Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народное изобразительное искусство народов Сибири
Этнография - Народы Сибири

Народное изобразительное искусство народов Сибири

Народное изобразительное искусство русского населения Сибири очень богато и отражает его исторические судьбы. Заселяя Сибирь, рус­ские несли сюда выработанные ими ранее навыки в обработке дерева и металла, в строительстве домов, городов и укрепленных пунктов, на новом месте продолжали заниматься различными ремеслами.

Там, где условия этому благоприятствовали, те или иные виды народ­ного творчества не только полностью сохраняли свое значение, но и удер­живали многие черты и особенности, роднившие их с крестьянским искус­ством европейской части России. В таких условиях находилось прежде всего искусство Западной Сибири. Здесь развивались разнообразные формы городской архитектуры и сельского зодчества, богатое и красоч­ное декоративное искусство, вышивка, набойка, кружево.

 

В различных районах Восточной Сибири, особенно на крайнем северо- востоке, условия были иные. Русские жили здесь менее компактными мас­сами, отдельные группы их нередко оказывались в более тесном окруже­нии нерусского местного населения, среди суровой природы, связь их с европейской частью русского народа была слаба. На юге и юго-востоке русские жили в соседстве с населением Монголии, Китая и Маньчжурии. Рядом со старорусскими в Восточной Сибири возникли и развились но­вые формы искусства, в которых чувствуется иногда влияние художе­ственного творчества народов южной Сибири и зарубежных стран Востока. Таким образом, судьба русского народного искусства в Сибири была не­одинакова. В одних областях оно удержало свой прежний облик, в дру­гих — частично утратило его и приобрело новые черты. В северо-восточ­ных районах Сибири некоторые виды изобразительного искусства,широко представленные среди русского населения Западной Сибири, встречаются редко или не известны вовсе. В Западной и южной Сибири, где плотность населения значительно выше, чем в восточных областях, количество па­мятников народного творчества довольно велико, и они отличаются боль­шим разнообразием, чем, например, на северо-востоке.

Наличие или отсутствие леса, близость или отдаленность администра­тивных центров, характер путей сообщения между населенными пунк­тами, районами или городами, приток необходимых товаров, количество и характер ярмарок и многие другие обстоятельства имели немаловаж­ное значение для развития и состояния народного искусства. Так, напри­мер, в зоне тундры, где население могло пользоваться только сплавным лесом, последний очень ценился и его едва хватало на постройку жилищ. Поэтому резьба по дереву в этих районах не получила развития. Промыш­ленные товары доходили на Север с большим трудом и опозданием. Связь с соседними населенными пунктами была слабой, да и сами эти пункты находились на значительном расстоянии друг от друга. Невозможность заниматься на Крайнем Севере разведением льна также имела свои послед­ствия. Здесь пользовались привозными тканям и шили одежду из меха и оленьей ровдуги.

Для понимания тех или иных местных особенностей изобразительного искусства существенное значение приобретают данные о том, из каких районов и областей европейской России направлялись в Сибирь первые и последующие потоки населения, где они смешивались и каков был со­циальный состав переселенцев. Эти данные объясняют нам, почему, на­пример, в одних случаях русская вышивка включает в себя украинские мотивы, в других обнаруживает черты сходства с орнаментом тех или иных центральных или северных районов европейской России. В пре­делы Западной и северо-западной Сибири, например, русские стали про­никать преимущественно из северных и северо-восточных областей Рос­сии. Крупными культурными центрами явились здесь построенные в XVI—XVIII вв. города, здания которых по своему архитектурному облику во многом напоминали постройки европейского Севера — мезен­ские, двинские и заонежские. Наиболее богато представлены в русском крестьянском искусстве сибири орнамент и другие виды декоративного искусства. Живопись и скульптура менее развиты и имеют ограниченное распространение.

Деревянная скульптура чаще всего встречается на домах и воротах. Это — охлупни, передний конец которых оформлен в виде коня, птицы или головы оленя (Томская и Омская области), петушки над окнами или на воротах (Алтай), деревянные вазы на воротах (Западная Сибирь)профилированные воротные столбы и коновязи (Томская область). На Алтае у «поляков» распространены были прежде фигурки птиц, сделан­ные из соломы, с бумажной головой и такими же крыльями. Их подвеши­вали к потолку, обычно в сенях дома. Русские старожилы на р. Индигирке устанавливают около дома высокие шесты с деревянным флюгером, сред­няя часть которого вырезана в виде животного или птицы (гуся).

В старинных церквах Восточной Сибири (например, в с. Китой и в г. Киренске) в XIX в. можно было встретить изображения Христа, богоматери и святых, вырезанные из дерева. Они были очень вырази­тельны и во многом напоминали пермскую и севернорусскую церков­ную скульптуру.

Тобольск издавна славится своими изделиями из мамонтовой кости. Особенно удачны небольшие костяные изображения животных (север­ных оленей, собак), охотников-хантов, ненцев, едущих в нартах, запря­женных оленями, а также небольшие барельефы. Крупным, вполне само­бытным мастером резьбы по кости в конце XIX — начале XX в. был крестьянин Порфирий Терентьев (умер в конце 20-х годов XX в.); из других резчиков, работавших в конце XIX в. и в советское время, сле­дует упомянуть Венгерского, Фонякова, братьев Невских, Денисова и Пескова. Производство костяных изделий носило характер промысла. Вещи продавались в Тюмени, Тобольске и Кургане, в большом количе­стве изготовлялись по заказам из Петербурга, Москвы, Риги. Кроме То­больска, художественной обработкой мамонтовой кости занимались отдельные мастера в Барнауле, Челябинске, Омске, Туруханске и дру­гих городах. Хорошими резчиками были камчадалы. Чаще всего они вырезывали из кости и рога небольшие фигурки животных и птиц.

Во многих областях Сибири до сих пор местные гончары занимаются производством поливных и раскрашенных 1линяных игрушек.

В XIX — начале XX в. отдельные мастера, работавшие в Тобольске и Березове, изготовляли по заказам хантов и ненцев и по их образцам литые медные женские украшения с фигурами птиц и оленей, заключен­ными в круг.

Из живописных работ па бытовые темы заслуживают внимания изображения, которыми покрывались стены домов, кутные заборки, ставни, двери и печи. Подобного рода изобра­жения встречались как в западных, так и в юго- восточных областях Сибири и были довольно разнообразны: Ермак Тимофеевич, сцепки охо­ты, чаепитие, львы, петухи, фантастические птицы, птицы, сидящие на ветвях, грозди виног­рада, газоны, кусты, букеты, отдельные цветы, деревья с цветами и плодами. В настоящее время такие изображения встречаются редко.

Наиболее богато представлен в крестьян­ском искусстве орнамент. В техническом от­ношении орнамент очень разнообразен. В Си­бири наиболее распространены расписной ор­намент по дереву и бересте, резной орнамент по дереву и вышивка. Реже встречаются вы­жигание, штамп по бересте, применение с деко­ративной целыо металла, орнамент на глиня­ной посуде, меховая мозаика, тканый орнамент, набойка, кружево, введение в вышивку цвет­ного бисера. В XVIII в. в некоторых городах Сибири наружные степы каменных церквей богато украшались резьбой, городками, полу­колоннами, карнизами. Одним из замечатель­ных памятников этого рода является Кресто- воздвиженская церковь в г. Иркутске, построен­ная в 1758 г.

В западносибирских областях, на Алтае, в Иркутской области и Забайкалье во второй половине XIX в. был широко распространен расписной орнамент, которым покрывали стены и потолки домов, кутные заборки, вери, наличники, ставни и печи. Зажиточные крестьяне, кулаки и торговцы расписывали свои дома очень богато, бедняки довольствовались про­стой раскраской некоторых частей дома или скромным орнаментом, украшавшим двери, ставни или опечек. Первые обычно нанимали для этой цели приезжих мастеров, чаще всего тюменских. Для росписей западносибирских областей и Алтая характерны красная, зеленая и синяя краски, для восточносибирских — синяя, зеленая, коричневая, серая, иногда белая.

Орнамент включает в себя как растительные, так и геометрические мотивы — гирлянды, листья, круги («солнце»), концентрические круги, зигзаги, треугольники, квадраты, завитки, полосы. Имеется роспись «под кирпичную кладку», «под мрамор», «иод орех», в которой чувствуется влияние города. В новых домах роспись встречается редко или отсут­ствует вовсе.

Наряду с монументальной росписью, широко бытовали деревянная и берестяная расписная посуда, утварь и мебель. Много подобного рода предметов изготовлялось в селах и деревнях б. Тюменского округа То- Гюльской губернии. Особой известностью пользовались тюменские бере­стяные туяса (бурачки), которые можно было встретить в различных областях Западной Сибири. Тюменские мастера уходили на заработки далеко за пределы своего округа. Их приглашали к себе и алтайские кер­жаки. Этим объясняется сходство многих расписных кержацких изде­лий с тюменскими. По словам самих кержаков, расписная посуда и ут­варь появились у них только в конце XIX в. Раскрашивались и расписы­вались прялки, посуда для кваса, кадки, дуги, табуреты, лавки, столы, диваны, иногда кровати. Роспись на этих предметах носила тот же харак­тер, что и настенная. Расписные дуги встречались и в других местах Сибири, например в Якутии, на Амуре. Во второй половине XIX в. турин­ские ремесленники по заказу крестьян расписывали им металлические подносы.

Резной орнамент принадлежит в Сибири к одному из широко распро­страненных видов народного искусства. Наиболее богата резьба на жи­лых домах Западной Сибири, Алтая, отчасти Иркутской области и в горо­дах Якутии. Крестьяне украшают свои избы резными причелинами, наличниками, фризами, карнизами, повалами. Колонки крылец были нередко профилированы, над воротами устанавливались фигурно вырезан­ные верхи. В областях Западной Сибири была широко распространена выемчатая резьба, исполняемая при помощи топора, ножа и долота. Изредка применяется выжигание. Мотивы орнамента преимущественно геометрические (розетки, зигзаг, зубцы, шевроны, сухарики, шашки, ромбы). В областях, ближайших к Уралу, архитектурная резьба обнару­живает значительное сходство с декором крестьянских построек европей­ской части России; в отдаленных от Урала областях она носит более самостоятельный характер. В Томской области в крестьянской резьбе иногда встречаются мотивы, общие с хантыйскими.

На Алтае наряду со старой выемчатой резьбой встречается более поздняя, пропильная. Кроме типично русских мотивов, постройки здесь нередко украшаются мотивами орнамента, характерного для соседних с кержаками казахов, а в деревнях, расположенных близко к границам Китайской Народной Республики, — мотивами восточноазиатского происхождения. В Иркутской области приемы и мотивы старинной русской резьбы сочетаются с более поздней техникой, принесенной сюда пришлыми мастерами. Они нередко вводят в резьбу городские мотивы, например вазы на столбах, обрабатывают дерево «под камень». За Байкалом в рус­ской пропильной резьбе чувствуется влияние монгольского орнамента.

Семейские удерживают в архитектурном декоре старинные русские мотивы.

В пределах Якутска и его окрестностей русские деревянные постройки украшены не менее богато. Широко распространена в настоящее время техника пропильной резьбы, орнамент которой включает некоторые мотивы якутского происхождения. В Вилюйском районе резьбой украшены лишь отдельные дома. Образцов старинной резьбы в Якутии сохранилось немного. Некоторое представление о ней дают детали оформления башен Якутского острога. Кровельный тес этих башен был украшен копьевид­ными концами, бревенчатые кронштейны — профилировкой, балясины на балконах также были профилированы.

На Амуре в архитектурной резьбе рядом с русскими мотивами (ро­зетки) иногда встречаются фигуры драконов и китайские символические знаки. Это объясняется тем, что в отдельных случаях резьбу на домах исполняли китайские мастера. Крестьяне покрывают иногда резьбой домашнюю утварь, дуги, ткацкие станы, прялки, коробки, украшают ею полочки, мебель.

Металл в бытовом декоративном искусстве встречается редко. В дерев­нях юго-западного Алтая своеобразным способом украшения домовых фризов была набивка на них квадратных кусочков жести. Полосками жести обиты сундуки, но эти предметы привозные. Зажиточные кержаки украшали конские седла накладными серебряными пластинками казах­ской работы.

Вышивка применяется очень часто, и весьма разнообразна но матери­алу, техническим приемам и мотивам орнамента. Она встречается на жен­ской и мужской одежде, головных уборах, обуви, рукавицах, перчатках, кисетах, скатертях, оборках кроватей и на других предметах. Вышивают по материи и по коже, употребляя для этой цели цветные бумажные шелковые и шерстяные нитки, золотые и серебряные нитки, белый оле­ний волос, тонкие кожаные ремешки. Орнамент вышивок состоит из прямолинейных или криволинейных геометрических фигур, раститель­ных побегов, цветов, листьев, бутонов. Западносибирский вышитый орнамент нередко напоминает севернорусский, на Алтае вышивка в основе своей также севернорусская, но наряду с русскими в ней встречаются казахские мотивы и применяется казахский шов (тамбур). На Амуре севернорусские мотивы встречаются рядом с типично украинскими (поло­тенца, фартуки). На Анадыре в русской вышивке наблюдается зна­чительная примесь юкагирских, чукотских и корякских геометри­ческих мотивов; некоторые технические приемы вышивания также заим­ствованы от юкагиров.

Вышивка исполнялась большею частью для себя, но в некоторых областях Сибири ею покрывались предметы, предназначенные для про­дажи. Так, например, в Тобольской губернии изготовлялись вышитые полотенца и скатерти; расшитые цветной шерстью рукавицы отправля­лись в Восточную Сибирь; на Алтае у «поляков» можно было купить вышитые полотенца, кокошники, сарафаны, фартуки; на Анадыре (с. Мар- ково) в значительном количестве изготовлялись вышитая одежда, пер­чатки и обувь, продававшиеся на Колыме и в Гижиге.

Марковские мастерицы наряду с цветными шелковыми и бумажными нитками употребляют при вышивании белый подшейный волос оленя. Вышивальщицы нередко пользуются тонкими кожаными ремешками (светлыми и темными), пропуская их через разрезы в коже. Орнамент, вышитый волосом, очень мелкий, строго геометрический. Кожаные су­мочки украшаются орнаментом из стаченых кусочков светлой или темной кожи, вырезанных в форме треугольников, квадратов или полос. Иногда (например на кожаной обуви) орнамент состоит из накладных ажурных геометрических фигур, вырезанных из тонкой кожи.^ Рядом с ними помещаются на тех же вещах (обуви, рукавицах) крупные яркие цветы, бутоны и листья, вышитые цветными нитками по материи.

В XIX и начале XX в. в некоторых женских монастырях (Томск, Туринск) существовало производство золотошвейных изделий, широко расходившихся по Приуралью и Сибири. Вышивка золотом и серебром известна была и алтайским «полякам». Ею украшались главным образом женские кокошники и позатыльники. Иногда две-три золотые нитки про­дергивались на полотенцах, вышитых цветными нитками. Те же «поляки» применяли для украшения рубах позумент или разноцветные шпуры. Такого рода изделия встречались в семьях зажиточных крестьян. В 20-х годах XIX в. употребление золотых ниток при вышивании обуви отмечено у русских Колымского округа. Большим разнообразием отличались художественные работы в семьях богатых кержаков. Жен­щины у них на сельскохозяйственную работу не выезжали, так как на полях работали нанятые для этой цели казахи. Использование наемного труда позволяло женщинам уделять больше времени вышиванию и вя­занию.

Узорное тканье известно не только на Алтае. Им повсеместно занима­лись в Тобольской губернии. Почти в каждой деревне были мастерицы^ бравшие заказы на узорные «брани», но домотканные изделия постепенно вытеснялись фабричными. Узорные тканые пояски изготовляли кре­стьяне Иркутской области. Орнамент на этих поясках был геометриче­ский (крючки, ромбы). В домах алтайских кержаков встречались ковры тюменской работы, а также казахские ковры, украшенные геометриче­скими мотивами.

Большой известностью пользовались шерстяные тюменские ковры, производством которых в XIX и начале XX в. занято было значитель­ное число ткачих. В 1864 г. изготовлено было до 20 ООО ковров, в 1871 г. до 30 ООО, в начале XX в. ежегодно вырабатывалось не менее 80 ООО ков­ров. Ткались ковры на простых станах — кроснах. В изготовлении ковров принимали участие и мужчины. Материалом служила овечья и коровья шерсть, краски были покупные (анилиновые), но некоторые красители (буро-красная, желтая, бурая краски) приготовлялись домаш­ним способом. В старину пользовались преимущественно раститель­ными красками. Тюменские (позже и ишимские) ковры имели широкий сбыт. Они продавались на базарах в различных городах и деревнях За­падной и Восточной Сибири, вывозились на Ирбитскую, Ишимскую и Нижегородскую ярмарки, продавались в шорных лавках Москвы и Петербурга, попадали в Варшаву и Кяхту. Цена ковров, отличавшихся сравнительно грубой выделкой, была невысокая.

Ковры разделялись на ворсовые (махровые, или «морховые») п без- ворсные (паласы). Среди махровых различались настольники и сундуч­ные ковры. Узоры для них ковровщицы выдумывали сами или копи­ровали с попадавших к ним предметов, иногда брали с этикеток. Преоб­ладали цветы и листья. На центральном поло обычно помещали крупный букет, для бордюра использовали мелкие цветочные мотивы. Фон чаще делался темным, реже белым. Кроме цветочных мотивов, изредка встре­чались фигуры животных (коней, собак, кошек, оленей), иногда изобра­жения человека. Узоры на паласах отличались простотой. История воз­никновения коврового промысла в Тюменской области недостаточно выяснена. Одни считают, что он занесен в Сибирь из европейской России, другие полагают, что он заимствован у народов Востока, в частности у бухарцев, третьи видят в тюменских коврах подражание коврам сибирских татар. По характеру цветочных мотивов тюменские ковры ближе всего стоят к орнаментации саратовских и курских ковров.

Набойка не получила широкого распространения. Холст набивали главным образом для продажи. В начале XX в. этим промыслом занято было несколько семей в Тобольской губернии, вырабатывавших «чеканку» для скатертей и тюфяков. Набивные ткани приобретали местные кре­стьяне и частично народы Севера, делавшие из холста покрышки для нарт. На Алтае в домах кержаков имелись набивные скатерти и прикрываю­щие нижнюю часть кровати оборки. По белому холсту набивались синие или коричневые узоры, по красному — зеленые, по синему — красные. Краски для этой цели употреблялись масляные. Орнамент носил расти­тельный характер. Изготовлялась набойка приезжими мастерами.

Своеобразным видом декоративного искусства до настоящего времени являются изделия из меха на р. Анадыре (с. Марково). Для украшения меховых головных уборов, обуви и одежды русские мастерицы пользуются: десь светлым и темным мехом оленя. Многие мотивы мехового орнамента сходны с корякскими и чукотскими. Они состоят из кругов, треуголь­ников, квадратов или чередующихся светлых и темных полос меха. Широкой известностью пользуются искусно сделанные оторочки (иодзоры, или опуваны) меховых парок, а также орнаментированные мехо­вые ковры. Шьются эти вещи не только для себя, но и для продажи. В доре­волюционное время сбытом меховых ковров занимались главным обра­зом купцы, вывозившие их в Гижигу, на Колыму и в Якутск.

Орнамент на опуванах состоит либо из геометрических мотивов (чаще всего из небольших квадратов или ромбов), либо из стилизованных растительных мотивов — веток, листьев, цветов. Орнамент из ромбов или полуромбов называется здесь чешуйчатым, растительный — травя­ным. Техника исполнения и геометрические мотивы его типично коряк­ские: кусочки меха пришиты друг к другу краями и напоминают собой мозаику. Растительные мотивы — русские и имеют более крупные раз­меры. Орнаменты из светлого меха, резко выделяясь на темнокоричне­вом фоне, придают опуванам нарядный вид.

Русские меховые ковры по характеру декоративной отделки почти не отличаются от корякских. Поле ковра состоит из чередующихся свет­лых и темных квадратов или других геометрических фигур или пред­ставляет собой гладкий фон (чаще темный), по которому разбросаны изо­бражения животных (лося, оленя, волка), птиц, деревьев, зубчатых листьев, звездчатые розетки, иногда изображения жилищ. Ковры имеют широкую кайму, внутри которой иногда помещаются те же фигуры, что и на центральном поле. Близость марковских ковров и опуванов к корякским объясняется не только тем, что русские, живущие на Ана­дыре, часто ездят в Гижигу, где сосредоточена торговля с коряками, но и тем, что русские крестьяне и мещане переселились в свое время в Мар- ково из той же Гижиги и им давно известны изделия оседлых коряков, отличающиеся высокими художественными достоинствами. Орнаментом из светлого и темного оленьего меха украшали свою одежду камчадалы. Подобно корякам, они вводили в орнамент стилизованные или реалисти­ческие фигурки животных.

Изготовлением кружев занимались в Сибири главным образом в То­больской губернии. На Алтае вязали кружево из цветной шерсти или цветной бумаги. Бисер встречается редко. Кержаки украшали им де­вичьи пояса, делали из него ряски (нагрудные украшения); «поляки» употребляли бисер при вышивании.

Следует отметить довольно широкое распространение среди русского населения берестяных табакерок, украшенных зубчатым орнаментом. В Тобольской области крестьяне изготовляют берестяные туяски, орна­ментированные с помощью костяных чеканов. Орнамент состоит из круж­ков, шевронов и других геометрических фигур, иногда дополняемых изображениями птиц. Жители Маркова орнаментируют фигурно выре­занными берестяными накладками берестяные сачки (бивельники, битки), употребляемые при собирании ягод.

Орнаментация глиняных сосудов не подвергалась специальному изу­чению. Известны расписные тарелки, кувшины, миски и другая посуда, изготовленная в с. Боготоле Томской области. На Алтае производством глиняной посуды на ручном гончарном круге занимались кержаки. Они украшали посуду простейшим геометрическим орнаментом (волнистые линии), нанося его на мягкую глину при помощи лучинки. После этого сосуды подвергали обжигу.

Таким образом, русские принесли с собой в Сибирь богатую художе­ственную культуру своего народа, хранили ее и развивали дальше. Дли­тельное соприкосновение с местным населением привело к использо­ванию русскими некоторых технических навыков и художественных форм, созданных татарами, хантами, казахами, бурятами, якутами, коряками, юкагирами и др. Так возникли, главным образом на окраинах Сибири, своеобразные формы изобразительного искусства у тобольских русских, кержаков и «поляков» на Алтае, семейских в Забайкалье, рус­ских в Якутии и на Амуре, марковцев на Анадыре. Русские иногда пригла­шали к себе якутских и китайских резчиков, пользовались в своем быту готовыми художественными изделиями якутов, казахов, китайцев. В то же время русские художественные изделия глубоко проникали в среду нерусского населения и вызывали подражание им со стороны местных мастеров (Якутия, Хакасия и др.).

Художественная культура русского народа обогатила искус­ство народов Сибири новыми материалами, новыми красками, неизвест­ными ранее техническими приемами. Русские распространили здесь материалы, оказавшие влияние на развитие местного народного искус­ства: бумажные, шелковые, серебряные и золотые нитки, гарус, бить, цветные сукна, бязь и другие ткани, бисер, бусы, олово, серебро, галуны, различные краски, иглы, инструменты для обработки дерева и металла и т. д.

В Якутии под влиянием русских костерезов развился промысел ху­дожественной обработки мамонтовой кости. Изделия якутской работы XIX в. (коробочки, украшенные ажурной резьбой, подчасники) были очень близки по сюжетам и технике к работам русских холмогорских мастеров XVIII — начала XIX в.