Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Батины, Кубу, Акиты и другие полуоседлые и бродячие племена. Оранг-лауты. Народы Калимантана. Даяки
Этнография - Народы Юго-Восточной Азии

Батины, Кубу, Акиты и другие полуоседлые и бродячие племена. Оранг-лауты. Народы Калимантана. Даяки

В девственных влажных джунглях Суматры и соседних островов, где естественные ресурсы скудны, очень изолированно живут около двух десятков племен, ведущих полуоседлый или кочевой образ жизни. Оказавшись в неблагоприятных природных условиях, эти племена не только не могли достигнуть более высокого уровня экономического и социального развития, но нередко деградировали. Происхождение их различно. Некоторые, по-видимому, являются остатками первоначального населения Суматры. Это веддоидные кубу, живущие в джунглях юго-восточной Суматры, батины (сакаи), родственные малаккским сакаям, занимающие верховья реки Мандау и среднее течение Роканкири на Восточной Суматре, и соседние с ними таланги; возможно, к ним относятся улу и лубу из южных батакских районов, энггано с одноименного острова и бенуа с острова «Пинга, а также негроидные акиты, живущие по рекам Мандау и Сиак. Другие племена "представляют собой деградировавшие группы более поздних пришельцев с ярко выраженными монголоидными чертами, но с примесью веддоидных элементов. Это мамаки со среднего течения Индрагири, а возможно и упомянутые улу и лубу. Часть племен образовалась в результате смешения различных групп аборигенов с более поздними пришельцами. Таковы ломы (они же белумы, маноры) с острова Банка, дараты с острова Линга, архипелага Риау (остров Бантам) и из внутренних районов Банка и многие другие.

Малайцы часто называют все эти группы оранг-утанами — «лесными людьми» или оранг-даратами — «людьми из глубинных районов». Эти разрозненные группы иногда объединяют также под названием «кубу». Общая их численность — около 25 тыс. человек, из них наиболее многочисленны улу (8 тыс. человек), мамаки (5 тыс. человек), батины (5 тыс. человек), кубу (2 тыс. человек). Есть группы, которые насчитывают всего несколько сот человек. Языки их почти не изучены. В большинстве своем они говорят на языке окружающего их большого народа (обычно на малайском или минангка- бауском), хотя имеют словарь собственных слов.

Некоторые из указанных племен являются примитивными мотыжными земледельцами. Они возделывают клубнеплоды, иногда суходольный рис, живут в свайных бамбуковых хижинах, умеют выплавлять железо (возможно, заимствовав это умение у соседей), сохраняют довг іьно отчетливую родовую структуру. Так, улу, лубу, батины и мамаки делятся на роды — как патри- линейные (лубу), так и матрилинейные (улу, мамаки). По уровню развития одни из них находятся на той же ступени, что и ниасы, другие сходны с ментаваями.

Наиболее характерным примером бродячих племен являются собиратели и охотники кубу и бенуа, а также рыболовы акиты. Живущие в вечном сумраке многоярусного тропического леса кубу поддерживают свое существование, занимаясь собирательством: выкапывают с помощью заостренной палки съедобные корни, собирают молодые побеги, плоды, орехи, іравьі, пригодные для еды. Охотятся на птиц и мелких лесных животных. Орудия охоты — деревянное копье с заостренным бамбуковым наконечником и духовое ружье. Едят также ящериц, некоторых насекомых, змей. Самое большое лакомство — черепаха. Пищу слегка поджаривают, но едят и в сыром виде. Собирают лесные смолы и некоторые другие продукты‘леса, которые обменивают у палембангов или джамби на железные ножи, простую одежду, металлическую утварь. И в наши дни случается немой обмен. Домашних животных кубу не держат (кроме собак).

Живут кубу в шалашах из ветвей и листьев или под наклонными навесами, сооружаемыми на ночь. Иногда делают шалаш в ветвях дерева или, на свайной платформе. Кубу редко остаются на одном месте долее нескольких Дней, ибо постоянные поиски пищи гонят их на новые места, Весь свой скарб, состоящий из нескольких копий, духового ружья, металлического ножа, полученного от соседей, и плетеных заплечных корзин, кубу легко уносят с собой.

Одеждой служит набедренная повязка из луба. Дети ходят обнаженными. Украшений и татуировки кубу не знают.

Общественный строй кубу и близких им по уровню развития племен йзучен недостаточно. Обычно они живут небольшими семейными группами (по 10—20 человек), имеющими своего старшего и слабо связанными между собой. Такие группы имеют определенную территорию, внутри которой кочуют. В период обилия лесных продуктов несколько соседних групп иногда объединяются. У кубу, перешедших к оседлости, родовая структура выражена более отчетливо.

В брак вступают очень рано: невесте обычно около 12 лет, жениху — 13—14. Из брачного круга исключены только ближайшие кровные родственники (родители, дети, родные братья и сестры). Никаких торжеств по случаю свадьбы нет; старейший группы просто называет имена молодых мужа и жены и говорит, что они отныне состоят в браке. Для расторжения брака не нужны никакие формальности; маленькие дети при этом остаются с матерью, а подросшие обычно уходят с отцом.

Номинально кубу считаются мусульманами, но фактически они анимисты. Среди пантеона духов преобладают злые. У большинства кубу существует табу на имя предков. Считают, что болезни причиняются злыми духами, которых может изгнать шаман. В случае смерти кого-либо из членов группы остальные покидают тело, не совершая никаких обрядов, и быстро уходят.

Уже с конца XIX в. отдельные группы кубу, бенуа и других племен стали переходить к оседлости. Они занимаются земледелием, выращивая клубнеплоды, кукурузу, бананы, суходольный рис. Изменились нормы социальной жизни: старейшины стали выделяться среди прочих соплеменников; под влиянием мусульманства обычай брачного подарка родителям жены тфевратился в плату за жену. Интенсивно идет процесс ассимиляции с окружающими большими народами. В настоящее время правительство Республики активно поощряет переход кубу и других племен к оседлому образу жизни.

Оранг-лауты

Под собирательным названием оранг-лауты («морские люди») известны многочисленные племена, рассеянные небольшими труппами по всему архипелагу. Их называют также «морскими кочевниками» и «морскими цыганами». Некоторые антропологи склонны видеть в них остатки древнейшего веддоидного населения Индонезии. Веддоидность, действительно, присутствует у многих оранг-лаутов, но в весьма различной степени наряду с ярко выраженными чертами южномонголоидности. Это указывает на сильное смешение различных групп оранг-лаутов с окружающими народами. Некоторые группы оранг-лаутов (например с побережий острова Линга) имеют негроидные черты.

Самоназвания отдельных групп оранг-лаутов различны. Окружающие народы также называют их по-разному, но обязательно со словом «оранг» («человек»). Наиболее многочисленны оранг-баджау (баджао, баджава), называющиеся так по имени легендарного основателя племени и живущие в основном на Риау и Линга и у побережий Восточного Калимантана, а также у берегов Сулавеси, Бачана, Сангихе, Флореса и других островов Восточной Индонезии. Близки им мантанги с острова Линга и тамбусы с острова Каримун. На побережьях Банки и Белитунга живут секахи (сангкаи); еекахи Лепарских островов называются «джуру» и по происхождению связаны с баджау острова Линга. На островах Анамбас расселились песукуа- ны, на Сингкепе — бароки, на побережье Восточной Суматры, между устьями рек Ретех и Кампар,— оранг-куала. У восточного побережья Калимантана, помимо баджау, кочуют также булуд-упи, убианы, бинада, иллануны, СУЛУ (сулуки). Несомненно родство многих групп оранг-лаутов с некоторыми отсталыми полуоседлыми и бродячими племенами Восточной Суматры .и соседних островов.

Языки оранг-лаутов не изучены. Они относятся к индонезийской ветви, но к разным группам. Как правило, оранг-лауты говорят на языке того народа, близ территории которого они проживают. Так, оранг-лауты, в том числе и баджау, с восточносуматранских островов говорят по-малайски, а баджау с архипелага Тогиан (залив Томини острова Сулавеси) — на одном из тораджийских диалектов; язык секахов особый, он называется «бахаса лончонг», но они понимают по-малайски. В языке оранг-лаутов много неиндонезийских слов.

Почти всю жизнь оранг-лауты проводят на воде в своих лодках или жилищах на плотах. Здесь они родятся, живут и умирают. Свободно передвигаясь вдоль берега в определенных границах, они редко покидают свои территориальные воды. Изредка оранг-лауты основывают временные поселения на берегу. Это легкие свайные постройки, сооружаемые в укромных пустынных бухтах либо на кромке берега, либо прямо в воде., Дома связаны друг с другом мостками. В некоторых районах оранг-лауты перешли к оседлости, поселившись в свайных деревушках. Домики у них однокамерные, "под двухскатной крышей, крытые пальмовым листом.

Основное занятие оранг-лаутов — рыболовство с применением различных сетей, включая крупные неводы, ловушек, заград, удочек; ловят и ночью с факелами. Они добывают также трепангов, устриц, жемчуг, черепаховые панцири. Приставая к берегу, оранг-лауты занимаются собирательством, охотой на птиц и мелких животных. Соль выпаривают из морской воды. Мангровое дерево заготавливают на дрова и для получения дубителей.

В лодках держат кур, собак, кошек. Из ремесел наиболее развиты плетение, изготовление рыболовных снастей, строительство лодок.

Лодки — это одновременно средство транспорта и жилище. Лодки делают из досок, скрепляя их деревянными гвоздями. Длина лодки — до 8 м, ширина — более 2 м, обычное водоизмещение — около 10 т, но есть лодки грузоподъемностью до 30 т. К борту причалено несколько небольших лодок на два — пять человек, с которых ловят рыбу, добывают жемчуг, совершают небольшие поездки.

Пища оранг-лаутов преимущественно рыбная. Рыбу едят во всех видах, а некоторых сортов — даже сырую; в большом количестве ее сушат. Сушку производят на бамбуковых помостах, установленных на берегу реки или моря. Растительную пищу (рис, овощи и пр.) получают, обменивая на рыбу, продукты морского промысла и плетеные изделия.

Одежда оранг-лаутов — куртка и короткие штаны, плетеная шляпа у мужчин; у женщин — каин, головной платок. Верхняя часть тела обычно остается открытой.

Общественный строй оранг-лаутов изучен очень плохо. Они делятся на экзогамные родовые группы (например, секахи на шесть суку), во главе которых стоят наследственные старейшины. Брак моногамный. У части оранг-лаутов под влиянием мусульманства возник институт приданого. Брак обычно патрилокален, у некоторых групп (секахи) — матрилокален. Брак совершает старейшина (в присутствии мусульманского служителя среди групп, принявших мусульманство). Дети с самого раннего детства приучаются плавать и грести.

Часть оранг-лаутов испытали влияние ислама, однако большинство их остается анимистами. Они верят в различных духов, особенно почитая духов моря, с чем связано множество запретов. Духов заклинает дукун. Некоторые группы оранг-лаутов хоронят умерших в гробах; в гроб кладут одеж- ДУ и оружие умершего.

В последние десятилетия многие оранг-лауты перешли к оседлости. Они занимаются не только рыболовством, но и земледелием, преимущественно культивированием кокосовой пальмы. Особенно много оседлых оранг- лаутов на островах Южно-Китайского моря. В их жизни все большее значение приобретают товарно-денежные отношения. Они продают продукты рыболовства и морских промыслов, копру, покупая взамен рис, овощи и другие продукты, а также одежду и предметы домашнего обихода. Переход к оседлости усиливает стирание культурно-бытовых особенностей и в некоторых случаях ведет к слиянию оранг-лаутов с окружающими народами.

Народы Калимантана

Калимантан (Борнео) — крупнейший из Больших Зондских островов и третий по величине остров мира после Гренландии и Новой Гвинеи. Его площадь — около 740 тыс. кв. км, из них к Индонезии относится 540 тыс. кв. км., т. е. около 73%. Север острова (за исключением султаната Брунеи) входит в состав Федерации Малайзии, созданной в сентябре 1963 г.

По форме остров — монолитный массив, слегка вытянутый на северо- восток. Берега топкие, болотистые, покрытые мангровыми зарослями. Центр острова в основном гористый. Реки Калимантана широко разливаются в низовьях, откладывая в руслах наносы песка и обломки скал, затрудняющие судоходство. Самая длинная река не только Калимантана, но и всей Индонезии — Капуас, текущая с востока на запад (1143 км). Климат на Калимантане более влажный, чем в других районах Индонезии (свыше 3 тыс. мм осадков в год). Более 80% территории острова покрыто непроходимыми джунглями, часто заболоченными, через которые можно пробраться лишь по рекам. Особенность фауны Калимантана — обилие кабанов и обезьян; здесь живет орангутанг.

Коренное население Калимантана — даяки, заселяющие внутренние районы острова, а в северной части, включенной в Федерацию Малайзию, и его побережье. На юге и юго-востоке живут банджары. В прибрежных районах и в нижнем течении больших рек расселены малайцы. Буги и ма- кассары встречаются в основном на восточном побережье. На юге много поселений яванцев и сундов — недавних переселенцев с Явы. В некоторых местах на побережье (в основном на северо-востоке) и на мелких прибрежных островках живут многочисленные группы так называемых людей моря — оранг-лаутов: баджау, иллануны, сулу и др. (о них см. стр. 535—536). На острове много китайцев, большая часть их сосредоточена на севере и северо- западе, главным образом в городах, где живут также арабы, индийцы, незначительное число европейцев.

Предков современных даяков относят к протоиндонезиицам. Они проникли на остров последовательными волнами, начиная с конца II тыс. до н. э. В дальнейшем имели место постоянные миграции даякских племен в пределах острова, продолжающиеся до наших дней. Попытки связать определенные группы современного даякского населения с одной из волн древних переселенцев пока не выходят за рамки гипотез. Уже с первых веков нашей эры устанавливаются связи с Явой и индо-яванской культурой, которые ярко прослеживаются в древнейших княжествах — Кутее (начало V в.) и Брунее (VI в.). От этого последнего княжества остров позднее получил свое европейское название. Издавна существовали связи между народами Калимантана и Южного Китая. Представители малайскоязычных народов с Восточной Суматры, островов Риау и Линга и с Малакки, известные под названием малайцев, стали селиться на побережьях Калимантана начиная с XIII в. Малайцы основали у устьев рек свои княжества, оттеснив коренное население во внутренние районы. К концу XVIII в. на острове было около трех десятков крупных и мелких малайских княжеств. С малайцами на остров проник ислам. Со временем под этнонимом «малайцы» стали понимать также даяков, которые были обращены в ислам и восприняли малайскую культуру и образ жизни. Выражение «масук малайю» («стать малайцем») значило принять мусульманство.

Первые европейцы появились на острове в XVI в. В XVII—XVIII вв. борьба за господство шла в основном между Нидерландами и Британской империей.

К середине XIX в. голландцам удалось установить свое господство над большей частью Калимантана (правда, в тот период в значительной, мере номинальное). На севере острова утвердилась Англия: в 1841 г. в сферу английского влияния попал Саравак, с 1882 г. подопечной территорией стал Сабах — область на крайнем северо-востоке, названная Британским Северным Борнео, а в 1888 г. британским протекторатом стал султанат Бруней.

С этого времени пути развития единой даякской этнической общно- рти стали постепенно расходиться.

Народы Калимантана вели упорную борьбу против иностранных захватчиков. Восстания длились годами и десятилетиями. Так, население султаната Банджармасин вело борьбу против голландских захватчиков с 1857 г. с перерывами до 1905 г. Народная революция, победившая в Индонезии, нашла горячий отклик у населения Калимантана и привела к освобождению голландской части острова. Английские империалисты, стремясь сохранить свои позиции в Юго-Восточной Азии, приложили все усилия для создания Федерации Малайзии, в которую они включили и Северный Калимантан.

Даяки

Даяки индонезийской части Калимантана насчитывают около 1 млн. 200 тыс. человек. Они занимают главным образом внутренние районы острова, более плотно заселяя западную часть. Слово «даяк»— малайского происхождения и обозначает жителей внутренних областей, язычников. Термин «даяки» широко вошел в обиход. Попытка заменить его словом «кахаринган»— по индонезийскому названию исповедуемого даяками анимизма — пока це дала результатов. Этимологически «кахаринган» равносилен термину «язычник». Сами племена не пользуются этим словом как самоназванием, а обычно называют себя по той реке, бассейн которой они занимают. Даяки представлены многочисленными родственными народностями и племенами, многие из них изучены крайне слабо. Языки даяков составляют особую группу в индонезийской ветви. Каждое племя имеет свои диалектальные особенности. По территориальному признаку даяков можно разделить на несколько групп, каждую из них характеризуют общие особенности культуры и истории. Наиболее отчетливо специфические черты даякской культуры проявляются у кайянов (100 тыс. человек) и йенья (180 тыс. человек).

Деревни кайянов находятся по среднему течению рек Мендалам (приток верхнего Капуаса), Кайян и Махакам. Область расселения кенья расположена непосредственно к северу и востоку от кайянов, частично совпадая с их территорией. Своей родиной кайяны и кенья считают плато Апо-Кайян в верховьях реки Кайян. Некоторые авторы объединяют обе народности в одну группу — бахау, в то время как другие под этим названием понимают особую народность. Проблема эта еще окончательно не решена.

В соседних районах живет ряд родственных кайянам племен, которые нередко не имеют единой племенной территории, а вкраплены в район расселения соседнего народа. В Булунгане и на реке Телен живут моданги, сегаи, тринги, пнихинги и др. Берега реки Мандай, левого притока Капуаса, населяют эмбалу. На среднемМахакаме живут лонгваи и лонгхаты. Во внутренних районах острова, расположенных к югу и западу от области кайянов, живет большая группа племен и 'народностей, ядро которой составляют оло-нгаджу (нгаджу). Область расселения этой группы — среднее течение южных рек — Барито, Капу&са (южного), Кахаяна, до рёк Катинган, Сам- пит, Ментайя на западе. Близки к ним отданомы — группа племен, занимающих территорию между реками Мелани и Кайян на западе и верховьями Барито на востоке. Отданомы считаются одним из древнейших племен Калимантана. К северу от них живут улу-айеры; многие особенности культуры роднят их с нгаджу, хотя географически они тяготеют к кайянам. Ряд мел- лих племен — серахи, мардахики и другие — испытали сильное влияние нгаджу. Язык нгаджу стал своего рода лингва франка для южных районов Калимантана.. К востоку от нгаджу — от среднего течения Барито до Ма- х:акама на востоке — живут слабо изученные племена мааньян, лаванган ж др. В общей сложности эти все племена составляют более 500 тыс. человек.

Западную и северо-западную часть острова (кроме побережий) населяют многочисленные мелкие племена, которых в западной литературе неудачно называют «даяки суши» (в отличие от «морских», т. е. прибрежных даяков). Их численность — до 260 тыс. человек. Западные даяки занимают территорию к северу и югу от нижнего течения Капуаса и район Котаварин- гин. Это племена санггау, секадау, селакау, рибун, мандак, деса и др. Иногда в литературе эту группу, как и некоторые племена даяков Саравака, обозначают также названием «клемантаны».

На северо-востоке, у границы с Сабахом, живут племена мурутов и келабитов (100 тыс. человек); кроме того, свыше 30 тыс. их живут в Сабахе и Сараваке.

В северных пограничных районах индонезийского Калимантана расселены группы ибанов, дусунов и других даяков, основная территория которых находится на неиндонезийской части острова.

Особую группу даякского населения острова составляют племена бродячих собирателей и охотников, кочующих в глубинах тропического леса в верховьях рек Центрального Калимантана. Эту группу называют пунаны (или пенаны) по одному из племен, входящих в ее состав. К ней относятся также укиты, бекетаны (букитаны), басапы и др. По-видимому, пунаны представляют собой одну из древнейших групп Калимантана. Вопрос о их происхождении еще требует дальнейшего изучения.

Основу хозяйства даяков составляет подсечно-огневое земледелие. Расчистку леса под ладанг производят семьи или по договоренности группы семей. Лес валят с помощью небольших металлических топоров, дают ему около месяца сохнуть и затем сжигают. Зерна землей не засыпают — считается, что их присыплет землей дождь.

Для ухода за урожаем часть жителей деревни переселяется на поля во временные хижины. Женщины изо дня в день занимаются прополкой. Для мужчин месяцы, пока зреет рис,— время, свободное от земледельческих работ. Это время посвящают изготовлению сетей, починке дома, сбору лесных продуктов. В сборе урожая принимают участие большие группы семей. Ряды жнецов срезают метелки риса жатвенными ножами типа ани- ани, складывают их в плетеные корзины и несут к дому, где молотят: колосья наваливают на плетеный мат, и мужчины топчут их, отделяя зерно. Обрушивают в обычных для Индонезии тяжелых долбленых ступах, после чего рис веют на больших плетеных подносах. Запасы зерна хранятся или на чердаке дома или в специальных амбарах.

Отсутствие удобрений и вспашки приводит к быстрому истощению полей. Уже на второй-третий год поле покрывается густыми зарослями сорняков и его бросают на три-четыре года. Лес на нем растет так бурно, что вытесняет сорняки, и поле снова можно использовать. После трех-четырех таких циклов земля истощается окончательно и ее приходится оставлять на 10—15 лет. Таким образом, каждый год засевая землю, поднятую ранее, расчищают новые участки, а наиболее старые бросают.

На одном поле с рисом даяки выращивают кукурузу, просо, маниок, батат и другие культуры. У пунанов большую роль играет саго. В междурядьях риса часто сажают огурцы и тыквы. Листья огурцов и тыкв не менее важны, чем плоды,— их едят, пока рис еще не поспел. Нередко вместе с рисом сажают и бобовые. Кассаву выращивают на тех же сухих полях, после сбора риса. Фруктовые деревья окружают дома и деревни. Это бананы, манго, папайя, хлебные деревья и, конечно, многочисленные пальмы. Широко распространен иньок, из семян которого («слезы Иова») делают вино. Выращивают всевозможные специи, идущие на продажу. Из технических культур даяки возделывают сахарный тростник, табак и особенно каучуконосы, значение которых в крестьянских хозяйствах становится все больше. Крупные плантации в связи с недостатком рабочей силы и отсутствием дорог на индонезийском Калимантане почти полностью отсутствуют.

Скотоводство кособая отрасль в лесистом Калимантане не развилось. Даяки держат главным образом свиней и коз. В большинстве дойїов имеется домашняя птица.

Особое место в жизни даяков занимает лес. В лесу они строят свой дом, расчищают поле, хоронят мертвых. Лес дает даяку неисчислимые богатства: ротан, даммаровую смолу, камфару, воск и мед диких пчел, дикие саго и каучук, гуттаперчу, ценные сорта древесины, многочисленные виды дикорастущих фруктов. Одна из важных статей промысла — сбор съедобных ласточкиных гнезд, которые даяки продают китайцам. Лес — это огромный заповедник дичи. Охотой занимаются все даяки. Крупная дичь представлена на Калимантане кабанами и оленями всех видов. Способы охоты не отличаются от приемов других народов Индонезия: загоны и ловушки всех видов. На мелкую дичь охотятся с помощью духового ружья (сумпитан) с отравленными стрелами.

Важную роль в жизни даяков играют и реки. Река — это единственное средство связи в лесном бездорожье огромного острова. Узкие долбленые лодки даяков могут развивать большую скорость. Военные лодки достигают до 50 м в длину и вмещают иногда до 60—70 человек. Большое значение имеет речное рыболовство. Различные сети и ловушки даяков существенно не отличаются от тех, которые используют на других островах архипелага. Особенно широко применяют даяки отравление рыбы.

Хозяйство даяков долго сохраняло в основе своей натуральный характер, несмотря на оживленный внутренний обмен между племенами. Но с конца прошлого века усилилось проникновение ввозных товаров, в связи с чем некоторые ремесла пришли в упадок, в первую очередь это относится к ткачеству. Ткацкий станок даяков — обычный для Индонезии, горизонтальный. Излюбленные цвета даякских тканей — красный и черный; распространено икатирование ткани. Все даяки занимаются плетением. Материалом служат узкие полоски ротана или бамбука, из которых плетут корзины всех форм и размеров, циновки, шляпы.

Тенденция к постепенному отмиранию некоторых старых ремесел сказалась и на кузнечестве. Самыми искусными кузнецами до сих пор считаются кайяны и кенья. Менее ста лет назад даяки сами выплавляли железо из руды в глиняном тигле с углем, пламя раздували с помощью поршневых мехов. Кузница даяков с каменной или металлической наковальней составляет характерную черту их культуры и выступает в качестве одного из существенных свидетельств древних связей даяков с племенами горного Ассама, где обнаружено совершенно аналогичное устройство для выплавки руды. Как и у многих народов Индонезии (например у балийцев) и Юго-Восточной Азии, кузнец у даяков издавна пользуется особым уважением, его мастерство считается священным. Из кузнечных изделий наибольшей славой пользуются различные виды оружия: у воинственных даяков сложился своего рода культ оружия. Это прежде всего тесак — паранг (или малаш), нож, меч, а также копье, которое прикрепляют или к длинному древку или к сумпитану.

В незначительных количествах изготовляют даяки золотые и серебряные украшения.

Традиционными изделиями из глины являются простые горшки для риса яйцевидной формы, с «воротником» вокруг горла. Грубо сделанный сосуд сушат на солнце и обжигают в огне. Иногда его поверхность покрывают глазурью. Импортная глиняная и металлическая посуда вытесняет продукцию местного гончарства.

Повсеместно процветает резьба по дереву. Даякские мастера украшают дома, лодки, щиты художественной резьбой и раскраской. Из сюжетов наиболее популярен зооморфный орнамент (особенно мотив собаки), а также антропоморфный. Распространены геометрические рисунки; растительный орнамент встречается реже.

Даяки занимаются резьбой по кости гиббона и оленя, украшают предметы с помощью ракушек или веревок, образующих определенный рисунок. Живопись обычно носит прикладной характер. Часто стены дома или пещер (у пунанов) украшают рисунки углем, изображающие бытовые и охотничьи сцены.

Обмен у даяков был развит еще задолго до появления товарно-денежных отношений. Долгие годы это был главным образом внутренний обмен между племенами, совершавшийся при активном участии малайцев и китайцев.

С конца прошлого века стала развиваться торговля с другими островами, и, наконец, на остров хлынули европейские товары. По мере усиления роли денег все более развиваются отхожие промыслы. Даяки служат носильщиками и проводниками, уходят на сезонные работы на прибрежные каучуковые и табачные плантации. Отход на промышленные предприятия пока незначителен в связи со слабым развитием промышленности. В последние годы большой размах получило дорожное строительство, которое привлекает даяков из самых удаленных районов.

Селения даяков обычно располагаются на высоком.

Ірадиционное даякское жилище — длинные дома, составляющие одну из характерных черт их культуры. Селение состоит из одного—восьми длинных домов (называемых ламин, ботанг и т. д.). Этот тип селения и жилища и сейчас еще сохраняется у многих племен, лишь постепенно исчезая. Примером длинного дома является дом кайянов. Он достигает 100—200 м в длину (в прошлом до 400 м) и сооружается обязательно вдоль по течению реки. Дом вмещает несколько десятков семей. Он представляет собой прямоугольную в плане свайную постройку. По всей длине проходят четыре ряда массивных столбов, они служат опорой каркаса дома. Поперечные балки, придерживающие планки пола, приподняты на 2—3 м. Материалом для двухскатной крыши служит дранка железного дерева. Пространство под полом отводится для скота. Внутренний план дома очень четок. Сплошная перегородка делит его на две неравные продольные части. Более узкая часть, выходящая на реку,— это неразделенная крытая галерея. Вторая половина поперечными стенками разделена на комнаты, каждая из которых дверью соединена с галереей. Окна обычно отсутствуют, а для воздуха и выхода дыма приподнимается одна из секций крыши. К галерее во всю длину часто пристраивают открытую веранду на уровне пола. Внутреннюю обстановку семейной комнаты составляют полки и циновки, занавеси от москитов, очаг. На почетном месте хранятся семейные реликвии — старинные медные гонги и китайские сосуды.

У других племен длинные дома обычно менее просторные и массивные, отдельные части (стены, пол) делают из бамбука. Основные отличия в плане домов у отдельных народов заключаются в конструкции общей неразделенной части. Она может иметь вид галереи, как у кайянов; у отданомов ее заменяет коридор, куда с двух сторон выходят семейные комнаты. У некоторых мелких племен внутренних районов галерея проходит ниже уроэня пола; иногда она не имеет боковых стен и напоминает открытый помост.

В последние годы все чаще отдельные семьи поселяются в индивидуальных домах рядом с длинным, продолжая поддерживать связь с жителями последнего.

Жилища пунанов — свайные хижины из бамбука и пальмовых листьев или низкие заслоны из веток и листьев, которые поддерживаются подпорками в наклонном положении. Некоторые их группы живут в известняковых пещерах Центрального Калимантана.

У даяков преобладает растительная пища, особенно рис: его едят утром, днем и вечером. Рис варят с солью в металлических сосудах или в секциях стволов бамбука. Из риса делают муку, им фаршируют рыбу, из него приготовляют борак — водку. С рисом употребляют множество острых и пряных приправ. Из фруктов очень важны бананы: их едят сырыми, жарят, из них делают желе, компоты, муку. Из корней кассавы приготовляют муку (тапиоку), из которой пекут лепешки. Едят даяки молодые бамбуковые побеги, при неурожаях — различные корни, вплоть до ядовитых (женщины особым образом вымачивают их и обезвреживают).

Значительную роль в питании играет рыба. Все, что удается добыть на охоте, идет в пищу, будь то мясо кабана, дикобраза, обезьяны, ящерицы и т. д. Исламизированные даяки не едят мясо многих диких зверей, а также свинину. Жарят в основном на кокосовом масле. Молочные продукты почти неизвестны.

Одежда даяков при всем внешнем разнообразии состоит из нескольких общих элементов. Основную часть мужского костюма составляет набедренная повязка. Одежду из луба, распространенную в прошлом у всех даяков, и теперь можно увидеть у пунанов? Вне дома даяки часто надевают свободную или прилегающую куртку; воин, прославившийся в бою, нижний край куртки может украсить бахромой и бусами. Даяки лесных районов носят укрепленную сзади на поясе небольшую плетеную циновку или кусок шкуры зверя, назначение которых — предохранять человека при отдыхе в лесу от насекомых и змей. Отдельные украшения у мужчин имеют особый смысл. Так, в верхней части уха воины могут носить клык тигра, а отличившийся на войне заменяет его украшением из клюва птицы-носорога. Даякский воин в полном боевом облачении представляет собой яркое зрелище. Круглая шапочка обязательно увенчана .двумя длинными перьями из хвоста птицы-носорога — знак доблести воина. Плечи покрывает плащ из шкуры козы или тигровой кошки. Обязательной частью военного костюма являются оружие и щит, часто украшенный человеческими волосами. В прошлом мужчины носили длинные волосы, но теперь подстригают их по прямой линии над лбом, выстригают виски и укорачивают волосы сзади. Постепенно отходит в прошлое обычай подпиливания и чернения зубов. В последние годы в обиход входят короткие или длинные штаны европейского типа и спортивные рубашки.

Традиционную одежду женщин составляет длинная юбка каин. Иногда такая юбка имеет с левой .стороны глубокий разрез. Верхнюю часть тела оставляют открытой. В последнее время новые веяния коснулись и женекой одежды: сверху часто надевают белую с длинными рукавами куртку, похожую на мужскую. Наряду с традиционным каином нередко можно встретить саронг и малайские кофточки баджу. Наиболее характерные женские украшения — серьги, часто очень массивные, оттягивающие мочки ушей. Распространены всякого рода бусы, причем особенно ценятся старые бусы, которые раньше служили обменной единицей. Браслеты и поножи изготовляют из слоновой кости, раковин, меди, серебра. В праздничный наряд женщин входят шитые золотой и серебряной нитью юбки, а также украшения и цветы в волосах. Женщины носят длинные волосы, редко —распущенные, чаще укладывают их в узел на затылке, украшая прически бусами и шпильками.

Внешний облик даяка дополняет татуировка, особенно развитая у кайянов. Этот обычай отсутствует лишь у немногих групп (пу- нанов, западных даяков). Татуировка зависит от пола, возраста, социального положения. Каждый рисунок имеет свое название и место. Воин, добывший голову врага, может татуировать тыльную часть ладоней и пальцев, рядовой участник военного | похода — один палец. Женщина кайянка может татуироваться только до беременности. Ноги ее покрыты сплошной татуировкой, как чулками. И в прикладном искусстве, и в татуировке очень популярно изображение собаки, часто сильно стилизованное.

Основная социально-политическая единица у даяков — деревня, представляющая собой независимую и самоуправляющуюся общину соседского типа. Членов общины объединяет совместное проживание, общее управление, общие религиозные церемонии, а в недавнем прошлом также необходимость совместной обороны и сплоченная военная организация. У даяков сильно развито чувство племенной общности. Земельные границы каждой общины известны как самим ее членам, так и соседям. Свою землю община оберегает от посягательств других общин, но фактически не распоряжается возделанной землей, которая находится в полном владении малых семей.

Родовые группы, как правило, у основных народностей не сохранились, и пережитки их можно обнаружить лишь у немногих малых племен глубинных районов (у пунанов, у сиунгов из группы мааньян). По-видимому, длинные дома являются родовыми по происхождению, но сейчас родовые связи не играют сколько-нибудь существенной роли. На это указывает как полная хозяйственная независимость отдельных семей, так и легкость переселения из одного дома в другой.

Семья является основной хозяйственной ячейкой, и ведет хозяйство вполне самостоятельно. При разработке нового участка леса под посев каждая семья может расчистить себе поле, и тогда к ней переходят все права на него, которые передаются по наследству. Земля семьи состоит из нескольких участков: полученного по наследству, расчищенного в этом году и год назад, полученного в результате брака и т. д. Быстро истощаясь, земля надолго выбывает из севооборота, поэтому необходимо постоянно менять участки. Таким образом, сам характер земледелия не позволяет прочно утвердиться частной собственности на землю. Правда, по мере внедрения плантационных культур в индивидуальные хозяйства земля иногда задерживается в одних руках дольше, чем обычно при подсечном земледелии.

Хозяйственные функции общины наиболее отчетливо дают знать о себе в виде различных форм взаимопомощи, но трудовая кооперация обычно охватывает не всю общину, а отдельные группы семей внутри нее. Объединяются в группы семьи, чьи земельные участки находятся ,по соседству, или те, которые связаны прямыми кровнородственными отношениями.

Одна из существенных особенностей даякской общины до недавнего времени состояла в том, что в ней в качестве важного объединяющего начала выступала война. Война у даяков имела в своей основе охоту за головами, связанную с религией и ритуалом. Добыча головы врага, любого пола и возраста, считалась делом чести воина. Воинственная жизнь даяков наложила отпечаток на всю организацию их общества, сильно военизированного, имеющего разработанную тактику ведения войны, нападения и обороны. В наши дни охота за головами полностью исчезла.

У некоторых народов Центрального Калимантана внутри общины (иногда она вся проживает в одном длинном доме) существуют социальные группы. Так, у кайянов и кенья зафиксированы три отчетливо выраженные социальные группы.

Высшую группу составляет семья вождя и его ближайшие родственники. Средняя (панджин) включает основную массу общинников. В ее пределах нет какого-либо взаимного подчинения, хотя постепенно имущественное расслоение дает себя знать. Третья группа состоит из рабов (дипен) и их потомков. Рабы имелись у большинства даяков. В основном это были военнопленные. В 1892 г. на Калимантане официально провозгласили уничтожение рабства, однако и теперь в положении потомков рабов сохраняются следы былой принадлежности к низшей группе. По традиции, эти группы соблюдали эндогамию. У оло-нгаджу «высшей и чистой» группой являются ушус гантон. Группу свободных общинников составляют утус рандах. В третью группу входят рабы («паэ ленге» — «руки и ноги»).

Постепенно в социальной структуре этих народов происходят перемены в связи с начавшейся дифференциацией основной массы общинников. Часть их сближается с высшей группой, образуя зажиточную прослойку общины, а обедневшие вместе с потомками рабов и чужаками входят в низшую группу.

Во главе даякской общины стоит вождь, обычно наследственный. Он совмещает функции главы, военачальника, а нередко и главного жреца. Управление сохраняет в основном демократический характер. Если какие- либо семьи недовольны правлением вождя, они всегда могут переселиться в другую общину, вождь которой охотно примет их. Однако постепенно для получения звания вождя все большую роль стало играть богатство. Часто вождь оказывается основным заимодавцем в общине. В колониальный период к традиционным функциям вождя прибавилась роль посредника между деревней и властями. Сейчас на Калимантане распространена единая для Индонезии система общинного управления. Однако старинное местное право и обычаи управления по-прежнему бытуют на острове и в наши дни.

Общественная структура пунанов отличается от описанной выше. Они кочуют небольшими группами (30—40 человек), в которых сильно развиты коллективизм и взаимопомощь. Охотничьи и собирательские владения пунанов очень обширны, поэтому области их перекочевок разграничены лишь приблизительно.

Малая семья у даяков насчитывает в среднем пятыпесть человек; из взрослых детей, как правило, один — сын или дочь — остается и после Брак и семья            брака жить с родителями. Кроме того, семья часто включает приемных детей, бездетных теток и дядей и пр. Брак амбилокальный, т. е. проживание семейной пары может быть либо патри-, либо матрилокальное. Обычно молодые первое время живут с родителями. но потом строят свой дом.

Экзогамные группы у даяков не сохранились, и брачные запреты касаются лишь ближайших кровных родственников, а также родственников другого поколения. Инициатива в браке чаще исходит от юноши, хотя бывают и исключения. Договорившись между собой, молодые люди извещают родителей, которые берут на себя официальные переговоры. У большей части даяков брачная плата отсутствует, только у кенья существует отработка за жену.

Полигамии, как правило, нет, и лишь иногда, при бездетности первой жены, в доме появляется вторая. Развод очень прост и широко распространен.

Система родства малайского типа. У даяков развита текнономия. После рождения первого ребенка родителей начинают называть не по имени, а «отец и мать такого-то».

Вопрос о собственности и о передаче ее по наследству полностью подлежит компетенции малой семьи. Для даяков характерно имущественное равноправие мужчины и женщины. Обычно семейным имуществом распоряжается старший в семье — отец, после его смерти — его вдова. Семейное имущество делят поровну между всеми детьми, без различия сыновей и дочерей.

Большая часть даяков продолжает оставаться анимистами. Отдельные группы их испытали на себе влияние других религии — ислама и христианства.

Даяки-мусульмане встречаются преимущественно на побережьях, христианство больше распространилось в глубинных районах острова.

По представлениям даяков-анимистов, существует несколько миров, заселенных различными категориями духов. Духи живут и среди людей, воплощаясь в животных и растениях, горах и реках, громе и молнии. Лишь немногие духи имеют имя и антропоморфный облик, большинство сохраняет расплывчатый и неиндивидуализированный характер. Наиболее популярны божества, связанные с войной и земледелием. Кайяны и их соседи различают до пяти миров; в верхнем обитает Тамай Тинганг, царящий над землей. Ниже живут добрые духи, которым обязаны своим искусством жрец и кузнец. Души умерших населяют область непосредственно над землей; последняя принадлежит людям и злым духам. От духов подземного мира зависит урожайность полей. У оло-нгаджу и соседних племен в центре пантеона стоит бог Махатала, который царит в высшем мире и появляется людям в образе птицы-носорога, и богиня Джата, обитательница подземного мира, известная под видом водяной змеи. Оба они составляют одно целое. В этом ощущаются следы индийского влияния, как и в названии «раджа», собирательном для пяти других богов. Гораздо более отвлеченный характер носит пантеон у племен мааньян из группы нгаджу. Они верят в духов дувата (ср. индийское девта). Каждая деревня и семья имеют своих дувата. По- видимому, дувата представляют собой не что иное, как души предков, обожествление которых в той или иной форме встречается у многих племен даяков.

Главное божество западных даяков — Батара Гуру (это имя, индийское по происхождению, встречается у многих народов архипелага — балийцев, батаков); низшие божества у них носят название «девата».

Кроме основных божеств, все даяки верят в бесчисленных бестелесных дух в. К их числу относится категория тохое—духов, с которыми связаны представления о мистической силе, заключенной в головах убитых врагов, что и вызвало обычай охоты за головами. Даяки верят, что присутствие в доме голов дает благословение тохов, увеличивает силу и могущество всего дома.

Посредниками между духами и людьми выступают шаманы. У большей части даяков шаман в повседневной жизни мало отличается от своих односельчан. Только у оло-нгаджу шаманы занимают особое положение. Нгаджу считают, что божество избирает шамана, отмечая его какой-нибудь особенностью,— гомосексуализмом, импотенцией и т. д.; женщины же призваны служить божествам и духам при помощи сакральной проституции. Шаман использует всякого рода заклинания, магические средства, прибегает к помощи корней, трав, амулетов. Магией шаман пользуется преимущественно «доброй»: так, при эпидемиях делают из дерева человеческие фигурки и, «вселив в них болезнь», помещают в лодку; затем их снабжают рисом и пускают по реке, «провожая» болезнь. Важнейшую роль играют различные знамения и приметы. В роли знамений чаще всего выступают птицы и животные, среди которых первое место принадлежит коршуну. Наиболее почетное положение он занимает у кенья. Множество суеверий и табу связано с рисом, а также с важнейшими событиями — войной, рождением ребенка и т. д. Особенно много табу существует для беременной женщины.

Способы захоронения отличаются большим разнообразием — от погребения (временного или постоянного) до кремации. У кайянов, нгаджу и их соседей гроб имеет форму лодки и обычно богато украшается. Величественно выглядят гробницы кайянских вождей: огромный ствол врывают в землю комлем вверх, верхнюю часть расщепляют и в расщеп вставляют гроб. У отданомов перед погребением тела мужчины в масках исполняют ритуальные танцы, изгоняя злых духов. Часть западных даяков сжигает своих мертвых. В общине даже имеется наследственная должность сжигалыцика трупов. Как правило, окончательное захоронение имеет место только после траурного пира, который может состояться через несколько недель или даже лет. В этой заключительной церемонии в прошлом важную роль играли головы врагов, похороны вождя вообще были невозможны без них. Головы- трофеи сначала возлагали на свежую могилу, где им приносили жертвы, а затем подвешивали над очагом на галерее длинного дома. И теперь иногда проделывают те же церемонии, но с головами, доставшимися от прошлых лет. Очень прост обряд погребения у пунанов: когда человек умирает, вся группа переходит на новое место, оставляя тело в хижине или под одним из навесов, служившим им временным жильем.

Фольклор у даяков очень богат и разнообразен.

Фольклор, музыка, танцы, особая категория сказаний посвящена у всех племен космогоничесцим сюжетам, происхождению человека, изобретению огня и земледелия и т.д. По кайянскому преданию, отпадения с солнца рукояти меча на скале выросло дерево; от союза этого дерева с вьющейся лианой родились люди: листья дерева стали птицами и насекомыми, плоды — зверями. Но особой любовью даяков пользуются басни и нр.авоучи- тельные притчи о животных — таковы веселые рассказы о сообразительном канчиле и хитрой черепахе.

Большим своеобразием отличается музыкальное искусство. Из музыкальных инструментов широко распространены барабаны и гонги. К числу духовых инструментов относятся маленькие бамбуковые флейты (род свирели).

Струнные инструменты отличаются слабым, но мелодичным звучанием: сапех у кайянов, напоминающий банджо, бамбуковые арфы и гитары, однострунная скрипка.

Любимый тип песен у кайянов — заздравные, которые исполняют мужчины. Солист импровизирует слова, а хор низкими голосами подхватывает припев. Среди обрядовых песен интересны длинные траурные причитания, исполняемые на одной ноте. К ним близки монотонные речитативы пунанов без всякого музыкального сопровождения.

Исключительного расцвета достигло танцевальное искусство даяков. Характерны боевые пляски, в прошлом посвященные охоте за головами, главные исполнители которых  мужчины. Танцы женщин отличаются замедленностью и скованностью движений. Большой популярностью пользуются комические танцы-бурлески, имитирующие то или иное животное.

Распространены различные игры, в том числе азартные. Много любопытных собирают петушиные бои, хотя среди даяков они менее популярны, чем на других островах.

Участие даяков в национально-освободительной борьбе против голландского гбсподства способствовало пробуждению у них чувства национального самосознания и близости с другими народами Индонезии. На Калимантане быстрые успехи делает просвещение. Во много раз увеличилось число школ, которые открываются в самых отдаленных уголках Центрального Калимантана. В правительственных школах преподавание ведется на индонезийском языке, что облегчает ознакомление даяков с политической и культурной жизнью Республики. Растет число средних учебных заведений для подготовки учителей начальных школ.

Дорожное и промышленное строительство кладет конец вековой изоляции даяков. Многие даяки в районе дорожного строительства освоили с помощью советских специалистов современные профессии. Одна из проблем, стоящих перед правительством Индонезии, — уничтожение остатков той межплеменной вражды, которая еще недавно приводила к кровопролитным войнам.

Сближение племен облегчается отсутствием серьезных языковых барьеров между народами, что способствует формированию единой даякской народности.

Одним из способов умиротворения является постройка между двумя враждебными деревнями третьей, куда привлекается население первых двух и которая служит, таким образом, связующим звеном. Совместное проживание, смешанные браки приводят также к постепенному сближению даякских групп (в частности на юге острова) с соседними малайцами, банд- жарами и другими индонезийскими народностями.