Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Хиндиязычные народы
Этнография - Народы Южной Азии

В этой главе дается описание народов, говорящих на многочисленных диалектах хинди. Территория расселения хиндиязычного населения включает несколько административных единиц Индийской республики: штат Уттар Прадеш, юго-восточные районы Панджаба, большую часть штата Мадхья Прадеш и столицу Индии Дели. Общая численность ее населения превышает 80 млн. человек. Ядро ее составляет та часть бассейна среднего Ганга, которую со времен мусульманских завоеваний стали называть Хиндустаном. Эта территория с древнейших времен была одним из центров индийской культуры и ядром крупнейших индийских государств. Здесь сложились и отсюда распространялись многие черты культуры и общественной жизни, ставшие впоследствии общеиндийскими. Вот почему именно в этом разделе дается описание этих элементов культуры.

Природные условия

Большая часть рассматриваемой территории представляет собой плоскую аллювиальную равнину, протянувшуюся почти на тысячу километров с севера на юг. Ширина •ее от 300 до 500 км. На всем пространстве равнины лежит мощный слой аллювия, и подстилающие твердые породы не выходят на поверхность. Многочисленные реки продолжают свою работу, покрывая долины новыми отложениями. Благодаря этой деятельности рек почвы равнины необычайно плодородны. Во многих местах здесь снимают два и даже три урожая в год с одного поля. Кроме того, аллювиальные почвы здесь настолько разнообразны, что позволяют возделывать самые различные сельскохозяйственные культуры и применять сложные севообороты.

Центральные районы штата Мадхья Прадеш существенно отличаются от равнины Ганга. Это северные склоны Центрального Индийского нагорья с глубокими долинами многочисленных рек — правых притоков Джамны и Ганга.

Еще более отличаются от долины природные условия пригималайских горных районов Найни Тал и Альмора на крайнем севере штата Уттар Прадеш, называемых Кумаоном, и пограничная с горным Панджабом область Гархвал.

Через весь Уттар Прадеш с северо-запада на юго-восток несет свои воды великая, священная для индусов река Ганг. С древнейших времен эта река была важнейшим источником жизни и благосостояния населения равнины, поэтому индийцы всегда испытывали к ней глубокое благоговейное чувство и поклонялись ей как божеству. На всех индийских языках имя этой реки женского рода и произносится «Ганга». Для индийца имя этой реки в мужском роде так же немыслимо, как для русского на- звание Волги.

В мифологии Ганга фигурирует как мать, прародительница не только людей, но и богов. С нею связано много легенд, поэтических: преданий и эпизодов индийского эпоса. Согласно преданиям, Ганга является богиней, дочерью царя снегов Хималая. Она родилась в заоблачных высотах, на небе, и снизошла на землю в виде реки, чтобы облагодетельствовать род человеческий, облегчить страдания людей и принять их после смерти в свое лоно.

Протяженность Ганга в пределах штата Уттар Прадеш около тысячи километров. Ганг течет в пологих низких берегах, удобных для устройства каналов и оросительных сооружений. Притоки Ганга, особенно в своих верховьях, являются неисчерпаемым источником электрической энергии.

Гидрографическая сеть Уттар Прадеша самая густая в Индии. Кроме мелких притоков указанных рек, она осложнена многочисленными каналами, особенно там, где Джамна, Ганг и правый приток Гогры, река Сарда, текут почти параллельно по плоской равнине.

По климату и совокупности всех природных условий равнина среднего Ганга может быть разделена на две части: засушливый субтропический северо-запад и влажный тропический юго-восток. Проходящий над Индией юго-западный муссон здесь имеет иное направление. Отраженный Араканскими горами и восточными Гималаями, он проносится над равнинами среднего Ганга с юго-востока на северо-запад. Основная масса приносимых им атмосферных осадков выпадает в Бихаре и восточной части штата Уттар Прадеш. Так, в Патне, например, осадков выпадает более 1200 мм, а в пригималайских районах того же Бихара даже 2000 мм, тогда как район Дели получает меньше 700 мм годовых осадков. Там искусственное орошение является непременным условием земледелия, в то время как в юго-восточной части описываемой территории существенного значения для сельского хозяйства оно не имеет.

В глубокой древности значительная часть равнины среднего Ганга была покрыта лесами. Эти леса уже давно истреблены человеком. Только в пригималайских и крайних восточных районах сохранились еще бамбуковые рощи и кустарниковые заросли в долинах малых рек. Вдоль подножья Гималаев, точнее — вдоль гряды Сиваликских гор, на сотни километров протянулись так называемые тераи. Это широкая, местами в несколько десятков километров, полоса заболоченных джунглей — прибежище диких зверей и очаг малярии. На северных склонах Центрального Индийского нагорья уцелели значительные площади леса, состоящего из лиственных пород, в сухое время года обычно теряющих листву.

Население

Благодаря плодородным почвам, относительному постоянству климатических условий и обилию источников искусственного орошения, культурные сельскохозяйственные растения в долине Ганга разнообразнее, чем в какой-либо другой части Индии. Важнейшее значение в хозяйстве всей долины среднего Ганга имеют пшеница, рис, сахарный тростник, бобовые, а на слабоорошаемых землях еще и просяные культуры. На севере главная продовольственная культура — пшеница, а в южных районах долины —рис. По данным всеиндийской переписи 1961 г., в штате Уттар Прадеш живет более 7о,7 млн. человек.

К этому следует добавить не менее 15 млн. жителей большинства округов штата Мадхья Прадеш, говорящих на хинди, и население Дели (самого города и его окрестностей, составляющих вместе особую административную территорию) — более 2,5 млн.

Средняя плотность населения в Уттар Прадеше более 200 человек на 1 кв. км, что значительно превосходит среднюю плотность по всей Индии.

Однако в южных районах описываемой территории, входящих в состав штата Мадхья Прадеш, плотность ниже среднеиндийской.

Около 87% населения этих штатов живет в деревнях и занимается земледелием. Соответственно данным 1961 г., городское население составляет около 13%, что ниже среднеиндийского.

85% населения рассматриваемой территории исповедует индуизм, около 12% — ислам, большинство остальных — сикхизм.

Несмотря на многие общие черты в области как материальной, так и духовной культуры этого населения оно пока не представляет собой единой сложившейся национальной общности, как, например, бенгальцы, тамилы, кашмирцы и др.

Существуют разные предположения о путях дальнейшего национального развития этого населения. Одно из них сводится к тому, что все население формируется в единую национальную общность и что, возможно, в этот процесс будет втянуто даже население соседнего штата Бихар, языки которого во многом близки диалектам восточного хинди.

Согласно другой точке зрения, на этой территории живут народы, которые, хотя и говорят в большинстве своем на сходных диалектах (а возможно — и языках) и имеют много общих или сходных черт в своей культуре, сложившихся благодаря многовековому сосуществованию этих народов в пределах единых государств, все же стоят на пути формирования в различные национальные общности. Сложность этой проблемы отражает объективную сложность процессов исторического развития насе- ления описываемой области.

Язык

Ввиду того, что этот вопрос крайне слабо изучен и не выявлены те этнографические черты, которые дают нам право принять окончательно ту или иную точку зрения, мы можем говорить только о существующих здесь диалектальных различиях и о тех общих чертах, которые характерны для всех групп населения рассматриваемой территории.

Языковый состав населения рассматриваемой территории сложен. По данным переписи 1951 г., 80% на селения штата Уттар Прадеш говорило на хинди. Известно, что термин хинди обозначает группу диалектов, которые некоторыми учеными признаются даже за самостоятельные языки Все диалекты хинди делятся на две основные группы: западную и восточную.

Наиболее распространенный западный диалект называется хиндустани (на его основе сформировался кхари боли, или литературный хинди). На хиндустани говорит население Мератского округа, Рохилканда, всей территории Дели и более южных районов, вплоть до Алигарха. Этот диалект широко распространен в городах штатов Уттар Прадеш и Мадхья Прадеш в качестве основного языка населения. Многие горожане пользуются им и в быту.

Персианизированная форма этого диалекта — урду — распространена в некоторых районах штата Уттар Прадеш, преимущественно среди живущих здесь мусульман. Официально урду признан одним из 14 языков, записанных в индийскую конституцию в качестве основных языков Индии.

К югу от Дели, в районе Агры и Матхуры, вплоть до Итавы на востоке, распространен диалект брадж бхаша.

К востоку от районов распространения браджа употребляется диалект каноджи: центром района его распространения является город Канпур.

К югу от Джамны, в районе Бунделкханда, говорят на диалекте бундели.

Диалект юго-западных округов штата Панджаб хариани, или бан- гаРУ> тоже относится к группе западных диалектов хинди.

На востоке штата Уттар Прадеш и в большей части штата Мадхья Прадеш преобладают диалекты, объединяемые названием пурби, или восточный хинди. Основным из них является авадхи, на котором говорят в восточных округах штата Уттар Прадеш, между г. Лакхнау и г. Варанаси.

В восточных районах штата Мадхья Прадеш распространены диалекты чхаттисгархи и багхели.

Говорящие на соседних диалектах хинди, как правило, понимают друг друга, но жители районов, отдаленных один от другого, при взаимном общении обычно прибегают к языку-посреднику, чаще всего хиндустани, или, как его теперь стали называть, разговорному хинди. Большинство городского населения в этой части страны практически двуязычно: в семье говорят на местном диалекте, а в общественной жизни пользуются хиндустани.

Кроме различных диалектов хинди, некоторые группы населения пользуются и другими языками. Так, в крайних северных областях штата Уттар Прадеш, т. е. в округах Кумаон и Гархвал, употребляются диалекты кумаони и гархвали, относящиеся к группе диалектов пахари (т. е. горных). В пригималайских районах часть населения пользуется еще одним диалектом пахари, носящим название горкали (этот диалект близок государственному языку Непала). Численность говорящих на этих диалектах здесь составляет примерно 2 млн. человек. Но в настоящее время в районах распространения этих диалектов языком школы и прессы тоже стал хинди.

В западных округах штатов Уттар Прадеш и Мадхья Прадеш распространены некоторые раджастханские диалекты (например, мевати).

В восточных округах штата Уттар Прадеш, на границе с Бихаром, население говорит на бходжпури — одном из бихарских диалектов.

Долина Ганга была одним из древнейших очагов

Исторический цивилизации. Основным источником наших сведений очерк   »

по истории этой части страны пока остается ведическая и эпическая литература. Выбрать факты действительной истории в массе мифологического материала, переполняющего эту литературу, трудно. Кроме того, многое зависит от различной интерпретации одних и тех же текстов.

В ранневедической литературе, относимой к началу II и I тысячелетий до н. э., встречаются только отдельные упоминания Джамны, Ганга и некоторых пунктов Двуречья. Историки Индии предполагают, что в период проникновения ариев в Панджаб долина Ганга была населена оседлыми племенами, которые фигурируют в ведической литературе под общим названием «даса» или «дасью». Они занимались не скотоводством, а преимущественно земледелием, и не только вели оседлый образ жизни, но даже имели свои укрепленные города. Уже эта краткая характеристика, данная населению долины составителями Вед, показывает относительно высокий уровень его общественного развития в те отдаленные времена х.

В середине I тысячелетия до н. э. в памятниках ведической литературы уже не употребляется термин «дасью» по отношению к жителям Гангской равнины, им пользуются только для обозначения народов, населявших недоступные в то время для ариев горы Виндхья и территории, лежащие к югу и востоку от них и населенные предками современных дравидийских народов и народов мунда. И нет оснований сомневаться, что большая часть поздневедической литературы и, несомненно, основное ядро эпических поэм «Махабхарата» и «Рамаяна» созданы народами среднего Ганга и так или иначе отражают их жизнь.

В ведической литературе часто упоминаются народы, населявшие Мадхьядешу, т. е. междуречье Ганга—Джамны и прилегающие к нему территории. Анализ памятников этой литературы позволил выявить области расселения древних народов. На Джамне, выше современною Дели, жили куру; южнее их и западнее Дели — матсья; к востоку от Дели и в Доабе — паньчала; на Джамне южнее Дели — шурасена; в нижнем Доабе — ватса; юго-западнее их, на территории современного Бун- делкханда — чеди. В поздневедической литературе все эти народы упоминаются как арийские. К ним уже никак не применим термин «дасью». Языками населения Мадхьядеши и долины среднего Ганга были так называемые ранние пракриты г.

В ведическую эпоху у народов среднего Ганга существовали какие-то предгосударственные, по-видимому, еще родо-племенные общественные образования, носившие название джанапада, или махаджанапада. Все население джанапады называлось джана или виги (вис), что значит «народ»,«люди». Оно делилось на родовые сельские общины, носившие название готра или грама. Во главе джанапады стояли выборные вожди, именовавшиеся раджан или виитати (виспати). Родовые сельские общины возглавлялись старшинами — грамани. Общественные дела как всего народа, ' так и отдельных общин решались народными собраниями — самити или сабха.

В VI е. до н. э. в Индии насчитывалось 16 «великих государств» (ма- хаджанапад), и большинство их находилось на территории среднего Ганга.' Наиболее известными из них были Кошала, Каши и Магадха. Некоторые из махаджанапад по-прежнему представляли собой предгосударственные родо-племенные образования, другие, подобно владениям народов куру и паньчала, вообще не сложились в государства и в дальнейшем сошли с исторической сцены; такие, как Кошала и Магадха (расположенная дальше к востоку по течению Ганга), напротив, расширились, окрепли и развились в настоящие государства. В конце VI и в V вв. они были основными соперниками в борьбе за гегемонию в долине Ганга.

В эпоху Маурья (IV—II вв. до н. э.) центральная часть долины Ганга носила название Арьяварта.

Вдоль Джамны пролегал великий торговый путь через всю Арьяварту, соединявший столицу Магадхи (центром которой был современный округ Патна в Бихаре), г. Паталипутру, с восточными областями владений Ахеменидов, а позднее с эллинистическими государствами. В Паталипутру приходили торговые караваны из отдаленных стран, а индийские купцы вывозили свои товары в Персию, Сирию, Египет. Торговые связи ■с эллинистическими государствами были особенно интенсивны в эпоху Маурья.

Литературные произведения на санскрите создавали многие народы, но наибольший вклад в развитие самого 'санскрита внесли народы среднего Ганга. Здесь жили и творили такие выдающиеся ученые грамматики, как Панини (V—IV вв. до н. э.) и Патанджали (II в. до н. э.).

Этнический состав населения долины Ганга во второй половине I тысячелетия до н. э. не претерпел существенных изменений. Но к концу этого периода, в результате массовых вторжений в северную Индию шаков (саков), а в первые века нашей эры юечжей (кушанов), и образования соответственно гаакского и кушанского государств, начались передвижения нас еле- лия северо-западной Индии и переселение значительных его групп в долину Ганга. Вторжение в Индию в V в. н. э. белых гуннов вызвало новые переселения в долину Ганга преимущественно из районов Панджаба и Радж- путаны. Большая часть этих переселенцев, в том числе и пришлые шакские, юечжипские и гуннские элементы, была ассимилирована местным населением, только отдельные группы джатов, раджпутов и гуджаров долго сохраняли следы влияния этих пришельцев *.

Население различных частей страны продолжало говорить на языках- пракритах, но сами пракриты претерпели уже значительные изменения.

Продолжительное существование в северной Индии крупных централизованных государств — сначала империи Маурья (IV—II вв. до н. э.), затем империи Гупта в IV—Vbb. н. э. и государства Харши в VII в. — усилило экономические и культурные связи между народами и способствовало распространению культурных достижений народов среднего Ганга не только в самой Индии, но и далеко за ее пределами.

В VII в. н. э. на территории среднего Ганга было несколько крупных центров науки. Одним из них был Варанаси. Со всей Индии приходили в Варанаси люди для изучения грамматики, логики, философии, математики и астрономии.

Последующие столетия индийской истории ознаменовались внутренними войнами и связанными с ними передвижениями народов. В IX в. почти вся территория среднего Ганга была под властью раджпутской династии Гурджара-Пратихара, правившей в Канаудже на Ганге. В этот период в долине Ганга обосновалось много переселенцев из других областей Индии, особенно раджпутов (раджастханцев). В X—XI вв. центральная власть в Канаудже стала ослабевать, и начали возникать независимые феодальные владения раджпутской знати. Раджпутские вожди, оседая в долине Ганга, приводили с собой отряды своих соплеменников.

В XI в. начались массовые вторжения иноземцев, продолжавшиеся в течение нескольких столетий. Этот период в истории Индии называют обычно эпохой мусульманских завоеваний, так как все завоеватели и переселенцы этого времени были мусульманами.

К началу мусульманских вторжений и последующего переселения народов из Афганистана и Средней Азии, раджпутские элементы еще не были полностью ассимилированы коренным населением. Именно они оказали организованное и наиболее упорное сопротивление завоевателям.

Основание Делийского султаната в начале XIII в. и распространение власти делийских правителей на большую часть северной Индии, а затем и на Декан, усилило приток переселенцев с северо-запада. Из соседних районов Афганистана переселялись большими группами, а иногда целыми племенами пуштуны, из Бадахшана и Хорасана приходили таджики, из Средней Азии — различные группы тюрок.

Часть завоевателей и мирных переселенцев оседала и в долине Ганга. Так, в Рохилканде, на севере долины, часть пуштунов (патханов) осела и занялась земледелием и скотоводством. Пуштуны, как и другие пришельцы, смешались с местным населением, но некоторые группы их еще долго сохраняли свой язык (пушту) и обычаи.

Таджикские и тюркские переселенцы не занимали какой-либо определенной территории. Крупные постоянные поселения их возникали уже в XIII в. на границах с Панджабом и в долине Джамны — в районах Дели, Агры, Аллахабада. Тюрки сравнительно скоро теряли свои этнические особенности в среде превосходивших их численно таджиков и афганцев, а тем более в окружении местного населения. Таджикские и другие ираноязычные группы из состава завоевателей дольше сохраняли эти особенности, по крайней мере свои языки. Происходило это и по причине их большей численности и потому, что практически именно таджикский язык был разговорным в армии, хотя официальным языком в Делийском султанате и Могольской империи считался персидский.

Завоевание Индии Бабуром (нач. XVI в.) и основание на развалинах Делийского султаната Могольской империи усилили приток переселенцев из Афганистана, Хоросана и Средней Азии; большинство их оседало в долине Ганга. Центральная часть долины составила ядро и политический оплот Могольской державы. Она получила название Хиндустан (страна индусов).

Завоеватели не могли навязать покоренному населению свой язык и, как правило, вынуждены были переходить на местные языки.

К концу могольского периода в Хиндустане сложились современные этно-лингвистические группы. Состав их не подвергся сколько-нибудь существенным изменениям ни в результате последующих вторжений афганцев, ни в период британского владычества.

Англичане начали захват Хиндустана с середины XVIII в., когда Могольская империя уже разваливалась под ударами афганских завоевателей и маратхов.

Уже к концу XVIII столетия англичане присоединили к своим бенгальским владениям почти весь Бихар и юго-восточную часть современного штата Уттар Прадеш (районы Варанаси, Аллахабада и др.). Эти территории были включены в состав Бенгальского президентства. В 30-х годах XIX в. английские владения простирались уже на большую часть Двуречья и включали районы Агры, Матхуры и Дели. Захваченная англичанами часть Хиндустана была выделена из Бенгальского президентства в отдельную административную область под названием Северо-Западные провинции. В середине XIX в. были захвачены южные районы Джханси и Саугор, а в 1856 г. аннексирован Ауд. К этому времени уже вся Индия фактически была под властью англичан.

Период английского владычества был временем жестокой колониальной эксплуатации страны, ее населения вообще и народов Хиндустана, в частности. Но уже первые шаги колониальных властей в этом направлении вызвали единодушное и упорное сопротивление индийцев. Восстание 1867—1859 гг. — это героическая борьба за независимость, охватившая прежде всего и больше всего народы рассматриваемой нами территории.

Английские власти после подавления восстания в течение еще долгих лет подвергали репрессиям население среднего Ганга. Хозяйство некогда процветавшего Хиндустана приходило в упадок, а население нищало. Хиндустан, бывший в течение многих столетий крупнейшим очагом индийской культуры, в период английского владычества превратился в одну из отсталых областей не только в экономическом, но и в культурном отношении.

Накануне освобождения Индии от колониального режима 90% его населения было неграмотно.

Английские власти делали все возможное, чтобы разобщить народы, разделить их политическими и административными границами и помешать национальной консолидации.

Административные границы районов (дистриктов) внутри провинций были проведены без всякого учета этнического состава населения. В результате здесь, на обширной территории Гангской равнины от Панджаба До Центрального Индийского нагорья, несмотря на языковое родство и общность исторических судеб, не сложилось национального единства, и ни одна из многочисленных этнических групп не превратилась в самостоятельную нацию.

ХОЗЯЙСТВО

Процессы национальной консолидации не только не завершились, но и недостаточно определились. В ответ на вопрос о национальной принадлежности жители Дели, штата Уттар Прадеш, северных районов Мадхья Прадеш либо просто именуют себя индийцами, либо называют свой штат, свой город, свою религию или касту.
Долина Ганга — это область древнего развитого земледелия. Важнейшими зерновыми культурами являются: пшеница, различные виды просяных (джовар, баджра), ячмень, бобовые, кукуруза и на юге рис

Почвенные и климатические условия позволяют снимать по два урожая в год. Сельскохозяйственный год, как и во многих других частях Индии, делится на два сезона — хариф и раби. Хариф длится с июня до октября-ноября, а раби — с октября до марта-апреля. Время с апреля по июнь — период относительного затишья в сельскохозяйственных работах.

В июне, с началом сезона дождей, высевают основные культуры харифа: рис, просо, кукурузу, хлопок, для всходов которых важно тепло в сочетании с обильными дождями. Период созревания этих летних культур продолжается с августа до сентября-октября. Сразу же после снятия урожая начинается обработка полей под зимние культуры: пшеницу, ячмень, бобовые и масличные. Посев производят в октябре-ноябре. Зима, длящаяся до февраля, — период наиболее интенсивных сельскохозяйственных работ. Много времени и сил затрачивает крестьянин на орошение полей в этот сухой сезон, особенно там, где воду добывают из колодцев. Но основной массив полей, занятых пшеницей, орошается из каналов.

Зимние культуры созревают в марте. После сбора урожая часть полей отдыхает до начала дождей, другие подвергаются тщательной и постоянной обработке.

На склонах Гималаев жители округов Кумаон и Гархвал сеют главным образом ячмень, кукурузу, пшеницу и даже рис. Занимаются, кроме того, садоводством и огородничеством.

В некоторых районах равнины удается снимать и по три урожая в год. В этом случае к двум урожаям, снимаемым в октябре-ноябре и марте-апреле, прибавляется еще и зимний урожай риса, созревающий в декабре- январе.

На территории штатов Уттар Прадеш и Мадхья Прадеш весьма значительны посевы масличных культур — сурепицы, горчицы, кунжута и др.

Уттар Прадеш — самый крупный сахаропроизводящий район Индии. Здесь получают половину всей продукции сахарного тростника. Площадь его посевов за последние десятилетия непрерывно растет и теперь составляет почти третью часть всей мировой площади, занятой этой культурой. Но количество тростника, поступающего на сахароваренные заводы для промышленной переработки, хотя и увеличивается с каждым годом, все же составляет не более /4 урожая. Остальное идет на патоку и гур (сахар-сырец), изготовляемые крестьянами домашним способом.

Сахарный тростник выращивают на хорошо орошаемых землях и в низинах паводкового затопления.

В разных районах тростник сажают в разное время, но чаще всего между январем и апрелем, а снимают урожай между декабрем и мартом. Весь цикл работ, связанных с выращиванием сахарного тростника, занимает почти год.

На территории Уттар Прадеша выращивается три сорта сахарного тростника — укх, ганна и паунда.

Боронование поля

Укх — тонкий, упругий тростник — выращивают почти исключительно для промышленной переработки на сахар. Преимущественное распространение этого сорта объясняется его неприхотливостью. Тростник укх мало подвержен капризам погоды, не требует тщательного ухода и больших затрат.

Ганна — более высокий и толстый тростник, с широким и длинным листом, более сочный, но содержание сахара в нем меньше, чем в тростнике укх. Ганна также является сырьем для промышленного сахароварения, особенно в округах Мерат, Рохилканд, Горакхпур, Варанаси.

Однако до заводов доходит только часть этого тростника, так как он широко используется населением для приготовления различных полуфабрикатов сахара. Мягкую сочную сердцевину ганны жуют и в сыром виде.

Паунда — высокий и толстый тростник, с очень грубой твердой оболочкой и нежной сердцевиной. Этот тростник не имеет промышленного значения и употребляется преимущественно в сыром виде и для кустарного приготовления патоки.

В штате Уттар Прадеш за последние десятилетия значительно увеличились площади, занятые сахарным тростником. Здесь был создан специальный орган — Совет по развитию сахарной промышленности. Возможности развития этой отрасли земледелия несколько ограничиваются все еще недостаточным орошением.

Другой важной технической культурой является хлопок. Однако с увеличением посевов сахарного тростника и развитием сахароваренной промышленности посевы хлопчатника сократились.

В большей части штата Уттар Прадеш применяется искусственное орошение. Ирригационная система питается водами Ганга и Джамны. Некоторые каналы построены еще в XIX в., например, Восточноджамн- ский канал, в настоящее время обновленный и реконструированный.

Несмотря на относительно густую сеть оросительных каналов, особенно в северной части страны, водные ресурсы этой области еще далеко не исчерпаны. В планах развития сельского хозяйства Индийской республики этому вопросу уделяется особое внимание.

Кроме каналов, источником орошения служат также колодцы на полях. В штате Мадхья Прадеш из колодцев орошается более половины всех поливных земель.

В системе орошения неуклонно повышается число государственных ирригационных сооружений. В настоящее время они снабжают водой около 60% всей орошаемой площади. Однако даже в штате Уттар Прадеш орошается только третья часть посевных площадей.

В хозяйстве Уттар Прадеша немалое значение имеет скотоводство (причем на 70% это крупный рогатый скот), хотя специализированное животноводство почти отсутствует. По общему поголовью скота Уттар Прадеш занимает одно из первых мест среди индийских штатов.

Наиболее удовлетворительные пастбищные угодья расположены в горных долинах на крайнем севере и крайнем юге области, поэтому скотоводством занимаются только жители высокогорных районов Кумаона и Гархвала. Там разводят овец и коз.

В настоящее время правительство штатов принимает меры по развитию животноводства. С этой целью на опытных станциях и в научных учреждениях ведется селекционная работа по улучшению породности скота и повышению удойности коров.

Основным сельскохозяйственным орудием до последнего времени является деревянный плуг с деревянным сошником (анкари) и железным наконечником (пхар). Формы плугов одинаковы почти во всех областях среднего Ганга и отличаются главным образом величиной. Так, например, в Мерате и Сахаранпуре более крупные плуги; в штате Мадхья Прадеш, где почвенные условия отличаются от районов Уттар Прадеша, распространен тяжелый плуг — бакхар, с железным наконечником; на полях в поймах крупных рек употребляются легкие плуги.

Промышленность

Пашут обычно на паре быков или буйволов. Только в северных районах на границах р Панджабом и Раджастханом быков заменяют верблюдами.

До сих пор повсеместно распространены мотыги, которые существуют нескольких видов: прямая и длинная садовая мотыга; два типа мотыг для прополки сахарного тростника; особая мотыга для пересадки табака.

Промышленное развитие штатов Уттар Прадеш и, Мадхья Прадеш весьма неравномерно. До последнего времени промышленные предприятия, за исключе

нием текстильных и кожевенных фабрик Канпура, были представлены небольшим числом сахароваренных заводов, полукустарных хлопчатобумажных предприятий, заводов по производству растительных масел, стекольных и цементных заводов.

Лишь в самые последние годы стала создаваться крупная промышленность: в штате Уттар Прадеш выстроен завод по изготовлению точных инструментов.

В северных районах Мадхья Прадеша добывается марганец и начата добыча железной руды на новых месторождениях. На основе железорудных и угольных месторождений здесь начала развиваться металлургическая промышленность. Всеиндийское значение имеет построенный при помощи Советского Союза металлургический комбинат в Бхилаи (район Райпура), который является крупнейшим металлургическим предприятием Индийской республики и дает 1 млн. т стали в год.

Штат Уттар Прадеш минеральными ресурсами обеспечен гораздо хуже.

Леса этого штата, занимающие 1,5 млн. га, дают ценное промышленное сырье, однако использование лесных богатств Уттар Прадеша затрудняется концентрацией основного лесного массива в труднодоступных гималайских и предгималайских районах.

Основой промышленного развития штатов Уттар Прадеш и Мадхья Прадеш являются энергетические ресурсы гималайских рек и рек, стекающих с Центрального Индийского нагорья. На использование их обращается особое внимание в пятилетних планах развития Индийской респубт лики. В том и другом штате уже построены десятки крупных и мелких электростанций. Планы электрификации деревни приобретают здесь реальное значение.

Общеиндийское значение имеет сахароваренная промышленность этих штатов. Ведущее место по производству сахара прочно занимает штат Уттар Прадеш, и эта отрасль промышленности непрерывно развивается. Часть сахарных заводов принадлежит государству, остальные — частному капиталу.

В экономике штатов большую роль играет табачная промышленность.

Важной отраслью хозяйства является текстильная промышленность. Она сконцентрирована в основном в Канпуре. Но ткацкие фабрики Канпура находятся далеко от хлопководческих районов страны и вынуждены привозить сырье издалека, что ставит их в менее выгодные условия по сравнению с предприятиями других текстильных центров. Значительная часть рабочих Канпура — это сезонники — крестьяне близлежащих деревень, которые не порывают с сельским хозяйством и в периоды наиболее интесивных сельскохозяйственных работ возвращаются в деревни.

Значительная часть кожевенных и обувных предприятий представляет собой полукустарные мастерские, но в Агре и Канпуре имеются крупные обувные фабрики с современным оборудованием.

Рассматриваемые нами штаты — это области высокоразвитой кустарной промышленности, и в первую очередь ручного ткачества.

Подавляющая масса производимых тканей — простая хлопчатобумажная неокрашенная материя. Производством этих тканей по традиции занимаются две касты — кори и джулаха. Кроме разнообразных хлопчатобумажных изделий — сари, дхоти, покрывал, панно и других, в Хинду- стане производят хлопчатобумажные ковры — дари, славящиеся во всей Индии. Эти очень плотно сотканные, полосатые безворсовые ковры служат покрывалами для кроватей, половиками, молитвенными ковриками, ими завешивают двери и вообще очень широко используют в быту. Лучшими считаются ддри Агры.

Развито в Уттар Прадеше и производство шерстяных ковров. Центр их производства — Мирзапур. Высококачественные шерстяные ковры выпускает фабрика в Агре.

В старых текстильных центрах Хиндустана сохранились ткачи, которые по сей день на ручных станках изготовляют художественные ткани, пользующиеся заслуженной славой во всем мире. Шелковые ткани вырабатываются в Варанаси, Агре, Фарукабаде, в Азамгархе и Джханси*

Набивная скатерть

Центр шелкоткацкой промышленности Варанаси особенно знаменит своими замечательными парчевыми тканями различных сортов, для изготовления которых используются золотые и серебряные нити. Процесс производства парчевой ткани состоит из многих операций; каждую из них выполняет особая группа ремесленников: одни выделывают золотую и серебряную проволоку, другие превращают ее в тонкие нити, третьи окрашивают шелка, четвертые изготовляют трафарет рисунков и т. д. В последние годы местные ткачи вырабатывают новый вид очень тонкой прозрачной шелковой ткани.

Производством специфически индийской тонкой хлопчатобумажной ткани — муслина заняты ткачи Лакхнау, Варанаси, Файзабада, Мирза- пура. В Азамгархе производится особый вид ткани, наполовину шелковой, наполовину хлопчатобумажной. Лакхнау знаменит также своими вышивками шелком или простыми нитками по муслину (чикан) — ажурная вышивка художественной гладью.

Следующей крупной отраслью ремесленного производства является кустарная обработка металлов. Только в штате Уттар Прадеш ею занято около 100 тыс. ремесленников. Это — деревенские кузнецы, изготавливающие сельскохозяйственные орудия и предметы домашнего обихода, медники, вырабатывающие металлическую посуду, кухонную утварь, мастера металлической скульптуры, занятые изготовлением статуэток, изображений божеств и разного культового инвентаря,.

Вышивка чикан. Салфетка ювелиры, пользующиеся металлом для производства самых разнообразных украшений.

Центрами кустарного производства металлических изделий являются города Мирзапур, Лакхнау, Фарукабад, а в штате Мадхья Прадеш — Джаббалпур и Биласпур.

Много орнаментированной металлической (чеканной и гравированной) посуды производится в Варанаси. Кустари этого города, кроме того, специализируются на изготовлении предметов культа — изображений богов, утвари для богослужений и т. п. Другой центр художественной обработки металла — Морадабад. Славится гравированная медная и латунная посуда морадабадских мастеров.

Широко распространено также гончарное производство — изготовление бытовой керамики. В каждой деревне, как правило, имеется свой сельский гончар — кумхар. Для производства гончарных изделий употребляют два сорта глины: черную и желтую. Кроме простых повседневных глиняных сосудов, кувшинов для хранения воды и других изделий, местные мастера изготовляют расписную и глазурованную керамику, предназначенную главным образом для мусульманского населения, так как индусы из ритуальных соображений всегда предпочитают простой металлический сосуд художественному керамическому.

Кое-где, например, в Сахаранпуре и в пригималайских районах, еще сохранилось искусство художественной резьбы по дереву. Однако современное искусство резьбы по дереву сводится в основном к изготовлению мелких скульптурных и бытовых изделий. Для отделки изделий из дерева часто употребляют резную кость. В пригималайских районах резьбой украшают жилые дома: двери, оконные решетки, веранды. Крупные архитектурные сооружения из резного дерева (главным образом, храмы)у которыми когда-то славилась Индия, стали большой редкостью.

Почти то же самое можно сказать и об искусстве резьбы по камню, которая достигла наивысшего расцвета во времена могольского владычества в Индии.


Сохранившиеся до сих пор дворцы, мечети и мавзолеи из резного мрамора, белого и красного песчаника в городах Агре, Дели, Матхуре Мирзапуре и др. свидетельствуют о высоком развитии этого ремесла в прошлом.

За последние десятилетия монументальная резьба по камню практически исчезла и в этих местах. Немногие оставшиеся резчики заняты изготовлением мелких изделий — шкатулок, безделушек, декоративных предметов и т. п.

Искусство ювелиров не ограничивается работой по металлу. Ожерелья, кольца, браслеты, серьги делаются из самых разнообразных материалов: дерева, слоновой кости, драгоценных камней, стекла и даже сушеных плодов. ^Особенным разнообразием ювелирных изделий и мастерством ремесленников славится Варанаси. Соперничают с ним и мастера Старого Дели. Фирозабад славится своими разноцветными стеклянными браслетами, широко распространенными в Индии.

В некоторых городах открыты специальные училища ремесла и искусства, где обучается молодежь и создаются новые образцы для ремесленных мастерских.

В 1952 г. индийское правительство учредило Всеиндийский совет по ремеслам; он намечает пути развития и подъема национальных ремесел и организует сбыт ремесленных изделий как в самой Индии, так и за ее пределами.

Сходные географические, почвенные, климатические и другие природные условия на большей части Гангской равнины и общие основы хозяйственной деятельности обусловили сходство многих элементов материальной культуры ее населения. Почти 90% его живет в деревнях, и потому характеристика бытовых особенностей именно сельского населения составит основу нашего этнографического описания.

Сельские поселения

В этой части Индии, как и в соседних районах Панджаба и Раджастхана, преобладающим типом поселении являются небольшие деревни, насчитывающие менее сотни дворов, с населением до 500 человек. Деревни в 200— 300 дворов здесь встречаются реже. Несмотря на сравнительно густую сеть рек и каналов, особенно в штате Уттар Прадеш, деревни чаще стоят не на их берегах, удобных для орошения и, следовательно, используемых под посевы, а в стороне от них, занимая по возможности наименее удобные для обработки участки. Стремление занять под пашню всякий свободный клочок земли привело к тому, что даже небольшие деревни необычайно тесны и перенаселены.

Внешний вид и планировка сельских поселений различны в разных районах. В основном распространены глинобитные строения, но на севере значительную часть построек возводят из кирпича, а на юге и востоке чаще применяют камень и дерево. На севере штата Уттар Прадеш жилые и хозяйственные постройки в деревнях тесно примыкают одна к другой, а крестьянские дворы отделяются от соседних глинобитной стеной или задними стенками надворных построек. Крыши домов делают плоскими и обмазывают глиной. Издали деревня производит впечатление крепости, обнесенной невысокой глухой стеной. Несколько узких улиц делят деревню на кварталы или блоки. На улицу выходят не фасады, а задние стены жилых и хозяйственных построек. С улицы во двор ведет небольшая калитка.

В пригималайских горных районах, например, в Кумаоне и Гархвале, характер построек резко отличен от построек в равнине. Здесь дома и хозяйственные строения делаются из дерева или камня. Очень часто жилые постройки возводятся на высоких фундаментах или на столбах. Иногда цокольные этажи используются как хлев. Крыши в этих районах обычно высокие, крытые соломой, а иногда и черепицей.

На равнине южнее Дели, в районах Матхуры, Агры, Фарукабада меняется сам ландшафт, тип поселений и сельских построек. Если на севере в деревнях редко встречаются сады и мало искусственных древонасаждений, то по мере продвижения вниз по долине Ганга их, становится больше. Одиноко стоящие на полях деревья сменяются здесь целыми рощами, чаще всего манговыми. Кое-где в этих рощах ютятся маленькие деревеньки.

Сельские поселения в южных районах менее компактны. Во многих деревнях совсем нет улиц. Дома располагаются беспорядочно, и не всегда отдельные хозяйства огораживаются. Там, где есть ограды, они делаются в вйдё плетня из тростника или забора из бамбука. Наряду с глинобитными здесь можно встретить дома и каркасной конструкции. Однако и в этом случае пространство между стойками каркаса чаще всего заполняется глиной. Крыши здесь двускатные, крыты соломой, листом сахарного тростника, обычным тростником или черепицей. В центральных районах штата Уттар Прадеш встречаются большие деревни, насчитывающие 3—4 тыс. жителей и состоящие из нескольких поселков. Такой тип поселений — наследие индийского средневековья, когда каждая каста или группа каст, населявших деревню или обслуживавших ее, селилась отдельно. В этих районах социальный состав сельского населения и теперь весьма сложен. Если на севере страны деревню обычно населяют представители всего нескольких каст, то здесь в состав сельского населения входят иногда десятки разных кастовых группировок. В этом случае ядро деревни образует одна или несколько земледельческих каст, а члены других, в особенности «низших» каст — кожевники (чамары), чернорабочие-уборщики (бханги), прачки (дхоби) и некоторые другие, селятся своеобразными слободами на окраине, а иногда и за пределами деревни. Такого типа поселения можно встретить и в районе Аллахабада, и под Варанаси, и в других местах.

Крестьянские дворы в северных районах представляют собой закрытую усадьбу, в центре которой находится небольшой, иногда в два-три десятка квадратных метров, дворик. Все жилые и хозяйственные постройки, т. е. хлев или просто крытый загон для скота, кладовая, иногда пристроенная к жилью кухня и другие строения, выходят во внутренний двор. В хлевах, как и во дворе, поддерживается относительная чистота, чего* нельзя сказать о деревенских улицах. Впрочем, отходы от растительной пищи почти целиком идут на корм скоту, а навоз тщательно собирается на топливо и удобрение полей.

Характерную особенность индийской деревни составляют колодцы. Иногда на всю деревню имеется только один колодец. В больших деревнях, население которых состоит из разных каст, обычно сооружается несколько колодцев. За содержанием их в чистоте следит местная сельская администрация. Рядом с колодцем обычно выращивают одно или несколько крупных деревьев, дающих хорошую тень. Вблизи колодцев часто располагаются небольшие деревенские святилища в виде открытых алтарей или часовен.

Во многих случаях деревенские колодцы превращаются в своеобразные клубы. Утром сюда приходят за водой женщины со всей деревни. Здесь они обмениваются последними новостями и разносят их во все концы деревни. Вечером к колодцу часто собирается мужская молодежь деревни. Здесь, на площадке поддеревьями, устраиваются игры и другие развлечения.

Жилье представляет собой часто однокамерное, а иногда, в зависимости от имущественного положения и количества членов семьи, двух помещение. Каждая из комнат имеет выход во двор, точнее на веранду, образованную выступающей над фасадом жилого помещения кровлей, опирающейся на несколько столбов. Веранда обычно поднята над уровнем двора на две-три ступени.

Деревенский двор в районе Агры

Она является почти обязательным атрибутом большинства жилых построек в Индии. Здесь обитатели дома едят и спят. Во дворе и на этой веранде протекает домашняя жизнь крестьянской семьи. В большинстве крестьянских дворов нет ни застекленных окон, ни навесных дверей. Дверные проемы завешиваются циновкой или другой занавеской. Часто вместо окон в стенах делаются небольшие отверстия для вентиляции в жаркое время года.

Внутренняя обстановка крестьянского жилища весьма проста. Мебель, как правило, отсутствует. Только в некоторых зажиточных домах есть небольшие столики и реже скамейки. Едят, обычно, сидя на полу, постелив вместо скатерти кусок грубой ткани, циновку или небольшой ковер (дари). Спят также на полу или на короткой кровати, представляющей собой деревянную раму на низких ножках, с натянутой на ней сеткой из прочной тесьмы или веревки. Даже в больших семьях имеются только две-три такие кровати. На кроватях спят преимущественно самые старшие члены семьи. Подстилкой служит та же циновка или дари. В холодное время года укрываются грубошерстным домотканым одеялом. Одежду и прочее домашнее имущество хранят в ящиках вроде сундуков, а чаще в больших корзинах.

В жилищах зажиточных крестьян предметы домашнего обихода более добротны и дороги. Примитивность обстановки крестьянского жилья объясняется, между прочим, и тем, что индиец, проводящий большую часть дня под открытым небом, ищет в доме не столько тепла и света, сколько прохлады и тени. Поэтому даже в северной части страны в жилом помещении, как правило, нет печей и всегда царит полумрак.

В самое последнее время в некоторых домах сельской интеллигенции стали появляться застекленные окна и мебель — низкие столы и скамеечки, кровати, книжные полки т. д.

В каждом деревенском доме имеется необходимая утварь: ступки для толчения зерна, ручные жернова для его размола, зернотерки, решета, прялки, а кое-где и домашние ткацкие станки. Посуду индусы предпочитают металлическую, обычно латунную. В северных районах, где больше мусульман, а также у малоимущих слоев сельского населения других районов распространена глиняная посуда. Посуда хранится или в стенных нишах, или висит на кольях и костылях, вбитых в стены жилого помещения или кухни. Если в доме нет особого помещения для кухни, ее заменяет поставленный во дворе под навесом очаг.

Топливом для очага служит дефицитный в Индии навоз, поэтому очаги делают небольшими. Обычно это кирпичные печурки с одной-двумя конфорками и кирпичной же или жестяной дымовой трубой; иногда печку заменяет переносный очажок или таганец, а кое-где пищу готовят просто на двух кирпичах, поставленных на ребро. В городах на кухне устраивают многоконфорочные плиты, но теперь все чаще пользуются примусами, разного рода керосинками и электроплитками.

По обычаю, посторонние не должны заходить на кухню. Кухня и все, что связано с приготовлением и потреблением пищи, содержится в образцовой чистоте. Здесь в стенных нишах или на особых подставках устанавливаются иногда семейные алтари и жертвенники.

На берегах среднего Ганга и его притоков расположены многочисленные города — административные, экономические и культурные центры. Некоторые из них были известны еще за несколько столетий до нашей эры: Варанаси (Каши) и Аллахабад (Праяг) на Ганге, Маттра (Матхура) и Дели (Индрапрастха) на Джамне, Айодхья на Гогре и многие другие. В средние века эти города многократно подвергались нашествиям, пожарам и разрушениям, но вновь восставали из пепла и развалин, продолжая играть крупную роль в жизни сменявшихся одно другим феодальных государств. В этот период возвысились новые города— Канаудж, Тханосер, Агра. В последние два столетия сильно выросли Канпур, Лакхнау, Барейли, Мерат и некоторые промышленные города на юге, на территории современного штата Мадхья Прадеш.

Основную массу городского населения составляют мелкие торговцы, ремесленники, а также служащие государственных учреждений, частных предприятий и все еще многочисленная в Индии домашняя прислуга. Фабрично-заводских рабочих в штатах Уттар Прадеш и Мадхья Прадеш меньше 1% от общей численности населения, т. е. значительно меньше, чем в Бенгале, например, или в Гуджарате.

Многие города по среднему Гангу и его притокам, несмотря на различные внешние влияния, еще сохраняют чисто индийский облик.

Крупные города, например, Дели, Аллахабад, Лакхнау, Варанаси и другие, обычно делятся на две части — старый город и новый город. Новые части городов выросли в колониальный период на месте стоянки английских военных гарнизонов и во многих случаях до сих пор называются по-английски — кантонмент, т. е. военное поселение. Это благоустроенные кварталы, разделенные широкими правильными улицами, обильно озелененные и застроенные небольшими одноэтажными, реже двухэтажными коттеджами, поставленными в глубине двора за невысокой кирпичной оградой. Многоэтажные здания здесь сравнительно редки; в большинстве случаев это государственные, общественные или частные коммерческие учреждения. Громадные деревья — пипал, баньян, ним, тамаринд, а часто и манго — насажены вдоль улиц, в садах и на территории городских усадеб. Во дворах растут манго, цитрусовые, бананы и другие фруктовые и декоративные деревья и кусты. Здесь нет дымящих заводских труб и пыли на асфальтированных улицах, нет и торговых рядов с их шумом и суетой.

Население этих «новых городов» состоит из крупных торговцев, чиновников государственных учреждений и частных контор, высших офицеров, богатых адвокатов, врачей и других представителей верхушки индийской интеллигенции. Во дворах здесь можно видеть легковые автомобили самых последних европейских и американских моделей.

На улицах Мерата

Новые части некоторых городов так разрослись, что по территории во много раз превосходят старые города. Столица Индийской республики даже называется по новой части города Новый Дели (Нью Дели). Новый Дели первоначально стал строиться на южной окраине старого города, но затем районы новой застройки охватили город с трех сторон.

В старых городах почти отсутствует зелень. Вдоль узких, кривых улиц тянутся тесно прижавшиеся один к другому двух- и трехэтажные дома, обычно с балконами или мезонинами. Переулки часто настолько узки, что даже рикше трудно по ним пробраться, а выступающие с противоположных сторон улицы балконы вторых этажей почти соприкасаются.

Тротуары на многих улицах отсутствуют.

Нижние этажи домов на торговых улицах сплошь заняты лавками и мастерскими ремесленников. Мелкие торговцы со своим товаром и ремесленники с их нехитрым инвентарем часто располагаются прямо на тротуаре или на мостовой, затрудняя движение, но тем самым привлекая к себе внимание прохожих. Жилыми, как правило, являются вторые и третьи этажи домов.

Старые части городов населены необычайно плотно. Здесь живут мелкие торговцы, ремесленники, чиновники, служащие, коммунальные и другие рабочие. Сезонные рабочие — строители, мостовщики, подметальщики улиц, еще дйюгочисленные в Индии нищие, а также цыганские таборы создают на окраинах и на пустырях внутри города целые поселки. Эти поселки состоят из шалашей и лачуг, сделанных из обрезков досок, старой жести и битого кирпича. Иногда они стоят на одном месте в течение многих лет и составляют органическую часть индийского городского пейзажа.

Во многих городах существует автобусное сообщение, кое-где есть и трамваи, а в крупнейших городах и автомобили-такси. Но основным видом городского пассажирского транспорта Индии является велорикша, т. е. велосипед с приделанной к нему вместо заднего колеса двухколесной коляской для пассажиров. Бывает, что на такой двухколесной коляске передвигается целая семья в четыре-пять человек. Кроме велорикши, почти во всех городах есть тонги — двухколесные четырехместные экипажи, в которых впряжена нарядно разукрашенная небольшая индийская лошадка. Пешие рикши в городах среднего Ганга встречаются редко. Индивидуальным средством передвижения являются автомобили, мотоциклы, мотороллеры и многочисленные велосипеды.

Цыганский табор в Дели

Своеобразен транспорт Дели. В нем мало автобусов, один единственный трамвайный маршрут, а пешие и велорикши встречаются только в старом городе. Наиболее распространенным видом пассажирского транспорта в Дели является моторикша — пхат-патия, как звукоподражательно называют ее делийцы, т. е. четырех- иЛи двухместная коляска на надувных шинах, прикрепленная вместо заднего колеса к мотоциклу или мотороллеру.

Пожалуй, ни в одном городе Индии нет такого количества велосипедов, как в Дели. Перед началом и сразу после окончания рабочего дня некоторые улицы сплошь заполнены велосипедистами, и пробираться по ним на каком-нибудь другом транспорте в это время очень трудно. Велосипедом пользуются и дети, направляющиеся в школу, и одетые в сари женщины, и многие другие.

В Дели, как и в других городах, мало грузового автотранспорта. По ночам и рано утром по улицам тянутся бесконечные обозы тяжело груженых подвод, запряженных волами или буйволами. Так громадный город снабжается продовольствием и товарами массового потребления.

Кроме общих черт, свойственных городам северной Индии, многие города на Ганге сохраняют и свои, только им присущие особенности. В этом отношении особенно интересен г. Варанаси. В нем больше, чем где-либо в других местах, сохранились традиционные черты индийского быта, обычаев и религиозных обрядов. Колонизаторы за два столетия владычества немало сделали для превращения этого города со всеми его традициями в своеобразный заповедник индийского средневековья, в паноптикум индийской экзотики для туристов. Некоторые проявления культурной отсталости и религиозных предрассудков стали источником дохода не только для английских, но и для многих индийских дельцов.

Моторикша

Древнейший из индийских городов, Варанаси, в течение многих веков был религиозным центром индуизма, городом, священным не только для индусов, но и для буддистов. В нем и теперь насчитывается около 1500 храмов. В городе нет улицы, даже маленького переулка, где бы не стоял один, а то и несколько храмов или отдельных алтарей. Некоторые храмы — замечательные памятники средневековой архитектуры. Значительная часть этих храмов расположена на высоком левом берегу Ганга. Есть храмы, посвященные Вишну, Шиве и другим богам, есть такие, где поклоняются изваянию священного быка и лингаму — фаллическому символу Шивы. Есть в Варанаси и буддийские, и джайнские храмы. Так, в Сарнатх, расположенный в нескольких километрах от города, собираются буддийские паломники из Индии и других стран. Кроме развалин древних святилищ, двух новых буддийских и одного джайнского храмов, здесь находится дерево, под тенью которого Будда, как рассказывает предание, произнес свою первую проповедь.

Ежедневно в священный город стекаются тысячи паломников. Одни из них, чтобы сделать подвиг более внушительным, пешком идут за сотни километров. Приходят сюда, чтобы поклониться святым местам, помолиться в прославленных храмах, совершить омовение в священной реке и смыть грехи, исцелиться от болезней, предать Гангу останки умерших, а иные в надежде дождаться своего смертного часа и быть сожженными на его священных берегах.

С высокого .берега к воде спускается множество широких каменных лестниц. Это гхаты — места на берегу, где совершают омовения и куда приносят на носилках и привозят на лодках тела умерших и где их сжигают на кострах, сооружаемых на специально отведенных для этого участках. Зола погребального костра и обуглившиеся останки трупа предаются Гангу. Верующие считают завидной долю того человека, останки которого приняла священная река. Может быть, поэтому не слышно У погребальных, костров ни плача, ни сетований родственников.

На улице Газиабада. Уттар Прадеш

Паломники совершают на гхатах ритуальные омовения, благоговейно погружаясь в священные воды прямо в одежде. Многие полощут рты этой водой, а иные, в надежде исцелиться от болезней, пьют ее и набирают в кувшины, чтобы унести за сотни километров и там врачевать ею больных, которым не довелось самим побывать на Ганге. Между тем местные жители весьма прозаически моются и стирают белье здесь же, между набожными паломниками. Целые стада бесприютного скота бродят по гхатам и,  спасаясь от зноя, часами простаивают в той же священной воде.

Среди индийцев распространено убеждение, что в силу каких-то физикохимических свойств вода Ганга не подвержена бактериальному заражению.

С давних времен Варанаси был общеиндийским центром образования и науки. Университет в Варанаси и теперь является не только учебным, но и крупным научно-исследовательским учреждением по многим отраслям знаний. В этом же городе находится несколько научных учреждений все- индийского значения, культурно-просветительных и других общественных организаций. К числу таких учреждений должен быть отнесен не только музей буддийских древностей в Сарнатхе, но также созданный по инициативе Ганди своеобразный храм, где объектом поклонения является рельефная, размером во всю площадь пола, карта Индии, символизирующая «Мать Индию» (Бхарат Мата). Здесь на стенах можно видеть тщательно составленные хронологические таблицы. Читая их, посетитель получает основные сведения о прошлом своей страны, знакомится с культурными достижениями и славными деяниями предков.

В этот «храм», так же как и в другие храмы, посетитель входит благоговейно, предварительно оставив обувь у входа. Сама идея создания такого своеобразного храма имеет своей целью сочетать традиции с требованиями современности.

Варанаси, может быть, наиболее яркий образец старого индийского города, но многое из описанного здесь можно встретить и в Старом Дели, и в Агре, и в Лакхнау. Своеобразной миниатюрной копией Варанаси является другой священный город — Хардвар, лежащий на Ганге при выходе его из гор. В Хардваре тоже много храмов, много паломников, факиров, йогов и странствующих святых садху. В нем также совершаются массовые ритуальные купанья в Ганге и на берегу горят погребальные костры.

Сожжение трупов на берегу Ганга

Тысячи паломников также посещают ежегодно Бадринатх и Кедар- натх — два святилища индусов, расположенные высоко в горах на крайнем севере штата Уттар Прадеш.

В областях среднего Ганга нет пока новых городов, но сооружение крупных промышленных предприятий сопровождается теперь строительством рабочих поселков городского типа с необходимыми элементами коммунального благоустройства.

Пища рядовых индийцев проста и даже однообразна. Сельские жители питаются преимущественно растительной пищей, в которой преобладают п зерновые. Хлеб, каким его знают в Европе, индийцы не пекут. Некоторые жители городов едят роти

пресные или кислые хлебцы из пшеничной, кукурузной или просяной муки, выпекаемые на сковороде. Сельское же население употребляет чапати — небольшие пресные лепешки. Их пекут также на сковороде или противне, обычно прямо перед едой, и едят горячими.

Большинство индийцев не едят мяса. Исключение составляют главным образом мусульмане. Но есть мясо коровы и вообще крупного рогатого скота строжайше запрещено религиозными законами и древними обычаями. Этих обычаев придерживаются даже мусульмане.

Сельские жители едят три раза в день. Утром они ограничиваются чашкой кислого молока (дахи) с чапати или жидкой кашей из баджры, ячменя или другой крупы. -Обед, как правило, более обилен. Чаще всего основным блюдом на обед служит та же жидкая каша, но с приправами — карри из бобовых, картофеля или овощей и с пряностями. Мусульмане и некоторые индусы приготовляют карри даже с мясом (бараниной) и рыбой. Горох, чечевица, грам и другие бобовые на хиндустани имеют общее название — дал. Дал — наиболее распространенный продукт повседневного питания. Блюда подают обычно в металлических чашках и едят руками, ловко поддевая куском чапати.

За последние десятилетия население стало потреблять больше сахара. Сладости обязательно входят в меню горожан, но они также распространились и в деревню.

Гхаты. Варанаси

Самое простое лакомство — стебель сахарного тростника, который просто жуют. Как освежающий напиток пьют сладкий сок тростника. Из патоки приготовляют разного рода сладости. Как плов и дал неумеренно сдабриваются перцем, так же приторно сладкими делают индийцы гулаб, расгулла и другие лакомства, приготовляемые из творога на патоке или меде.

Вечером индийцы едят мало. Чаще всего ужин состоит из кислого молока и чапати. Только в последнее время в деревне стали пить чай.

Многие жители областей среднего Ганга, как и других областей Индии, жуют пан (особенно после еды). Пан — это лист бетеля, в который завертывают немного извести, кусочек ореха арековой пальмы, кардамон или другие пряности. Пан кладут в рот и жуют, отчего рот наполняется слюной кроваво-красного цвета, которую время от времени сплевывают. После десяти-пятнадцати минут жевания выплевывают и сам пан. Во рту остается ощущение приятной свежести. Обычно пан заготовляют впрок и носят его готовым в особых кисетах или коробочках типа табакерок.

Курят хукку — трубку типа кальяна, в которой дым проходит через воду, а также самодельные или кустарные сигареты, сделанные из куска табачного листа, свернутого в маленькую трубочку, и называемые биди.

Индийцы часто моются, используя для этого малейшую возможность. Руки они моют перед каждой едой обязательно, так как едят руками. Также обязательно утром чистят зубы, язык и прополаскивают горло. Большинство населения чистит зубы самодельной зубочисткой. Для изготовления ее берется веточка дерева ним размером с карандаш. Конец веточки разбивается на камне или разжевывается, отчего получается жесткая кисточка (датан), которой и чистят зубы. Язык очищают специальным скребком или той же зубочисткой, переломленной пополам и согнутой под углом.

Обычай предписывает с утра до принятия пищи не только умываться и чистить зубы, но совершать и общее омовение. Сельские жители часто пользуются для этого деревенским прудом. Если нет пруда, берут воду из колодца (ее приносят женщины) и моются где-нибудь в укромном уголке двора. Именно так поступают женщины, обычно не пользующиеся общественным прудом.

В городских квартирах, где есть водопровод, оборудуются хотя бы самые крошечные душевые кабины, и все члены семьи ежедневно принимают душ. Столь распространенные в Европе ванны индийцы считают негигиеничными. Душевые кабины оборудуются во многих современных государственных и частных учреждениях, на вокзалах и в вагонах железных дорог. На городских улицах часто можно увидеть мужчину или женщину, моющихся под струей попавшегося им на пути водопроводного крана.

Одежда населения, живущего в областях среднего Ганга, необычайно разнообразна. Многие мужчины носят традиционные индийские дхоти, представляющие собой кусок белой ткани длиной в несколько метров и шириной около метра. Им обертывают бедра, а один конец продевают между ног и затыкают за пояс. Получается подобие свободных штанов, очень удобных в условиях индийского климата. Иногда под дхоти носят ланготхи — короткую набедренную повязку. Изредка можно встретить горожан, одетых в лунги, — кусок ткани, обернутой вокруг бедер в виде юбки.

Мужское население городов и некоторых сельских районов на севере •области носит не дхоти, а штаны различного покроя (патлун, пайджама), которые могут быть и широкими и узкими, плотно обтягивающими голени. Кроме того, мужчины носят разного рода рубашки, в том числе и европейского типа с воротником, но обычно навыпуск, без пояса.

В холодное время года некоторые мужчины надевают шерстяные или плотные хлопчатобумажные безрукавки, а также куртки и пиджаки. Многие, однако, вместо этого просто набрасывают на плечи и голову одеяло или шаль.

В настоящее время в больших городах широкое распространение получил европейский мужской костюм, но еще часто можно наблюдать сочетание европейских и местных элементов. Так, в Дели и других северных городах принято носить брюки европейского покроя и кожаную обувь. При этом рубашка или другая одежда на верхнюю часть тела, как и головные уборы, могут быть самыми разнообразными. На юге, в штате Мадхья Прадеш, чаще всего бывает наоборот — традиционное дхоти и босые ноги в сочетании с модным европейским пиджаком или другим костюмом.

Вместе с этой европеизацией одежды вырабатывались и новые сочетания старых элементов. Так, государственные служащие в официальных ж торжественных случаях надевают гиервани — своеобразный скроенный в талию однобортный сюртук со стоячим воротником, узкие, обтягивающие икры белые штаны и кожаную обувь. Этот костюм из официального все более превращается в повседневный для горожан в прохладное время года. Шервани носят и с прямыми белыми брюками европейского типа.

Распространен в Индии и ачкан — верхняя одежда, напоминающая китель со стоячим воротником.

Большинство сельских жителей северной Индии и многие горожане входят босыми, но все же обувь здесь, даже кожаная, встречается чаще, чем. в других, особенно южных, частях страны.

Многие мужчины носят головные уборы в виде тюрбанов разной формы, округлых шапочек и все шире распространяющихся в Индии легких шапочек из белой- ткани, вроде европейских «пилоток». Введение этого головного убора приписывается Махатме Ганди. Во всяком случае сначала, эта шагіочка была как бы форменной — знаком принадлежности к партии Национальный конгресс, а затем становилась все более модной и распространилась в разных слоях индийского общества. Но очень многие вообще не носят головных уборов.

Подавляющее большинство женщин носит традиционные сари, просто белые или цветные, преимущественно светлых тонов. Европейские платья, как правило, не носят даже горожанки. Сари представляет собой длинный (5 и более метров) кусок легкой ткани, шириной около метра, обычно с нарядной цветной полосой по краям, обернутый вокруг тела и закрепленный так, что получается впечатление законченного платья, хотя на сари нет ни одного шва. Богатые женщины делают сари из дорогой, иногда тяжелой парчевой ткани, а иные франтихи, наоборот, носят сари из тончайшей газовой ткани. Под сари надевается легкая, но непрозрачная нижняя юбка в тон сари. В дополнение к сари многие женщины, особенно горожанки, на верхнюю часть тела надевают ноли — короткую, едва скрывающую, но плотно стягивающую грудь кофту с короткими узкими рукавами. Цвет этой кофты, как правило, отличается от цвета сари. Свободный конец сари обычно набрасывают на голову, вместо шарфа или платка. Часто женщины-индуски, особенно в деревнях, вообще не- носят ничего, кроме сари.

Многие мусульманки предпочитают носить вместо сари длинную, иногда доходящую до колен, рубаху и штаны, а голову покрывают легким шарфом (чадар). Некоторые женщины — мусульманки, а также выходцы из соседнего Раджастхана и многочисленные в этих местах бан- джара, или индийские цыганки, носят широкие цветные, преимущественно красно-бурых тонов, юбки, пестрые кофты с длинными рукавами и шарф на голове. Иные, кроме того, носят и штаны.

Только немногие женщины, преимущественно горожанки, носят обувь, чаще всего сандалии-босоножки. Чулок индийские женщины не носяг' совсем.

Детская одежда и в том, и в другом штате, как и в Индии вообще, менее разнообразна. Мальчики до 10—12 лет ходят обычно в коротких штанах или в коротких же дхоти и не всегда носят рубашку. Платья девочек в возрасте 8—12 лет теперь мало отличаются от европейских. Девочки старше 12 лет уже одеваются в сари. У мусульман часто даже- маленькие девочки, кроме платья, носят штаны. Но не менее часто дети почти до школьного возраста ходят полуодетыми или вовсе голыми.

У индийских женщин независимо от национальной, кастовой и религиозной принадлежности и даже от имущественного положения распространены многочисленные украшения. Только у одних больше украшений, у других меньше; у одних они дорогие, у других дешевые. Браслеты и кольца принято носить не только на руках, но и на ногах, а серьги, например, и в ушах, и очень часто в носу. Не носят в носу крупных и тяжелых серег, но небольшие серьги в правой или левой ноздре представляют обычное явление. Часто девочкам еще в грудном возрасте прокалывают уши и крылья носа и вдевают в отверстие шелковую нитку • или тонкую серебряную проволочку, чтобы позднее заменить их настоящей серьгой.

Во всех слоях общества существенную часть подарков невесте составляют украшения. Молодые мужья из тщеславия иногда дарят женам непомерно дорогие украшения, и в обывательской среде это считается признаком хорошего тона. Часто ценность украшений превосходит ценность всего имущества семьи. В буржуазных кругах увешанная драгоценностями жена является как бы показателем материального благосостояния и кредитоспособности мужа.

Индийские женщины, даже горожанки, редко красят губы и еще реже* пудрятся. Но многие из них ставят на лбу между бровями красное или- другого цвета пятно, называемое шика или тпилак. Первоначально налобный знак в виде точки означал, что девушка помолвлена. Замужняя- женщина постоянно возобновляет эту точку на лбу. Теперь тилак частично потерял свое первоначальное значение и наносится как украшение лица женщинами всех возрастов (и не только индусками). Иногда налобный знак делается не краской, а приклеивается в виде «мушки» особым клеем. Эти «мушки» в форме крошечных разноцветных лепестков, звездочек, ромбиков и т. д. продаются готовыми и даже смазанными клеем. Многие индийские франтихи предпочитают эти налепные тилаки.

Сурмление глаз широко распространено и в городе и в деревне. Многим детям, особенно дошкольного возраста, глаза регулярно подводят сурьмой. Индийцы убеждены, что сурьма в данном случае предохраняет от глазных заболеваний, а многие думают, что она оберегает детей от «дурного глаза».