Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Средства передвижения народов Сибири
Этнография - Народы Сибири

Средства передвижения народов Сибири

Летний транспорт у сибирских крестьян был преимущественно колесным. Основным упряжнымживотным служила лошадь. Упряжка ее состояла из дуги, хомута, чересседельника и оглоблей; запрягали в двуколки и телеги. Двуколка (таратайка, беда, медведки) с одной осью и двумя колесами была распространена еще в конце XIX—начале XX в. Про­стейшие двуколки со сплошными колесами употреблялись в таежных местах; для перевозки грузов служили специальные двуколки, более усовершенствованные, на железном ходу (качки); кабриолеты являлись выездным экипажем у зажиточных крестьян (Восточная Сибирь). Двуколку вытеснили четырехколесные телеги, которые до сего времени являются основным видом рабочей повозки. Входили в быт они разновременно. В ряде мест, особенно где был развит извоз, такие телеги употреблялись издавна; в горных областях (Алтай и др.) они появились лишь с середины XIX в. и еще в начале XX в. были далеко не в каждом хозяйстве. Особая разновидность телеги без кузова (дроги) служила для перевозки тяже­стей. Для седоков применяются до сих пор телеги с деревянным или плетеным кузовом, преимущественно на железном ходу.

Зимние транспортные средства состояли из обычных русских дровней (для перевозки тяжестей), розвальней, санок, полусанок, кошевок (с пле­теными кузовами), пошевней ( деревянным кузовом). Пошевни явля­лись праздничным экипажем, они нередко имели расписной задок (наряд­ные пошевни употреблялись на свадьбах и во время масленичного катанья). Крытая повозка, так называемый возок, крепко устроенные с окован­ными полозьями сани употреблялись по большим трактам, особенно для перевозки ценного товара.

В тундре русские крестьяне пользовались преимущественно собаками, так как оленеводство связано с кочеванием, а лошади к тундре не приспо­соблены. Собаки запрягались цугом парами, впереди впрягали наиболее сильных собак, называемых передовыми. К продольному ремню с обеих сторон прикрепляли лямки с подбрюшником и чересседельником. Собаки в такой упряжке тянули грудью. Этот тип сбруи и упряжки несколько напоминает конскую и представляет усовершенствование старых, местных форм упряжки, чрезвычайно изнурявших собак. Собачья нарта, созданная русскими крестьянами, имеет прямые вертикально поставленные копылья (по 3—4 с каждой стороны), полозья, загнутые только спереди, а также го­ризонтальную дужку и дополнительную вертикальную дугу спереди. Копы­лья укрепляются в полозьях при помощи шипов и дополнительного крепле­ния из ремешков. Такая нарта отличается большей прочностью и грузоподъ­емностью по сравнению с другими типами нарты (чукотской, нивхской,, старой ‘ительменской). Таким образом, на основе местного упряжного собаководства русскими был создан новый тип упряжного собаководства — восточносибирский, получивший затем широкое распространение у местных сибирских племен и народностей.

Как средство передвижения широко применялись зимой и лыжи. Для переправы по рекам служили паромы, укрепленные на карбасах. _Для спуска по течению реки устраивались плоты, особенно были распро­странены салики — небольшие плоты из жердей с настилом для одного человека. Для перевозки значительного груза строились плоты большей величины. В таких случаях на плоту устраивали балаган из досок, делали насыпь из земли для очага, на котором приготовляли пищу во время поездки. Движением плотов руководили опытные плауки. Если обратно предполагали возвращаться верхом, то брали с собой на плот лошадей. Лодки, издавна употреблявшиеся русскими в Сибири, отличались большим разнообразием по величине, грузоподъемности и назначению (ветка, душе­губка, шитик и т. д.). В быт местных народностей с появлением русских прочно вошли разнообразные дощатые судна. Распространен был карбаг — дощатая или с выдолбленным дном и нашивными бортами лодка дли­ной до 10—12 м. Карбасы делались с палубой и без палубы. Лодки, упот­ребляемые в промысле, кроме названия «карбас», имеют множество дру­гих обозначений: «неводник» (Енисей, Байкал), «завозня» (Обь); большие лодки для перевозки рыбы и грузов называются «мореходка» (Байкал), «шитик» (Енисей), «рыбница» (Амур). Большое распространение получили так называемые илимки — дощатые плоскодонные лодки (длиной до 20— 25 м) с носом и обрезанной кормой. Особенностью их является устрой­ство крытого дощатого помещения для товаров и людей. Название свое илимки получили от места стройки — на илимском волоке. На илимках перевозили грузы по Ангаре, Подкаменной Тунгуске. Распространился этот тип лодки и у населения по Оби, Енисею и нередко служил (у ке­тов и др.) не только грузовым судном, но и временным жилищем. Пере­двигались на лодках при помощи весел и на парусах.

Русские народные средства передвижения содействовали развитию местного транспорта и хозяйства местного сибирского населения. Многие из народов стали применять лошадь в качестве упряжного животного. Так, например, русские ямщики на р. Лене сыграли большую роль в рас­пространении упряжного транспорта у якутов, которые научились управлять лошадьми, запрягать их, применяя русскую упряжь и сред­ства передвижения. Большое значение для развития транспорта у народов Сибири имело распространение дощатых лодок — более удобных и грузоподъемных судов.

В земледельческой полосе Сибири основное значение в пищевом рационе сельского населения имела мучная пища: хлеб и разнообразные блюда из муки. Ржаной хлеб пекли на закваске в виде небольших круглых «кавришек». В некоторых местах (особенно Западной Сибири) преобладал пшеничный хлеб. Пше­ничный кислый хлеб приготовляли в Сибири в виде калачей. Из пресного теста пекли сочни, шаньги, которые, видимо, были принесены старожи­лами с севера европейской России. Праздничной едой, приготовляемой в дни семейных торжеств, являлись пироги. Пекли их из кислого или пресного теста, несдобные и сдобные, с разнообразной начинкой, в зави­симости от чего они называются: капустники, творожиы или сырны пироги «картовны» (с картофельной начинкой), пироги с луком, морков­ники,груздовы пироги, пироги с ягодами, с мясом, с осердием и т. д. Особенно в Сибири распространено приготовление пирогов с черемухой, а также с рыбой, которую запекают целиком (как в Приуралье).

Русские блюда из муки — блины, оладьи, а также толокно и салама­та — известны и в Сибири. Сибирским кушаньем называют пельмени (с мясом или рыбой); они известны также в Приуралье. В Сибири зимой пельмени замораживали (прежде чем сварить), складывали в ящик или мешок; брали их и в дорогу. Из мяса приготовляли общераспространен­ные русские блюда: студень,, жарнину, варили «шти», похлебку и т. д.

В тех местах, где преобладали промысла, хлебная пища играла в пи­тании меньшую роль. В ряде районов Крайнего Севера хлеб был при­возным и употреблялся лишь купцами и духовенством; большинство крестьян считало его за лакомство; ели хлеб лишь в самые большие праздники, да и то не все.

В русских селениях Крайнего Севера пища была очень своеобразна. Из оленины делали селянку, нарезав мясо оленя кусочками и поджарив в рыбьем жире. Язык оленя, костный жир из берцовых костей, сухожилия оленя считались особенно вкусными и употреблялись в сыром виде. Сало оленя перетапливали. Мясо диких гусей заготовляли в ямах, где оно заквашивалось. Жирное мясо гусей (и гагар) резали кусочками и жарили на огне, приготовляли кавардак.

Щерба — уха из рыбы — была общеупотребительным кушаньем в Си­бири. Ели рыбу, кроме того, в жареном, копченом и мороженом виде. На Крайнем С°вере обдоряне, марковцы, русско-устинцы употребляли так называемую строганину — настроганную, сырую замороженную рыбу. Икра, рыбья голова, налимья печень — «макса» — употреблялись в свежем виде и были любимыми блюдами северян. Своеобразно было приготовление из рыбы «борчи». Для ее приготовления копченую рыбу толкли в ступе, в результате чего получали волокнистую сухую кашу — борча. Борча, переваренная в рыбьем жире, называется варка. В связи с тем, что в про­шлом в этих местах хлебные изделия были доступны лишь наиболее бога­тым, здесь приготовляли тесто из рыбы, по внешнему виду мало отличав­шееся от мучного. Из такого теста пекли тбптанники — разновид­ность пирогов с начинкой из рыбьих пупков и рыбьей кожи. Из мятой рыбы делали лепешки — тельно; мороженая и мятая икра шла на лепешки, оладьи, блины. Отправляясь в долгий путь, обычно брали с собой вяленую или толченую рыбу, из которой варили уху.

Из молочных продуктов употребляли молоко, творог, в качестве приправы масло, сметану. Молоко употребляли в свежем и мороженом виде (как везде на севере). Творог сушили в русских печах, предвари­тельно смешав со сметаной. Употребляли его и в мороженом виде, при­дав форму чашки, в таком виде его называли сырчик.

Общераспространенными, как везде у русских, являлись блюда из круп и кисели. Варили «яшную», просяную и гречневую каши. Делали зава­руху — из ржаной или пшеничной муки на воде или пахтанье. На Алтае из ячневой крупы приготовляли «толстые шти» в виде каши, в отличие от «жидких штей» из той же крупы, но сваренных не густо. Кисель, так же как блины, изготовляли часто в дни семейных событий — на свадьбу, к поминкам и пр. В старину был распро­странен бурдук. бардошный кисель. Его приготовляли из пшеничных или ржаных отрубей, заквашенных на дрожжах. Употребляли бурдук с рас­тительным маслом. Варили и кисели преимущественно молочные и ягодг ные (которые являлись большей частью блюдами праздничного стола), а также гороховый кисель (или кашу), называемый горошницей.

Из овощей в большом употреблении был картофель; капусту заготов­ляли на зиму в квашеном виде, делали «шелкованую» (мелкорубленную) и «пластену» (нарезанную пластами). Огурцы и арбузы в тех местах, где они вызревали, солили впрок. Огурцы в свежем виде употребляли нередко прпправленными медом. Свеклу, брюкву (браху), репу парили, ставя в хорошо натопленную печь.

Лук п чеснок заготовляли в соленом виде. Употребляли дикий поле­вой лук — черемшу. Из дикорастущих еще собирали щавель, на Крайнем Севере — корни «макарши» («змеиный корень» — Ро1уг§опит Шз- 1иг1а), которые являются противоцынготными средствами, так же как разнообразные ягоды (клюква, брусника, морошка, малина, крыжовник, черемуха и др.). Ели и грибы. Весной русские си­биряки собирали березовый сок (березовку), что у русских известно везде. Специфическим для Сибири является обычай жевания лиственнич­ной серы (серки) и употребление кедровых орешков. Кедровые орешки, особенно в гостях, грызли помногу, молча. Это называли шутливо «си­бирский разговор». Из напитков употребляли чай, пиво, хлебный квас и вино. Кьасиииво — старинные русские напитки; первый в про­шлом употреблялся ежедневно, второй — приготовлялся к празднику в*различиом количестве, в зависимости от зажиточности хозяйств. Одним из распространенных напитков в Сибири следует назвать чай. А. Степанов еще в первой половине XIX в. писал о быте населения Енисейской губер­нии: «Во всякой почти деревне можно отыскать самовары. Большая часть крестьян пьет чай через сахар (с прикуской). Иные вместо чая обыкновен­ного употребляют бодан (захЬ/гада сгаззЦоИа) или посошок узлоколен­ный (рМдтгз 1иЪего8а) \ —варят в котле, прибавляют молока и пыот с мяг­ким» (т. е. с хлебом).

Самовары, упоминаемые здесь, в деревне центральной России появ­ляются, как правило, уже в пореформенный период. Возможно, что чай ранее распространился у сибиряков, живших по соседству с китайцами и монголами, у которых чай имел широкое применение. Не употребляли чай лишь старообрядцы, как, например, семейские в Забайкалье и кер­жаки на Алтае, очень долго придерживавшиеся старых обычаев и счи­тавшие за грех употребление чая. Наиболее употребителен был кирпич­ный чай, который пили с медом, сахаром, с кондитерскими изделиями, сушкой, вареньем, пряником, с хлебом и пр. На Крайнем Севере отмечено употребление чая с пряностями: гвоздикой, анисом и пр.

Зеленый чай, приправленный мукой, варили в котлах и чер­пали чашками — сибирская особенность, заимствованная от мон­голов, алтайцев и т. п. Сибирской спецификой являлось также примене­ние приправ к чаю — хурчи и затурана. Затуран приготовляли из муки, сала и чая; хурчу — из высушенных и толченых зерен пшеницы или ярицы. Употребление этих приправ отмечено в Иркутской области и, видимо, заимствовано от бурят. На Крайнем Севере употребляли ориги­нальный дорожный напиток «пережар», приготовленный из пережаренной в рыбьем жире муки, залитой чаем.

 

Здесь названы виды пищи, свойственные всему населению Сибири, но, бесспорно, питание разных классовых групп в сибирской деревне резко различалось по разнообразию, количеству и качеству пищи. Мясная и молочная пища была мало доступна беднейшей части деревни, нередко не имевшей скота или вынужденной отдавать всю продукцию на мас­лодельные заводы.

Русская народная кулинария, посуда и утварь проникли в быт местных народностей Сибири. Особенно большое значение имело усвоение навыков хлебопечения и маслоделия. Хлеб стали печь оседлые буряты, якуты, алтайцы, некоторые группы хантов и манси и многие другие. Вместо примитивного способа приготовления масла якуты, алтайцы и другие ско­товоды стали приготовлять его по русскому образцу. Включение карто­феля, некоторых овощей и соли в пищу местного населения имело боль­шое значение. Усвоены были многие русские блюда. Посуда русского образца вытеснила крайне примитивную местную деревянную и бере­стяную посуду. Тарелки, чашки, вилки, ножи появились в обиходе на­иболее зажиточных бурят, якутов и др. Посуда под влиянием русских стала содержаться чище, пища приготовляться опрятнее. Русские кре­стьяне в Сибири, в свою очередь, расширили свой ассортимент пищи блюдами сибирских народов и усвоили способы заготовки продуктов (некоторые виды рыбных кушаний, приправы к чаю и пр.).