Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Сибирь – экономическое и культурное развитие.
Этнография - Народы Сибири

Сибирь – экономическое и культурное развитие.

В го­родах возникали и развивались ремесла (появлялись ремеслен­ники: кожевники, кузнецы, мыльники и др.), росла торговля (хлебом, солью, скотом, сукнами, холстом, металлическими изделиями и т. д.). Города были не          только административными и эко­номическими, но и культурными центрами. Здесь сосредоточива­лись и обрабатывались для Москвы разнообразные сведения по изу­чению природы и населения Сибири, находились ценные архивы, ко­торые, к сожалению, часто гибли от постоянных в сибирских городах пожаров. Здесь составлялись чертежи и росписи, велись си­бирские летописи, проводили свои опыты рудознатцы и т. д. Здесь появились и первые крупные сибирские ученые, такие, как Семен Ремезов — географ и историк, и др. Города эти, являясь очагом русской культуры, сыграли важную роль в ее распространении в Си­бири.

Более интенсивное освоение Сибири протекало в последующие столе­тия, особенно после постройки Сибирской железной дороги. Однако до Великой Октябрьской социалистической революции оно было связано преимущественно с развитием сельского хозяйства. Заселение Сибири в XVIII и XIX столетиях не было равномерным. Переселение кре­стьян, стремившихся в Сибирь, в дореформенный период тормозилось крепостнической политикой царского правительства. Крепостники-поме­щики не хотели расставаться с даровой рабочей силой, на эксплуатации которой было основано их хозяйство. Они принимали жесткие меры к тому, чтобы зависимые от них крестьяне не могли сбежать в Сибирь. Побеги, конечно, продолжались, но этих «вольных» переселенцев становилось все меньше и меньше.

В Сибирь бежали не только одиночки, но и большие группы крестьян- раскольников или старообрядцев, которые спасались от религиозных преследований. Значительная часть раскольников вышла из бывшей Нижегородской губернии, с р. Керженца, поэтому старообрядцы в Сибири получили название «кержаков». Часть кержаков проникла в Горный Алтай, «в камень», где получила наименование «каменщиков» или «бух- тарминцев» (в бассейне р. Бухтармы). Резервом для заселения Сибири оставались еще государственные крестьяне, но резерв этот был невелик. Известное пополнение Сибири пришлым элементом давала ссылка. В числе значительных групп ссыльных, отправленных в Сибирь в XVI] J в., нужно упомянуть так называемых «поляков»: так прозвали русских старообряд­цев, которые в XVII и XVIII вв. бежали в Польшу. В течение XVIII в. их дважды при помощи военной силы выгоняли из Польши, а в 1764 г. их отправили из Польши в Сибирь. В Сибири «поляки» попали частично в Горный Алтай и в большей степени в Забайкалье. В Забайкалье они стали известны под наименованием «семейских».

Для XVIII и начала XIX в. характерно не столько заселение Сибири новым пришлым русским элементом, сколько перераспределение русского населения внутри Сибири, в частности в связи с освоением территории вверх по течению Иртыша в казахских степях, в Минусинской котловине и Горном Алтае. XVIII и первая половина XIX в. характерны, кроме продолжающегося освоения Сибири и развития сельского хозяйства, освоением горнорудных богатств, развитием местной горной промышлен­ности в двух крупных центрах: на Алтае и в Восточном Забайкалье (Нер- чинский горнопромышленный район). Алтайские горные заводы были основаны А. Н. Демидовым. Они выплавляли главным образом серебро, а также свинец и медь. В 1747 г. эти заводы были взяты специальным указом в ведомство кабинета его величества. В период наивысшего рас­цвета (1799—1806 гг.) добыча только одного серебра на этих заводах составляла до 20 т в год. При Сузунском меде- и сереброплавильном заводе (основанном в 1764 г.) имелся монетный двор, где чеканилась сибирская монета. В период создания и работы алтайских горнорудных заводов достигает большого развития в Сибири русская техническая мысль. Именно здесь совершаются выдающиеся технические изобретения, в отдельных случаях опередившие научнотехническую мысль западно­европейских государств (знаменитые изобретения И. Ползунова, П. Фро­лова и др.).

В 1786 г. на Алтае была открыта Колыванская шлифовальная фабрика, выпускавшая прославленные высокохудожественные изделия из яшмы, порфира и других цветных камней. Уже в то время при обработке камня применялись машины и приспособления, изобретенные талантливыми русскими самоучками, имена которых еще почти неизвестны. В Нерчин­ском районе в XVIII в. действовало свыше десятка различных заводов, добывавших преимущественно серебро, а частично выплавлявших же­лезо и чугун. Работа алтайских заводов была основана на даровом кре­постном труде русских крестьян, которых целыми волостями приписывали к заводам. Мужское население, зачисленное в разряд горнорабочих, должно было работать с 7-летнего возраста до потери трудоспособности. От невыносимых условий труда и быта, царивших на этих царских заво­дах, приписные крестьяне бежали, в частности, в дебри Алтайских гор, где образовывали целые селения («каменщиков»), местонахождение кото­рых тщательно скрывалось от властей. К моменту реформы 1861 г. к ал­тайским заводам было приписано около 150 тыс. ревизских душ мужского пола. Нерчинские заводы тоже входили в ведомство Кабинета и также были основаны на крепостном труде приписных крестьян. Но здесь широко применялся и труд ссыльных каторжан. В царствовании Николая 1 и позднее в Нерчинские рудники стали ссылать политических ссыльных. Сначала сюда попали декабристы, затем участники польского восстания 1830 г., позднее петрашевцы, Н. Г. Чернышевский, затем «карако- зовцы» и др.

В первой половине XIX в. приобретает большое экономическое зна­чение добыча и вывоз золота из Сибири. Золотопромышленность полу­чила значительное развитие.

Освоение горнорудных богатств Сибири в указанный период проис­ходило в тяжелых условиях крепостнической царской России и было связано с концентрацией русского населения в ряде отдельных районов Сибири. Русский народ упорным трудом и настойчивостью открыл и раз­работал большие богатства, таящиеся в недрах Сибири, но ценная про­дукция этого труда, его результаты присваивались эксплуататорскими классами.

Развитие экономической жизни в Сибири следует рассматривать, разумеется, в тесной связи с устройством и освоением путей сообщения, особенно сухопутных.

Прокладывались новые тракты, вдоль которых создавались новые поселения. Главный тракт перерезал Сибирь с запада на восток, от Тю­мени до Нерчинска, связав ее западную и восточную части. С этим трак­том были соединены пути в южную Сибирь и отдельные участки Севера (например, Якутия). Для бесперебойного сообщения по трактам сюда переселяли государственных крестьян, ямщиков, но большая часть насе­ления в притрактовой зоне селилась добровольно, привлекаемая воз­можностью заработка. Оживленное грузовое и пассажирское движение по тракту во все времена года днем и ночью требовало значительного ко­личества населения для обслуживания тракта. Достаточно сказать, что под перевозку одних только товаров, шедших через Кяхту, в первой половине XIX в. было занято на участке протяженностью в 900 км до 35 тыс. лошадей. Уже в первой четверти XVIII в. по сибирским трактам числилось около 7 тыс. ямщиков, хотя в это время тракт еще не был в достаточной степени освоен. Общее количество населения, обслуживаю­щего тракт, в это время достигает приблизительно 100 тыс. человек, подавляющая часть его была русской.

Интенсивно шло освоение Сибири и через развитие торговли. В XVIII в. торговля в Сибири сосредоточивается в руках торговых русских компа­ний, которых насчитывалось около 40.1 Кроме развитой торговли с Ки­таем через Кяхту, большое экономическое значение имела знаменитая Ирбитская ярмарка, возникшая на р Нице, в маленьком селении Ир- бите, вблизи границы Сибири с европейской частью России, основан­ном еще в 1632 г. К середине XIX в. на Ирбитскую ярмарку привози­лось товаров на сумму свыше 30 млн. руб. Отсюда сибирские товары (пушнина, овчины, сало, масло, кожевенное сырье и пр.) шли на Ниже­городскую ярмарку, в Москву, Петербург и другие города, а товары из- за Урала (выделанные кожи, текстильные изделия и др.) — в Сибирь. Таким образом, экономические связи Сибири с центральной частью госу­дарства зародились и окрепли еще в дореформенный период. В дальней­шем эти связи расширялись и развивались.

В связи с развитием капитализма в России в освоении Сибири насту­пил новый период. После реформы 1861 г. Сибирь, как и ряд других окраин России, становится большим аграрным придатком центральной части государства. Горнорудная промышленность Сибири, основанная на даровом труде закрепощенных крестьян и занимавшая видное место в экономике Русского государства, после отмены крепостного труда стала быстро чахнуть п хиреть. Перевести всю эту промышленность на наемный труд ведомство царского Кабинета не могло, ввиду того что это сразу делало ее нерентабельной. Поэтому царский Кабинет пошел на ликвидацию горнорудной промышленности и стал изыскивать другие доходы, в частности от аренды огромного земельного фонда, которым он располагал. Русским капиталистам было достаточно просторно для дея­тельности в европейской части России, обладающей большими природными богатствами. Развитие сибирской промышленности из-за дальности рас­стояния и трудности сообщения, особенно до постройки Сибирской желез­ной дороги, их не интересовало, за исключением разработки золотых приисков, которая велась довольно хищническим способом. Русские капиталисты были более заинтересованы в том, чтобы превратить Сибирь в рынок сбыта товаров.

О         состоянии промышленности в Сибири в рассматриваемое время можно судить по следующим материалам. Согласно данным 1908 г., промышлен­ные предприятия Сибири составляли лишь 2.5% по отношению к коли­честву предприятий европейской части России, а количество рабочих только 1% (свыше 20 тыс. рабочих). Это были мелкие предприятия с ма­лым количеством рабочих, с отсталой техникой, рассчитанные главным образом на переработку сельскохозяйственного сырья (паровые мельницы, винокуренные и маслодельные заводы и т. п.). Более значительной по объему производства была старейшая для Сибири золотодобывающая про­мышленность, продукция которой к концу XIX в. составляла 75.1% всей золотодобычи в России. Сосредоточена она была в Иркутской (Ленские прииски), Амурской и Забайкальской областях, частично и на северном Алтае. Наиболее крупными по количеству занятых рабочих были Ленские прииски, где незадолго до войны 1914 г. работало 14.5 тыс. рабочих. После проведения Сибирской железной дороги возникла на базе Куз­нецкого, Минусинского, Сучанского и некоторых других месторождений небольшая каменноугольная промышленность, которая обслуживала нужды дороги. Даже в 1913 г. 77% продукции этой промышленности шли на нужды железной дороги. Обе указанные отрасли сибирской про­мышленности характеризовались весьма отсталой техникой и крайне тяжелыми условиями труда и быта рабочих. Что касается металлурги­ческой промышленности, то ее, можно сказать, в Сибири не было. Сибир­ская промышленность, в которой значительное место занимало золото, по отношению к промышленности России составляла ничтожную долю — 1.3 %. Такое положение с промышленностью обрекало Сибирь на аграрный путь развития, создавало зависимость ее от капиталистических центров евро­пейской части России.

Для развития сельского хозяйства послереформенный период оказался более благоприятным. В Сибири довольно быстро развивается торговое земледелие. Развитие его находилось в тесной связи с развитием про­мышленности в европейской части, так как став рынком для сбыта про­мышленных изделий российской промышленности, Сибирь сделалась поставщиком хлеба для промышленных районов центральной части государства. Развитие торгового земледелия было связано с притоком сюда новых больших контингентов крестьянства. Обилие свободных земель продолжало привлекать переселенцев из европейской части. Отмена крепостного права открыла путь русским крестьянам в Сибирь, хотя остатки крепостничества еще довольно долго тормозили возмож­ность переселения. Нуждаясь в рабочей силе, помещики стремились поме­шать переселению крестьян. Только после крестьянских волнений 1905 г.. чтобы предотвратить опасность революционных выступлений, царское пра­вительство стало содействовать переселению крестьян в Сибирь. В Сибирь переселилось в пореформенный период несколько миллионов крестьян. Переселенческий поток усилился особенно с открытием Сибирской желез­ной дороги, но более всего после 1905 г. Главная часть переселившегося крестьянства осела на территории Западной и южной Сибири, где нахо­дился значительный фонд земель, в том числе и Кабинетских, пригодных для земледелия.

Теперь царское правительство не только не заботится об ограждении прав на земельные угодья местных сибирских племен и народностей, а, наоборот, стремится изъять от них как можно больше земель, под ви­дом землеустройства. Изъятые таким путем земли, входившие в ведомство царского Кабинета, превращались последним в доходную статью путем сдачи в аренду переселенцам. Кабинет имел в Сибири 47 млн десятин.

В результате переселения в Сибирь большого количества русских крестьян из различных внутренних губерний России в послереформенное время Сибирь стала одним из ведущих центров русского торгового зем­леделия и товарного животноводства, что тесно связало ее не только с общероссийским, но и с международным рынками. Русские крестьяне ежегодно засевали в Сибири миллионы десятин различными зерновыми, среди которых преобладала пшеница. Из сотен миллионов пудов хлеба, которые страна получала из Сибири, десятки миллионов пудов шли на экспорт. На основе русского крестьянского животноводства в Си­бири выросло маслоделие, продукция которого исчислялась миллио­нами пудов высококачественного масла. Еще до проведения железной дороги из Сибири ежегодно вывозилось до 500 тыс. пудов (1894 г.) топленого масла. С проникновением сепаратора (1894 г.) и открытием железнодорожного сообщения производство и вывоз масла резко воз­росли. В 1896 г. в Сибири было всего лишь 16 частных и 4 коопе­ративных маслодельных завода. Большую часть масла крестьяне де­лали домашним способом и перетапливали. К 1900 г. действовало уже более 1000 заводов (из них лишь 30 были кооперативными), а в 1913 г. их насчитывалось свыше 4 тыс., из которых частных было 2185 и кооперативных 1917 заводов. С переходом на заводский способ стало вырабатываться сливочное масло. Несмотря на то, что заводы эти были мелкие, плохо оборудованные, помещавшиеся, как правило, в кое-как приспособленных крестьянских постройках, суще­ствовавшие на ручном труде, масло, вырабатываемое на них, было высокого качества и шло главным образом на экспорт. На ручной силе работало 84°/0 маслодельных заводов. Лишь 6 заводов работало на паровой силе, 4 завода—на водяной и около 200 заводов — на кон­ской. К 1913 г. Сибирь давала на экспорт свыше 4.5 млн пудов масла в год, перегнав в размерах экспорта Австралию и Голландию и приблизившись в этом отношении к Дании. Крестьянское маслоде­лие находилось целиком в руках капиталистов, несмотря на то, что в Сибири в начале XX в. получила широкое распространение масло­дельная кооперация. Объединение многочисленных сибирских масло­дельных артелей, в которых главную роль играли местные кулаки, оказалось в зависимости от иностранного, в частности датского, капи­тала, который принял участие в финансировании буржуазного Сибир­ского союза маслодельных артелей и получал большую часть доходов от сбыта масла. Западная и средняя Сибирь были покрыты сетью агентств и складов иностранных торговых фирм, расположенных вдоль линии железной дороги и водных путей. Эти фирмы до создания Союза Сибирских Маслодельных артелей 1907 г. являлись монополи­стами по закупке масла. Среди них наиболее крупными были датские фирмы: «Сибирская Компания», «Лунд и Петерсон», «Датское экспорт­ное товарищество» и др. Иностранные фирмы не только скупали де­шево сибирское масло, но и торговали сепараторами, сельскохозяй­ственными машинами и др.

Трудовое русское крестьянство сумело в сравнительно короткое время добиться больших успехов в развитии сельского хозяйства Сибири, несмотря на неблагоприятные условия, порождаемые политикой прави­тельства царской России. Массовые переселения русских крестьян в эпоху развития капитализма в России сыграли прогрессивную роль в экономи­ческом освоении Сибири, хотя самим переселенцам зачастую приходилось жить в тяжелых условиях. Сибирь была втянута в капиталистическое развитие страны. Политика царизма, продиктованная интересами рус­ских помещиков и капиталистов, разумеется, тормозила развитие Сибири. Политика эта была направлена к искусственному задержанию развития производительных сил Сибири, препятствовала развитию местной про­мышленности. Сибири отводилась роль потребителя промышленных изделий и поставщика сельскохозяйственной продукции. Но и в этом от­ношении российские помещики и капиталисты — экспортеры хлеба про­водили политику, задерживающую рост земледелия, они, например, стре­мились не допустить на внутренний общероссийский и внешний рынок дешевый сибирский хлеб. Они заставили царское правительство ввести для провоза сибирского хлеба особый тариф, получивший в литературе название «челябинского перелома», который весьма повышал стоимость вывозимого хлеба и, конечно, тормозил этот вывоз, а также ухудшал положение крестьян-земледельцев, ибо торговцы снижали покупные цены на хлеб, стремясь переложить на крестьянские плечи тяжесть пресловутого челябинского тарифа. Однако и в этих условиях невоз­можно отрицать известный прогресс в экономике, культуре и быте русского населения Сибири в рассматриваемый период. Появилась крупнейшая железнодорожная магистраль, было налажено регуляр­ное пароходное сообщение по рекам, что прямым образом повлияло на развитие товарного земледелия и животноводства. Появилась и неболь­шая местная промышленность, главным образом по первичной обработке сельскохозяйственной продукции (мукомольная, маслодельная, винокурен­ная). Наблюдается рост городов, появляется большое количество новых сельских населенных пунктов, увеличивается количество населения в ста­рых. Прилив нескольких миллионов русского крестьянства усилил плот­ность населения Сибири, но еще долгое время она остается мало заселенной.

Улучшилась техника сельского хозяйства, стали широко распростра­няться сельскохозяйственные машины. За последние двадцать лет перед Великой Октябрьской социалистической революцией Сибирь ввезла на 150 млн руб. сельскохозяйственных машин,1 став важнейшим рынком сбыта не только для отечественного, но в большей степени иностранного капитала. Ряд исследователей отметил, что русские крестьяне-пересе­ленцы послереформенного периода весьма улучшили технику обработки земли и уборки урожая; улучшили сорта семян, ввели посевы гречихи, проса, подсолнечника, бобовых, а кое-где и садоводство и бахчеводство. Стало применяться удобрение земли навозом, соха заменилась плугом, появились новые, улучшенные породы скота. Переселенцы же принесли в Сибирь пасечное пчеловодство, маслобойное дело, различные ремесла (кожевенное, шорное, шубное, деревообделочное и т. д.).

Огромное прогрессивное значение для исторической судьбы русского и местного населения имело появление рабочего класса в Сибири. Как ни слабо была развита промышленность, как ни распылены были кадры рабочих по мелким предприятиям, разбросанным по обшир­нейшей территории, общее количество рабочих в Сибири после про­ведения железной дороги исчислялось уже многими десятками тысяч. Не вдаваясь в историю формирования рабочего класса в Сибири и не ставя задачи дать его хотя бы краткую характеристику, под­черкнем, что наиболее сознательную и передовую часть рабочих кад­ров представляли собой железнодорожные рабочие. Эта часть сибир­ских рабочих была связана своим происхождением с различными круп­ными пролетарскими центрами России, откуда рабочие, преимущественно металлисты, переселились в Сибирь в связи с постройкой и обслуживанием железной дороги. Железнодорожные рабочие имели опыт революционной экономической и политической борьбы с царизмом, отличались сплочен­ностью и организованностью, тесно связывали свои интересы с интересами и задачами рабочего движения всего русского пролетариата. Вот почему именно они в условиях Сибири сыграли основную роль в деле возникно­вения и развития революционного рабочего движения. В их среде прежде всего нашли отклик и поддержку передовые общественные идеи нашего времени. Политическое руководство революционным движением в Си­бири осуществлялось большевистскими организациями. В. И. Ленин лично принимал участие в организации политической борьбы рабочих Сибири с царизмом. В сибирских большевистских организациях ра­ботали такие выдающиеся деятели Коммунистической партии, как С. М. Киров, В. В. Куйбышев, И. В. Сталин и др. Связаны были с большевистским подпольем Сибири Я. М. Свердлов, Ф. Э. Дзержинский и др. В силу большого политического влияния на рабочих со стороны местных комитетов социал-демократической партии большевиков, а также политической активности сибирских железнодорожных рабочих рево­люционное движение в Сибири в период первой русской революции (1905—1907 гг.) местами вылилось в вооруженное восстание с за­хватом власти и созданием советов рабочих и солдатских депутатов (Красноярск, Чита). Так возникла известная «Красноярская респуб­лика», просуществовавшая до начала 1906 г. Но не только железно­дорожные рабочие Сибири внесли ценный вклад в общерусское революционное движение. В нем принимали участие и рабочие си­бирских приисков. В 1912 г. рабочие Ленских золотых приисков объ­явили забастовку, которую возглавила одна из сибирских большевистских партийных групп. Рабочими под руководством большевиков была разра­ботана и предъявлена администрации целая программа требований эко­номического и политического характера. Ответом на них со стороны капиталистов — владельцев акционерного общества Ленских приисков и царских властей — был массовый расстрел рабочих этих приисков. Не­смотря на зверскую кровавую расправу с бастовавшими, смелое выступ­ление этой группы русских рабочих Сибири сыграло большую роль в общем развитии революционного движения рабочего класса в России. «Ленский расстрел, — писал В. И. Ленин, — явился поводом к переходу революционного настроения масс в революционный подъем масс».1

Славные революционные выступления сибирских рабочих, воспитан­ных на идеях и программе Коммунистической партии, были продолжены и позднее. Они способствовали победе Великой Октябрьской социалисти­ческой революции и помогли установить, отстоять и укрепить советскую власть на территории Сибири.