Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народы юго-восточной Индонезии
Этнография - Народы Юго-Восточной Азии

Народы юго-восточной Индонезии

К востоку от Явы, южнее Сулавеси по направлению к Западному Ириану тянется цепь Малых Зондских островов. Крупнейшие из них — Бали, Ломбок, Сумбава, Флорес, Алорг Солор, Сумба, Роти, Тимор, Ветар. Эти острова и множество мелких и мельчайших островков образуют провинцию Нуса Тенггара Республики Индонезия. В восточной части Тимора находится последняя португальская колония на территории Индонезии. Общая площадь провинции 73 614 кв. км. что составляет 4,9% территории Индонезийского архипилага. Столица провинции — город Сингараджа на острове Бали.

Горы и каменистые плато занимают большую часть островов, холмистые равнины расположены преимущественно вдоль побережий. Климат провинции жаркий, экваториальный. Здесь четко прослеживаются два сезона — дождливый и сухой. Дождливый сезон устанавливается в ноябре, когда дуют северо-западные муссонные ветры, насыщенные влажными парами океана, сухой — в апреле и длится до октября. К концу этого сезона пересыхает большая часть рек, деревья сбрасывают листву, выгорают травы. Особенно сильные засухи бывают на островах Сумба и Тимор.

Флора и фауна Малых Зондских островов характеризуется формами, переходными от азиатской, характерной для Западной Индонезии, к австралийской. Растительность скудна по сравнению с Большими Зондскими и Молуккскими островами. Значительная часть островов представляет собой саванну, покрытую высокой жесткой травой аланг-аланг и колючим кустарником, с редкими рощами эвкалиптовых и акациевых деревьев. Часть саванн — позднего происхождения (результат уничтожения лесов при подсечно-огневой системе земледелия). Защищенные от суховеев горные склоны покрывают лиственные и хвойные леса, в горных ущельях — тропические влажные леса.

Недра Нуса Тенггара богаты полезными ископаемыми, которые еще слабо исследованы и почти не разрабатываются. Золото, серебро, железо, гранит найдены на Сумбе; золото, сапфиры, селитра есть на Сумбаве; на Тиморе имеется каменный уголь, медь, свинец, марганец, известь, хромиты.

Население провинции в 1965 г. насчитывало около 6 млн. человек (6% населения Индонезии). Средняя плотность населения — 80 человек на 1 кв. км; наибольшая плотность населения (212 человек на 1 кв. км) — на острове Ломбок. Малые Зондские острова представляют собой своеобразную переходную зону: здесь проходит хозяйственно-культурная, лингвистическая и антропологическая граница между Западной и Восточной Индонезией.

Коренное население островов антропологически неоднородно. В западной части (включая западный Флорес) преобладает южномонголоидный антропологический тип. На востоке архипелага (на Алоре, восточном Флоресе и на Тиморе) сохранились следы древнейшего населения Индонезии — негро- австролоидов. Жители этой части архипелага курчавоволосы, сравнительно темнокожи, с большими темными глазами. На Тиморе можно увидеть людей с характерной для папуасов горбинкой в хрящевой части носа. Почти на всех островах исследователи отмечают у части населения черты веддоидного антропологического типа.

Языки народов Малых Зондских островов относятся к индонезийской ветви. Но некоторые языки Алора и Тимора как лексически, так и грамматически отличаются от индонезийских и имеют некоторые общие черты с папуасскими. Языком^ общения до провозглашения независимости был вульгаризированный малайский, теперь же им становится индонезийский язык.

На всех островах архипелага население прибрежных районов очень смешанно и подвижно. Здесь сильнее, чем во внутренних областях, культурная нивелировка, ярче проявляются инородные влияния, в том числе европейские. В прибрежных районах находится и большая часть городов провинции, экономических и культурных центров островов.

Остров Ломбок отделен от Бали узким проливом. Площадь его 4729 кв. км. Коренное население этого острова составляют сасаки и этнографическая группа сасаков бодха. ОЗщая их численность — 1млн. 100 тыс. человек Говорят они на многочисленных диалектах языка, близкого к балийскому и к сумэаванскому языкам. На западе Ломбока расположены поселки балийцев, составляющих вторую по численности группу его населения.

Сумбава — один из крупнейших островов Нуса Тенггера. Площадь его 13 тыс. кв. км. Население Сумбавы составляет 500 тыс. человек. Лингвистически оно делится на две группы: собственно сумбаванскую (западная часть острова, 170 тыс. человек) и бима, живущих в восточной части острова (320 тыс. человек). Сумбаванские языки имеют больше общего с языками балийцев и сасаков, бима — с языками народов западной части Флореса. Между племенами, говорившими на обеих группах языков, издавна существовали брачные связи и культурная общность.

На Сумбе (площадь его 12 тыс. кв. км) живет более 280 тыс. человек. Кроме сумбанцев, здесь (преимущественно на востоке острова) живут переселенцы с соседнего острова Саву. Часть переселенцев ассимилировалась, но есть несколько поселений саву, которые резко отделяют себя от сумбанцев и сохраняют прочные связи с родным островом.

Вэсточнее Сумбавы, продолжая внутреннюю линию арки Малых Зондских островов, находится остров Флорес. Площадь его 14 тыс. кв. км. Население Флореса — более 1 млн. человек. На плоскогорьях западной части острова живут манггараи (270 тыс. человек); восточнее их, в горах центральной части Флореса — нгада, наге, кео, лио, сикка (460 тыс. человек). Языки наге, кео и лио очень близки между собой, так что некоторые исследователи считают, что наге и кео говорят на диалектах языка лио. На крайнем северо- востоке острова живут ларантуки (55 тыс. человек), язык которых близок солорскому. Прежде народы Флореса отличались друг от друга специфическими чертами в культуре и быту, но жизнь в одних и тех же географических условиях на протяжении столетий и более или менее прочные контакты привели к тому, что специфика в материальной и духовной культуре терялась. Тем не менее, некоторые особенности культуры у народов острова сохрани- нились. Из неаборигенных народов на Флоресе живут макассары, буги, сумбанцы.

Между Флоресом и Ветаром лежит Солорско-Алорский архипелаг (площадь крупнейших в архипелаге островов — Солора 900 кв. км, население 170 тыс. человек, Алора — 2 300 кв. км, население 160 тыс. человек). Население архипелага в лингвистическом и культурном отношении родственно и близко населению окружающих островов. Правда, в центре и на востоке Алора есть несколько деревень, языки населения которых не принадлежат к индонезийской ветви, а для антропологического типа характерны некоторые папуасские черты.

Тимор — крупнейший остров Малого Зондского архипелага (площадь его составляет 34 тыс. кв. км) — лежит на крайнем юго-востоке провинции Нуса Тенггара. К Индонезии относится только западная часть острова (19 тыс. кв. км), восточная его половина принадлежит Португалии (о Восточном Тиморе см. стр. 635—638). В Индонезийской части острова жило в 1956 г. около 820 тыс. человек. Население его этнически неоднородно. Наиболее крупный народ — атони (самоназвание, в переводе означающее «люди», 400- тыс. человек). Второй по численности народ — тетумы (или белу, т. е. друг, так их называли атони) — живет в южной и приграничной части Индонезийского Тимора, а также в нескольких поселениях на севере (всего 160 тыс. человек). В Купанге, центральном городе области Тимор, тетумы занимают отдельный квартал. В пограничном районе от центра до южного побережья расположено несколько деревень маре. Большая часть тетумов и маре живет в Восточном Тиморе. На северном побережье от Купанга до границы расположены поселки ротийцев. Живут они отдельными поселениями и в других районах Западного Тимора (23 тыс. человек). На юго-западе Тимора и небольшом соседнем острове Семау живут купанги (гело), всего 1 тыс. человек. Пришлое население Тимора составляют солорцы, амбонцы, сумбаванцы, мадурцы.,Китайцы и арабы живут преимущественно в Купанге и других административных центрах острова.

Остров Роти (площадь 1 475 кв. км, население 120 тыс. человек) расположен к юго-западу от Тимора. Язык ротийцев близок языку тетумов.

Основное занятие жителей Малого Зондского архипелага — земледелие. Узкий Ломбокский пролив между Бали и Ломбоком служит невидимой границей, отделяющей Западную Индонезию, область поливного рисосеяния, от Восточной Индонезии, где преобладает неполивное земледелие с применением подсечно-огневой системы. Са- вахи здесь занимают незначительные площади и преобладают лишь на Ломбоке, где их возделывают преимущественно балийцы. На Ломбоке применяется террасная система, а тетумы на Тиморе затопляют савах водой из каналов или из колодцев. По затопленному полю несколько раз прогоняют буйволов, которые топчут землю до тех пор, пока она не превратится в грязь. В нее сажают зерна риса или кукурузы и тщательно засыпают землей. Рассаду выращивают редко.

Основные орудия, с помощью которых взрыхляют землю на ладангах — мотыга и длинная палка с заостренным концом. Плуги и сельскохозяйственные машины — большая редкость. Собирают урожай вручную. Колосья риса срезают рисовым серпом ани-ани или собирают зерна в горсть, пропуская колосья между пальцами (на Тиморе, например). Молотят рис, вытаптывая зерно из колоса ногами, провевают на ветру, ссыпая зерно из широких плетеных корзин на разостланные на землю циновки. Початки кукурузы привязывают к балкам дома и хранят там. Рис хранят в больших корзинах в доме или в амбаре. Толкут его в деревянных ступах деревянными пестами.

Основные сельскохозяйственные культуры Малых Зондских островов — кукуруза и рис, причем на островах Солорско-Алорской группы, на Флоресе и Тиморе преобладает кукуруза. Из зерновых известны также просо и щиеница. Пока зреет урожай кукурузы и риса, на соседнем участке поля сажают лук, чеснок, бобовые, арахис. Малые Зондские острова образуют и переходную зону от области культивирования зерновых культур к области корнеплодов. Кассава, таро, ямс, а также такие клубнеплоды, как батат и картофель, занимают большое место в пищевом рационе жителей Нуса Тенггара. На склонах гор расположены плантации табака, чая, кофе, какао. Выращивают бананы и фруктовые деревья: апельсины,"лимоны, папайю, манго и др. На всех островах провинции культивируют кокосовую, лонтаровую (пальмировую) и арековую пальмы, на Флоресе, Алоре и Тиморе — саговую пальму. В прибрежных районах большие площади отведены под сахарный тростник. Провинция до сих пор не может обеспечить себя продовольствием, поэтому сюда ежегодно привозят рис из Западной Индонезии. По планам индонезийского правительства в ближайшем будущем, сельское хозяйство Сумбавы, Флореса и Тимора должно специализироваться на производстве хлопка.

Большое значение в хозяйстве провинции имеет животноводство. Разводят лошадей, буйволов, мелкий рогатый скот (коз и овец), в немусульманских районах — свиней. Почти в каждом доме есть куры. Держат собак. Лошадей у всех народов провинции используют как вьючное животное. Сумбанская порода лошадей, низкорослых и очень выносливых, известна на многих островах Индонезии. Большую часть скота продают в живом весе, вывозят также кожи и мясо в Западную Индонезию. На всех островах провинции занимаются морским и речным рыболовством. Орудия рыболовства— сети и верши. С лодки в море рыбу бьют острогой с несколькими зазубренными остриями, а также стрелами.

Важное место в хозяйственной деятельности народов Нуса Тенггара занимает добыча и обработка продуктов леса. Сандаловое и тиковое дерево составили Тимору и Сумбе славу еще в средневековье. В последнее время здесь, а также на Сумбаве, организованы государственные плантации тикового, сандалового, хинного дерева, почти целиком уничтоженных в колониальный период. В горных лесах добывают смолы хвойных деревьев и ценную древесину, идущую на строительство и всевозможные поделки как на самих островах, так и в других районах Индонезии. Вывозят мед и воск диких пчел. Для своих нужд собирают дикорастущие корнеплоды.

Охота теперь играет второстепенную роль. Охотятся с огнестрельным оружием. Из традиционного оружия сохранились копье, сумпитдн (у горных народов Тимора). На Тиморе и Алоре до недавнего времени устраивали облавные охоты с применением пала. Подсобную роль в хозяйстве жителей Малых Зондских островов играет охота на морских черепах, крокодилов и змей, сбор черепашьих яиц и птичьих гнезд.

У всех народов Нуса Тенггара развито ремесло. В прибрежных районах провинции есть гончары. Чаще всего это женщины, они работают без гончарного круга. Почти в каждом поселке женщины занимаются плетением: из черенков листьев пальмы, из расщепленного бамбука изготовляют разного размера и формы корзины и циновки, сумочки для бетеля и охотничьи сумки; мужчины плетут из расщепленного бамбука толстые циновки, из которых делают стены домов. Прядение и ткачество составляют одно из основных занятий женщин всех районов провинции. На Малых Зондских островах до сих пор еще сохранился икат — традиционный способ окраски пряжи (о нем см. стр. 445). Развита резьба по дереву, кости, рогу. Прежде резьбой покрывали сваи домов, конек крыши, домашнюю утварь. Из дерева резали изображения предков (широко известны, например, резные фигурки людей с островов Кисар и Тимор). Излюбленный мотив орнамента на всех островах провинции — стилизованные изображения «древа жизни» и животных (лошади, головы барана и буйвола, петуха). Жителям провинции давно известна холодная и горячая обработка металлов: на Тиморе, например, выделывают паранги и крисы, золотые украшения, на острове Ндау — серебряные украшения; на Флоресе — украшения, металлические наконечники к стрелам и копьям и т. п. Тетумы Тимора плавят металл с помощью бамбукового горна. Жители прибрежных районов Малых Зондских островов делают лодки-долбленки, очень подвижные и устойчивые на воде благодаря балансиру, а также дощатые сшитые лодки. Ходят в лодках под парусом и на веслах.

Хозяйство всех народов провинции сохраняет в основном натуральный характер. Но в последние десятилетия в жизнь местных общин стали проникать товарные отношения. Обмен между жителями внутренних и прибрежных районов существовал давно, тиморцы горных поселков, например, меняли свои плетеные изделия, воск, смолы и т. п. на соль, добывавшуюся из морской воды в прибрежных поселках, на изделия из меди и железа, на суконную одежду, приобретавшуюся у приезжих купцов.

В последнее время расширилась межостровная торговля, а также оживились торговые связи провинции с другими районами Индонезии. Сумба- ванцы и сасаки привозят на базары Явы сою, лук, перец; ротийцы — лон- таровое вино и другие товары на Тимор. В прибрежных поселках Тимора появляются серебряных дел мастера с острова Ндау, продающие браслеты, ожерелья и т. д. В начале сухого сезона крестьяне из небольших деревень идут на базары в крупные поселки, продают овощи, фрукты, ремесленные изделия, а покупают ткани, посуду, керосин, сахар, одежду и т.п. Лавки'и магазины в городах пока немногочисленны и принадлежат чаще всего китайцам и арабам.

Промышленность в Нуса Тенггара только начинает развиваться. Здесь существуют пока лишь около 100 мелких предприятий, главным образом по обработке местного пищевого сырья.

Наиболее характерный тип поселения — кучевой. Дома стоят, теснясь один возле другого. Около домов на высоких сваях или на деревьях помещаются амбары, представляющие собой дом в миниатюре. Посредине деревни, а иногда и в одном из концов поселения, расположена площадь, по отношению к которой дома ориентированы по-разному. На площади работают женщины, играют дети. Здесь же расположены и культовые сооружения. У нгада Флореса дома стоят вокруг прямоугольной площади. Каждый дом огорожен бамбуковой изгородью, низкой с фасада, от площади, и высокой позади дома. На протяжении последних десятилетий деревни в прибрежных, а иногда и в глубинных районах островов строятся по линейному или уличному плану. Эти деревни расположены у реки или дороги, на равнине, на склонах гор. Такого типа поселения состоят из нескольких десятков домов. На Сумбаве возле источника, находящегося но соседству с селом, выкапывают два водоема (мужской и женский), в которых моются, стирают и берут воду для хозяйственных нужд. Старые деревни, сохранившиеся во внутренних районах островов, редко насчитывают более 10 домов. Эти селения расположены чаще всего на вершинах или крутых склонах гор и холмов и окружены изгородью из бамбука и колючего кустарника, либо каменной стеной. К ним ведут узкие тропки.

Наиболее распространенный тип жилища — свайный дом, прямоугольный в плане. Четыре ряда столбов-свай (по три в каждом ряду) укрепляются не непосредственно на земле, а на каменных подушках. Сваи достигают 2— 2,5 м высоты. Пол настилают из расщепленного бамбука (поперечные опорные балки пола редки, а потому он слегка гнется под ногами). Стены делают из одного-двух слоев плетенных из расщепленного бамбука циноцок. Крышу кроют травой аланг-аланг, лентами из расщепленного бамбука или атапом. Крыша двухскатная, постепенно переходящая в навес, спускается очень низко. Торцовую часть крыши с фасада загораживают покато установленной планкой. На Тиморе есть дома и с четырехскатной крышей; но и в этих случаях навес образуют лишь два ската. Конек нередко украшают резными фигурками. Иногда с фасада к дому пристраивают веранду на сваях, открытую с бокоч, но с двухскатной крышей, идущей ниже крыши дома. В фасадной части дома есть дверь, к которой поднимаются по приставной лестнице. Если дом с верандой, дверь делают здесь. Под домом, как и у других народов Индонезии, имеющих свайные дома, помещается скот. В пределах этого типа дома существуют варианты. В горных деревнях на Сумбаве, например, свайный дом имеет очень высокую крутую крышу при низких стенах (всего 30 см); на Тиморе у маре в таком доме нередко отсутствует дверь, входят в дом через люк в полу по бамбуковой лестнице. На ночь люк прикрывают колодой. Иногда пол продолжается за пределы стен, образуя вокруг дома открытую галерею, над которой нависают концы ската крыши. Нгада на Флоресе пристраивают к дому с фасада крытую галерею на более низких сваях, а к ней —другую, открытую, покоящуюся на сваях еще более низких. Иногда дома нгада стоят очень близко друг к другу, соединяясь внешней открытой галереей. Сельские жилища сумбанцев — длинные дома на сваях, поднимающиеся над землей на полметра. Стены низкие, крыша же очень высокая, представляющая собой несколько кровель, вознесенных одна над другой; последняя кровля имеет форму четырехгранного конуса. С фасада к дому пристраивают крытую террасу и открытую веранду. Входят в дом через веранду, к которой приставлена бамбуковая лестница.

В свайных домах обычно имеется одна комната, перегораживаемая на ночь крупноплетеными циновками из пальмовых листьев. Очаг расположен обычно в центре дома, возле главной сваи. Он представляет собой деревянный ящик, наполненный песком, землей или камнями. В домах нгада очаг находится справа от входа. Вдоль стен тянутся нары, покрытые циновками, ьод потолком вдоль стен — полки, на которых хранят оружие (ружья и копья), рыболовные снасти, сельскохозяйственный инвентарь. Окон в домах обычно нет, свет проникает сквозь щели в стенах и крыше, в доме царит полумрак и прохлада. Большую часть домашних работ выполняют на галереях, они же служат и местом отдыха.

На Флоресе и Тиморе бытует еще один тип дома: круглой или овальной формы. У манггараев это круглая хижина на высоких сваях с крутой, спускающейся почти до самого пола крышей. Дом окружен крытой галереей, где занимаются домашними делами. Здесь же спят неженатые мужчины семьи и гости. В дом ведет дверь, к которой поднимаются по лестнице, сложенной из камней. Посредине жилища, возле главной сваи расположен очаг. Бамбуковыми перегородками дом делится на несколько комнат.

Овальную форму имеют, как правило, и дома атони. Дома эти стоят на грунте. Тонкой стеной дом делится на две части, соединенные дверью. Передняя часть дома иногда не имеет четвертой стены. Отсюда входят в дом. Дверь ориентируется на юг; теперь этому правилу не всегда следуют, но называют направление двери словом «не-у» (юг или правый). Окон в доме нет. Крыша четырехскатная или коническая, иногда она спускается так низко, что скрывает стены дома. Во внутренней части дома, в центре или справа от входа, расположен один или несколько очагов. Очаг у атони представляет собой лежащие в строго определенном порядке 3 или 5 камней. Иногда в доме атони есть чердак, на который поднимаются по столбу с зарубками. На чердаке хранят запасы кукурузы и риса. Справа находится большая платформа, слева — две меньшие платформы, на которых сидят особо почтенные гости и спят супруги. Несовершеннолетние сыновья, а также дочери спят во внутренней части дома на циновках у очага, совершеннолетние юноши и мужчины — в передней части дома. Чердак, левая часть (от входа) внутренней секции дома и передняя его часть считаются мужскими, правая же часть внутренней секции — женской половиной. В период полевых работ живут во временных свайных жилищах, отличающихся от описанных лишь размером. Иногда эти временные жилища представляют собой площадку под навесом.

В последние десятилетия в прибрежных поселках и в новых деревнях строят, наземные дома прямоугольной формы, нередко с окнами и крытой террасой.

Мебель в сельских домах на Малых Зондских островах встречается редко. Домашняя утварь состоит из разного размера чашек и горшков, глиняных сосудов и бамбуковых трубок, корзин, циновок, плетеных или сшитых из козьей кожи. Сейчас встречается и покупная металлическая и глиняная посуда. Дома освещаются с помощью фитилька-ниточки, опущенной в плошку с жидким маслом, или карбидной лампой.

Городов на Малых Зондских островах мало. Чаще всего они представляют собой разросшиеся сельские поселения, ставшие административными и торговыми центрами. Некоторые города выросли из усадеб феодалов с примыкающими к ним селениями. Есть городки, возникшие возле построенных голландцами дорог. Для городов, разросшихся из сельских поселений, характерно соседство кварталов, застроенных свайными и стоящими на грунте домами сельского типа, окруженных садами и огородами; узких, тесных китайских улочек с домами-лавками и мастерскими и европейских коттеджей, принадлежавших прежде голландским чиновникам (теперь в них помещаются административные учреждения или живут представители местной администрации и буржуазии). Таков Купанг, крупнейший город Тимора — административный центр острова (около 25 тыс. жителей). Города второго типа мало чем отличаются от сельских поселков; третий же тип отличается линейной планировкой. На Тиморе примером такого города может служить Атамбуа. Китайские лавочки и европейского типа домики вытянулись здебь в несколько улиц. В некоторых городах есть электричество.

Так как кукуруза является основной пищевой культурой на островах Малого Зондского архипелага, то естественно, что вареная кукуруза входит в ежедневное меню жителей провинции. К кукурузе добавляют жареную или сушеную рыбу, вареные бобы, острые приправы. Разнообразие ц обычное меню вносят вареные овощи и каша из тапиоки и из саго, кассавы, ямса. Рис едят преимущественно по праздникам, больше на западных островах провинции, а на Алоре, Флоресе и Тиморе — реже. Впрочем, риса и кукурузы большинству населения провинции не хватает от урожая до урожая. У те- тумов Тимора существует своеобразный способ обработки саго. Сердцевину сагового ствола отделяют от древесины, кладут в деревянные ступы 1 и размельчают пестами (как это делают с рисом), а затем просеивают с помощью сита.

Мясо животных (свиней, коз, овец, буйволов) едят редко, курятину — чаще. Важное место в пищевом рационе занимают фрукты. Как освежающий напиток употребляют «молоко» кокосового ореха. Распространен алкогольный довольно крепкий напиток сопи — перебродивший сок лонта- ровой пальмы. Горожане пьют и такие напитки, как кофе и чай. Дети и взрослые с большим удовольствием жуют сладкие стебли сахарного тростника, едят мед. Как и во всей Индонезии, на Малых Зондских островах жуют бетель.

Едят на островах провинции из глиняных мисок местного производства, гораздо реже — из металлической покупной посуды. Варят в глиняных горшках.

Одежда и украшения

В качестве повседневной мужской одежды на всех островах архипелага бытует s саронг, прикрывающий тело от пояса до схуп- ней. Верхняя часть тела обычно открыта, но иногда надевают майку, рубашку или глухую куртку. Работают в одном саронге, а тиморцы и сикка — в набедренных повязках. Во время работы надевают широкополые плетеные шляпы, привязываемые шнурком под подбородком или обвязывают голову широким куском ткани, а тиморцы — платком, завязывая его надо лбом концами вперед. Мусульмане носят черные круглые шапочки. Волосы мужчины теперь коротко стригут, а в центральных и восточных районах Флореса и в глубинных районах Тимора они отращивают длинные волосы и завязывают йх на затылке или над ухом. Тиморцы, отправляясь в путь, накидывают через плечо кусок орнаментированной ткани (прежде орнамент на ней свидетельствовал о принадлежности владельца к определенному роду). Праздничная одежда состоит из саронга и куртки, надетой поверх* саронга. Входит в быт и европейская одежда.

Женщины в качестве повседневной одежды носят саронг или каин (несшитый кусок ткани, закрепляемый на талии или под мышками), прикрывая тело от плеч до ступней или лодыжек. Женщины наге шьют себе костюм, напоминающий рубашку с проймой. По праздникам надевают саронг и узкую распашную кофточку с длинными или короткими рукавами. Европейская женская одежда даже в городах не популярна.

Женщины обычно не носят головных уборов, только по праздникам накидывают на голову широкий шарф. Волосы закалывают на затылке в тяжелый узел.

Дети лет с десяти — тринадцати (в городах — раньше) одеваются как взрослые. Одежду делают из тканей собственного производства или покупных. Готовую одежду покупают редко. Обуви нет. Европейская обувь появляется в городах.

Интересной особенностью в культуре населения провинции являются украшения. Их количество заметно увеличивается с запада на восток. На Ломбоке, Сумбе, Сумбаве и близлежащих мелких островах их носят только женщины. Начиная же с Флореса они появляются и у мужчин. Делают украшения из золота, серебра и меди, из шлифованных ракушек, кости, рога и кораллов, бамбука, дерева. У женщин это широкие металлические браслеты и кольца на руках и в верхней части ушной раковины, серьги, ожерелье из кости или кусочков дерева, а у замужних женщин — из красного коралла (такое ожерелье дарит девушке, когда она выходит замуж, ее мать). Прежде оно считалось наделенным магической силой. В волосы втыкают резной деревянный или костяной гребень (обычно — подарок жениха). Мужчины носят такие же украшения, только в меньшем количестве, и браслеты на предплечье.

Татуировку сейчас не делают. Ее можно, однако, еще встретить у старых людей: геометрические фигуры на кистях рук, на предплечье, на груди. Прежде татуировку наносили юношам и девушкам, достигшим совершеннолетия. По ее узору устанавливалась принадлежность к определенной группе родственников, знать которую было необходимо при выборе невесты или жениха, а после смерти человека именно по татуировке, по местным представлениям, умершие узнавали своих вновь прибывших в страну предков родичей.

Общественная организация народов провинции Нуса  характеризуется многоукладностыо: элементы разлагающейся общинно-родовой организации сосуществуют с развивающимися товарно-денежными отношениями, а местами и с пережитками феодализма. Подсечно-огневая система земледелия, господствующая на этих островах (кроме Бали и Ломбока), способствует сохранению общинной собственности на землю и коллективных форм труда. Сельская община владеет основными: землями, которые распределяются на время между семьями, входящими в общину. Объектом частной собственности являются небольшие участки земли под садом возле дома, где сажают лонтаровую и кокосовую пальмы, бананы, ямс, кассаву и пр. Эти участки передают по наследству.

На Тиморе родственные семьи, даже живущие в разных селениях, получают смежные участки земли. Поэтому одни семьи обрабатывают поля вблизи деревни, другие же — вдали. Существует взаимопомощь в трудоемких работах: выжигании леса, обработке земли, строительстве ирригационных сооружений и временных жилищ. Урожай убирают силами всей семьи, обычно прибегая к помощи соседей. Помощников хозяева кормят, забивая для этого имеющихся у семьи животных.

Деревенская община является низшей административной единицей. Сейчас вводится административное деление, согласно которому несколько деревенских общин объединяются. Во главе этого объединения стоит назначаемый районной администрацией из местных жителей староста, человек грамотный и способный проводить в жизнь решения правительства. Он является посредником между администрацией района и старостами деревенских общин. Старосту деревенской общины в одних районах выбирает сход, в других — назначает администрация, а кое-где в глубинных районах должность эта передается по наследству — ее исполняет глава одной из родственных групп, живущих в деревне. В своей деятельности староста опирается на совет старейшин.

Товарно-денежные отношения, вторгаясь в жизнь общины, разрушают ее уклад. Землю еще не продают, но переделы рчень редки. Продают часть урожая, скот и ремесленные изделия, а покупают фабричные ткани и одежду, украшения и металлические орудия, керосин, мыло, книги и т. п. Жители внутренних районов островов более или менее регулярно посещают с этой целью крупные равнинные поселки. Все чаще наблюдается и переселение из глубинных изолированных районов на морское побережье и ближе к дорогам.

На Ломбоке, Сумбаве, Тиморе, отчасти на Флоресе вплоть до середины XX в. преобладали раннефеодальные отношения. Легенды выводят основателей местных фЬодальных династий из-за моря. Иногда это верно, например на Ломбоке, где правили балийские династии, на Флоресе и С.умбе, где имел права сюзерена султан Бимы. Процесс феодализации развивался на основе разлагавшегося патриархально-родового строя под известным влиянием соседних государств. Феодалами становились представители родо-племенной верхушки. Они были полновластными собственниками земель, которыми распоряжались общины, платившие им натуральную ренту и выполнявшие в их пользу некоторые работы. Общинники составляли и основной состав княжеского войска. Князь и жрец его кампунга обладали, в представлении народа, сверхъестественной силой. На этом основывался его авторитет.

Феодальные княжества в провинции, как и во всей Индонезии, ликвидированы. Но , традиция подчинения феодалам настолько велика, что индонезийское правительство многие свои мероприятия проводит через их посредство. До самого недавнего времени феодалы Тимора получали и ренту.

На всей территории провинции малая моногамная семья с патрилокальным поселением и патрилинейным наследованием занимает сейчас прочные экономические позиции. Но иные формы семьи сосуществуют с малой и в пределах одной сельской общины. Родственники стараются селиться рядом, часто образуя в деревне один квартал.

Сохраняются до сих пор и коллективы родственников, ведущие происхождение от одного определенного предка. Члены их чаще всего живут в разных деревнях, но в урочное время собираются вместе для отправления обрядов и четко отличают себя от соседей. Эти группы строго экзогамны. В некоторых изолированных районах Тимора они до сих пор составляют отдельное поселение и сохраняют хозяйственное единство. В регулировании браков большую роль играют нормы, существовавшие еще в родовой общине. У тетумов, атони, маре и кемак на Тиморе, у манггараев на Флоресе, у сумбаНцев существуют следы кольцевой связи-родов. Предпочтительным считается кросс-ку- зенный брак (женитьба на дочери брата матери), если же в семье один такой брак уже заключен, невесту ищут в другом месте, а ее группа родственников становится «родом, дающим невест» для коллектива родственников ее жениха и его потомства. Родственники жены, особенно если жена — дочь брата матери, самые почетные гости.

Атони Тимора считаются одним из наиболее патриархальных народов Индонезии. Но их обычаи и терминология говорят о сравнительно недавнем существовании у них материнского рода. Атони называют группу родственников по отцу «ноно мнуке» («новая группа родственников»), а родственников по матери — «ноно мнаси» («старая группа родственников»). Юноши отцовской семьи должны жениться на девушках из семьи брата матери, и такой брак называется «матсау уме нанан» («женитьба в доме»). Брат матери — самый почетный гость в доме и называют его «атони амаф» («человек- отец»).

У ряда других народов Тимора следы материнского рода еще более явные. У тетумов, маре и кемак Тимора мужчина поселяется в деревне родственников невесты и не платит выкупа за жену. Практикуются отработки за жену в случае невозможности уплатить выкуп. Наконец, женщина может вернуться в дом своих родителей со всеми или несколькими детьми, если муж ее умрет, не выплатив полностью выкуп.

Уважительным поводом для развода считается бесплодие жены. Но существование детей не мешает мужчине иметь несколько жен. Многоженство не осуждается. На Алоре муж обязан построить каждой жене отдельный дом.

Единственным серьезным препятствием к многоженству является необходимость уплатить за жену большой выкуп. На Малых Зондских островах рождение девочки считается большой удачей, так как родители рассчитывают со временем получить за нее выкуп, выдав замуж. На Тиморе плата мужчины семье своей невесты в три раза превосходит долю, вносимую родственниками невесты.

Состав брачных даров определяется традицией. У атони, например, мужчина дарит живых животных и необработанный рис, а девушка — вареное мясо, вареный рис и ткани собственного производства.

Вступление в брак не обставлено сложным церемониалом, если не говорить о мусульманских и христианских семьях. О браке договариваются родители. Они же устанавливают размеры свадебных расходов и брачных даров.

После сговора юноша получает возможность посещать девушку в ее доме и фактически становится ее мужем. Свадьбу устраивают в начале сухого сезона. На свадебный пир собираются родственники и соседи. Обычно семья поселяется в отдельном доме, который, правда, стараются поставить поближе к дому родных мужа.

Когда приближаются роды, женщина, работающая в поле и дома до последнего дня, старается держаться поближе к своему дому, или дому с какой-нибудь своей родственницы. Роды происходят дома. Помогают родственницы или опытная женщина. Ребенка моют и заворачивают в кусок ткани. Через 4—6 дней мать с ребенком впервые выходит из дому. После этого отец ребенка созывает гостей: родственников жены и помогавших при родах. Пока ребенок не научится ходить, мать носит его на бедре в люльке из куска ткани. Затем он остается в деревне под присмотром стариков. В период беременности на Алоре, например, женщина и ее муж окружены многочисленными табу, — запретами, которым придают магическое значение. Женщине .не следует ставить на огонь новую посуду: если она потемнеет, ребенок родится с темными пятнами на лице. Муж не должен выпрямлять свои стрелы, иначе ребенок родится с косыми глазами.

На Сумбе существует интересный обряд наречения новорожденного именем. Когда отрезают пуповину, перечисляют имена умерших родственников. Считают, что в младенца вселился дух того человека, при провозглашении имени которого прекращается кровотечение. Его имя и дают ребенку.

Имя несколько раз меняют, если ребенок болеет, чтобы обмануть злого духа, преследующего его.

Похороны совершают чаще всего по мусульманскому или христианскому обряду. Но местами бытует и похоронный обряд, в котором отразились анимистические верования. У тетумов тело умершего сгибают в коленях, крепко связывают, заворачивают в циновки и подвешивают снизу к доскам пола хижины, сооруженной на ветвях дерева недалеко от дома умершего. Там тело висит, пока собираются родственники. Затем его предают земле.

У тетумов центральных областей Тимора на могиле богатого человека устанавливают каменные столбы с вырезанными по камню человеческими фигурами.

Дольмены с резными изображениями рыб на плоском камне и менгиры с вырезанными знаками — символами солнца — устанавливали на могилах сумбанцы. В горных деревнях Сумбавы (район Донгго) умершего ставили в вертикальном положении в глубокую и узкую могилу, которую потом засыпали.

В могилу до сих пор кладут вещи, употреблявшиеся человеком при жизни, так как считают, что в стране предков он будет жить так же, как и в родной деревне. Очень большое значение придают поминальному пиру, так как считается, что если погребальный обряд будет совершен небрежно, дух умершего может мстить живым людям за обиду, нанесенную мертвому.

На Сумбе в прошлом практиковалось вторичное захоронение: через несколько лет после похорон выкапывали скелет, и кости хоронили в глиняных сосудах.

Большая часть населения провинции исповедует ислам или христианство (в католической или протестантской его формах). На острове Ломбок балийцы и часть сасаков исповедуют индуизм. На сасаков, принявших индуизм, распространялись привилегии балийцев.

Первыми проповедниками ислама были гуджаратские купцы, бывавшие здесь по крайней мере с X в., торговцы-яванцы, малайцы и буги с Сулавеси. Массовое обращение в ислам началось в XVI в., после падения Маджапахита.

Христианство принесли португальцы (первые постоянные католические миссии основаны во второй половине XVI в.), с XVII в. его распространяли и голландцы (протестантство).

Впрочем, Принятие той или иной из крупных мировых религий часта остается формальным, а практически очень большую роль в повседневной жизни народов Нуса Тенггара играют так называемые племенные религии. Важнейшее место среди них занимает культ предков. У всех народов провинции объектом этого культа являются конкретные люди, память о которых сохраняется в каждой семье. Церемонии, связанные с культом предков, проходят вокруг священного камня. Это алтарь, на котором приносят Жертвы предкам. Он есть в каждом доме, над ним висят вещи, принад лежавшие предку' семьи (чаще всего оружие). У атони такой камень лежит возле главной сваи. На Сумбе жертвоприношения духам предков совершают у груды камней, лежащей возле главной сваи. Перед ней ежедневно кладут пищу для них. Во время крупных событий в жизни семьи (свадьба, рождение ребенка,похороны, праздник урожая) собираются все родственники и совершаются жертвоприношения духам умерших. Глава семьи приносит небольшую корзину с бетелем и ставит ее возле груды камней. Затем, обращаясь к духам предков, он просит их выйти и поесть вместе с живыми и кладет им курятину. Барабаны и гонги гремят до утра, когда духи должны вернуться восвояси. У груды камней тогда ставят чашку из кокосовой скорлупы с горсточкой пепла, толченой кукурузой и тремя куриными перьями — это как бы напутствие духам, покидающим своих родных: пепел — чтобы дорога, была мягка, перья — чтобы защитить от жары и дождя, кукуруза — чтобы подкрепиться в пути.

Наряду с представлениями о духах конкретных умерших родственников на Сумбе существует представление о Марапу — духе старшего предка родственной группы. Ему приносят жертву в особом доме (имеющемся в каждом селении) перед тем, как отправиться в дальний путь, к нему обращаются с просьбой разрешить поселиться в данном кампунге люди, пришедшие из других селений. Посредником в сношениях между людьми и Марапу выступал жрец.

Представление о легендарном основателе поселения (.Маромак, Наи Маромак) существует и у народов Тимора. У тетумов центром его культа был священный дом, который стоял на сваях посреди расчищенной площадки, окруженной изгородью. Все этапы сельскохозяйственных работ сопровождались жертвоприношениями в священном доме,там же приносили жертвы, чтобы испросить дождя во время засухи. Если на семью обрушивалось несчастье, и семейные духи не помогали, шли в священный дом. Сейчас эти дома еще стоят, но, очевидно, не выполняют уже своей функции, а являются местом общинных собраний.

У нгада Флореса на центральной площади расположены деревянные сооружения: резные у основания столбы, верхняя часть которых прикрыта навесом,— в честь мужских предков жителей селения, а напротив — небольшие домики — алтари женским предкам. Под навесами столбов убивают жертвенных животных. У наге до недавнего времени старики помнили песни, которые можно было петь только во время праздников перед началом пира, потому что на них выходят души умерших, чтобы принять участие в пиршестве; если пропеть эти песни в неурочное время, обманутые духи будут разгневаны и нашлют на членов семьи, нарушившей обычаи, болезни и другие несчастья.

Среди жителей Сумбы существует поверье о том, что духи умерших родственников могут вселяться в животных и людей. Этим объясняют запрет охотиться на определенных животных и своеобразный обычай выбора имени новорожденным.

Сверхъестественной силой наделяет местное население не только умерших родственников, но и многие окружающие предметы. На Тиморе в прошлом у тетумов существовали поверья, связанные с культом гор. Некоторые горные вершины и территория вокруг них считались священными. Поэтому у тропы, ведущей в горы, на небольшой холмик клали листья и ветки, на деревья вблизи этого холмика вешали мешочки из листьев для риса, плетеные коробочки для бетеля и т. п. У бима Сумбавы существует легенда, что на вершине горы Соро Манди горные демоны умерщвляют каждого, кто вторгается в их владения.

Широко распространены на Тиморе аграрные культы. Посреди ладанга всегда лежит небольшой камень или груда камней, где приносят жертвы духам риса, кукурузы. В лесу приносили жертвы духу сандалового дерева. На Флоресе в районе Нага-Кео до недавнего времени перед началом сева совершали обряды очищения зерна, поля, рук сеятелей. Каждое действие совершавших этот обряд имело магический смысл. Зерно для посадки перебирали старые женщины. В корзину с семенным зерном клали луковицу и кусочки имбирного корня, шептали над зерном заклинания, время от времени сплевывая. Корзину покрывали плетеной циновкой, а сверху клали нитку старого прозрачного жемчуга. Обряд очищения поля совершал мужчина. Он закапывал в центре поля и в четырех его углах кусочки разрезанной на пять частей тыквы и брал из этих участков поля по комочку земли. Землю нес к ручью и сыпал ее в воду, обращаясь при этом громко к духу, приносящему зло: «Вот дар тебе, обходи нашу землю и не мешай дождям орошать ее».

Известны поверья, которые можно рассматривать как пережитки тотемизма. В легендах тетумов повествуется о том, что в давние времена существовал обычай человеческих жертвоприношений крокодилу, считавшемуся предков тиморских принцев. Как пережитки тотемизма можно рассматривать и пищевые запреты, существующие в разных районах. Тиморцы верят в действенность магических обрядов, с помощью которых вызывают дожди, насылают болезни, проверяют верность любимых, ушедших из деревни, заключают договоры о кровном братстве. Во время праздника урожая исполняют магический танец, сопровождаемый хоровым пением. Обряды, связанные со свадьбой, рождением детей, смертью, севом и сбором урожая, с переделами земли до сих пор сопровождаются песнями и танцами, многие из которых имеют магическое содержание.

Как и во всей Индонезии, на Малых Зондских ост- Праздники и развлечения, ровах входит в обыкновение отмечать республикан- Народное искусство ские праздники. Остаются в силе сельскохозяйственные и религиозные торжества (они происходят после сбора урожая), а также семейные праздники. На Сумбаве во время праздников устраивают гонки буйволов, на Тиморе — лошадиные скачки. Очень популярны в провинции петушиные бои.

Музыка народов провинции Нуса Тенггара основана на пентатонике, как и во всей Индонезии. Исключение составляют Флорес и Тимор. В центральных районах Флореса существуют мелодии в три тональности, напоминающие звучание песен острова Ниас. На западе Флореса в песнях слышатся малайские напевы. На крайнем востоке острова в песнях чувствуется ритм свойственный меланезийской музыке. Здесь вечерами можно услышать импровизированные песенные дуэли межу двумя группами танцоров. Мелодии тиморцев также приближаются к меланезийским.

На музыку народов Тимора и Флореса сильное влияние оказала португальская музыка. Это прослеживается как в мелодической окраске песен, зачастую представляющих собой переосмысленные португальские лирические песни и романсы, так и в музыкальных инструментах.

Своеобразен и набор музыкальных инструментов. Наряду с распространенными во всей Индонезии инструментами здесь можно услышать тройную арфу, трещотку из папайи, пользующуюся большой популярностью гитару, принесенную сюда португальцами, уловить необычность звучания гонга, не имеющего выпуклости в центре.

На деревенских праздниках играют местные ансамбли любителей. Есть и профессиональные ансамбли. Тиморский ансамбль народных инструментов хорошо знают в Индонезии. Народные мелодии, тиморские и общеиндонезийские, этот ансамбль исполняет на разнообразных струнных инструментах и маленьких бамбуковых барабанах.

Своеобразно танцевальное искусство Тимора и Флореса. Сольные и коллективные (мужские и женские) танцы здесь отличаются большой темпераментностью.

Военный танец, исполняемый и сейчас в традиционном военном наряде, прежде имел магический смысл. Женский круговой танец сопровождается песнями, прежде также имевшими магический смысл. Интересен сольный мужской танец мело наге Флореса. Он состоит из шагов вприпрыжку туда и обратно вдоль длинного куска бамбука, лежащего на земле. По бамбуку несколько мужчин ударяют палками во все ускоряющемся ритме. Этому ритму подчиняется танцор.

Народные песни, предания, сказки, передающиеся из поколения в поколение, могли бы составить ненаписанную еще историю духовной жизни народов Малых Зондских островов и историю их практических знаний. В середине нашего столетия эти народы были еще почти сплошь неграмотны. Как и во всей Индонезии, после революции здесь стали работать курсы по ликвидации неграмотности. В организованных здесь общеобразовательных и специальных школах преподают учителя из центральных провинций страны. Подготавливают и учителей из местного населения. Это необходимо и потому, что в первых классах преподавание ведется на местных языках, а индонезийский изучается лишь как предмет. В Мелоло (на Сумбе) работает техническая школа. Широкое распространение грамотности — один из путей приобщения народов Нуса Тенггара к общеиндонезийской культуре.