Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народы западного Ириана. Некоренное население Индонезии
Этнография - Народы Юго-Восточной Азии

Народы западного Ириана.  Некоренное население Индонезии

Западным Ирианом называется западная половина острова Новая Гвинея. Вместе с прилегающими островами площадь Западного Ириана—412 780 кв. км.

Он простирается с севера на юг на 600 км, а с запада на восток более  чем на 1 тыс. км. Это страна горных хребтов и болотистых низменностей. Горы занимают центральную часть, но в ряде мест подходят к берегам. На влажных низменностях между горными хребтами растут, как и на склонах гор, тропические леса. Довольно велика площадь под саваннами, где наиболее распространен эвкалипт. Часто встречаются открытые травянистые пространства. Много болотг почти непроходимых. Низкие побережья страны и низовья рек окаймлены мангровыми зарослями. На более высоких морских берегах растут казуари- новые леса и кокосовые пальмы. Животный мир довольно однообразенг птичий значительно богаче (казуары, райские птицы, венценосные голубиг попугаи).

Климат — влажный, тропический, с отсутствием резко выраженных сезонов. Дважды в год происходит смена ветров. Температура круглый год около +26—27°С в низменных района, В горах выше 2 тыс. м почти все время идет мелкий моросящий дождь, иногда град.

Население Западного Ириана— около 1 млн. человек. Подавляющее его большинство составляют коренные жители, говорящие на папуасских (свыше 700 тыс. человек), меланезийских (65 тыс. человек) и индонезийских (85 тыс. человек) языках. В стране живут также 20—25 тыс. выходцев с Явыг Сулавеси, Молуккского архипелага и других островов Индонезии, а до 1963 г. проживало около 15 тыс. европейцев. Они были сосредоточены преимущественно в городах.

Наиболее заселенный район — Центральные (Снежные) горы. Здесь проживает более'половины папуасского населения. Горные склоны заселены примерно до 2 тыс. м. Довольно плотное население и в межгорных речных долинах. В заболоченных районах плотность населения более нйзкая.

Папуасские языки разнородны и не составляют единой семьи. С другой стороны, трудно разбить их на группы, так как многие языки, не родственные по происхождению, но соседствующие территориально, в результате вековых контактов так сблизились лексически и даже по структуре, что образовалась тесная, цепная их связь. Между многими папуасскими языками нет резких границ и наблюдаются постепенные переходы от однога к другому.

Меланезийские языки народов северного побережья (от устья реки Мамберамо до города Сукарнпура), имеют различное происхождение. Большинство говорящих на них народов пришло сюда в глубокой древности с запада, но некоторые (например, тобати) проникли недавно с востока. Меланезийские языки Западного Ириана и вообще Новой Гвинеи довольно сильно отличаются от остальных языков этой ветви. Они составляют особую подгруппу.

На языках, принадлежащих к индонезийской ветви, говорят племена, населяющие южный берег залива Мак-Клур, северный берег Вогел- копа, восточный берег залива Гелвинк, а также островов Нумфор, Япен и Биак. В отличие от меланезийских, эти языки глубже проникли внутрь страны. Существование на западе индонезийских языков — результат древних связей Западного Ириана с народами, говорящими на индонезийских языках.

Языковые группы в Западном Ириане не совпадают с антропологическими группировками. Представители папуасского антропологического типа говорят не только на папуасских, но и на меланезийских и на индонезийских языках, а меланезийского антропологического типа — не только на меланезийских, но и на папуасских и на индонезийских языках. Представители третьего антропологического типа — негритосского — говорят в основном на папуасских языках.

На лингвистической карте Западного Ириана к настоящему времени отмечено около 50 папуасских, 15 индонезийских и 7—8 меланезийских языков. Центральные районы страны представляют собой на этой карте сплошное белое пятно. Существует предположение, что племена, населяющие их, говорят на папуасских языках. Но число этих языков неизвестно.

Исторические сведения Западного Ириана слабо изучена археологами. Некоторые сведения о нем имеются в индонезийских и китайских памятниках, но эти сведения относятся лишь к прибрежным районам страны, примыкающим к остальной части Индонезии. С I тыс. н. э. они находились в контакте с Индонезией в XIV—XV вв. входили в состав Маджапахита, а с 1570 г.— в султанат Тидоре. Папуасы иногда посещали некоторые из Молуккских и Восточных Малых Зондских островов, а жители этих островов, в свою очередь, — Западный Ириан.

Важная роль в осуществлении взаимных связей принадлежала населению островов, расположенных на северо-западе (Вайгео, Биак, Япен и Нум- фор), а также жителям побережий Папуа-Ковиай, Папуа-Онин, Папуа-Нотан. Они первыми восприняли некоторые достижения индонезийской культуры (прежде всего металлические орудия) и затем передали их папуасам смежных районов. Обитатели прибрежных районов не только получили от индонезийцев железо, но кое-где стали его выплавлять или обрабатывать способом холодной ковки. Кузнечество выделилось в особое ремесло. Кузнецы ходили по деревням и изготовляли различные орудия, которые прочно вошли в быт папуасов этих районов. Некоторые племена даже не помнят о том времени, когда их предки работали каменными орудиями. Широко распространились индонезийские хлопчатобумажные ткани, они стали средством обмена. Однако основная часть населения Западного Ириана, особенно многочисленные горные племена, ни прямо ни косвенно не были-связаны с индонезийской культурой.

В XVI в. у берегов Западного Ириана появились европейские мореплаватели. Их визиты долгое время оставались случайными и кратковременными. В 1828 г. Голландия объявила, что западная часть Новой Гвинеи, вплоть до 141-го меридиана, принадлежит ей. Голландские колонизаторы, однако, не имели сил и средств, чтобы непосредственно управлять страной. Форт Дюбуа, основанный ими на берегу залива Тритон, просуществовал всего восемь лет. Часть гарнизона вымерла, остатки его в 1836 г. возвратились в Голландию. Вплоть до XX в. Западный Ириан находился под управлением султана Тидоре. Первый голландский колониальный центр возник в 1902 г. в устье реки Мерау и получил название Мерауке. Вскоре в окрестных районах появились скупщики райских птиц, голландские и индонезийские торговцы.

После того как на Вогелкопе нашли нефть (1920 г.) и началась ее добыча (1934 г.), здесь быстро выросли промысловые поселки Кламоно, Ва- сиан, Инанватан. Город Соронг соединили нефтепроводом (45 км) с Кламоно. Численность голландцев в стране возросла до 20 тыс. человек. Но это было временное, часто сменяющееся население. Лишь некоторые плантаторы жили здесь постоянно. Более половины папуасского населения осталось вне контроля колонизаторов и вело, по существу, независимый образ жизни. Но голландцы нанесли серьезный ущерб тем племенам Западного Ириана, которые попали под их контроль. Они заставляли папуасов вести монокультурное хозяйство — выращивать кокосовую пальму, кофе, какао — и скупали урожай за бесценок. Папуасы, работающие на нефтедобыче, жили в грязных, душных бараках, получали низкую плату. Папуасское население было лишено права голоса. После того как Индонезия сбросила цепи колониализма (17 августа 1945 г.) крах голландского режима в Западном Ириане стал неизбежен. В течение 17 лет шла неустанная борьба за воесоединение Западного Ириана с Индонезией. В этой борьбе вместе с местным населением страны приняли участие народы Индонезии, поддерживаемые Советским Союзом и всем лагерем социализма. Правительство Индонезии издало «Приказ народу»: поднять красно-белый флаг Индонезии над Западным Ирианом до конца 1962 г. В январе 1962 г. в Индонезии начался набор добровольцев. Голландцы, со своей стороны, направляли в Западный Ириан военные суда и военную авиацию.

Между тем в Западном Ириане нарастала новая волна антиколониального движения. В разных районах страны высадились индонезийские парашютисты.

16 августа 1962 г. было подписано соглашение между Индонезией и Голландией о передаче Западного Ириана Индонезии. С 1 октября 1962 г. в течение восьми месяцев Западный Ириан временно находился под управлением ООН. С 1 мая 1963 г. Он перешел под управление Индонезии. На 1967 г. намечено проведение референдума, и папуасы сами решат свою дальнейшую судьбу. Развитие экономики и культуры страны серьезно затруд-нено вследствие оторванности городов от остальных районов страны, хозяйственной и культурной отсталости жителей внутренних районов, отсутствия хороших дорог.

Основное занятие папуасов — подсечное земледелие. В низменных, но не заболоченных районах с достаточным количеством осадков главной культурой является таро. Урожай таро обычно держат на корню, так как клубни гниют очень быстро после того как выкопаны из земли. Семья обрабатывает в год пять- шесть огородов с интервалами в два месяца. Эти огороды расположены на общинной землейзакреплены за семьями на правах пользования. В то время как на одном участке ведется подготовка к рубке деревьев, на втором — возведение забора и т. д., на шестом уже собирают урожай. Каждый день выкапывают столько клубней, сколько необходимо для Лземьи на один день.

В тех немногих районах, где дожди выпадают лишь в определенный период, основной культурой является ямс. Он дает один урожай в год, но зато клубни его можно хранить несколько месяцев. В этих районах в деревнях есть амбары. В горах, где температура слишком низка для таро и ямса, выращивают батат (сладкий картофель). Таро и ямс здесь также культивируют, но площади под них отведены небольшие, и они дают плохие урожаи. Наряду с основной культурой в каждом райо1 не обычно фигурируют и другие, второстепенные. Так, племя мейбрат (полуостров Вогелкоп), кроме таро, выращивает ямс, батат, сахарный тростник, бананы.

Несколько домохозяйств, входящих в общину, объединяются для совместной расчистки выбранного участка от леса. Мужчины рубят сухие деревья (за несколько месяцев перед этим у деревьев подрезают кору и обрубают ветви, и они постепенно высыхают), женщины и дети собирают ветки, листья и мох. Затем по всему участку разводят костры. Мужчины обносят участок забором. Это очень трудоемкая и длительная работа. Забор должен быть достаточно прочным и высоким (около 1 м), чтобы дикие свиньи не могли перелезать через него или разломать. Над сооружением забора несколько мужчин трудятся около месяца. В западной части страны и на побережьях они работают железными топорами, но в центральных горных районах каменные топоры до сих пор играют в хозяйстве большую роль.

Затем начинается собственно обработка земли. Мужчины вскапывают землю заостренными деревянными кольями длиной 1,5—2 м. Женщины разрыхляют вывороченные глыбы земли деревянной палкой или небольшой лопаткой с рукоятью длиной в полметра и делают грядки. В ямки сажают клубни таро, ямса и т. д. В зависимости от плодородия почвы участок дает от одного до четырех урожаев, после чего его забрасывают и вновь используют лишь через 10—15 лет.

В заболоченных районах питаются преимущественно саго. Саговые пальмы растут в лесах, но их и специально выращивают. Первичные работы по добыванию саго выполняют мужчины: расчищают место вокруг пальмы, подрубают и валят ее, очищают ствол от ветвей, а верхнюю часть лежащего на земле ствола от коры. Затем за дело берутся женщины. Примитивными теслами они вырубают крахмалистую сердцевину ствола, со- бираіот саговую массу л в.корзине несут ее в деревню.

На побережьях выращивают также кокосовую пальму, ловят рыбу, раков, собирают моллюсков. Повсеместно разводят свиней, собак и кур. Некоторые прибрежные племена (например, тоба- ти) и особенно жители островов Нумфор, Биак, Япен занимаются преимущественно рыболовством. Рыбу ловят с помощью острог, сетей, лука и стрел. Для охоты служат лук и стрелы. Охота всюду имеет подчиненное значение.

Папуасы, живущие близ городов, продают часть урожая на городском рынке и на вырученные деньги покупают в магазине одежду и пищу.

Незначительная часть папуасского населения работает по найму: на нефтедобыче и лесоразработках, ловле перламутровых раковин, а в недавнем прошлом — в домах голландцев в качестве прислуги.

При голландцах папуасы не занимались квалифицированной работой. Ныне голландские специалисты покинули страну, и папуасы стали выполнять многие работы, требующие технической подготовки (шоферы, трактористы, персонал нефтеразработок). Они отлично справляются со своими обязанностями, быстро приобретают технические знания и навыки.

В Западном Ириане начато строительство электростанции, посланы экспедиции для изучения природных богатств страны. Намечено увеличение добычи нефти и заготовки древесины. В ближайшие годы предполагается расширить площадь плантаций кокосовой пальмы и какао в несколько раз и поднять урожайность этих культур, а также таро, ямса, батата, бананов и т. д.

Города, в которых, кроме европейцев, проживают индонезийцы и папуасы, невелики. Самые крупные — Сукарнпура (Котабару) — 15 тыс. жителей и Соронг — 8 тыс. жителей; остальные еще меньше. Это скорее промысловые или портовые поселки. В каждом из них имеется благоустроенный центр, где до недавнего времени жили европейские служащие (преимущественно голландцы).

Поселения и жилище ПапУасская деревня состоит из мужского дома и не- скольких семейных хижин. В мужском доме живут взрослые мужчины, в семейных хижинах — их жены, незамужние сестры и дочери, малолетние сыновья. Сестры и дочери, выйдя замуж, уходят в другие деревни, к своим мужьям. Сыновья, достигнув совершеннолетия, переходят жить в мужской дом. В большинстве районов хижины, прямоугольные в плане, стоят на сваях высоко над землей или над водой (до 8 м). Сваи, толщиной примерно в руку человека, ставятся иногда так тесно, что человеку между ними не пройти. На них настилают пол из стволов бамбука. На полу воздвигают стены, оставляя иногда небольшое место для веранды. Стены сделаны из корйы и укреплены бамбуковыми шестами. Крышу кроют пальмовыми листьями. В такую хижину обычно поднимаются по стволу с зарубками или по лестнице. Во многих районах хижины стоят не на сваях, а прямо на земле, которая служит полом. Стены такого жилища делают из бамбуковых стволов или из грубо обработанных досок. Окон, как правило, нет.

Во внутренних районах строят круглые хижины, более низкие и тесные (в диаметре 3,5—4 м). Стены составляются из грубо сделанных досок, связанных ротаном и лианами. Доски неглубоко врыты в землю. На высоте 1,5—2 м расположены нары, на которых спят. На них залезают по столбу с зарубками или по наклонно поставленной доске. От стен тянутся тонкие шесты, соединяющиеся на высоте 4 м над землей,— это остов крыши; его покрывают слоями травы. Хижина не имеет среднего опорного столба; крышу поддерживают четыре тонких столба, между которыми имеется пространство в 1 кв. м, где сделано углубление в земле для костра. На нарах также насыпан слой земли или песка. Ночью здесь разводят костер, так как спать холодно. Есть и другой способ согреться. По вечерам, когда становится прохладно, папуасы покрывают тело слоем свиного жира, смешанного с древесной золой.

Племена, ведущие полуоседлый или бродячий образ жизни, не имеют постоянных поселений. Они живут в лодках-долбленках, где на платформе, укрепленной на двух балансирах и защищенной сверху панданусовой циновкой, ютится семья и разложены все пожитки, в том числе ящик с землей, служащий очагом. В лесу строят шалаши или навесы. Племена, занимающиеся, в зависимости от сезона, рыболовством или добыванием саго, проводят часть года в верховьях рек, а другую — у морского побережья. Они нередко разбирают свои жилища, перевозят их в лодках и воздвигают на новом месте.

Убранство внутри хижины весьма скудное: очаг (в больших хижинах Два-три очага), висящие на стенах бамбуковые сосуды для воды, свертки с едой, подвешенные к верхним балкам, глиняные горшки, головные скамейки, циновки и т. п. У некоторых папуасов, подвергшихся влиянию индонезийской или европейской культуры, в домах есть столы и стулья, кровати, керосиновые лампы, но во внутренние районы эти предметы быта проникают медленно.

Папуасы горных районов носят жесткий пояс из коры, привязывая к нему передник длиной до колен, сплетенный из растительных волокон. Сзадй привешивают ветви дерева и меняют их через каждые два дня. Папуасы южного берега (например маринд-аним) носят ^вокруг бедер плетеный пояс, а спереди — раковину или скорлупу небольшого кокосового ореха. Мужчины некоторых горных племен носят футляр для пениса — трубку из тыквы или бамбука. В последнее время в прибрежных районах папуасы стали изготовлять набедренные пояса из прив озной ткани. Одежда женщин — юбка из растительных волокон (банановых, кокосовых). Фактически это два передника, один из которых прикреплен спереди, а другой сзади.

Болыпднство женщин коротко стригут волосы или бреют голову. Мужчины, наоборот, уделяют большое внимание прическе. Они тщательно расчесывают волосы, натирают пальмовым маслом или мякотью кокосового ореха, обвивают голову одной или двумя лентами, сплетенными из полос листа пандануса, спереди втыкают в волосы бамбуковый гребень, по бокам — цветы, сзади прикрепляют бамбуковым гребешком пестро окрашенный лист какого-либо растения. Пожилые папуасы отпускают волосы на затылке и смазывают их глиной. Чтобы не портить прическу во время сна, папуас, ложась спать, кладет голову на особую небольшую скамейку так, чтобы не касаться волосами земли или платформы, на которой он спит.

В прошлом широко практиковалось просверливание носовой перегородки. Сейчас этот обычай встречается, но гораздо реже. Просверливаюттакжекрылья носа и мочки ушей. В носовой перегородке носят бамбуковую или костяную палочку, серьги и палочки—в крыльях носа, а в мочках ушей—тростниковые или сплетенные из растительных волокон кольца. Обычай нанесения рубцов на тело, которые либо выжигают, либо вырезают куском обсидиана (вулканическое стекло) с последующим втиранием раздражающих веществ, отмирает.

У папуасов преобладает растительная пища. Домашние свиньи, правда, есть почти у каждой семьи, но их мало, и свинину едят только по праздникам. Собак (их мясо идет в пищу) тоже мало. Папуас в основном питается таро, ямсом, бататом и саго. В среднем каждый съедает в день 2—3 кг этой малокалорийной пищи. Кроме того, в пищу идут бананы, мякоть и сок кокосового ореха, на побережьях — рыба, крабы, моллюски, во внутренних районах иногда мясо животных или птиц. Воду пьют сырой. Многйе племена до сих пор не видят смысла в том, чтобы «варить» воду.

Пищу готовят в глиняных горшках, а еще чаще — в земляной печи. В каждой семейной хижине имеется небольшая яма. В нее кладут накаленные камни, а между ними клубни таро, ямса или батата, завернутые в листья. Сверху яму накрывают листьями и землей. Через час-полтора кушанье готово. Едят два раза в день, утром и вечером, причем вечером больше.

На ночь клубни зарывают в золу и утром едят не подогревая. Из саговой муки женщины пекут лепешки. Рыбу заворачивают в кору и пекут в золе.

Значительная часть папуасского населения живет в условиях общинно-родового строя. Он сохраняется в самобытном виде во внутренних районах страны, где подчас можно встретить племена, ни разу не видевшие белых людей и знающие о них лишь понаслышке. Здесь можно наблюдать жизнь общества, не знающего частной собственности, моногамной семьи, классов и государства. В районах, подвергшихся европейскому и индонезийскому влиянию, общинная жизнь несколько модифицирована, но в своей основе (совместный труд, общая собственность) также не претерпела больших изменений. По существу, только папуасы, живущие в городах или работающие по найму в добывающей промышленности (на нефте- и лесоразработках) и в плантационном хозяйстве, порвали связи со своим племенем. Но и они часто возвращаются в свою деревню, к прежней жизни.

Члены родовой общины совместно выполняют наиболее трудоемкие хозяйственные работы, сообща владеют землей и другими основными средствами производства (лодки, сети), вместе справляют празднества, выполняют магические обряды. Община регулирует даже такие стороны жизни людей, как время вступления в брак, выбор невесты и т. п. Для общины папуасов характерны сильные родовые и слабые семейные связи.

Ядром общины является группа взрослых мужчин, живущих в мужском доме и связанных кровным родством (они ведут происхождение от общего предка). Мужчины руководят всей жизнью общины: владеют общинной землей, решают хозяйственные дела, улаживают внутренние споры и конфликты. Их сыновья, подрастая, проходят обряды посвящения, вступают в группу взрослых мужчин и становятся полноправными хозяевами общинной земли. Мужчины от рождения до смерти живут в своей родной деревне. Сестры и дочери мужчин, напротив, живут здесь лишь временно, до замужества, после чего они переселяются жить к мужьям в их деревни. Связей с родной деревней они не теряют, но вся их хозяйственная деятельность и семейная жизнь протекают уже в деревне мужа. Таким образом, муж принадлежит к одному роду, а жена —- к другому. Родовой барьер внутри семьи сохраняется всю жизнь: муж владеет своим имуществом, жена — своим; муж живет в мужском доме, жена — в женской хижине; нередко муж и жена готовят пищу и едят отдельно. Но каждая семья имеет свои огороды на общинной земле, и супруги работают на них вместе. Урожай с огородов принадлежит им.

В северо-западной части страны (Вогелкоп, Нумфор, Биак, Япен) и почти всюду на побережьях власть родовой общины серьезно подорвана. Здесь в некоторых местах появились большесемейные общины. Кое-где среди населения наметилась имущественная дифференциация. Так, люди племени мейбрат (полуостров Вогелкоп) совсем недавно делились на четыре слоя: бобот — зажиточные люди; гу семэ — зависимые от бобот; ра кеир — бедняки; аве — рабы. В районах близ городов и портовых поселков намечается переход к соседской общине.

Основные события в семейной жизни папуасов (вступление в брак, рождение детей, посвящение мальчиков, смерть родителей и близких родственников) отмечаются всей общиной, а иногда и несколькими общинами.

Важным моментом свадебного празднества является обмен подарками между родственниками молодых. В западных районах жениху приходится тратить несколько лет на сбор необходимых подарков. Поэтому средний возраст мужчин, вступающих в брак, в этих районах — 25 лет. Часть подарков поступает в распоряжение вновь возникшей семьи.

Рождение ребенка рассматривается как очень важное событие. Существует много различных обрядов, имеющих целью сохранить жизнь hobow рожденному. Детская смертность высока. Это укрепило веру папуасов в найичие сверхъестественных сил, Оказывающих на ребенка вредное влияние» Чтобы уберечь его от этих сил, мать несколько месяцев после рождения ребенка проводит в специальной хижине, живет изолированно, не ест определенные виды пищи; отец воздерживается от выполнения некоторых работ.

Папуасы очень любят детей. Они редко повышают голос, говоря с ними, и еще реже наказывают. По достижении 10—12 лет мальчиков отделяют от девочек. Отныне мальчики переходят жить в мужской дом. Над ними совершают обряды посвящения, длящиеся несколько лет. Некоторые из них очень мучительны. После этого юноши полностью переходят в группу взрослых мужчин.

Основа религиозных воззрений папуасов — вера в то что душа человека продолжает жить и после его смерти. Сначала она сохраняет какую-то связь с телом, но затем утрачивает ее и целиком переходит в мир духов. Разные племена помещают этот мир в разных местах: под землей, в лесу, в воде, на небе. Считают, что духи иногда посещают землю и оказывают влияние на людей, чаще всего вредное: приносят болезни, неурожаи, неудачи. Поэтому духов боятся и страются их задобрить. Папуасы хранят кости и Черепа умерших, изготовляют в память о них резные деревянные фигуры. В некоторых районах встречаются корвары (резные фигуры с полой головой, куда помещают череп умершего). Перед отправлением на охоту, в случае болезни и т. д. корвару приносят небольшие жертвы — таро, ямс, табак. Широко распространена вера в черную магию. Многие папуасы носят амулеты. К помощи потустороннего мира папуасы прибегают в тех случаях, когда они сталкиваются с непонятными и страшными явлениями, не вполне уверены в успехе своих начинаний. Вообще же они реалистически смотрят на окружающий мир, хорошо знают свойства растений, повадки животных.

Первая школа для папуасов была открыта в начале 60-х годов в долине реки Балием. Поэтому азы грамоты сейчас учат дети 7—8 лет и подростки 12—14 лет. Через несколько домиков глухой стеной стоят джунгли. Там в деревне живет родовая община с ее мужским домом и семейными хижинами. Люди заостренными палками вскапывают землю на огородах, ходят на охоту с луком и одеждой. Они не знают денег, почти незнакомы с железом и одеждой. Но дети этих мужчин и женщин ходят сейчас в школу, держат в руках буквари.

Принимаются Жеры по ликвидации неграмотности и общему подъему культуры населения. От западного побережья в глубь страны прокладывается дорога, открыта больница, 2500 учителей из различных районов Индонезии приехали в Западный Ириан после воссоединения. Сейчас этот отряд еще более возрос. В конце ноября 1963 г. в Западном Ириане, в городе Сукарнпура, открылся университет. Ему дано название «Чандравасих», т. е. «Райская птица». В университете на острове Амбон создан западно- ирианский факультет. Папуасские юноши и девушки едут учиться и в Джакарту.

Некоренное население Индонезии

В Индонезии самая крупная группа некоренного населения — китайцы (2 млн. 300 тыс. человек в 1965 г.), из них 1 млн. человек проживает на Яве (в основном в городах). На Калимантане китайцы расселены в западных райо- Ки „           нах, где сосредоточено до 80% всего китайского населения острова. В некоторых городах здесь китайцы составляют большинство- (в Сингкаване, например, 80% всего населения — китайцы). На Суматре они также в основном живут по побережью, главным образом восточному. Почти повсеместно в Индонезии расселены фуцзяньцы и гуандунцы, на Западном Калимантане, Суматре, Банке и Белитунге — хакка и хокло. Первоначально иммиграция в Индонезию была только мужской, затем появились и женщины. Поэтому китайцы женились на индонезийках и метисках, смешиваясь с местным населением. Китайское население Индонезии говорит на южнокитайских (гуандунском, южнофуцзяньском и т. д.) диалектах китайского языка, испытавших большое влияние (преимущественно в лексике) индонезийского и других местных языков (так называемый малаю-чина, на котором зачастую и объясняются), знают индонезийский, а иногда еще и какой-либо местный язык.

Первые немногочисленные китайские переселенцы появились на севере Явы в VIII—IX вв. н. э., а на Калимантане — в XIV в. Они занялись земледелием, организовывали артели искателей золота и т. д.

Географическая близость и климатическое сходство их родины и Индонезии облегчали иммиграцию китайцев, но главной ее причиной было обезземеливание, обнищание крестьян в Китае. Именно этим объясняется усиление притока иммигрантов в XVII—XVIII вв. Начиная с XIX в. наряду со свободной иммиграцией широко распространилась вербовка колониальной голландской администрацией дешевой рабочей силы (кули) из приморских провинций Китая. Ввоз кули напоминал работорговлю.

Китайцы и индийцы в Индонезии составляли группу, получившую во второй половине XIX в. от голландской колониальной администрации название и статут «иностранных азиатов». Все китайское население делилось на три группы: китайцы, уже частично смешавшиеся с коренным населением (метисы); китайцы, родившиеся от китайских родителей в Индонезии (перанаканы, т. е. уроженцы); китайцы, родившиеся в Китае (синькэ, т. е. «новые гости»). В 1930 г. 80% китайцев на Яве составляли перанаканы, а на других островах — синькэ. Численность последних сокращается, так как с образованием в 1949 г. КНР иммиграция в Индонезию прекратилась. Подавляющее большинство китайцев, проживающих в настоящее время в Индонезии, родились в этой стране и считают ее своей родиной. В 1956 г. правительства КНР и Индонезии подписали договор о двойном гражданстве китайцев Индонезии, в дальнейшем потерявший силу. Если китаец не принял индонезийского гражданства, то он, как и всякий другой иностранец, ежегодно платит государству налог за право проживания в стране. Величина налога зависит от состояния. Китайцы — неиндонезийские граждане приняли гражданство КНР, Сингапура и др.

В занятиях китайцев Индонезии имеются географические различия. На Яве они заняты в основном торговлей. Китайской буржуазии здесь принадлежат кокосовые и сахарные плантации, предприятия по переработке копры, каучука, перца, маслобойни, лесопилки, большая часть автобусного парка, речных и морских судов для межостровных перевозок. На Суматре китайцы наряду с торговлей заняты производством экспортных культур. Последнее занимает ведущее место в занятиях китайцев, живущих на Калимантане. Около 80% китайского населения Западного Калимантана сосредоточено в сельской местности. Здесь по склонам гор расположены самые крупные во всей Юго-Восточной Азии китайские деревни. Китайцы выращивают на орошаемых полях рис, занимаются огородничеством и садоводством, разводят свиней и крупный рогатый скот. На юге и востоке Калимантана, так же как и на Яве, почти все китайское население занято торговлей, ремеслом и т. д. Во всей Индонезии велика роль китайских мелких торговцев, в том числе коробейников. Они хорошо знают условия местного . рынка. На улицах поселков часто можно видеть торговца-китайца с пику- лаком (коромыслом) на плечах, на котором развешаны разные товары. Ки- " тайцы содержат уличные ресторанчики, ломбарды, игорные дома и т. д.

Китайцы-иммигранты оказали влияние на экономическое развитие  некоторых районов. Они первыми начали производить сахар на Яве, осваивать рудные богатства острова Банка, на некоторых островах заложили первые плантации табака, ванили, перца и других пряностей. На западном побережье Суматры китайские старатели промышляли золото, в районах Медана и Палембанга, на островах Банка и Белитунг китайские рабочие трудятся на горнорудных разработках. В Багансиапиапи они заняты на рыбных промыслах. В каждом крупном населенном пункте работают китайские портные, плотники, парикмахеры, ювелиры (преимущественно выходцы из провинции Гуандун). Хакка заняты в качестве наемных рабочих на плантациях всех крупных островов, выращивают каучук, табак, пряности и т. д., а также работают на шахтах, занимаются земледелием.

В быту китайцы сохраняют самобытность. Этому способствует и характер их поселений. Китайцы всегда селятся кварталами. Китайские кварталы во всех городах Индонезии сходны по архитектурному облику и напоминают населенные китайцами районы городов других стран Юго-Восточной Азии. Кварталы создаются по земляческому принципу (выходцы из одной провинции или из одного местечка — например, китайский квартал Глодок в]Джакарте)^ Такой принцип характерен как для города, так и для деревни.

В городах женщины носят одежду индонезийского типа, а мужчины—европейского. В деревнях у крестьян, рабочих, мелких торговцев, как у мужчин, так и у женщин, одежда состоит из штанов и прямозастежной куртки. Широко распространены сандалии. Обычный головной убор — плетеная шляпа.

В пище основную роль играет рис, овощи, свинина. Едят из пиалообразных чашек палочками.

Семья у китайцев Индонезии малая, моногамная, патрилинейная. Сохраняются связи с родиной. В прошлом нередко молодые мужчины ездили туда за невестами. Нормы конфуцианской морали (соблюдение церемоний, сыновняя почтительность и т. д.) еще сильны, однако китаянки, живущие в Индонезии, более активны и свободны, чем в старом Китае. По китайскому лунному календарю празднуется Новый год и праздник фонарей. Для китайцев Индонезии характерен религиозный синкретизм (например, важное место занимает культ предков). Похороны раньше проводились строго по китайской традиции, теперь же по европейским нормам.

Постепенно образ жизни китайцев Индонезии становится более европейским. Одежда у молодежи и в сельской местности заменяется европейской. Имена также стали писать по-европейски (т. е. выносят имя вперед, фамилию ставят сзади). В то же время стремление многих китайцев быть полноправными гражданами Индонезии приводит к некоторой «индонези- зации» их быта. Участились смешанные браки с индонезийками.

Китайская буржуазия, среди которой велика прослойка крупной, всегда играла большую роль в экономике страны.

Китайские землячества содержали школы, в которых обучениз велось на пекинском диалекте, издавали китайские газеты и т. д. Китайские иммигранты создали в Джакарте университет «Республика». Китайские землячества и общества в Индонезии поддерживали связи с Комитетом по делам китайских эмигрантов в КНР.

После подавления «движения 30 сентября» в стране развернулась кампания, направленная на вытеснение китайской буржуазии из экономической, политической и культурной жизни страны.

Второе место среди некоренного населения Индонезии занимают арабы (90 тыс. человек в 1965 т.).

Свыше половины арабов (50 тыс. человек) живут в городах Явы, другая крупцая группа — на Суматре.

История арабских поселений в Индонезии связана в первую очередь с торговлей, арабов в этой стране. Арабские торговцы посещали Индонезию еще до проникновения ислама, с VIII в. н. э., что известно из письменных свидетельств арабских географов.

Переселенцы, обосновавшиеся в основном по побережью островов, оказали большое влияние на социальную и политическую жизнь этих районов, приняв участие в создании ряда султанатов и даже захватив верховную власть в некоторых из них (XVI—XVIII вв.).

Основное занятие арабского населения в Индонезии — торговля в крупных городах. Многие арабы владеют домами, которые они сдают в наем.

Наряду с торговлей, крупной и мелкой, арабы занимаются ростовщичеством. Есть среДи них и землевладельцы. До последнего времени в их руках находилось частично каботажное судоходство.

Жилище арабов не отличается от городского жилища индонезийцев. Это современные, приспособленные к особенностям южного влажного климата дома.

Пища арабов также не отличается от пищи мусульманского индонезийского населения.

Одежда мужчин состоит из штанов, поверх которых надевают длинную белую рубаху, перехваченную поясом. На рубаху пожилые люди надевают халат, иногда жилет. Обувью служат сандалии. Такая одежда типична для представителей средних слоев арабского населения Хадрамаута. Голову обычно бреют, повязывая ее тюрбаном, или носят черную шапочку.

Женская одежда ничем не отличается от индонезийской. И это не случайно, так как из Хадрамаута приезжают в Индонезию только мужчины, которые берут жен из местного населения или метисок (отец — араб, мать — индонезийка). Сыновей иногда посылают для совершенствования языка в Хадрамаут. Арабов и индонезийцев сближает религия. Поэтому религиозная общность способствовала более быстрой ассимиляции арабов по сравнению с китайцами. Арабы, сами испытав сильное индонезийское влияние, в свою очередь повлияли на индонезийцев, особенно в религиозной области, а через ислам и на законодательство. В Индонезии широко распространена арабская письменность.

Индийцы по численности сейчас занимают третье место среди некоренного населения Индонезии: их насчитывается свыше 30 тыс. человек. Почти все они живут на Яве. Основная масса индийских переселенцев прибывала в Индонезию из Калинги (так в древности называлось государство на юге Индии, а затем и весь Коромандельский берег). Всех прибывавших на поселение в Индонезию из Индии позднее стали называть «оранг-клинг», т. е. «люди клинг» или просто «к л ИНГИ».

В прошлом индийцы оказали значительное влияние на развитие индонезийской экономики и культуры. В первых веках нашей эры из Индии сюда был занесен индуизм, а затем и буддизм. В яванском языке до сих пор сохранилось много санскритских элементов. Культурное индийское наследие в наибольшей степени сохранилось на острове Бали. Индуистские обычаи были принесены к балийцам как непосредственно из Индии, так и в еще большей степени с Явы. Элементы индуизма и буддизма можно проследить не только в культуре балийцев, тенггеров, бадуй, но и в верованиях современных яванцев, батаков, даяков и некоторых других народов Индонезии.

Поселившиеся на рубеже I—II тыс. н. э. в Индонезии гуджаратцы, видимо, первыми принесли с собой мусульманство, которое закрепилось позднее прибывшими арабами. В настоящее время индийцы в Индонезии исповедуют мусульманство шиитского толка.

Первоначально индийцы занимались торговлей и ремеслом, но начиная с XVIII и особенно в XIX в. голландцы стали поощрять иммиграцию из Индии в связи с нехваткой рабочей силы в Индонезии. Прибывшие по вербовке работали на предприятиях горнодобывающей промышленности, на плантациях. В настоящее время среди индийцев есть крупные торговцы, занимающиеся оптовой торговлей внутри страны и ведущие даже внешнеторговые операции; в руках мелких предпринимателей сосредоточена Торговля преимущественно текстильными и спортивными товарами. На Северной и Восточной Суматре значительную роль играют ростовщики- индийцы.

Материальная культура индийцев в Индонезии почти идентична культуре местного населения. Мужчины в основном вступают в брак с индонезийками и с метисками. Очевидно, за длительную историю много индийцев уже ассимилировано и вошло в состав индонезийцев, смешавшись в браках и потеряв родной язык. По существу, индийцы-мусульмане почти не отличаются от индонезийцев. Только поздние выходцы из Индии сохраняют больше самобытности, типичных индийских черт.

Голландцы появились впервые на индонезийских островах в конце XVI в. До 1870 г. они жили преимущественно на Яве, это были в основном чиновники, купцы, на других островах — миссионеры. Затем появились и голландские колонисты. Селились они главным образом в городах, становясь владельцами предприятий и плантаций. До начала второй мировой войны в Индонезии жили 240 тыс. голландцев (1930 г.), нос образованием независимой Республики Индонезии численность их резко сокращается: в 1958 г.— 60 тыс., в 1959г.— 15 тыс., в 1965 г.— 10 тыс. человек. Большинство из них родилось в этой стране, и несколько поколений их предков жило в Индонезии. Сейчас среди оставшихся голландцев подавляющее большинство составляют чиновники (в крупных городах), служащие на плантациях, и миссионеры.

Живут голландцы преимущественно в легких одноэтажных коттеджах с обязательной галереей вокруг дома, иногда со всех сторон, чаще с двух (передней и задней). По обе стороны от коридора, проходящего по середине дома, расположены спальни и гостиные. На окнах укреплены жалюзи. На полу постланы плетеные циновки, обычно из ротана. Дома меблировацы по-европейски. Их строят сравнительно далеко друг от друга.

Пища голландцев в Индонезии в общем европейская, но значительное место в меню занимают рис и фрукты.

Типичная одежда — белые штаны и белая короткая куртка. Женщины- голландки нередко носят индонезийскую одежду — саронг и кебаю. Наиболее распространенная обувь — легкие сандалии.

По демографическим данным 1959 г., в Индонезии некоренное проживало еще более 70 тыс. человек некоренного населения, помимо китаицев, арабов, индиицев и голландцев. Это преимущественно англичане, американцы, австралийцы, японцы, а также португальцы, которые первыми из европейцев появились в Индонезии в начале XVI в., и испанцы — потомки поселенцев, пришедших сюда в конце XVI — начале XVII в. Англичане и американцы появились в основном уже в XX в. В городах Явы, особенно портовых, проживают небольшие группы армян. Первоначально армянское население в Индонезии было связано с морской торговлей. В настоящее время основным занятием индонезийских армян также стала внутренняя торговля. Они сохраняют родной язык и некоторые национальные черты быта. В Джакарте и Сурабае имеются армянские церкви, построенные около ста лет назад.

В Индонезии живет около 300 евреев. Это потомки выходцев из арабских стран и Индии. Говорят они на многих языках (индонезийском, английском, голландском, еврейском и т. д.), занимаются преимущественно торговлей и банковским делом. В их1 повседневном быту много индонезийских черт, но во время праздников они едят национальную пищу. Центр еврейской общины в Индонезии — Сурабая, где имеется синагога.

По голландскому колониальному законодательству конца XIX в. к некоренному населению были отнесены так называемые индо—европейско-индонезийские метисы. По образу жизни, культуре и быту индо являются индонезийцами. Сами себя они всегда считали коренными индонезийцами и протестовали против всяких попыток противопоставить их основной массе соотечественников, хотя по культуре индо были более европеизированными. Из индо выдвинулись многие деятели национально-освободительного движения.