Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народы восточной Индонезии
Этнография - Народы Юго-Восточной Азии

Народы восточной Индонезии

Между Сулавеси и Западным Ирианом лежит Молуккский архипелаг, с юга обрамленный цепью островов, тянущихся от Тимора к Новой Гвинее. Это провинция Индонезии Малуку. Ее площадь равна 83 675 кв. км. Она занимает лишь около 5% территории Республики. Малуку — один из богатейших и своеобразнейших уголков страны. Молукки издавна были известны как Острова пряностей, в поисках которых в XVI в. корабли португальцев и испанцев, а позже голландцев и англичан бороздили южные моря, а открыв их, положили начало многовековой колониальной зависимости Индонезии.

Моря делят провинцию на три части: северную, центральную и южную. В первую группу входят Моротай, Хальмахера, Тернате, Тидоре, Бачан, Оби и множество примыкающих к ним мелких островов. Вторую группу образуют Сула, Буру, Серам, Амбон, Банда и ряд более мелких островов; на юге провинции расположены группы островов Ару, Кай, Танимбар, Да- мар, Бабар и Лети. Все острова архипелага, за исключением Ару и Танимбара, гористы. Наиболее высокие вершины (3027 м над уровнем моря) находятся в центре Серама. Через Молуккские острова проходит опоясывающий всю Индонезию вулканический пояс. Наиболее активна вулканическая деятельность на островах Банда и Тернате. Землетрясения здесь довольно часты.

Молуккские острова входят в район постоянной тропической влажности. Среднегодовое количество осадков достигает 2000 мм. Среднегодовая температура на Амбоне, например, +26,2° С. Молуккские острова покрыты девственными тропическими лесами. Лишь небольшие участки по склонам гор, расчищавшиеся людьми под поля, заросли колючей травой вперемежку с кустарниками и вторичными лесами. Тропические леса — одно из основных богатств архипелага. Здесь растут такие ценнейшие породы деревьев, как гвоздичное и мускатное, хлебное и железное, сандаловое и тиковое, хвойные породы, дающие ароматные смолы, саговая, кокосовая, арековая, ротановая, вееролистная и лонтаровая пальмы и многие другие полезные растения. Фауна Молуккских островов преимущественно австралийского типа, здесь встречается несколько видов мелких сумчатых животных (кускус и другие). Из животных, характерных и для западной части Индонезии, здесь живут ба- бирусы, дикие олени и свиньи (возможно, завезенные сюда из Западной Индонезии). На островах обитает несколько десятков видов птиц, большинство из которых есть и на Новой Гвинее. Прибрежные воды богаты рыбой.

Как в природе, так и в культуре населения Молуккских островов намечаются черты перехода от Индонезии к Меланезии. На Молуккских островах эти черты проявляются более ярко, чем в любой другой области Индонезии.

На Молуккских островах проживает около 900 тыс. человек (примерно 1% населения Индонезии). Средняя плотность населения —11 человек на 1 кв. км. Как почти всюду в Индонезии, население распределено очень неравномерно: гуще заселены прибрежные районы, внутренние же области почти необитаемы.

Коренное население Молуккских островов представляет собой смешение двух антропологических типов: папуасского и южномонголоидного. Жители Молуккских островов темнокожи, среднего роста, очень пропорционально сложены. Они имеют курчавые или волнистые черные волосы, черные глаза, выпуклые или глубоко сидящие. Форма лица овальная, но иногда отмечаются и выступающие скулы. Нос чаще всего большой, с как бы срезанным кончиком. Мужчины нередко бородатые.

Долгое время коренное население Молуккских островов называли аль- фурами 'арабо-испанское «дикий»). Жители прибрежных областей разных островов, преимущественно Серама, Буру и Хальмахеры называли так жителей глубинных районов этих островов, не принявших ислам. Этот термин ле имеет какого бы то ни было этнического содержания, поэтому мы отказываемся от него.

Языки народов Молуккских островов принадлежат к трем подгруппам (амбоно-тиморской, сула-бачанской и южнохальмахерской) индонезийской ветви языков. Они плохо изучены, тем не менее можно говорить об определенной близости их, с меланезийскими языками. Особняком стоят в лингвистической классификации северохальмахерские языки, на которых говорят тернатцы и тидорцы (жители одноименных островов), тобело и галело (жители Хальмахеры), лолоды и ибу, живущие на мелких островах к западу от Халь- махеры. Большинство исследователей сближает эти языки с папуасскими.

На протяжении нескольких столетий языком общения народов Молуккского архипелага был «базарный» малайский язык (мелацю пасар) — упрощенный вариант малайского языка, бытовавшего на Суматре и других крупных островах. Исторически складывавшееся население Молуккских островов постоянно впитывало наслоения малайеязычных пришельцев с островов Западной Индонезии — с Суматры и Сулавеси. Местные языки развивались под сильным влиянием индонезийского языка, и этот последний сравнительно легко входит сейчас в быт народов как язык общения.

Современное население Молуккских островов не составляет единой этнической группы. На некоторых островах сложились народности. Таковы тернатцы (70 тыс. человек), живущие на Тернате, в северо-западной и южной частях Хальмахеры, на Бачане и Оби. Тернатский язык, впитавший в себя элементы индонезийской лексики, до сих пор является языком общения для населения северных островов архипелага, входивших в XVI в. в Тернатский султанат. Единую народность, видимо, представляют собой и тидорцы (40 тыс. человек), населяющие одноименный остров и несколько поселков на западе Хальмахеры. Как народность нужно рассматривать и амбонцев (400 тыс. человек), составляющих основное население Амбонской группы островов и живущих на западе Серама, на Оби и Буру. Амбонцы, пожалуй, больше, чем какой-либо другой народ Молуккских островов, усвоили, в силу особенности своей исторической судьбы, некоторые элементы европейской культуры. В колониальный период Амбонские острова по-прежнему оставались центром производства пряностей. Раньше начали здесь развиваться и товарно-денежные отношения. Амбонцы раньше и последовательнее жителей других островов приняли христианство. Именно на амбонцев — членов восточноиндонезийской христианской общины опирались голландские колонизаторы, противопоставляя их мусульманам в проведении своей политики «разделяй и властвуй». Зажиточная амбонская верхушка получила европейское образование, усвоила европейский образ жизни. Амбонцы и сейчас составляют значительную часть служителей христианско-протестантской церкви не только на Молуккских островах, но и в других районах Индонезии. Сравнительно велика среди амбонцев и прослойка интеллигенции.

На Сераме выделяют несколько этнических групп. На западе острова живут алуне; восточнее их, в центральных районах,— вемале, а на* востоке острова — многочисленные племена, именующие себя по названиям рек и гор, на которых они обитают. В начале нашего столетия население западной и центральной части острова делилось на две группы: патасива, делившиеся на черных и белых, и паталима, которые, возможно, представляли собой возникшие под влиянием феодальной верхушки Тернате союзы племен. Сейчас это деление в практической жизни не играет никакой роли. В прибрежных поселках Серама живут также амбонцы, буги, яванцы.

Наиболее крупные этнические группы Хальмахеры — тобело и галело (60 тыс. человек), говорящие на северохальмахерских языках. Кроме того, на этом острове живут були, моба (бичоли), патане, веда, гане, кайо, говорящие на южнохальмахерских языках (40 тыс. человек). Из їіришлого с соседних островов населения следует назвать тернатцев, тидорцев, сангихе, тала- удцев.

Население остальных островов в современной литературе принято, может быть, из-за недостаточной их изученности, называть по названию островов, на которых они живут, хотя многие из них и не представляют компактной этнической группы, но имеют определенную этнографическую общность.

Особо следует сказать о населении островов Банда. Коренное население здесь было почти полностью уничтожено в 1621 г. голландцами, подавившими восстание банданцев. Возделанные земли стали собственностью чиновников Ост-Индской компании и обрабатывались рабами, привезенными со всех концов Индонезии. Небольшое число уцелевших банданцев добралось до островов Кай и Серам. Потомки их сейчас живут на этих островах. Современное население островов Банда очень смешанно. Оно состоит из потомков завезенных сюда рабов и переселявшихся вплоть до последних лет жителей соседних островов и островов Западной Индонезии.

В прибрежных поселках почти всех островов Молуккского архипелага живут переселенцы с крупных островов Индонезии: яванцы (20 тыс. человек), малайцы с материка и Суматры (10 тыс. человек), буги, макассары, минахасы. В крупных поселках Ару, Амбона, Серама, Буру и Хальмахеры живут китайцы (около 15 тыс. человек), а также арабы.

Молуккские острова известны производством пряностей: на плантациях выращивают на экспорт гвоздику и мускат. Основные сельскохозяйственные культуры, возделываемые для потребностей местного населения, клубнеплоды (маниок, таро, батат, а также ямс и картофель) и саговая пальма. Кукуруза и рис —важнейшие культуры Юго-Восточной Индонезии—здесь занимают небольшие площади, так же как бетелевый перец, табак, индиго, бобовые культуры и плодовые деревья. Корнеплоды и клубнеплоды выращивают на ладангах, расчищаемых от леса с помощью паранга и огня. Основные орудия труда — мотыга и сажальный кол. Саговую пальму не выращивают, но тщательно следят за ее развитием в естественных условиях. Когда пальма достигает зрелости (готовится к цветению), ее валят, очищают от листьев и ствол разрубают на несколько частей длиной около 2 м. Затем куски дерева раскалывают и выколачивают сердцевину. Делают это с помощью деревянной колотушки, состоящей из рукояти и била, привязанных один к другому под острым углом. Размельченную сердцевину пальмы кладут в желоба из коры саговой пальмы или из листьев кокосовой пальмы. Их устанавливают наклонно на земле или на воткнутых в землю сучковатых ветвях, к нижнему краю желоба привязывают сито, сделанное из луба, и льют в желоб воду. Вода с растворенной в ней мелкой саговой массой сквозь сито льется в корыто или ведро, на дне которого отстаивается саговая масса. Ее несколько раз промывают и просушивают. Одного сагового дерева достаточно для того, чтобы прокормить человека в течение года. Саговая пальма растет на всех островах архипелага. На Амбоне саго не хватает, поэтому амбонцы добывают саго на западном побережье Серама.

Животноводство на Молуккских островах океанийского типа. Буйвола, основного из домашних животных Индонезии, здесь нет. Разводят лишь свиней, собак и кур.

Существенное место в хозяйственной деятельности населения островов занимает рыболовство, преимущественно морское. Приемы и орудия лова очень сходны на всех островах архипелага. На промысел выходят в долбленках или дощатых лодках. Приемы и орудия лова часто очень напоминают охотничьи. На крупную рыбу ходят с гарпуном. Древко его делают из твердой древесины пинанговой пальмы, наконечник же состоит из нескольких острых бамбуковых палочек с зазубринами. Выследив рыбу, ловец метким броском вонзает в нее гарпун и ведет как бы на поводу до тех пор, пока рыба не вй- бьется из сил.,Тогда ее подтягивают к лодке и убивают. За акулами охотятся с луком и стрелами. Лук длиной в 1,5—2 м, деревянный или бамбуковый, тетива (ж*а островах Ару двойная) — из ротановых волокон, древко стрел — из тростника или бамбука. Наконечники стрел делают из прочного дерева, из костей кабана или казуара, из острых рыбьих плавников, из железа. Древко стрел может иметь и три острия, усаженных колючками.

Костяные наконечники иногда имеют волнистые края, как у яванских крй- сов. На «всех островах архипелага во время рыбной ловли применяют остроги,, заканчивающиеся конусообразным пучком бамбуковых лучинок или острием,. К древку остроги обычно привязана веревка. За нее вытягивают острогу вместе с добычей. Распространен и ночной лов. Рыбу бьют острогой или ловят сетями (Амбон., Серам, Банда). На островах Кай известны три вида верши. Они распространены также на островах Лети, Ару, Танимбар и Серам. На Хальмахере в мелководье рыбу ловят черпаками. В качестве рыболовецкой снасти известна и удочка. Повсюду в полосе прибоя сооружают запруды из камней и сучьев. На островах Танимбар, Ару и Кай, выследив косяк рыбы, бросают в воду ядовитую кору некоторых растений и потом собирают'одурманенную всплывшую рыбу.

Прибрежные воды дают жителям Молуккских островов не только рыбу. У берегов Ару и Хальмахеры находятся большие жемчужные отмели. Добычей жемчуга занимаются не только жители побережий этих островов, сюда приезжают и предприниматели с Явы и Суматры. Организуются компании, нанимающие ловцов жемчуга, снабжающие их лодками и аквалангами. Ловцам жемчуга платят определенный процент от доходов. Из морских промыслов на .Молуккских островах развиты сбор перламутровых раковин, коралла, морских растений, добыча трепангов, охота на морских черепах. На островах Кай на черепах охотятся с гарпуном.

До сих пор немалую роль в занятиях жителей внутренних районов островов играют лесные промыслы, а также сбор плодов и съедобных трав, пальмового сока и т. п.

Охота не имеет большого значения. Охотятся с ружьем, с ножом, с копьем, с луком и стрелами, устраивают западни, устанавливают силки. Для охоты на птиц существует маленький лук со стрелами, снабженными шишкообразным деревянным наконечником.

Копье, лук и стрелы являются также и основным оружием народов Молуккских островов. В качестве оборонительного оружия здесь известен щит. Аруанский щит имеет продолговатую форму, он не широк, но достаточно высок, чтобы скрыть стоящего во весь рост человека. Щиты плетут из тонкого бамбука или ротановой коры.

Производством орудий труда и оружия занимается все мужское население. Имеются и специалисты-ремесленники, производящие орудия труда и предметы быта по заказу или на обмен. Существует географическое разделение труда. Плетением занимаются преимущественно жители внутренних районов. Мужчины плетут щитьх для стен, рыболовные сети. Женщины плетут из расщепленного бамбука и пальмовых листьев циновки, корзины, шляпы. Очень красивы плетеные коробочки для бетеля и табака, изготовляемые женщинами из прожилок пальмовых листьев. Стенки этих корзиночек снаружи обшиты плетеной травой, а крышка покрыта коричневой кожистой оболочкой ореха арековой пальмы. Орнамент, украшающий эти изделия, преимущественно геометрический. Плетеные изделия жители внутренних районов всех островов архипелага доставляют в прибрежные районы, где меняют их на продукцию местного производства.

Ткачеством занимаются преимущественно на Амбоне и Макьяне, в прибрежных районах островов. Ткут на простом ткацком станке общеиндойе- зийского типа. Амбонские женщины славятся как вышивальщицы. На ХМь- махере изготовляют ткани из луба. Прежде из них делали одежду, теперь в кусок такой ткани завертывают покойника.

Гончарное ремесло известно не на всех островах Молуккской провинции. Мастерами гончарного производства являются амбонцы, тидорцы и жители прибрежных деревень островов Кай. Они поставляют свои изделия населению окружающих островов. Сосуды лепят женщины. Жирную глину разводят в морской воде и, положив ее на плоский камень, месят ногами, пока она не превратится в густую вязкую массу. Потом берут нужное количество глины, мнут ее, превращая в ком, и, вдавливая рукой,Сделают заготовку, которую затем отделывают путем лощения. Сосуды могут иметь разную форму: это выпуклые горшки с плоским дном и узким отверстием, чашки для еды и питья в форме ковша, кувшины. Изделия сушат на солнце, а затем обжигают на костре. До обжига на стенки и края еще сырого сосуда острой палочкой наносят узор: волнистые и зигзагообразные линии, напоминающие узоры плетения; встречается и более сложный орнамент: стилизованные изображения рыб, морских звезд, драконов, причудливый растительный орнамент. Иногда перед обжигом гончарные изделия обливают морской водой, в результате чего соль заполняет поры глиняного сосуда, образуя род глазури. В некоторых деревнях островов Кай гончарные изделия красят после обжига.

В прибрежных районах Молуккских островов развито судостроение. Особенно славятся мастера-лодочники на севере Хальмахеры, Моротая, островов Ару и Кай, Серама. Здесь выдалбливают лодки-однодеревки и делают дощатые лодки. Долбленки обычно небольшие, очень подвижные и устойчивые благодаря балансирам, установленным с двух сторон. Дощатые лодки бывают до 30 м в длину. Они ходят под парусом, сплетенным из расщепленного бамбука, и без паруса. Лодки эти обычно имеют высокую корму.^На островах Кай дощатые ло^ки делают без единого гвоздя, плотно пригоняя доски одну к другой и скрепляя их растительными волокнами.

Почти в каждой деревне на Молуккских островах есть искусные резчики по дереву. Прежде резьбой богато украшали дома и утварь, орудия труда и оружие. Из дерева вырезали изображения духов. Орнамент резьбы по дереву часто идентичен с орнаментом на плетеных изделиях и на глиняной посуде.

Кузнечным мастерством владеют не на всех островах архипелага.

Умеют плавить металл, пользуясь бамбуковыми мехами, на Амбоне, на островах Кай, на Тидоре.

На Молуккских островах только три города: Амбон, іернате (около 20 тыс. человек), Пиру (около 10 тыс. человек) на Сераме. Все эти города — портовые. В их гаванях встречаются суда не только с окрестных островов, но и со всей Индонезии, Малайи, Филиппин. Как и во всех небольших индонезийских городах, основу поселения составляют улицы свайных или стоящих на грунте домов, мало чем отличающихся от жилищ окрестных поселков. К этим улицам примыкают китайские торговые кварталы, есть и европейские дома.

Сельские поселения жителей Молуккских островов расположены вдоль побережий, а во внутренних районах островов — по склонам гор, вблизи водоемов. Традиционный тип деревни здесь кучевой; на Хальмахере встречаются и поселения круглого плана. Нередко деревни внутренних районов окружены изгородью из бамбука или камня. Как и на других островах Индонезии, на Молукках идет переселение жителей горных поселений в прибрежные районы. Новые деревни имеют уличный план. Дома в них ориентируют обычно на море. Прибрежные поселки насчитывают иной раз по нескольку десятков домов, в горных же деревнях обычно всего несколько домов.

Наиболее распространенный вид жилища на Молуккских островах — свайный каркасный дом. На островах Кай вбитые в землю сваи у основания обкладывают крупными камнями. Форма свайного дома варьирует: на островах Танимбар, Кай, Ару, Банда, Буру это четырехугольные дома (на островах Кай длинные прямоугольные или небольшие квадратные); на Сераме — круглые или прямоугольные; на Хальмахере — восьмиугольные или квадратные дома. Крыша двухскатная или конусообразная, высокая и крутая. Окон, как правило, нет. Дверь прорезают в одной или двух противоположных стенах или в полу. К двери приставляют лестницу или бревно с зарубками. Пол настилают из связанных поперек тонких бамбуковых плах на поперечные и продольные балки, лежащие на сваях. На островах Кай к одной из боковых стен дома под навесом крыши пристраивают открытую с трех сторон галерею на сваях. На Хальмахере галерея строится вокруг дома. Под полом между сваями держат домашних животных: собак и свиней. Жилище на Молуккских островах однокамерное. Планировка его проста. Посреди комнаты помещается очаг — деревянный ящик с землей и камнями, а вдоль стен на расстоянии 20—30 см от пола устроены нары, устланные циновками. Днем на них сидят, а ночью спят. Потолок обычно не делают. Под крышей на балках укреплены неширокие полки, где хранят запасы продуктов, домашнюю утварь, одежду. Корзины и другие предметы домашнего обихода стоят под нарами, а иногда висят над дверью. Кое-где на Хальмахере, Сераме, островах Кай сохранились большие дома, в которых живет по нескольку семей. Тогда от главного помещения циновками отделяют несколько каморок. В них спят супружеские пары, а в центральном помещении — дети. В таком доме бывает несколько очагов: в главном помещении и в каждой из секций. Материал для строительства домов всюду одинаков. Сваи делают из твердых пород дерева, стены — из нетолстых бревен, укрепленных вертикально, или из бамбука, иногда — из толстых двойных циновок из расщепленного бамбука. Крышу кроют атапом (сухие пальмовые листья).

Кроме свайного дома, здесь известны несколько вариантов жилища, стоящего на грунте. Такие дома в старых деревнях на островах Дамар, Кай, Буру по строительному материалу, конструкции, планировке и внутреннему убранству почти не отличаются от описанного свайного жилища.

В горных деревнях Буру полом служит утрамбованная земля, чаще же всего пол настилают. В таких домах обычно делают две двери: во фронтальной и задней стенах дома. От одной двери к другой тянется неширокий коридор, а по обе стороны от него, отделенные циновками, расположены два-четыре помещения, где спят женатые члены семьи. Пищу готовят в специальной небольшой кухне на сваях под навесом, построенной возле дома. Квадратные дома тидорцев тоже стоят на утрамбованной земле. Стены делают из двух слоев циновок, сплетенных из расщепленного бамбука. Пространство между циновками заполнено коралловыми камнями. Снаружи иногда стены штукатурят и белят. Крыша домов и здесь двухскатная, крутая, нависающая почти до самой земли. Во многих прибрежных поселках Молуккских островов, особенно на Амбоне, Ару, Тернате и Тидоре строят дома европейского типа с двухскатной крышей под черепицей. Дома зажиточных амбонцев обставлены европейской мебелью, которая стала появляться и на других островах.

Основа пищи жителей Молуккских островов — саго.

На всех островах архипелага едят лепешки из саговой муки. Пекут их в глиняной печи или на костре. Глиняную форму кладут, в огонь отверстием вниз, потом вынимают и вкладывают в нее порцию слегка подсушенного на солнце саго, смешанного с растертым кокосовым орехом или слегка подсоленного, и оставляют на несколько минут V на земле. Готовые лепешки вынимают бамбуковыми лопатками. Саговые 'лепешки заготовляют впрок, высушивая их на солнце до тех пор, пока они не затвердеют. Такие лепешки можно хранить в течение нескольких лет. Подсушенную саговую массу разводят холодной водой и заваривают кипятком. Получается жидкая или киселеобразная кашица — папеда. Ее пьют или едят с вареными бананами, жареной кукурузой, рыбой, рыбным соусом и лимонным соком, с мясом и фруктами. На Молуккских островах едят также печеные и вареные маниок, ямс и другие корнеплоды, картофель, батат. Кукурузу толкут и варят из нее кашу; едят ее с вареным горохом и рыбой. Рыбные блюда (вареная, жареная, сушеная рыба) обычны в прибрежных деревнях. Мясо домашних и диких животных едят редко, несколько чаще едят птицу. Рис подают лишь по праздникам и далеко не всюду. Из напитков на архипелаге известен перебродивший пальмовый сок. Вино делают обязательно мужчины, пищу же готовят женщины.

В последнее время в быт жителей Молуккских  островов входит общеиндонезииская поясная одежда — каин и саронг, а также европейская одежда. Тем не менее до сих пор бытует и традиционная одежда. У мужчин это набедренная повязка. Прежде ее делали из луба, сейчас из ткани. На Молуккских островах существует несколько способов ношения набедренной повязки. На островах Ару кусок ткани завязывают на поясе сзади, потом оба конца пропускают между ног и завязывают в узел на животе. На Хальмахере известно два способа нот шения повязки. Первый способ: к веревке, завязанной на талии, спереди и сзади прикрепляют по куску ткани; второй способ, известный также на островах Кай: ткань завязывают на талии сзади, укрепляя там нц узл& один конец, а другой конец пропускают между ног, укрепляют на поясе и дают ему свободно свисать спереди. На островах Танимбар и Дамар концы повязки свисают сзади и спереди. Концы набедренной повязки украшают вышивкой из нанизанных маленьких белых раковин или бус. Нередко набедренная повязка сохраняется в качестве нижней одежды под саронгом или брюками, Верхняя часть тела у мужчин обычно открыта. Зажиточны люди в торжественных случаях надевают куртку. Входит в быт и европейская мужская одежда.

Женщины обычно ограничиваются поясной одеждой. Правда> -каин укрепляется под мышками,прикрывая грудь. Лишь в глухих внутренних районах островов женщины носят еще коротенькую юбочку из растительного волокна или пальмовых листьев. В прибрежных поселках и городах женщины цаде- вают каин и узкую распашную кофточку.

Головные уборы на островах не распространены. На Амбоне женщины носят иногда во время полевых работ большие сплетенные из листьев шляпы. Они имеют вид невысокого и широкого у основания конуса. Держится шляпа благодаря укрепленному изнутри узкому ободку, сделанному по размеру головы.

Жители Молуккских островов носят много украшений. Особенно богато убранство мужчин. Они носят ушные подвески из серебра, черепахового панциря, из дерева; на запястье — костяные или деревянные резные браслеты; кольца на предплечьях, на лодыжках и на пальцах ног; на^груди и вокруг шеи — ожерелья из маленьких плодов или раковин. Серамцы продевают в ушные мочки палочки, подкрашенные на концах красной краской* Женщины носят серьги, браслеты и ожерелья. Только в городах и в приморских поселках вблизи городов мужчины коротко стригут волосы.На Сераме они завязывают или закалывают длинные курчавые волосы в узел над левым ухом, украшая прическу резным гребнем. На островах Танимбар и Дамар мужчины красили волосы известью, достигая золотистого оттенка, и украшали прическу резными деревянными гребнями с перламутрової! инкрустацией. Женщины либо носят волосы распущенными, либо завязывают их на затылке или сбоку. Татуировку сейчас не делают. Ее, однако, можно увидеть у пожилых людей.

Наиболее высокой стадии развития социально-эко- Обществныи строй. номических отношений достигли народы Тернате, Тидоре и Бачана, где существовали султанаты, игравшие большую роль в торговле пряностями и поддерживавшие оживленные отношения с соседними островами. Султаны были верховными собственниками земли на всех подвластных им островах, они получали от своих подданных натуральную ренту и использовали их в качестве домашних слуг. На островах Тернате, Тидоре, Танимбар и Кай существовало домашнее рабство. Процесс имущественного расслоения и распада общинно- родовой организации быстрее протекал в прибрежных районах всех островов архипелага, медленнее — в глубинных областях.

На большей части территории провинции земля является собственностью сельской общины. Пережитки общинно-родовых отношений сохранились даже у народов, ведущих в основном товарное хозяйство. На Амбоне, например, прежде чем отдельная семья начнет обрабатывать выделенный ей общиной участок, она должна получить его от более крупного коллектива родственников, живущих в том селении. Если семья вымирает, земля передается другой семье родственников по отцу, и только в случае отсутствия родственников возвращается сельской общине.

Лес тоже находится в собственности общины, но существует обычай закреплять за отдельными людьми плодоносные деревья, а участки целинной земли, обработанной отдельной семьей, становятся ее собственостью и даже могут быть проданы.

Несмотря на то, что молукканцы, начиная, по крайней мере, со средневековья, продавали пряности купцам не только из других районов Индонезии, но и из Китая, Индии, Филиппин, а позже и из Европы, товарные отношения только в последние десятилетия стали более или менее широко проникать в экономическую жизнь замкнутой общины. На каждом даже самом маленьком острове по крайней мере в нескольких поселениях (чаще всего на побережье) периодически или постоянно действуют небольшие рынки; здесь местное, а также пришлое (из горных лесных деревень) и приезжее (с соседних островов) население продает свою продукцию, получая взамен необходимые вещи. Обменивают и продают сушеную, соленую и свежую рыбу, гончарные и металлические изделия, лодки, ткани, соль, добываемую здесь из морской воды, плетение, смолы, разнообразные овощи и фрукты. В другие районы Индонезии вывозят дорогие породы дерева, пряности, раковины жемчужниц; привозят же сахар, ткани и одежду, рис, керосин, книги. Наиболее активные торговцы, посещающие почти все острова Молуккского архипелага и другие районы Индонезии,— тернатцы, тидорцы, амбонцы, жители прибрежных деревень островов Кай.. Нередко в роли посредников в торговле выступают буги, макассары, китайцы, реже яванцы.

Преобладающая форма семьи на Молуккских островах — малая семья, состоящая из родителей и детей, но повсеместно обнаруживаются признаки существования на этой территории в недалеком прошлом более архаических форм семьи. На Амбоне и сейчас существует обычай, обязывающий молодую жену войти в семью мужа и прожить с его родителями хотя бы несколько дней. Малая семья здесь является ячейкой более широкой экзогамной группы родственников по отцу — мата румах. Сейчас, конечно, не все члены этого коллектива живут в одном селении, но прежде это было обязательным. Во внутренних районах Хальмахеры, Серама, Буру, Ару и Кай до сих пор сохранились большие семьи, ведущие общее хозяйство и зачастую живущие в одном доме.

На Сераме и Амбоне существуют союзы пела, представляющие собой сейчас своеобразные побратимства. Обычно отношениями пела связаны две (нередко больше) деревни, все жители которых прежде выполняли такие обязательства, как взаимопомощь в быту и на войне, гостеприимство, недопустимость браков внутри пела. Теперь соблюдается лишь одно из этих обязательств: взаимопомощь. Возможно, что пела представляет собой трансформацию отношений родственных коллективов внутри племени.

На всех островах архипелага преобладает патрилокальное поселение, допускающее отработки, а также временное поселение мужчины в семье родственников жены до тех пор, пока не будет полностью уплачен выкуп. На Ару в случае, если мужчина не может выплатить выкуп полностью, все девочки, рожденные его женой, остаются в семье ее родных. На Амбоне в случае невозможности уплатить выкуп молодая пара живет в семье женщины до рождения первого ребенка. Оставив ребенка в семье матери, супруги имеют право поселиться в селении мужа.

Наследование патрилинейно. Женщина, выйдя замуж, теряет право на отцовское имущество, но после смерти мужа наследует имущество, нажитое ими в браке. В некоторых горных деревнях центрального и юго-восточного Серама, на севере Хальмахеры женщины играют значительную роль в хозяйственной и общественной жизни.

Моногамия прочна только в христианизированных районах. Вообще же иметь несколько жен мужчине мешает только необходимость уплаты крупного выкупа за жену. Расторгается брак легко и часто. На Хальма- хере, например, он может быть прекращен по инициативе любого из супругов. Мужчина может просто уйти, захватив с собой детей, если выкуп уплачен, или оставив всех или нескольких детей жене (в зависимости от того, какая часть выкупа выплачена). Женщина же, желающая получить развод, обращается за помощью к главе общины.

Свадебный обряд определяется религией, исповедуемой вступающими в брак. Но сговор и свадебный пир обязательны на любой свадьбе. Женятся чаще всего по собственному выбору, хотя согласие родителей считается необходимым. Юноша преподносит своей избраннице подарок (чаще всега ушные кольца и ожерелье), а родители молодых людей договариваются о сумме выкупа. Иногда размер выкупа определяется не только ближайшими родственниками, но и соседями по деревенской общине. Выкуп состоит чаще всего из золотых украшений, фарфоровой и металлической посуды, определенного типа тканей, иногда гонгов (все предметы, входящие в выкупг заранее покупают или выменивают у приезжих торговцев). За сговором следует религиозная церемония и свадебный праздник. Свадьба — большое- событие в жизни не только молодых людей, вступающих в брак, но и их родственников, которые собираются на праздник, как бы далеко они ни жили. На Молуккских островах до недавнего времени бытовал и брак-умыкание. Он имел место в двух случаях: если выкуп не по карману мужчине, и девушка согласна уйти к нему без выкупа; если родители невесты не согласны, на брак. Во втором случае родственники жениха похищали девушку и прятали в доме его родственников. Если в течение трех-семи дней девушка оставалась в этом месте, она должна была стать женой своего похитителя.

Традиционный способ захоронения на Молукках состоит в том, что тело умершего кладут в деревянный гроб, который устанавливают на скале или на специально сооруженном помосте недалеко от деревни на морском или речном берегу. Погребальную церемонию проводят очень торжественно. ‘Умершему приносят многочисленные подарки, снабжают его всем, необходимым человеку при жизни. На могиле оставляют пищу и сосуд с вином. Зажиточных общинников хоронят в резном гробу, выдолбленном из цель- .ного дерьза, гроб же рядовых общинников делают из древесной коры. Ва внутренних районах Буру, на Сераме, Хальмахере, Ару и Танимбаре в прошлом существовало вторичное захоронение.

Большая часть населения Молуккских островов обращена в ислам или в христианство. Ислам принесли на острова малайские и яванские торговцы в XIV в. В конце XV в. его принял султан Тернате, и с этого времени исламизация населения Молуккских островов, особенно северной их части, шла очень активно. Христианство на островах проповедовали португальские, а затем голландские миссионеры. Сейчас в провинции действуют католическая и протестантская церкви. Особенно сильны позиции христианства на Амбоне. Сохраняются и анимистические представления. Самый популярный из анимистических культов на Молуккских островах, как и повсюду в Индонезии,— культ предков. Объектами этого культа являются как конкретные люди, память о которых сохраняют живые, так и мифические ^основатели поселения. На островах группы Танимбар, например, прежде в домах возле алтарей хранили череп старшего из умерших родственников; на Буру и Сераме эти черепа лежали в специально построенных недалеко от жилья свайных домиках. И сейчас на Молуккских островах можно увидеть вырезанную из дерева человеческую фигурку и сосуд, в который члены семьи кладут кусочки пищи и льют напитки перед каждой трапезой, вспоминая своих умерших родственников'. На островах Банда возле каждого дома стоит помост, где перед охотой и рыбной ловлей совершают жертвоприношения духам предков. С ними советуются и просят их благословения. Вместилищем духов предков на многих островах считают камни. В горных деревнях Амбона прежде чем выбрать старосту деревни, обращались за советом к духам' умерших возле священного камня, вокруг которого, по местным поверьям, собираются духи. В юго-западной части Молуккских островов бытует вера в то, что духи умерших посещают дома своих родственников и живуг в маленьких камнях на чердаке. Поэтому местные жители, г отправляясь, в путь, берут с собой эти камешки, чтобы заручиться поддержкой духа предка. Ярко проявляется; культ предков во время похоронного обряда (см. стр. 601). Его соблюдают не только* анимисты, но и христиане и мусульмане, у которых он отличается лишь некоторыми особенностями. Особенной юилой наделяют жители , островов дух основателя поселения. На Амбоне и Сераме центром этого культа был, байлеу — дом, стоявший в центре селения и представлявший собой приподнятый над землей настил под навесом. Позади байлеу лежал камень — алтарь, на котором приносили жертвы предкам. Байлеу позже стал и домом совещаний общинного совета. Сейчас его можно найти не в каждой деревне, но старожилы знают, где стоял байлеу. С культом предков был связан тайный мужской союз у черных па- тасива Серама. Еще в недавнем прошлом этот союз совершал обряд инициации.

Не только духи предков, но добрые и злые духи природы определяют, по местным представлениям, жизнь и смерть людей. В прибрежных деревнях всей южной группы Молуккских островов, вплоть до Серама, известны варианты одного и того же обычая изгнания духов болезней. В деревне, где свирепствует эпидемия, делают' лодку (или модель лодки),, снабжают ее рулем, веслами, парусом. Кладут в лодку продукты, торжественно несут ее на побережье и спускают в море. Когда лодка начинает удаляться от берега, люди кричат: «О, болезни, довольно вам убивать нас, уходите отсюда, возвращайтесь восвояси и не посещайте больше нашу землю». Обряд сопровождается игрой на ударных инструментах. В этом обряде присутствуют элементы магии. Наблюдаются они и в приемах знахарей, к которым до сих пор предпочитают обращаться даже там, где сейчас уже есть врачи и больницы. Как и в других районах Индонезии, на Молуккских островах известны способы защиты собственности с помощью все тех же приемов магии. Возле объекта, нуждающегося в защите от посторонних людей (например плодовые деревья, поле или плантация), устанавливают сделанное из прожилок листьев пальмы изображение животного или человека. Знак этот свидетельствует о неприкосновенности защищаемого объекта и грозит бедами или даже смертью каждому, нарушившему табу.

Отголоски существовавшего когда-то на острове тотемизма чувствуются в обычае танимбарцев брать с собой на охоту на черепах и рыбную ловлю небольшие деревянные изображения черепах и рыб". Очевидно такова же природа резных изображений животных на сваях старых домов в разных районах провинции.

Семейные и общественные праздники у жителей Мо- Народное искусство, луккских островов сопровождаются играми, танцами, песнями. Наиболее популярное развлечение яа островах Ару, Амбоне, Банда, а также в прибрежных поселках других островов архипелага — петушиные бои. В последнее время все более распространяется игра в футбол, причем мяч для игры часто плетут из ротана.

Как и на всех островах Индонезии, в Молуккской провинции очень любят танцы и песни, очень ритмичные и темпераментные. В южной части провинции от Танимбара до Серама наиболее популярен чекалеле — старинный воинский танец, исполняемый в быстром и энергичном ритме под аккомпанемент барабанов и гонгов, а на Сераме — и под звук большой раковины таури и бамбуковых флейт. Мужской хор сопровождает этот танец. Танцоры одеты в воинские наряды, в правой руке они сжимают копье, а в левой щит; танцуют в течение нескольких часов, издавая время от времени воинственный клич. На Сераме бытует и старинный обрядовый танец жаро, исполняемый мужчинами и женщинами вместе.

Музыкальные инструменты на Молуккских островах те же, что и в других районах Индонезии: гонги, барабаны, бамбуковая флейта, скрипка. Амбонская скрипка сделана из бамбукового колена, обтянутого с одного конца кожей, струны ее — из ротановой коры, а смычок — из расщепленного бамбука. Путешественники прошлого века оставили восторженное воспоминание об одном удивительном музыкальном инструменте Амбона, так называемой эоловой арфе. Это кусок бамбукового ствола, воткнутый в землю на берегу моря. В каждом коленце бамбуковой палки с разных сторон сделаны отверстия, в которые проникает ветер и своим дыханием оживляет инструмент, издающий жалобные и печальные звуки. Испанцы или португальцы, очевидно, принесли на Молуккские острова гитару, которая пользуется: популярностью в некоторых деревнях на островах Банда и на Амбоне.

Устное народное творчество народов Молуккских островов богато, но изучено оно далеко недостаточно. Известно несколько легенд о происхождении населения отдельных островов, исторические предания. На Амбоне, Ванде, Хальмахере, Тернате и Тидоре, а местами и на других островах распространены пантупы, сочиненные на месте и принесенные с запада.

На Амбоне в устной народной поэзии ощущается европейское, преимущественно голландское, влияние.

Молуккская провинция — отдаленная от центра индонезийского государства область, но в планах экономического развития государства ей уделяется немалое внимание. На Амбоне с помощью Советского Союза начато строительство технологического факультета для подготовки специалистов, которым предстоит освоить богатства Молуккских островов. Организуются государственные плантации гвоздики и мускатного ореха, ведется борьба с хищническим истреблением этих деревьев. Внедряются новые методы рыболовства. В поселках Молуккских островов работают школы, где обучаются дети народов, никогда не имевших письменности. Как и всюду в Индонезии, преподавание ведется на индонезийском языке. Уже сейчас многие представители народов Молуккских островов учатся в школах и выс- кших учебных заведениях Явы, а также в высших учебных заведениях других стран, в том числе и Советского Союза.