Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ ТИПЫ СИБИРИ
Этнография - Народы Сибири

АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ ТИПЫ СИБИРИ

В предыдущей главе были приведены данные об антропологи­ческом составе древнего населения Сибири. Они могут быть резюмированы следующим образом. В эпоху верхнего палео­лита, судя по имеющимся, (правда весьма еще скудным) материалам, Сибирь была заселена монголоидными по типу группами. Мы не рас­полагаем еще данными, чтобы очертить границы распространения мон­голоидов в этот период и проследить, как далеко на запад прости­ралась область расселения монголоидного по типу палеолитического на­селения. Будущим исследованиям предстоит выяснить, захватывала ли эта область в тот период также юго-западную Сибирь или первоначальное заселение этой территории, равно как и обширных пространств к западу от Енисея, было связано с продвижением европеоидных по типу групп с юго-запада и запада.

Во всяком случае, область к западу от Енисея издавна была зоной смешения европеоидных и монголоидных типов. Последние проникали далеко в восточную Европу. В неолитическое и энеолитическое время гра­ницы между монголоидами и европеоидами в Сибири прослеживаются довольно отчетливо. Население лесной полосы в эту эпоху характеризуется, судя по палеоантропологическим материалам, выраженными чертами монголоидной большой расы.

В это же время Алтае-Саянское нагорье было областью распростра­нения европеоидов; антропологический тип населения, оставившего па­мятники афанасьевской и апдроновской культур, не вызывает никаких сомнений.

Европеоидные группы занимали степи Алтая и Минусинского края, лесная же полоса не только восточной, но и Западной Сибири продолжала оставаться областью широкого распространения монголоидных типов. Граница между ними отнюдь не была постоянной. Из степей Алтае-Саян- ского нагорья европеоидные группы продвигались, повидимому, довольно далеко на восток; европеоидная примесь обнаруживается, в частности, у неолитического населения тайги к западу от Байкала. В свою очередь монголоидные элементы проникали и в степные районы.

В дальнейшем удельный вес различных монголоидных типов среди населения юго-западной Сибири все более увеличивается. Эт"> особенно сильно проявляется в таштыкское время. В конце 1 и начале IJ тысяче­летия н. э. и в Алтае-Саянском нагорье монголоидные по типу группы почти полностью вытесняют древнее европеоидное население.

Белым пятном на карте антропологических типов древнего населения остается, к сожалению, и по сей день весь Дальний Восток, хотя вряд ли можно сомневаться в том, что и эта территория была издавна заселена северными монголоидами. Однако сюда уже очень давно проникали, повидимому, и иные элементы, связанные с юго-восточной Азией Время и пути этого проникновения остаются пока совершенно неизученными.

Формирование антропологического состава современных народов Си­бири происходило, как показывают данные палеоантропологии, преиму­щественно на основе древних монголоидных элементов. Однако непосред­ственная связь современных антропологических типов с древними просле­живается в большинстве случаев с большим трудом. Современные типы сложились в результате сложных исторических процессов, в которых отразились как различные этапы этнической истории отдельных народов, их взаимные влияния, смешения, перемещения, так и воздействие природ­ной среды.

В последние столетия на образовании антропологических типов на­родов Сибири в значительной степени сказалась русская примесь, ко­торая у ряда этих народов выступает очень заметно.

В целом коренное дорусское население Сибири характеризуется пре­обладанием монголоидных антропологических признаков и относится к различным вариантам монголоидной большой расы. Наиболее полно монголоидный комплекс выступает среди народов средней и Восточной Сибири. У различных народов к западу от Енисея отмечается заметное ослабление монголоидных особенностей за счет древней европеоидной примеси. Примесь немонголоидных типов обнаруживается также на ти­хоокеанском побережье, но здесь она имеет иное происхождение и связана с древним населением юго-восточной Азии и островов Тихого океана.

Исследования советских антропологов позволили выделить в составе дорусского населения Сибири несколько основных антропологических типов, исторически сложившихся на определенных территориях и представленных среди различных этнических групп.

В населении Западной Сибири преобладает антропологический тип, обозначаемый в литературе как уральский. По своим основным призна­кам он занимает промежуточное место между монголоидной и европеоид­ной большими расами.

Для уральского типа характерны прямые, но мягкие волосы, срав­нительно светлая кожа, большой процент светлых и смешанных оттенков глаз, ослабленное, по сравнению с восточносибирскими типами, развитие эпикантуса (монгольской складки века) и, напротив, повышенный рост бороды. Уральский тип характеризуется, далее, низким ростом (около 160 см в среднем для мужчин), сравнительно невысоким и умеренно ши­роким лицом; нос часто с вогнутой спинкой и приподнятым кончиком, губы тонкие, форма головы обычно мезокефальная (головной указатель 79—80).

Наиболее характерными представителями уральского типа являются манси и ханты; этот же тип представлен у селькупов, западных ненцев. Признаки уральского типа выступают также у шорцев, среди северных алтайцев, некоторых групп хакасов и сибирских татар. Следует отметить, что черты этого типа обнаруживаются и у "населения к западу от Урала у народов Волго-Камья (у мари, удмуртов, коми-пермяков). Уральский тип представляет собой, таким образом, целую цепь переходных монго­лоидно-европеоидных форм, распространенных среди различных этни­ческих групп как к востоку, так и к западу от Урала.

Исследования советских антропологов позволяют считать эти формы результатом смешения типов азиатского и европейского происхождения и относить начало этого процесса смешения к древним этапам заселения человеком лесной полосы Западной Сибири.

Некоторое своеобразие представляет антропологический облик кетов. Обладая многими чертами уральского типа, кеты отличаются более тем­ной пигментацией, менее значительным ростом бороды , сравнительно сильно выступающим носом, нередко с выпуклой спинкой, что создает впечат­ление некоторого сходства с типом североамериканских индейцев. Сход­ство это, однако, очень отдаленное и не может служить основанием, чтобы генетически связывать эти столь разные по происхождению типы. Характерные для кетов признаки обнаруживаются также и у некоторых других народов Западной Сибири (у тазовских селькупов, восточных нен­цев), что позволяет выделить в составе уральского типа особый вариант, называемый иногда в литературе енисейским.

Восточной границей распространения уральского антропологического типа является Енисей. У народов к востоку от Енисея древняя европеоид­ная примесь, столь сильно дающая о себе знать в современном населении Западной Сибири, почти отсутствует. Среди дорусского населения север­ной части средней и Восточной Сибири распространен антропологический тип, известный под наименованием байкальского или палеосибирского. Последнее название указывает на большую древность этого типа, которая восходит, по крайней мере, к неолиту. Байкальский тип обнаруживает выраженно монголоидные особенности.

Для него характерны сильное развитие эпикаптуса, исключительно слабый рост бороды, очень высокое, широкое и плоское лицо с сильно вы­ступающими скулами, слабо выступающий нос с очень низким переносьем. У представителей байкальского типа, так же как и уральского, сравни­тельно мягкие волосы, светлая кожа, довольно значительный процент смешанных оттенков глаз, однако здесь это не может быть отнесено за счет европеоидной примеси: по другим, указанным выше признакам, байкальский тип никакого сближения с европеоидными формами не обна­руживает. Характерными особенностями байкальского типа являются тонкие губы и очень высокая, выступающая вперед верхняя губа. Форма головы сильно варьирует. Рост низкий (ниже 160 см в среднем у муж­чин).

Байкальский тип характерен для различных групп эвенков и ламутов, ясно прослеживается у тунгусоязычного населения Нижнего Амура и Са халина (негидальцы и ороки являются его типичными представителями), входит в качестве одного из компонентов в состав якутов.

Можно предполагать, что байкальский тип в полной мере был представ­лен среди юкагирских племен, в прошлом широко распространенных по всей северо-восточной Сибири и еще в XVII в. занимавших значитель­ную территорию к востоку от р. Яны. Повидимому, байкальский тип и составлял основу древних, палеоазиатских по языку групп Восточной Сибири и областью его формирования были таежные пространства к востоку от Енисея.

Повидимому, в дальнейшем, когда значительная часть палеоазиатского населения была ассимилирована тунгусоязычными группами, продвигав­шимися из более южных районов Забайкалья и верхнего течения Амура, байкальский тип вошел в состав эвенков и особенно ламутов, которые в большей степени, чем эвенки, сохранили черты этого древнего палеоазиат­ского пласта.

Сложные передвижения эвенкийских и ламутских групп, происхо­дившие на протяжении многих столетий, сильно видоизменили картину прежнего распространения антропологических типов Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Народы южной Сибири, говорящие на языках монгольской и тюркской группы, по антропологическому типу отличаются от своих северных со­седей.

Археологические и палеоантропологические данные позволяют считать, что распространение тюркских и монгольских языков на этой территории связано с длительным процессом проникновения этнических групп из Центральной Азии. Местное население при этом не вытеснялось полностью и не истреблялось пришельцами, а смешивалось с ними, постепенно вос­принимая тюркскую и монгольскую речь, но сохранив многие черты своего антропологического типа. В антропологическом типе тюркоязыч­ных народов Западной Сибири до настоящего времени выявляются следы их смешанного происхождения.

Как уже указывалось, среди шорцев, северных алтайцев, отчасти ха­касов преобладает уральский тип, который выступает также учулымцев и некоторых групп западносибирских татар. Эти группы сохранили свой древний антропологический тип.

У тувинцев степных районов, у бурят, отчасти у южных алтайцев и у некоторых групп хакасов преобладает другой антропологический тип. описанный под названием центральноазиатского. Центральноазиатский тип обладает следующими характерными чертами: пигментация кожи, глаз и волос более темная, чем у байкальского типа, волосы несколько более жесткие, рост бороды более сильный, эпикантус развит значительно, лицо высокое и широкое, но менее уплощенное с несколько слабее высту­пающими, чем у байкальского типа, скулами, нос со сравнительно высо­ким переносьем, губы средней толщины. Форма головы сильно варьируеі. Рост ниже среднего (162—164 см в среднем у мужчин). Характерной чер­той центральноазиатского типа, отличающей его от байкальского, является более высокий череп. Термин «центральноазиатский тип» отражает основ­ную территорию его распространения: указанный комплекс антрополо­гических признаков характерен для населения северной Монголии, где и находилась, повидимому, основная область его формирования.

Следует особо подчеркнуть тот факт, что у якутов, у которых отмечаются черты байкальского типа, преобладают все же признаки центральноази­атского типа. Это отражает процесс сложения якутского народа. Совре­менное распространение центральноазиатского типа среди якутского на­селения бассейна Лены должно быть связано с теми переселениями пред­ков якутов из более южных районов их первоначального обитания, которые хорошо прослеживаются на археологических и этнографических материалах и запечатлены в языке якутов, относящемся, как из­вестно, к тюркской группе.

На средней Лене тюркоязычные предки якутов смешались с древним населением этой территории, которое по своим антропологическим особен­ностям относилось, как мы уже указывали, к байкальскому типу. В ре­зультате ассимиляции доякутского населения протекало смешение более древнего в бассейне Лены байкальского типа с центральноазиатским. Эти оба типа и представлены среди современных якутов.

Буряты характеризуются особенностями центральноазиатского типа, причем среди них ясно выделяются два варианта — забайкальский, об­щий с монголами и отличающийся брахикефалией и низким черепом, и ангароленский, мезокефальный, с довольно высоким черепом. Северо- западные буряты и якуты антропологически наиболее близки друг к другу, что указывает на западное Прибайкалье как на область первоначального расселения предков якутов.

Имеются некоторые данные, свидеіельствующие о наличии черт цен­тральноазиатского типа среди южных групп эвенков, в частности у эвен­ков Забайкалья (напомним, что для большинства эвенков характерен байкальский тип).

Сложение эвенков, как и всякого другого народа, — сложный процесс смешения различных по своему происхождению элементов. Древний бай­кальский тип составляет лишь один из компонентов их этногенеза. Другой компонент, если исходить из данных антропологии — наличия в составе эвенков центральноазиатского типа, связан своим формированием с более южной территорией. Вхождение этого компонента в качестве основного в состав бурят, якутов, северных монголов хорошо согласуется с устанав­ливаемой лингвистами известной близостью тунгусских языков с тюрк­скими и монгольскими.

Современное население Приамурья в антропологическом отношении представляет собой пеструю картину, сооветствующую тем сложным этни­ческим взаимоотношениям и межплеменным переплетениям, которые характерны для народов этой области.

Антропологический тип нивхов обладает рядом специфических при­знаков, отличающих его от других монголоидных типов Сибири. Ему свойственны следующие черты: сравнительно темная пигментация кожи, глаз и волос, довольно жесткие волосы, притом иногда волнистой формы; эпикантус развит сильно, что в сочетании со значительным, по монголоид­ному масштабу, ростом бороды, создает заметное своеобразие. Лицо у нив­хов очень высокое и широкое, с довольно сильно выступающими скулами. Нос слабо выступающий, с низким переносьем. Губы толстые. Форма го­ловы у амурских нивхов мезокефальная, у сахалинских — резко брахи- кефальная (головной указатель 85). Рост ниже среднего (160—161 см в сред­нем у мужчин).

В антропологическом типе нивхов несомненно сказывается влияние айнской примеси, однако объяснить своеобразие этого типа только за счет этой примеси и рассматривать его как результат смешения байкальского и айнского типов не представляется возможным: по целому ряду существен­ных признаков он отнюдь не занимает промежуточного места между ними.

Описанный антропологический тип заслуживает особого места в клас­сификации и может быть назван по его локализации амуро-сахалинским. Он в наиболее выраженной степени представлен, как указывалось, у са­халинских и амурских нивхов, но входит также в качестве заметного ком­понента в состав ульчей и отчасти орочей.

Можно предполагать, что в прошлом этот антропологический тип был более широко распространен и что древнее палеоазиатское по языкам население бассейна нижнего Амура до распространения здесь тунгусо­язычных групп принадлежало именно к этому типу. Наиболее прямыми потомками этого древнего населения и являются нивхи, язык которых представляет собой последний осколок древних языков Приамурья.

Ороки Сахалина и особенно негидальцы характеризуются выражен­ными чертами байкальского типа. У них по сравнению с их соседями нивхами пигментация кожи, волос и глаз значительно светлее, волосы довольно мягкие, борода растет очень слабо, лицо еще более плоское, с резко выступающими вперед скулами, переносье очень низкое, губы значительно тоньше. И негидальцы и ороки отличаются очень низким ростом (155—156 см в среднем для мужчин).

Все отмеченные отличительные признаки сближают негидальцев и ороков с ламутами, от которых они разнятся главным образом формой головы (ороки и негидальцы брахикефальны).

Ульчи по своим антропологическим признакам занимают промежуточ­ное место между негидальцами и нивхами, обнаруживая очень ясно черты смешения байкальского и сахалино-амурекого типов.

Байкальский компонент прослеживается в составе орочей и нанайцев. У последних можно предполагать и наличие северокитайского антропо­логического компонента (лицо у нанайцев менее широкое и плоское, пиг­ментация, повидимому, темнее, губы толще).

В целом в антропологическом составе народов нижнего Амура и Са­халина довольно отчетливо отражаются основные этапы их этнической исто­рии.

Древнее, палеоазиатское, население этой территории относилось к амуро-сахалинскому типу.

Совромзнное распредэлзние байкальского типа среди народов Амура и Сахалина указывает на его более позднее, по сравнению с амуро-саха­линским типом, появление на рассматриваемой территории и связывается с распространением тунгусоязычных народов.

Айнские элементы в антропологическом типе нивхов и отчасти других народов Приамурья бесспорны, но время и пути проникновения сюда этого компонента остаются пока неясными. Его не обязательно связывать с айнами Сахалина; возможны более древние связи палеоазиатского насе­ления Амура с айнскими (в антропологическом смысле) южными элемен­тами.

Народы северо-восточной Азии — палеоазиаты и эскимосы — отно­сятся в основном к антропологическому типу, обозначаемому в литературе как арктический или эскимосский.

Эскимосский тип обнаруживает американоидные черты и отличается сравнительно слабым развитием эпикантуса, резко очерченным носом со сравнительно высоким переносьем и прямой, а часто и выпуклой спинкой, усиленным, по сравнению с сибирскими монголоидами, ростом бороды. Для него характерны также смуглая кожа, темные глаза, почти без при­меси смешанных оттенков, и тугие волосы иссиня-черного цвета. Лицо очень высокое, широкое, но не столь уплощенное, как у байкальского типа; губы сравнительно толстые. Форма головы обычно мезокефальная. Рост ниже среднего (162—163 см в среднем у мужчин).

Эскимосский тип характерен не только для азиатских эскимосов, но и для береговых чукчей и коряков и отчасти ительменов. У последних, кроме заведомой русской примеси, можно предположить наличие и айнских элементов.

Оленные чукчи и коряки обнаруживают в своем типе своеобразные черты. У них, по сравнению с береговыми, эпикантус развит сильнее, борода, напротив, растет слабее, цигментация более светлая, волосы менее жест­кие. По этим признакам они отличаются от эскимосского типа и прибли­жаются к байкальскому. Однако по другим признакам оленные чукчи и коряки не занимают такого промежуточного положения. Лицо у них, по сравнению и с эскимосским и с байкальским типами, менее высокое и широкое; характерен более широкий нос с сильно выступающими крыльями. Г. Ф. Дебец называет этот тип камчатским и сближает его, по характерному сочетанию широкого носа с небольшими размерами лица, с южными монголоидными типами.

Древнее проникновение на Чукотский полуостров и Камчатку антро­пологических элементов южного происхождения представляется вполне вероятным. На южные элементы в древних культурах Берингова моря указывали многие авторы.

В целом для чукчей и коряков характерен эскимосский тип. Формиро­вание эскимосов, чукчей и коряков протекало в общем на единой антро­пологической основе. В составе оленных групп наблюдаются черты бай­кальского типа. Это не следует относить только за счет возможной, но сравнительно поздней примеси ламутов; проникновение континентальных элементов на побережье Берингова моря датируется более ранним време­нем и связано с дотунгусским населением внутренних районов северо-восточной Азии.

Мы привели характеристику основных антропологических типов Си­бири и проследили распространение их среди современных этнических групп этой территории. Изучая карту антропологического состава населения, сопоставляя современные антропологические типы с антропо­логическими типами предшествующих эпох, мы ищем и часто находим ответ на столь существенные вопросы, как вопрос об автохтонном разви­тии или пришлом происхождении рассматриваемых групп, о направлении происходивших переселений, о характере имевших место смешений.

В антропологическом составе того или иного народа отражен длитель­ный путь его исторического развития, и антропологический материал служит нам, наряду с данными этнографии, археологии, языкознания, важным источником для освещения основных этапов этнической истории народа.