Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Антропологический состав населения Южной Азии
Этнография - Народы Южной Азии

В антропологическом отношении население Южной Азии характеризуется исключительным разнообразием. Здесь встречаются представители всех трех основных больших рас земного шара: экваториальной {негро-австралоидной), европеоидной и монголоидной. Физический тип большей части населения представляет собой различные переходные формы, занимающие в расовой классификации промежуточное положение между большими расами. Труды индийских антропологов (Гуха, Мад- жумдара и др.), особенно широко развернувшиеся после достижения независимости, дают возможность получить достаточно ясное представление о сложном антропологическом составе населения Южной Азии.

Наиболее характерными представителями экваториального расового ствола в Индии являются андаманцы. Кожа у них очень темная, почти черная, нос плоский, но в отличие от негров и австралийцев, не очень широкий. Губы умеренно толстые, но тоже не в такой степени, как у типичных представителей негро-австралоидной расы. Наибольшее внимание антропологов привлекает исключительная малоросл ость андаманцев: длина тела взрослых мужчин составляет в среднем 148 см; женщин — 138 см.

У женщин встречается стеатопигия (сильное отложение жира на бедрах и ягодицах) — особенность, характерная также для южноафриканских бушменов и готтентотов. По мнению некоторых антропологов, малорос- лость андаманцев является основанием для объединения их вместе с другими темнокожими малорослыми народами Юго-Восточной Азии и Центральной Африки в одну пигмеоидную расу, некогда будто бы широко распространенную по земному шару. Советские антропологи не разделяют этой точки зрения, так как она противоречит всем данным палеоантропологии. Древние представители современного вида человека, жившие в эпоху позднего палеолита, отличаются от современных людей скорее большей длиной тела и более массивным строением черепа. Поэтому физический тип андаманцев, и других «пигмеев», следует считать не древней, а, наоборот, более поздней формой, специфические признаки которой выработались в условиях изоляции.

 

 

На юге и в центре полуострова Индостана иногда встречаются темнокожие малорослые люди с узковолнистыми, почти курчавыми волосами. Их рассматривают иногда как остатки древнего «негри- тосского» слоя населения Индии. Но надо заметить, что за исключением Андаманских островов эти особенности нигде не являются характерными для целых народов или этнографических групп. Гипотеза о «негритосах», как о древнейшем населении стран Южной Азии, могла бы быть принята лишь в связи с общей «пигмеоидной гипотезой», которая находится, однако, в противоречии с фактическим материалом. Но если предположение о том, что «негритосы» были древнейшим населением рассматриваемой области, не может быть принято, то все же приходится признать, что это древнейшее население относилось к экваториальной (негро-австралоидной) большой расе. Дело в том, что территории Индии и Цейлона являются естественным путем, связывающим сходные и, вероятно, родственные темнокожие, широконосые и прогнатные антропологические типы Африки, с одной стороны, и Океании,—с другой. Можно предполагать, что область формирования экваториальной расы в отдаленном прошлом включала все области, примыкающие к Индийскому океану.

В настоящее время представителями экваториальной большой расы на территории Южной Азии являются, кроме андаманцев, народы и этнографические группы, относящиеся по своим физическим признакам к так называемой веддоидной расе. Название происходит от веддов — небольшого народа Цейлона, хорошо изученного в антропологическом отношении. Цвет кожи у веддов темно-коричневый, нос плоский и довольно широкий, хотя не в такой степени, как у негров или австралийцев. Волосы волнистые. Борода и усы, а также волосатость тела развиты в общем слабо. Характерный для негров и австралийцев прогнатизм отсутствует. Длина тела взрослых мужчин в среднем небольшая (153—156 см), но гораздо больше, чем у андаманцев. Ведды Цейлона описаны очень подробно, но их, пожалуй, не следует считать наиболее типичными представителями веддоидной расы. Не менее, а, может быть, даже более типичными, чем ведды, являются народы и этнографические группы центральных областей полуостровной Индии. Сюда относятся в значительной мере те этнографические группы дравидоязычных народов, которые до недавнего прошлого сохраняли известную степень изолированности, вызванной пережитками племенной структуры и общей отсталостью их культурного уровня. Наиболее характерны кадары, палийан, ченчу, курумба, урали. Веддоидный тип преобладает также среди бхилов центральной Индии,говорящих теперь на языках индоарийской семьи, и, наконец, среди большинства народов, говорящих на языках мунда.

Черты европеоидной большой расы яснее всего выражены на северо- западе, особенно у пуштунов, а также у буришей, язык которых является остатком древних доарийских языков некогда, по-видимому, широко распространенных в этой области.

Тип, характерный для этих народов, носит название индо-афганского. Его характерные признаки: розовато-белая, иногда слегка смуглая кожа; темные глаза и волосы, но с примесью светлых оттенков; форма волос прямая или слегка волнистая; борода и усы сильно развиты; нос узкий, сильно выступающий, прямой или выпуклый; длина тела большая (170—175 см).

Третья большая раса современного человечества — монголоидная — имеет в Южной Азии своих представителей в лице большинства народов, говорящих на языках тибето-бирманской группы китайско-тибетской семьи языков. На северо-востоке Индии типичными представителями монголоидной большой расы являются кхаси, язык которых относится к мон-кхмерской семье, а также другие горные народы Ассама: нага, гаро и др.

Для всех этих народов характерны признаки так называемой южномонголоидной расы. Как и все монголоиды вообще, они характеризуются прямыми и жесткими волосами, плоским лицом, наличием эпикантуса {монгольской складки века). Но в отличие от северных монголоидов размеры лица у них обычно небольшие. Три описанные типа: веддоидный, индо-афганский и южномонголоидный, относящиеся к трем разным большим расам, являются своего рода «полюсами», между которыми располагаются физические типы большей части населения Южной Азии. Как и многие другие области земного шара, Южная Азия является обширной зоной древнего и весьма интенсивного смешения рас. Сколько-нибудь отчетливые границы обычно отсутствуют, и между представителями всех трех рас наблюдаются бесчисленные переходные формы.

Все же, в результате длительного смешения в Южной Азии 'сформировалось несколько типов не менее однородных, чем перечисленные выше основные типы. Население Белуджистана, Пенджаба, Раджастхана и Махараштры можно объединить в особую группу, являющуюся одним из подразделений европеоидного ствола и именуемую североиндийской расой или североиндийским типом. Физический тип населения этих областей является наиболее характерным для северной Индии. Почти по всем признакам этот тип занимает промежуточное положение между индо-афганским и веддоидным, нов общем гораздо ближе к первому. По сравнению с типичными представителями индо-афганской расы цвет кожи североиндийского типа несколько темнее, русые волосы и светлые глаза встречаются очень редко, нос шире, губы более толстые, рост меньше.

На юге Индии сформировалась «дравидийская» или «южноиндийская» раса. Считалось, что для этой расы характерно сочетание очень темной кожи с европейскими чертами лица. При более тщательных исследованиях эта характеристика не подтвердилась. По средним величинам и по процентному распределению физический тип народов, относящихся к южноиндийской расе, также занимает промежуточное положение между индо-афганской и веддоидной расами, но ближе к последней. Сочетание темной кожи с европейскими чертами лица встречается, конечно, у отдельных индивидуумов, но не является характерным для групп. Между характерными группами североиндийской и южноиндийской рас имеется много переходных форм. Такие же переходные формы встречаются и между типичными представителями веддоидной и индо-афганской расы, с одной стороны, и монголоидами, — с другой.

Отдельные монголоидные черты отмечались у мунда в сочетании с веддоидными признаками, среди ассамцев и бенгальцев также нередки признаки монголоидной расы. Все ступени перехода от европеоидного комплекса признаков к монголоидному встречаются в Непале. Между Непалом и Кашмиром на южных склонах Гималаев также отмечены представители европеоидной и монголоидной рас со всеми переходами между ними.

Соотношение антропологической и лингвистической классификации населения Индии довольно сложно. Первые исследователи, не располагавшие достаточным количеством материала и находившиеся в плену у расистской идеологии колонизаторов, создали упрощенную схему, согласно которой народы дравидийской и мундарской языковых семей в антропологи- ческом отношении были предста-  Андаманские женщины вителями «черной» расы, а арии- ские завоеватели — «белой».

В результате смешения образовалось современное население Индии, причем признаки «белой» расы будто бы лучше сохранились у «высших» каст, а «черной» — у «низших» [1].

В действительности дело обстоит далеко не так просто. Палеантропо- логические материалы из могильников древней культуры Инда (Мохен- джо-Даро и Хараппа) с полной очевидностью указывают на существование европеоидных форм в эпоху, заведомо предшествующую переселению арийцев. Наряду с европеоидными черепами массивного строения, характеризующимися сильно развитым рельефом, в этих могильниках найдены также черепа, отличающиеся всеми признаками североиндийской расы.

Данные по антропологии современного населения также свидетельствуют против представления о появлении европеоидной расы только в результате арийского завоевания. У некоторых дравидийских по языку народов, например у тода в Нилгирийских горах, европеоидные черты явно преобладают. Уже упоминавшиеся буриши Кашмира, сохранившие древний доарийский язык, в антропологическом отношении также представляют собой европеоидов.

Кастовое деление далеко не так отчетливо совпадает с антропологическими признаками, в частности с цветом кожи и носовым указателем, как это представлялось антропологам-расистам из лагеря колонизаторов. В этой концепции, ныне отвергаемой прогрессивными антропологами, явно смешаны события разных эпох. Проникновение европеоидов на территорию древней Индии с северо-запада имело место задолго до появле- ни я арийцев. Кастовый строй возник среди уже смешанных в антропологическом отношении народов, хотя в дальнейшем, конечно, происходила ассимиляция первобытных племен, входивших затем в состав народов на правах особых каст, вследствие чего кастовые различия в некоторых отдельных случаях действительно совпадают с различиями в физическом типе.

Что же касается монголоидных элементов, то они, по-видимому, проникли на территорию Южной Азии значительно позднее, чем европеоиды [2]. В результате некогда единый ареал экваториальной расы, простиравшийся от Африки до Индонезии, оказался еще более разорванным.

Начавшееся много тысячелетий тому назад смешение рас на территории Южной Азии все более усиливается в процессе смешения отдельных народов, упадка кастовой системы, находящейся накануне исчезновения, и ассимиляции недавно еще изолированных и культурно отсталых племен.


[1] Касты — замкнутые, сословно-профессиональные группы. См. ниже раздел «Кастовый строй».

[2] Мнение о наличии монголоидного элемента в Мохенджо-Даро, основанное на впечатлении от терракотовых статуэток и одного черепа, представляем яг недостаточно обоснованным.