Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Индия в конце II тысячелетия до н. э.— первой половине I тысячелетия н. э.
Этнография - Народы Южной Азии

До самого последнего времени индийские историки и археологи выделяли так называемый темный век — от конца культуры Хараппы до начала исторического периода (по индийской терминологии), т. е. до появления первых письменных источников. Такая классифика- К вопросу ция, однако, была вызвана плохой изученностью так называемом послехараппской эпохи. В настоящее время ученые темном веке все больше и больше склоняются к мысли о том, что никакого «темного века» в действительности не существовало. Новые исследования индийских археологов позволяют заполнить значительный разрыв между падением Хараппы и периодом, отмеченным появлением письменных источников. Раскопки в Катхияваре свидетельствуют о развитии местных послехараппских культур в течение очень продолжительного периода после Падения основных центров хараппской цивилизации.

Особый интерес представляет изучение многослойных поселений в долине Ганга. В 1950—1952 гг. Б. Лал при раскопках Хастинапура вскрыл слои от середины II тысячелетия до н. э. вплоть до средневековья. В нижнем слое поселения вместо ожидаемой хараппской керамики были найдены фрагменты желтой плохо обожженной керамики, которую можно отнести к культуре «медных кладов». Над ним залегал слой культуры «серой расписной керамики» (второй слой Хастинапура).

Серая расписная керамика здесь представлена тонкими,хорошо обожженными сосудами, главным образом серого цвета, которые изготовлены на гончарном круге. Металл — в основном медь. Небольшое число железных предметов появляется лишь в самой верхней части слоя. Из костей животных обнаружены кости лошади, свиньи, овцы; из злаков — зерна риса. Находки значительного количества костей лошади говорят о ее большом значении в хозяйстве этих племен. Были вскрыты остатки жилищ из сырцового кирпича и тростника, обмазанного глиной. Терракотовые фигурки изображают главным образом животных. Аналогичный комплекс культуры «серой расписной керамики» встречается и в других поселениях (Ахиччхатра, Курукшетра, Матхура).

Серая расписная керамика, по мнению Б. Лала, аналогична также керамике из Ирана (Шах-Тепе), из района к югу от озера Урмия и из Систана. Изучение культуры «серой расписной керамики» (главным образом ее ранних этапов, относящихся к XII—XI в. до н. э.) позволяет восстановить некоторые черты материальной культуры индо-арийских племен эпохи сложения Ригведы и основные этапы ее развития на индийской почве. Ведические арии предстают перед нами как оседлые земледельцы и скотоводы, знающие гончарный круг, а из металлов —медь, что согласуется с материалами Ригведы.

Третий период в Хастинапуре (начало VI—начало III в. до н. э.) характеризуется северной черной лощеной керамикой, которая, по- видимому, развилась из предшествующей ей серой расписной керамики. Металлические предметы — преимущественно железные.

Данные о связи серой расписной керамики и северной черной лощеной керамики, распространенной на значительной территории Индии, представляют большой интерес. Они позволяют говорить о том, что поздние фазы культуры «серой расписной керамики» не являются чуждыми местным индийским традициям. Ее создатели, хотя и были связаны с арийскими племенами, пришедшими сюда, в рассматриваемую эпоху (IX— VIII в. до н. э.) предстают перед нами уже как собственно индийские племена. Пришельцы слились с местным населением и создали единую культуру, прослеживаемую на значительной части территории Северной

Индии. Последующие культурные слои Хастинапура относятся уже к той эпохе, когда кроме вещественных памятников на помощь исследователям приходят письменные материалы, датированные монеты (IV—III вв. до н. э.).

 

Фрагмент «серой расписной керамики»

В этот период в долине Ганга возникают новые центры индийской культуры, создаются новые государства, укрепляются экономические, торговые и культурные связи между различными областями страны. Центр индийской культуры и государственности перемещается с берегов Инда в долину Ганга.

Исследование послехараппских культур в Белуджистане также свидетельствует о том, что Белуджистан не знал периода «темного века». По мнению Д. Гордона, южный Белуджистан и Макран после хараппской цивилизации были заселены народами, оставившими культуры «погребальных пирамид» и керамики типа лондо. Создатели этих культур знали уже железо. Большое значение в их хозяйстве имела лошадь. Последние фазы этих еще плохо изученных культур относятся к середине VII—середине V вв. до н. э.

Наши свидетельства о жизни и культуре племен ведических ариев основываются не только на материалах археологии, но и на данных, содержащихся в сборниках священных гимнов древних индийцев — Ведах.

Некоторые данные о социальном строе и хозяйственном укладе ведических племен

Оформление Ригведы — самого раннего из памятников ведической литературы в единое собрание датируется в настоящее время приблизительно X—IX вв. до н. э.; хотя сведения, которые сохранила нам ведическая традиция, могут относиться и к предшествующим периодам истории индо-арийских племен.

Именно сочетание обоих видов материалов—археологического и документального—позволяет более отчетливо представить основные черты и особенности хозяйственного уклада, быта, материальной культуры, религиозных представлений арийских племен в так называемую ведическую эпоху (этим термином условно может быть назван период от появления в Индии индо-арийских племен до сложения первых государств в долине Ганга. Исследователи подразделяют этот значительный повремени период на ранневедический и поздневедический периоды).

Как указывалось выше, ведические арии эпохи сложения Ригведы предстают перед нами как оседлые земледельцы и скотоводы. Это находит подтверждение не только в археологическом, но и в документальном материале. Хотя население не было кочевым, важным, а может быть и основным видом хозяйственной деятельности оставалось скотоводство, а не земледелие. Ремесло по своему техническому уровню уступало ремеслу создателей культуры Хараппы. Арийские племена в этот период, по-видимому, еще не знали письменности. Религия их также существенно отличалась от религии носителей культуры Хараппы. В ней значительно меньшую роль играл культ женских божеств, слабо проявлялись представления, характерные для земледельческих культов и т. д.

В первые века I тысячелетия до н. э. начинается усиленное расселение арийцев по долине Ганга. Арийские племена расселялись вниз по течению Ганга и Джамны, постепенно укрепляя свои позиции. В долине Ганга распространились язык, религия, хозяйственный и социальный уклад арийских племен.

Ранее было обычным утверждение, что техника добычи и обработки железа была принесена в Индию ариями. Основанием для этого было толкование встречающегося в Ригведе термина «айас» как «железо». В настоящее время большинство исследователей считает, что словом .«айас» древние индийцы называли металл вообще; бесспорное древнейшее упоминание железа встречается значительно позднее — в поздних гимнах Атхарваведы. Арийские племена эпохи Ригведы знали лишь медь. Уже в долине Ганга они перешли к железу. Металлургия железа, таким образом, возникла в Индии самостоятельно в I тысячелетии до н. э.

Переход к железу был важным фактором успешного освоения долины Ганга и дальнейшего прогресса в сфере материального производства: у болот и джунглей отвоевывались все новые территории; производительнее становился труд земледельца.

Если основной зерновой культурой в период Ригведы был ячмень, то в поздневедийский период в долине Ганга распространяются культуры риса, сахарного тростника, хлопка. Климатические условия и новая сельскохозяйственная техника позволяли выращивать два урожая в год. Широко развилось плужное земледелие. В качестве тяглового скота использовались быки. Развивалось искусственное орошение, но существование в этот период крупных ирригационных сооружений пока не установлено.

Важную, хотя отныне и не главную роль, продолжало играть скотоводство, особенно разведение крупного рогатого скота. Постепенно развивалось коневодство, особенно на северо-западе страны. Лошади использовались главным образом в военном деле.

Древнейшая культура ариев, насколько мы можем судить, уступала культуре Хараппы по уровню своего развития. Как показывают археологические данные, города в центральной части долины Ганга возникают только в I тысячелетии до н. э. и к середине I тысячелетия до н. э. даже самые прославленные из них (например, столица героев Махабхараты, Хастинапур), по-видимому, не могли равняться с Мохенджо-Даро и Хараппой.

Города были основными центрами ремесленного производства. Наличие боевых колесниц, на которых сражалась знать, предполагало довольно высокий уровень мастерства обработки металла. Из предметов вооружения упоминаются копья, боевые топоры, мечи, латы, шлемы, луки и стрелы. Существовало уже, по-видимому, некоторое разделение труда; ткачи ткали хлопчатобумажные, шерстяные, шелковые и льняные ткани. Ткани окрашивались в различные цвета. Плотники умели делать многовесельные суда.

' - Жилища и городские укрепления в долине Ганга, в отличие от культуры Хараппы, строились в то время в основном из дерева, и это способствовало развитию деревянного зодчества и художественной обработки дерева.

В связи с усилением обмена между племенами появляется профессиональное купечество. Единицей обмена и мерилом стоимости являлся скот (коровы) или наиболее распространенные украшения. Только к середине I тысячелетия до н. э. появляются монеты, причем еще очень примитивные, в форме небольших серебряных брусков с клеймом. Торговля велась по сухопутным путям и по рекам. Есть основания полагать, что существовала и международная торговля — сухопутная и морская.

Рост производительных сил и производительности труда способствовал неуклонно продолжавшемуся процессу имущественного и общественного расслоения арийских племен.

Пахотная земля из общинного владения перешла во владение отдельных семей, причем племенная верхушка захватила лучшие и большие участки. В тех условиях возможна была эксплуатация в первую очередь людей из чужого племени. Военнопленных уже не истребляли, а превращали в рабов.

В Ригведе упоминаются десятки и сотни рабов. Владение рабами стало одним из основных показателей богатства и высокого общественного положения.

Основным термином для обозначения раба было слово «даса»; как мы уже упоминали, в Ведах так назывались и неарийские племена. Это свидетельствует о том, что первыми рабами у ариев были военнопленные из чуждых им племен. Затем этим термином стали обозначать и рабов — военнопленных из ариев, наконец, рабов вообще.

Возникнув, рабство неуклонно* развивалось; все усиливалось закабаление богатыми и знатными обедневших соплеменников. Появилось долговое рабство.

Рабы были полной собственностью хозяина. Их положение мало отличалось от положения домашнего скота. Их продавали, дарили, передавали в качестве приданого вместе с другим имуществом. Согласно преданиям, их покупали для того, чтобы принести в жертву богам. Дети рабыни считались собственностью хозяина матери. Слова «раб», «сын рабыни» употреблялись как бранные.

Рабы попадали в виде военной добычи в основном в руки знати; это «способствовало укреплению ее позиций. Знать, захватившая органы племенного управления, получает возможность распоряжаться общеплеменной собственностью. Военный вождь племени {раджа), опираясь на родоплеменную знать, отныне получает возможность навязать угодное ему решение племенному собранию или вовсе обойтись без его согласия. Постепенно должность раджи становится наследственной, он превращается (в царька. Высшие должности в государственной администрации — царского жреца, сборщика налогов и дани, казначея и т. д., а также командные посты в армии — становятся привилегией рабовладельческой знати.

Но в течение еще долгого времени новые классовые отношения тесно переплетались с первобытнообщинными, и государство использовало племенные институты — собрания знати, народные собрания и т. д., которые приспосабливались постепенно к новым общественным условиям.

В рассматриваемый период определилось деление всех некогда равнонравных, свободных членов общества на четыре группы, неравные по •своему общественному положению, правам и обязанностям: брахманы, кшатрии, вайшъи и шудры. Жрецы в древней Индии назывались брахманами, воины — кшатриями, все прочие общинники, а позже и подавляющая часть городского населения — вайшьями.

Эти общественные группы сословного характера назывались у индийцев варнами. Зарождение варн относится еще к периоду разложения первобытнообщинного строя, когда происходило деление на знать и рядовых общинников.

Первоначально лица, исполнявшие культовые обязанности, а также те, кто занимался военным делом, особыми привилегиями не обладали. Но постепенно эти занятия становятся наследственными, а их носители занимают привилегированное положение и выделяются из общей массы рядовых общинников. Они начинают господствовать в племенном ополчении, присваивают себе преимущественное право на занятие должностей в органах управления, на лучшую часть общеплеменной собственности, военной добычи и т. д. Их господство распространяется и на область идеологии.

Затем появляются неравноправные общинники — шудры. Это были *члены мелких племен, объединившихся с более сильными на неравных .условиях, или члены племен, побежденных в войнах, а также изгои др. Они не допускались к решению общественных дел и не участвовали

в отправлении племенного культа; они не проходили обряда посвящения — «второго рождения», на которое имели право только члены трех «высших»- варн, называвшихся «дваждырожденными» в отличие от «однаждырожден- ных» — шудр. Основой этого обряда, производившегося в возрасте 8—10 лет, было возложение на посвящаемого священного шнура*и пояса, сопровождавшееся чтением гимна солнцу.

С возникновением государства узаконивается неравенство этих общественных групп, их права и обязанности как по отношению к государству, гак и друг <к другу.

«Высшие» — брахманы, и кшатрии — стараются обособиться, не допустить в свою среду вайшьев и шудр, а также не допустить и смешения вайшьев с шудрами. Так образуются варны — сословные общественные группы г.

В древнеиндийском эпосе остались воспоминания о временах, когда женщины занимали равное с мужчинами положение в обществе, пользовались уважением, участвовали в решении общественных дел, имели право сами выбирать мужа, вступать в повторные браки и даже иметь несколько мужей.

К середине I тысячелетия до н. э. в государствах долины Ганга уже прочно сложилась патриархальная семья. Слово тати» — муж означало также «господин», «владыка». В семьях царей и знати частым явлением было многоженство, но браки у простого народа были обычно моногамными. Женщины уже утеряли право решать вопросы в народном собрании. В семьях жрецов и военной знати они уже не могли распоряжаться семейным имуществом, были отстранены от исполнения жреческих функций. Муж мог потребовать и легко получить развод; обязательства соблюдать супружескую верность для него не существовало. Расторгнуть брак по своему желанию жена практически не могла, и ее неверность мужу сурово наказывалась. По религиозным представлениям того времени, жена даже на том свете оставалась в подчиненном мужу положении.

Глава семьи единолично распоряжался семейным имуществом и продуктами труда отдельных ее членов и практически имел над ними право жизни и смерти. В низших слоях общества положение женщины было более высоким, и пережитки былого равноправия сказывались сильнее.

Вследствие ведущей роли государств верхней части долины Ганга в политической и культурной жизни Индии рассматриваемого периода сложившиеся здесь обычаи и религиозные воззрения, священные тексты и язык, на которых они были созданы (санскрит), постепенно распространяются по всей стране.

Древнеиндийские государства рабовладельческие и

В VII—VI вв. до н. э. в долине Ганга уже сложились ранние рабовладельческие государства (Магадха, Каши, Кошала, Анга, Куру, Пан- чала и др.), которые вели между собою ожесточенную борьбу. Главными претендентами на политическую гегемонию были Кошала (на территории теперешнего штата Уттар Прадеш) и Магадха (в центре современного штата Бихар). Борьба между ними закончилась в IV в. до н. э. победой Магадхи и политическим объединением всей долины Ганга, а затем и почти всей восточной и части западной и центральной Индии под властью правителей из династии Нанда.

Значительные изменения общественного строя получили выражение в религиозной борьбе, охватывавшей широчайшие слои народа. Религии,, возникшие в это время — буддизм и джайнизм, распространились с течением веков по всей Индии с севера до крайнего юга.

В этот период сложилась известная культурная общность между главнейшими этническими группами, населявшими северную Индию.

 

По мнению некоторых европейских и индийских ученых (например, С. К. Чаттерджи), уже Веды и ведическая религия, а также Упанишады не являются созданием исключительно ариев. К моменту сложения ведической культуры слияние (или во всяком случае — сближение) значительной части народов Индии достигло такой степени, что в Ведах и в ведической литературе (как в языке, так и в содержании) весьма заметно влияние дравидов и других древних насельников страны. Учение о карме и переселении душ, практика йоги, представление о божествах (таких как Шива, Вишну и др.), многие мифы в Пу- ранах и эпосе носят доарий- ский характер. То же можно сказать о брачных обрядах и целом ряде других обычаев индусов. Одежда, распространенная по всей Индии, культивирование риса и многих плодовых деревьев (например, тамаринда и кокосовой пальмы) заимствованы также, по мнению Чаттерджи, у доарийского населения Индии.

С другой стороны дравидийские народы Индии многое заимствовали от ариев; дравидийские языки Индии подвергались сильному влиянию санскрита. В первые века до нашей и в начале нашей эры эта связь между народами, населяющими различные районы страны, была уже значительна^ и все религиозные течения, родившиеся в северной Индии, распространились вплоть до крайнего юга.

В 326 г. до н. э. в северо-западную Индию вторглись войска Александра Македонского. Ему не удалось пробиться в глубь страны, а завоеванные им княжества Панджаба оставались зависимыми от греков очень недолгое время. Соратники Александра оставили довольно много свидетельств, позволяющих судить о различных сторонах общественного и государственного строя древней Индии. Только с этого времени возможно установить точную хронологию событий индийской истории, потому что все памятники собственно индийской литературы не датированы и не содержат в себе дат описываемых событий.

В 322 г. до н. э. династия Нандов в Магадхе была свергнута Чандра- гуптой, который основал новую династию — Маурья (322—185). Чандра- гупта объединил всю северную Индию, вытеснив греков из Панджаба, и создал крупное государство, присоединив к нему и часть южной Индии. Наибольшего могущества империя Маурьев достигла при Ашоке (272—232), который объединил под своей властью значительную часть Индии. Очень широкое распространение в этот период получает буддизм.

 

Индия времен Ашоки

Император Ашока оставил в разных местах своей империи указы, высеченные на скалах и колоннах и составленные на пракритах — древних местных разговорных языках. Эти эдикты позволяют сделать некоторые заключения о характере общественных отношений того времени.

Империя Маурьев была первым в истории Индии крупным рабовладельческим государством, о котором свидетельствуют письменные источники. Правда, Мегасфен, который был греческим послом при дворе Чан- драгупты Маурья, отрицал существование в Индии рабов, однако многочисленные упоминания о рабах в индийском эпосе и последние исследования как зарубежных, так и советских ученых позволяют говорить о том, что речь идет не об отсутствии в это время рабства, а о серьезных отличиях индийского рабовладения от античного. Рабовладение в Индии не имело таких развитых форм, как в Греции и Риме. Оно часто носило патриархальный характер, и число рабов было сравнительно невелико.

Некоторые индийские ученые высказывают предположение,что своеобразное развитие рабовладения в Индии объясняется ранним возникновением в ней кастовой системы, которая давала возможность представителям -«высших» каст эксплуатировать «низшие» касты без прямого их порабощения.

 

При преемниках Ашоки империя Маурья начала распадаться. Наиболее значительным государством Индии к рубежу нашей эры была Андхра, расположенная в северной части Декана и простиравшаяся от Аравийского моря на западе до Бенгальского залива на востоке. В составе ее населения были индоарийские и дравидийские народы. Южнее Андхры, на территории, не входившей в империю Маурья даже в период ее расцвета, существовали три древних дравидийских государства — Пандья, Чола и Чера, населенные главным образом тамилами и малаяли.

С середины II в. до н. э. по III в. н. э. северная Индия подверглась неоднократным вторжениям со стороны греков, утвердившихся в Бактрии, а затем парфян и саков. Один из сакских народов долгое время (I—II вв. н. э.) правил в северных областях Индии. Особенно известен сакский правитель из рода Кушанов — Канишка (78—123). Империя Канишки включала кроме северо-западной и северной Индии территорию современного Афганистана, большую часть Средней Азии (Хорезм) и Бактрию. Восточная граница кушанского государства в Индии точно неизвестна, но монеты Канишки были найдены в Бихаре и Бенгалии. Много монет Канишки было обнаружено во время раскопок в древнем Хорезме, что свидетельствует о прочных хозяйственных связях между Индией и этой областью. Столицей империи Канишки был г. Пурушапур (современный Пешавар). Год воцарения Канишки стал считаться началом одной из индийских систем летосчисления, широко распространенной в средневековой Индии и известной под названием «эры шака».

 

Государства южной Индии в этот период имели довольно регулярные торговые связи с государствами Средиземноморья — с Египтом, Грецией и Римом. Известно, что многие предметы индийского происхождения были заимствованы греками и римлянами у населения южной Индии и сохранили в несколько измененной форме свои дравидийские названия (например, рис, который по-гречески назывался ориза, по-тамильски — ариси). В государствах южной Индии были найдены многочисленные римские монеты; некоторые данные позволяют думать, что правители тамильских государств нанимали в качестве личной гвардии римских солдат.

В начале IV в. н. э. происходит новое возвышение Магадхи. Ее правитель Чандрагупта (320—330) объединил под своей властью основные районы пригангской Индии и основал династию Гупта. Империя Гупта охватывала всю северную Индию. Ее восточным рубежом была дельта Ганга, а западный простирался от восточных притоков Инда до полуострова Катхиявар на юго-западе. Самудрагупта (примерно 330—380) совершил победоносный поход в Декан, однако присоединить южную Индию не смог. Основными источниками, позволяющими изучить историю этого периода, являются дарственные надписи гуптских правителей и записки китайского паломника Фа Сяня, посетившего Индию в конце IV—начале V в. н. э. Некоторые историки считают, что именно в период Гупта в Индии формируются феодальные отношения, однако вопрос о социально-экономических отношениях в этот период чрезвычайно сложен и требует дальнейшей разработки. О значительном развитии общественного разделения труда в этот период свидетельствует расцвет кастовой системы[1].

 

Южная Индия в VIII—X вв.

В середине V в. в северную Индию вторглись гунны (эфталиты), которые нанесли удар Гуптам, но сами не могли здесь закрепиться и в середине VI в. были изгнаны. Северная Индия находилась в состоянии политической раздробленности до начала VII в.

Культура древней Индии оказала большое влияние на соседние народы. Памятники индийской материальной культуры встречаются в Средней Азии, на Цейлоне, Бирме, Таиланде, на Малайском полуострове, Яве, Суматре, Борнео, в Индокитае и даже на юге Китая, т. е. повсюду, где были более или менее значительные индийские колонии. Влияние Индии сказалось на религии, письменности, искусстве, архитектуре и многих обычаях народов этих стран.

 


[1] См. «Вводную часть», раздел «Кастовый строй».