировым именем встречаются выходцы из русского населения Сибири. Таковы, например Менделеев и Боткин. С первых шагов по открытию и освоению огромно Г* территории Сибири формируется и развивается научная мысль среди сибирского населения. В разделе об освоении Сибири указывалось на большую роль описаний природы и населения Сибири. На основе этих описаний возникает сибирское летописание, до сих пор представляющее важный источник и богатый материал для исследования. Первым видом си­бирской летописи считают Синодик тобольского архиепископа Киприана, использовавшего записки участников похода Ермака, называвшиеся «Написание, какоприидоша в Сибирь». Уже в первой половине XVII в. подъячий Савва Есипов на основе материалов, собранных землепроходцами, пишет сочинение«0 Сибири», вошедшее висторйческую науку подназванием «Есиповской летописи». В конце XVII в. в Тобольске жил и работал ©чин из первых крупных русских географов, историков и этнографов- сибиреведов Семен Ремезов, труды которого («История Сибирская», «Чертежная книга Сибири» и др.) получили всемирную известность и свидетельствовали о высоком уровне развития русской науки того вре­мени. В следующем веке тобольский ямщик И. Черепанов как бы закан­чивает цикл сибирского летописания своим сочинением «Новая Сибир­ская история». Знаменитый механик и теплотехник И. И. Пол­зунов изобретает в Барнауле «огнедействующую» машину, опередив на десятилетия мировую техническую мысль, а великий стро­итель и новатор К. Д. Фролов создал на базе алтайских заводов целую систему рабочих машин, приводимых в действие центральным мотором, явившуюся прообразом завода-автомата. Его сын, П. К. Фролов, по­строил (на Алтае) первую чугунную дорогу в 1806—1809 гг.

В XVIII в. в Сибири работают знаменитые академические экспедиции, поднявшие изучение Сибири на новую ступень, а «россий­ский Колумб» Г. Шелехов в конце этого столетия продолжает гео­графические открытия на северо-востоке Сибири, организует экспе­дицию на Аляску; Кадьяк исследует Курильские и Алеутские острова.

Работы крупнейших для своего времени академических экспедиций по всестороннему изучению Сибири в значительной степени опирались как на результаты трудов русских землепроходцев XVII и XVIII вв., так и на широкую помощь местного русского населения. В результате работ академических экспедиций в XVIII в. появляется ряд широко известных (Гмелин, Паллас, Миллер, Крашенинников и др.) печатных обобщающих трудов по природе и населению Сибири. В первой половине XIX      в. адмирал Невельской проводит широкое исследование Амура, а П. А. Словцов выпускает труд «Историческое обозрение Сибири». В 1854 г. выходит четырехтомное статистическое обозрение Сибири Ю. Гагемейстера, обобщившее изучение экономики Сибири за первую половину XIX в. В Забайкалье в 30-х годах XIX в. выделяется сво­ими исследованиями естествоиспытатель Н. С. Турчанинов. Его герба­рий, состоящий из 52 тысяч видов, считался одним из обширнейших в Европе. Между прочим в Забайкалье же в конце XVIII в. была составлена первая в мире геогнестическая карта этого обширного района методом глазомерной съемки (в масштабе 1 : 120000).

В 1851 г. в Иркутске организуется Сибирский отдел Русского Геогра­фического общества, который становится научно-исследовательским цен­тром по изучению природы и населения Сибири. Комплексное физико- географическое изучение и описание отдельных районов Сибири, карто­графирование, изучение экономики и путей сообщения, этнография сибирских племен и народностей и другие вопросы входят в сферу деятель­ности этого научного учреждения. При нем возникают вскоре специаль­ные учреждения с более узким научным профилем (метеорологические и биологические станции, обсерватории и т. п.). Неуклонно расширяющаяся научная деятельность Русского Географического общества в Сибири приводит к тому, что вскоре Сибирский отдел Общества распадается на ряд крупных отделов и подотделов, каждый из которых становится мест­ным центром научно-исследовательской работы: Восточносибирский в Иркутске, Западносибирский в Омске, Забайкальский в Чите, При­амурский в Хабаровске, Троицкосавско-Кяхтинский в Кяхте, Якут­ский, Красноярский, Алтайский в Барнауле, Семипалатинский, Влади­востокский и др. Сибирские отделы Русского Географического общества развернули оживленную и плодотворную научно-исследовательскую и издательскую деятельность, сумели выявить и объединить местные наи­более прогрессивные и культурные слои из среды русского населения, привлекая к паучной деятельности и отдельных представителей мест­ных народностей (буряты, якуты и др.).

Большую роль в исследовательской работе Русского Географического общества в Сибири сыграли политические ссыльные (например геологи­ческие исследования Чекановского, Черского и др., экономические, этно­графические и исторические исследования Щапова, Серошевского, Май­кова, Пекарского, Штернберга, Богораза и др.).

Сибирские отделения Русского Географического общества устраивали научные экспедиции, обогащавшие русскую науку ценными результа­тами. Восточносибирский отдел Общества организовал (1854—1859 ггЛ Вилюйскую, Амурскую и Уссурийскую экспедиции Р. Маака; Витим­скую, Туруханскую и другие экспедиции И. А. Лопатина, в которых принимал участие ссыльный, последователь русских революционных де­мократов А. П. Щапов; ряд экспедиций (Сунгарийскую, Олекмо-Витим- скую, Тункинскую) П. А, Кропоткина; знаменитую Уссурийскую экспе­дицию Н. М. Пржевальского (1867 г.); Чукотскую—Майделя и много других. Большие научные результаты были получены Якутской экспе­дицией, предпринятой на средства И. М. Сибирякова в 1894—1896 гг., в составе которой работали преимущественно политические ссыльные {Э. Пекарский, В. Богораз, В. Иохельсон и др.). Приамурский, или Дальневосточный, отдел организовал ряд экспедиций изве­стного исследователя и путешественника 13. К. Арсеньева и др., Западносибирский отдел осуществил свыше 100 экспедиций на Алтай, в Казахстан, на север Сибири и т. д. Ряд экспедиций этого от­дела работал в Китае. В экспедициях принимали участие известные рус­ские ученые-путешественники Ядринцев, Певцов, Клеменц и др. За­байкальский отдел осуществил крупную Агинскую экспедицию по изуче­нию Бурятии. Труды этой экспедиции опубликованы в 5 томах.

Работа сибирских отделов Русского Географического общества явилась важным вкладом в развитие мировой науки и весьма содействовала росту авторитета русской науки в целом.

Научная работа в Сибири велась и в отделениях Русского Техниче­ского общества и в ряде других специальных научных обществ (Медицин­ском, Естествоиспытателей и т. д.), а также в местных музеях (Тоболь­ском, Минусинском и др.), издававших научные труды, в статистических комитетах, военно-топографических отделах (Сибирском — в Иркутске, Омском, Приамурском — в Хабаровске). Интенсивная научная работа шла при Томском университете. Труды ботаников П. Крылова и В.Сапож- никова, зоолога Н. Кащенко, геолога В. Обручева, антрополога Чугу- нова, медиков И. Грамматнкати, В. Мыш, М. Курлова и многих других ученых приобрели широкую известность. Университет вел большую из­дательскую деятельность, публикуя свои «Известия». Большая научно- исследовательская работа велась при Томском технологическом инсти­туте (труды физика Б. Вейнберга и др.), при Восточном институте во

Владивостоке (труды востоковедов Н. Кюнера, А. Гребенщикова и др.). Работы русских ученых Сибири внесли большой вклад в развитие рус­ской и мировой науки. Их исследования выходили далеко из рамок чисто сибирской тематики. Что касается разностороннего изучения самой Сибири до революции, то в этом отношении было бы неправильно при­писывать достижения русских ученых только сибирякам. Огромную роль в этом сыграли Академия Наук и другие центральные учреждения России. Кроме упомянутых экспедиций в XVIII в., Академия Наук орга­низовала ряд крупных и важных экспедиций по изучению Сибири и в XIX в. (А. Миддендорф, Л. Шренк и многие другие), из которых все­мирную известность получила Орхонская экспедиция В. Радлова и Н. М. Ядринцева, открывшая древнетюркские надписи на камнях в Мон­голии. Русское Географическое общество, кроме своих сибирских отде­лов, снаряжало экспедиции в Сибирь из Петербурга; Докучаевский почвенный комитет провел в различных районах Сибири свыше 80 экспе­диций. Экспедиции организовывались и Главным управлением земле­устройства и земледелия, Переселенческим управлением, Министерством торговли и другими правительственными учреждениями. Из них большие материалы были собраны Амурской экспедицией, организованной в 1910 г. и опубликовавшей труды в 40 томах.

В кратком очерке нет возможности даже просто перечислить наиболее выдающиеся культурные достижения, накопленные более чем за трех­сотлетний период освоения русским народом Сибири, являющейся естественным географическим продолжением древней территории Рус­ского государства. Но и тот фактический материал, который мы при­влекли сюда, дает основание заключить, что культура русского на­рода в Сибири, являясь частью общерусской национальной культуры, находилась на достаточно высоком уровне, и опровергнуть противополож­ное мнение, ошибочность которого была ясна для передовых пред­ставителей русского общества и в дореволюционное время. Еще Радищев обратил на это внимание. Он, побывав в Сибири, например, высоко оценил постановку народного образования в Тобольской губернии и отметил положительную роль политических ссыльных в местной куль­турной жизни. Известный русский историк Карамзин заметил это на факте подписки на его книгу «История государства Российского». Карам­зин обратил внимание на то, что среди подписчиков были крестьяне и отставные солдаты из Сибири. Это показывает, что среди простого русского народа не только была распространена грамотность, но и свидетельствует о более широких интересах русского населения в Сибири. На распространение грамотности среди русских крестьян в Сибири в дореволюционный период указывал такой знаток Енисей­ской губернии, как А. Степанов. Н. Г. Чернышевский не только подчеркивал высокий культурный уровень русского населения Сибири, но объяснял это особенностями исторического развития Сибири, не знав­шей крепостного права и получавшей из России, по его словам, «постоян­ный прилив самого энергического и часто самого развитого населения» Великий русский демократ также обратил внимание на подписчиков из Сибири на журнал «Современник». Публикуя и анализируя статистические сведения о подписке па журнал, Н. Г. Чернышевский отметил, что под­писчики из Сибири заняли одно из первых мест, а жители Иркутска в этом отношении опередили жителей таких крупных русских городов, как Ярославль,  Нижний Новгород  и др.

При всех бесспорных достижениях культуры русского народа в Сибири ]з дореволюционный период полное развитие она получила только в резуль­тате коренного изменения политических условий, вызванного Великой Октябрьской социалистической революцией. Уничтожение царизма и свер­жение власти капиталистов и помещиков создали исключительно благо­приятные условия для неограниченного развития экономики и культуры населения Сибири. Только в период социализма началось подлинное освоение обширной Сибири в интересах всего советского народа. Только советская наука сумела по-настоящему определить и оценить неисчисли­мые природные богатства Сибири. Коммунистическая партия и правитель­ство Советского Союза проявляют большое внимание и заботу об интен­сивном экономическом освоении и культурном развитии социалистиче­ской Сибири на благо трудящихся. Ведущую роль в этом активном творческом процессе играет русский народ. Русское население Сибири исчи­сляется теперь десятками миллионов. Заселены и хозяйственно освоены большие районы Сибири, в частности Севера, ранее пустынные. За период существования советской власти Сибирь быстро превратилась из отсталой в промышленном отношении аграрной окраины царской России в передовую индустриально-аграрную часть Советского государства. За короткий срок в Сибири создана мощная индустрия, первым очагом которой явился Кузбасс — этот знаменитый комплекс угольно-метал­лургической промышленности. Бурное развитие тяжелого машинострое­ния, горнорудной и химической промышленности, строительство большой сети железных дорог, рост и развитие морского, речного и воздушного транспорта, широкое строительство электростанций превратили Сибирь в крупнейший промышленный район страны. Введен в действие ряд крупных электростанций и строится крупнейшая в мире Братская элек­тростанция на р. Ангаре. В Сибири сформировался многочисленный от­ряд русского рабочего класса, который играет ведущую роль в раз­витии экономики и культуры. Из его среды выросла многочисленная производственно-техническая интеллигенция.

Весьма продвинулось по пути прогресса и сельское хозяйство Сибири. Известно, что уже теперь продукция социалистического сельского хо­зяйства Сибири играет серьезную роль в удовлетворении непрерывно растущих потребностей населения нашего государства. Тем не менее перспективы развития сельского хозяйства в Сибири огромны. Проис­ходит дальнейшая интенсификация хозяйства, осваиваются новые целин­ные земли. Сибирское коллективное социалистическое земледелие — самое крупное механизированное земледелие в мире. Оно основано на достиже­ниях передовой агротехники и социалистических методов труда. Машинно- тракторные станции, обладающие большим тракторным и комбайновым парком, буквально покрыли густой сетью просторы Сибири. Сибирь пре­вратилась в крупнейшую базу зернового земледелия Советского государ­ства. Основной культурой осталась пшеница. Посевы ее увеличились во много раз, и весьма расширились районы ее распространения. Значительно расширено земледелие на Камчатке, Сахалине. Граница земледелия заметно продвинулась на север. Так, например, в Турухан- ском крае колхозники высевают озимую пшеницу и ячмень, собирая неплохие урожаи.

С переходом к многополью новое развитие получили и другие культуры: овес, рожь, просо, зерно-бобовые, травы и пр. Новым в хозяйстве кол­хозов является возделывание риса, которое производится в Приморском крае, посевы сахарной свеклы, осуществляемые колхозниками Приморского и Алтайского краев, разведение сои на Дальнем Востоке.

В Западной Сибири дальнейшее развитие получило выращивание льна-долгунца, конопли; стали практиковаться посевы подсолнуха. Воз­никло садоводство, развилось огородничество и бахчеводство. В районах крупной промышленности и вблизи городов созданы крупные базы огород­ничества. Больших успехов в бахчеводстве и садоводстве добились кол­хозники Хабаровской и Приморской областей, Алтайского края, Ново­сибирской области и др. Применяя мичуринский метод гибридизации, садоводы выращивают в питомниках новые сорта груш, яблок. Выращи­вается даже такая культура, как виноград. Колхозное пчеловодство наиболее развито в Алтайском, Приморском и Красноярском краях, встречается и в других местах. Многие колхозные пасеки получают рекордные сборы меда.

Животноводство Сибири идет не только по пути количественного роста стада, но в большей степени по пути улучшения пород скота и увеличения его продуктивности. На колхозных животноводческих фер­мах начинает широко внедряться электротехника (электродойка, электрострижка шерсти и т. п.). Большие свиноводческие фермы имеются в областях Западной Сибири, образцовые овцеводческие фермы, где разводятся тонкорунные овцы, созданы в Алтайском крае;Читинская об­ласть стала крупной животноводческой базой (здесь развиты коневодство и разведение крупного рогатого скота). Пантовое мараловодство, изю- бреводство развиваются в общественном хозяйстве колхозов Алтайского края и Дальнего Востока.

С общей задачей развития животноводства связано развитие луговод­ства, травосеяния, улучшения пастбищ. В Восточной Сибири (Бурят- Монгольская АССР), например, по инициативе колхозников возникло движение за высокую урожайность лугов. Путем очистки лугов, система­тического внесения удобрений и дальнейшего развития системы орошений колхозники получают два укоса трав в одно лето.

Такие в прошлом плохо оснащенные промыслы, как охота и рыболов­ство, подверглись коренному преобразованию и развиваются в высокодо­ходные отрасли народного хозяйства. В колхозах организованы охот­ничьи бригады; отдельные охотники заключают договоры с государствен­ной охотничьей организацией. Партия и правительство уделяют огром­ное внимание вопросам рационализации охоты, охране и восстановлению промысловой фауны, хищнически истреблявшейся в прошлом. В Си­бири созданы заповедники, государственные охотничьи хозяйства. Воз­никла новая отрасль — клеточное звероводство. В зверосовхозах и колхозных зверофермах содержат в клетках, разводят и выращивают серебристо-черных лисиц, уссурийских енотов и других ценных пуш­ных зверей. Практикуется так называемое островное звероводство: раз­водят котиков, морскую выдру (камчатского бобра), голубого песца и других животных. В результате мероприятий по охране и воспроизвод­ству промысловой фауны в настоящее время восстановлены многие почти исчезнувшие пушные породы (куница, соболь и др.) Разнооб­разие промысловой фауны пополняется новыми видами пушного зверя: так, например, водяная крыса ондатра акклиматизировалась и стала промысловым животным.

Большая роль в организации промысла, правильного сбыта и снабжения колхозников и отдельных охотников нужными припасами

принадлежит промысловым охотничьим станциям. Эти станции осваивают новые промысловые районы, внедряют улучшенные орудия охоты, более усовершенствованные типы охотничьих ружей, железные капканы и т. д. Изменилась обстановка охотничьего быта на промысле. Колхозы устраивают в охотничьих угодьях благоустроенные жилища — промысло­вые избы.

С победой колхозного строя выросли крупные промысловые рыболовец­кие колхозы, в которых.организованы рыболовецкие бригады. Моторно­рыболовные станции, созданные в промысловых районах, имеют огромное значение в распространении более высокой техники на промыслах. Приморские колхозы стали применять такие снасти, как дрифтерные' сети и кошельковый невод (более усовершенствованный, чем обычный, поддевающий косяк рыбы и замыкающийся при помощи троса). За годы советской власти создана крупная рыбная промышленность. Освоены новые промыслы сардин, крабов (на Дальнем Востоке), а также китобойный. Суда-краболовы представляют собой пловучие консервные заводы, на борту которых для ловли крабов имеется до 10 —14 ботов. На севере работает китобойная флотилия «Алеут». Бьют китов из китобойных пушек со специальных китобойных судов. Большое разви­тие получила рыбообрабатывающая социалистическая промышленность.

Русский народ создал в Сибири новую социалистическую культуру. За советское время там выросли десятки новых городов и сотни рабочих посел­ков, в некоторых из них население исчисляется сотнями тысяч человек. Та­ковы, например, Новосибирск, Сталинск, Кемерово, Комсомольск-на- Амуре и др. Разрослись и коренным образом изменили свой облик старые культурные центры Сибири: Омск, Томск, Барнаул, Иркутск, Красноярск, Чита, Хабаровск. Более сотни высших учебных заведений находятся* в городах Сибири, в их числе Томский, Иркутский и Владивостокский государственные университеты. Выходят сотни краевых, областных и районных газет. Несколько крупных местных издательств (Новосибир­ское, Иркутское и др.) издают большое количество художественной, по­литической, научной и учебной литературы. Выпускаются художествен­ные альманахи и журналы. Многие из них пользуются большой изве­стностью по всей нашей стране (журнал «Сибирские огни»). Ряд книг сибирских писателей удостоен Сталинских премий. Писатели и поэты Сибири объединены в местные отделения Союза советских писателей. В Сибири много различных театров, большая сеть кино, музеев и раз­личных политико-просветительных учреждений. Ряд филиалов Академии Наук СССР и большое количество различных научно-исследовательских учреждений, опытных станций Сибири вносят большой вклад в дело раз­вития промышленности, сельского хозяйства, культуры и науки Совет­ского государства. В Сибири живут и работают художники, компози­торы, музыканты и другие представители советского искусства.

Расцвет экономики и культуры русского населения Сибири оказы­вает решающее влияние па переустройство домашнего быта не только городских, но и сельских жителей. Влияние социалистического города на быт крестьян-колхозников весьма велико и сказывается во всем, на­чиная от одежды и пищи, кончая жилищем и домашней утварыо. Покуп­ные изделия местной и центральной легкой промышленности и про­мышленности различных союзных республик заняли господствующее место в домашнем быту сибирского колхозника, который покупает го­товую одежду, мебель, различную домашнюю и хозяйственную утварь и многие изделия пищевой промышленности. Это обстоятельство вызвало известную нивелировку материальной культуры сибирского русского колхозника, привело к исчезновению большинства местных старинныхэтнографических особенностей (например в одежде, жилище и его об­становке, в средствах передвижения и связи и т. д.), отмеченных выше и представляющих ныне уже только исторический и музейный интерес. - Социалистическое преобразование всей жизни русского населения Сибири оказало решающее положительное влияние на экономику, куль­туру и быт отсталых в прошлом местных племен и народностей. Культурно­экономические связи русского народа с различными племенами и народно­стями Сибири, существовавшие до революции и оказавшие еще тогда благотворное влияние на их экономическое и культурное развитие, в настоящее время стали не только теснее и прочнее, но приняли форму дружеской и постоянной помощи со стороны русских в создании новой социалистической культуры среди отсталых племен и народ­ностей. Русские рабочие и инженерно-техническая интеллигенция по­могли и продолжают помогать создавать очаги крупной промышленности у многих сибирских народностей (якуты, буряты, тувинцы и др.)» что в свою очередь способствовало появлению своего рабочего класса у этих народностей, помогали и помогают местным рабочим овладевать техникой производства и социалистическими методами труда. Русские сибиряки- колхозники помогали и продолжают помогать многим народностям Си­бири создавать и развивать крупное механизированное земледелие (хака­сам, тувинцам, бурятам и др.). Русские трактористы и комбайнеры, агрономы и полеводы помогают национальным кадрам осваивать технику, совершенствовать сельское хозяйство, готовят новые местные кадры. Русские зоотехники и ветеринарные врачи работают по развитию жи­вотноводства у многих сибирских народностей, улучшают и выявляют новые породы скота, разрабатывают меры по увеличению его продук­тивности. Русские работники культуры, науки и искусства внесли неоценимый вклад в дело поднятия культурного уровня сибирских народов и продолжают помогать в развитии их национальной куль­туры, в выращивании национальных кадров работников культуры. При помощи русских ученых создана для многих малых народностей и даже этнографических групп на основе русского алфавита своя письмен­ность, которая является важнейшим средством приобщения их к социа­листической культуре. Под руководством русских ученых созданы зна­чительные кадры научных работников среди отдельных национально­стей. Русские партийные и советские работники приложили и продолжают прилагать большие усилия в организации партийной, советской и проф­союзной работы у народов Сибири. Вся эта огромная бескорыстная брат­ская помощь со стороны русского народа, и прежде всего русского насе­ления Сибири, хорошо сознается трудящимися всех нерусских народов Сибири и служит укреплению дружбы пародов Сибири с русским народом.