Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Батаки. Основные занятия. Общественный строй. Семейно-брачные отношения
Этнография - Народы Юго-Восточной Азии

Батаки. Основные занятия. Общественный строй. Семейно-брачные отношения

Основной район расселения батаков — обширные плоскогорья Батак и Каро, расположенные к северу от области Минангкабау, в местности, еще более труднодоступной, чем Падангское нагорье. Горные цепи хребта Барисан обрамляют плоскогорья. В центре области лежит высокогорное озеро Тоба (900 м над уровнем моря) — самое большое на Суматре и в Индонезии, с большим островом Самосир посредине. Значительная часть территории покрыта нетронутыми массивами тропических лесов. Имеются обширные пространства саванн.

Батаки насчитывают около 2 млн. 400 тыс. человек. Точное значение слова «батак» не выяснено; наиболее вероятно отождествление его со словом «человек». По лингвистическим и этнографическим особенностям ОНИ делятся на шесть больших групп (в прошлом — племен). К югу от озера Тоба и на острове Самосир живет наиболее многочисленная группа — тоба- батаки (более 1,2 млн. человек). Близки им ангколы, населяющие район к югу от Сипирока и долину реки Ангкола (200 тыс. человек), и мандайлинги, живущие далее на юг вплоть до границы с областью Минангкабау (200 тыс. человек). Районы к северу и северо-западу от озера Тоба заселены каро- батаками (450 тыс. человек) — второй основной группой батаков. К западу от озера Тоба находятся земли пакпаков, или даири (болееДОО тыс. человек), а к востоку от них — Тимуров (около 250 тыс. человек), называемых также симелунгунами или сиба- лунгунами. Диалектальные различия в языках шести основных групп довольно велики, так что, например, каро и мандай- линги понимают друг друга с трудом. До конца XIX в. батаки употребляли собственный алфавит, являвшийся графически упрощенным вариантом индийского письма девана- гари. На этом алфавите написаны пустаки — священные книги батакских шаманов. Сейчас батаки пользуются латинской письменностью.

Предки батаков, пришедшие на Суматру в составе одной из протоиндо- незийских волн, поднялись по рекам, впадающим в Малаккский пролив, и заселили плоскогорье вокруг озера Тоба — район, о котором в большинстве батакских преданий повествуется как о родине батаков. Начиная со II в. н. э. батаков коснулись индийские влияния. Память о них сохранилась в виде ряда индийских слов, древней письменности, не- С которых религиозных представлений. Многочисленные памятники свидетельствуют о связях батаков с соседними государствами Суматры и с Явой в период развитого индонезийского средневековья (X—XV вв.). С конца XVIII в. в восточных и южных районах начал распространяться ислам. Голландцы впервые проникли к батакам в 1833 г. Вооруженное покорение их длилось почти 75 лет и закончилось лишь к 1908 г. В период борьбы молодой Республики Индонезии против голландцев в 1940-е годы батаки активно участвовали в народном сопротивлении.

Основные занятия

Основное занятие батаков — земледелие, в первую очередь рисосеяние, а также разведение кассавы, батата, кукурузы, картофеля (последний с начала XX в. особенно распространен у каро). Долины обычно заняты заливными рисовыми полями, а на пологих склонах располагаются суходольные поля, жилые и общественные постройки, дороги; здесь же находятся пастбища. Выше по склонам устраивают террасы, на которых сажают овощи, кассаву, а также некоторые фруктовые деревья.

Для обработки заливного поля используют быков и буйволов, которых впрягают парами или поодиночке в деревянный плуг, напоминающий минанг- кабауский. Все чаще применяют плуг с железным лемехом. Затем поля

боронят и разравнивают. При отсутствии тяглового скота поля обрабатывают мотыгами. Рассаду сеют в сентябре, высаживают на поле в декабре, урожай собирают в марте-апреле. Затем поле отдыхает. В это время его обычно используют под пастбище, реже — под вторичные культуры. Стебли риса срезают жатвенным ножом. Для уборки обычно объединяются члены родственных семей, но в последнее время образуются группы взаимопомощи и на соседском принципе.

На огородах и участках возле домов батаки выращивают овощи, сахарный тростник, фруктовые деревья. В некоторых местах сажают табак и кофейное дерево, культивируют гамбир и индиго — все это для вывоза. Кофе с развитием товарно-денежных отношений стал важной статьей дохода населения, так же как и каучуконосы, посадки которых особенно велики на юге области.

Животноводство играет у батаков значительно большую роль, чем у других народов Индонезии (за исключением мадурцев), чему способствует наличие пастбищ на безлесных травянистых нагорьях. В южных районах батаки разводят в основном быков и буйволов, а в центральных и южных — лошадей. Низкорослые, но очень выносливые батакские лошади находят . широкий сбыт по всей Суматре, на других островах Индонезии, а также на Малакке. Сами батаки не используют лошадей ни как тягло, ни для перевозок. Свиноводство постепенно сокращается вследствие распространения мусульманства. Повсеместно держат коз, кур, уток.

Батаки занимаются рыболовством (во внутренних водоемах). Для многих батаков, живущих на берегу озера Тоба, рыболовство является основным занятием. Охота хотя и сохраняется, но не играет существенной роли. Охотятся на мелких копытных, диких свиней, птиц. Иногда устраивают облавные охоты с большим числом участников и с собаками. Большое значение прежде имел сбор лесных продуктов: гуттаперчи, ротана, меда диких пчел, камфары, росного ладана и др. Хищническое добывание камфары и росного ладана привело к почти полному исчезновению камфарных и росных деревьев.

У батаков широко распространены разнообразные ремесла, в которых они обнаруживают высокий художественный вкус и большое техническое мастерство. На горизонтальных ткацких станках батаки ткут плотные ткани у лосы для каинов, саронгов, платков. Сохраняется окрашивание тканей естественными красителями в национальные батакские цвета: различные оттенки синего (до почти черного) — у каро, оранжево-красный и его оттенки — у тоба, коричневый — у мандайлингов. Железные части сельскохозяйственных орудий, оружие, металлическая домашняя утварь — все это до недавнего времени в значительной мере, изготовлялось на месте.

О большом мастерстве, батаков в строительном искусстве и в обработке дерева свидетельствуют их чрезвычайно сложные по конструкции дома, лодки, достигающие огромных размеров, мосты. Лодки, выдолбленные, как правило, из целого ствола дерева, нередко достигают в длину 20 и более метров й могут поднять до 100 и более человек. Батаки — искусные резчики. Материалом служат дерево, бамбук, рог, кость, камень. Богатой резьбой украшены многие дома, амбары, предметы домашнего обихода. Излюбленный мотив — ящерица, голова буйвола, а также стилизованные изображения птичьих и змеиных голов. Подлинными произведениями искусства являются фигурки предков, вырезанные из дерева или камня, и особенно магические жезлы жрецов, сплошь покрытые сложной резьбой. У батаков широко представлены все виды плетения, гончарство. Характерны белые глиняные сосуды из слабо обожженной глины и небольшие кувшины с плоским дном, чечевицеобразным туловом и узким горлышком, богато украшенные глубоким орнаментом. Иногда сосуды оплетают. Круглодонные сосуды ставятся на плетеные подставки.

У батаков сохранились элементы натурального хозяйства, однако с начала XX в. товарно-денежные отношения все более ошуимо вторгаются в их хозяйственную жизнь. Ряд культур батаки производят уже только на экспорт. Все больше предметов первой необходимости покупают на рынке. В среде батаков появились представители торгового капитала, что углубляет расслоение батакского общества и ведет к ускорению распада общинно-родовых связей.

Подавляющее большинство батаков живет в деревнях, но в последние десятилетия очень быстро развиваются города. Наиболее значительные из них — Сиболга, Паданг-сидимпуан, Тарутунг, Балиге и др. Селения у батаков небольшие. Они называются «хута» у тоба и «кута» у каро и насчитывают у тоба обычно 10—15 домов, а у каро — до 20. Деревни ограждены земляным валом, а нередко еще и бамбуковой изгородью. К деревне ведут узкие тропки, петляющие среди рисовых полей. Подобная система ограждений была необходима из-за частых войн между соседними деревнями. Внутренняя планировка селений различна. У тоба, ангколов и мандайлингов дома стоят в ряд, фронтонами к деревенской площади — центру деревенской жизни. В деревнях каро линия домов иногда образует почти правильную окружность, а иногда дома стоят без определенного порядка вдоль берега реки.

Батакские постройки — каркасные, свайные, прямоугольные в плане. Жилые дома рассчитаны на большую семью, состоящую из четырех — восьми (редко больше) семейных ячеек. В общем профиле и в отдельных деталях батакских домов есть сходство с минангкабаускими. На толстых бревнах- сваях на полутораметровой высоте сооружается массивная платформа. На ней ставится каркас дома. Наклоненные йаружу стены низкие, на треть прикрытые нависающей крышей. У тоба между стеной лицевого фасада и краем платформы оставляется небольшая галерея. Окон нет: в задней стене дома устраивают небольшой проем. В дом входят через отверстие в полу, к которому ведет убирающаяся на ночь лестница. В домах каро входом в дом служат прикрываемые двустворчатыми дверцами проемы в передней и задней фасадных стенах, поднимаются в дом по лестнице или по наклонно поставленному бревну с зарубками.

Крыши батакских домов крутые, двухскатные, покрыты толстым слоем иджука, конек слегка вогнут и сильно выдается вперед, образуя навес. В домах каро крыша также двухскатная, но коньки выдаются не так сильно и заканчиваются либо остриями, либо побеленными изображениями голов буйволов. Некоторые дома имеют по четыре фронтона. Стены, сваи, наружные, а иногда и внутренние части каркаса покрыты резьбой и рисунками. Стены и фронтоны украшены контурными стилизованными изображениями ящерицы, сделанными из черной иджуковой веревки, а также резными масками.

Дома старейшин у каро особенно живописны. Они имеют одну или несколько маленьких надстроек, повторяющих в миниатюре черты основного здания. Число их зависит от ранга и знатности владельца. Крыши общинного дома и дома для хранения черепов умерших напоминают крышу дома старейшины, но у этих построек нет стен. В каждой батакской деревне есть общественная открытая платформа с четырехскатной крышей, где женщины толкут рис. Его хранят либо на чердаках домов, либо в свайных амбарах разнообразной конструкции (прямоугольные в плане под простой двухскатной крышей; на двух стоящих одна над другой свайных платформах и др.). Амбары с открытой нижней платформой служат для встреч молодежи* для собраний старейшин, а также для ночлега. В постройке дома участвует вся деревня. Все постройки сооружаются без единого гвоздя.

Внутри дом не разделен перегородками. Лишь ночью опускаются занавеси или циновки, которые и образуют отделения для семейных ячеек. Слева от входа находится помещение пенгулу румах — главы дома. Для нескольких семей устраивают очаг из утрамбованной глины, песка и золы. Три, иногда больше камней образуют подставку для сосудов. Над очагом устроены полки для сушки рисовых снопов перед их обрушиванием, для хранения кухонной утвари и дров. Сплошного потолка нет. Под полом батаки держат птицу, свиней, коз, хранят сельскохозяйственный инвентарь. Внутри батакских домов всегда очень сумрачно.

В последние годы повсюду, кроме острова Самосир, индивидуальные дома малайского или даже европейского типа вытесняют традиционные постройки.

Основную пищу батаков составляет рис. Его едят два, иногда три раза в день. Приправой служат вареные овощи и кусочки соленой рыбы. Мясом и яйцами лакомятся лишь по праздникам. Мясо собак считается у батаков особым лакомством, кроме некоторых родов, для которых собака прежде была тотемом. В последние десятилетия стали возделывать обычный картофель (особенно каро). В пищу идут также кузнечики, лягушки* коконы некоторых гусениц. Среди мужчин широко распространено курение табака, среди женщин — жевание бетеля. Алкогольные напитки почти не употребляются. Готовят женщины, но по праздникам мясные блюда пригсъ товляют мужчины.

Мужчины носят каины различной длины, причем короткие носят обычно бедняки. Под каин или вместо него надевают штаны аческого покроя. На теле носят рубаху с глухим воротом, с длинными рукавами. На нее надевают прямую куртку с такими же рукавами, но без воротника. Иногда по традиции на плечи накидывают платок.

Женщины носят длинные каины, при этом у девушек грудь прикрыта, а у замужних остается открытой. Через правое плечо перекинут платок, в котором батачка носит ребенка. Голову как мужчины, так и женщины покрывают головным платком. Мужчины оборачивают платок вокруг головы, оставляя темя открытым. Женская укладка напоминает рог буйвола. В мусульманских районах распространены накрахмаленные платки минангкабауского типа и мусульманские шапочки. В наши дни одежда европейского фасона быстро вытесняет национальную. Популярны яванские батиковые ткани (для праздничной одежды).

Неотъемлемой принадлежностью костюма являются украшения. Дети носят их еще до того, как наденут первую одежду. Батакские женщины до замужества носят ожерелья, браслеты, кольца, серьги, замужние — только серьги и кольца. Отличительная особенность каро-батачек — большие, длиной до 20 см серьги из пустотелой металлической трубки. Трубка согнута вдвое, концы ее сближены и закручены наружу в виде спиралей. Разнятые на две части серьги продевают в юности в верхнюю часть ушной раковины и запаивают. Их не снимают до конца жизни. К украшениям относятся также сумочки с принадлежностями для жевания бетеля. Обязательная часть должностного и парадного костюма — богато разукрашенные крисы и ножи.

Общественный строй

Социальная организация батаков и в настоящее время сохраняет черты отцовского рода, причем у них можно наблюдать все подразделения этого рода, подобно тому как у минангкабау прослеживаются все ступени материнского рода. В прошлом у батаков очень часто образовывались союзы деревень. Сейчас хута (кута) вместе с относящимися к нему возделываемыми и пустующими землями, лесами, водоемами образует общину соседско-большесемейного типа. Близлежащие хута (у тоба—до 30) составляют в настоящее время более крупное административное объединение — кам- пунг. В каждой хута проживают представители нескольких марга (тоба), или мерга (каро). Марга — разросшийся род, члены которого ведут происхождение от общего мужского предка и сохраняют его имя, как правило легендарное. Мужчины и дети деревни принадлежат к марга ее основателя, жены взяты из других марга; кроме того, в деревне живут более поздние пришельцы из разных марга. Следующее подразделение — саомпу («одного прадеда»), члены которого (мужчины) обычно живут в одной деревне. Оно делится на меньптие группы (донган саджабу, или румах), представляющие собой вместе с женами мужчин данной группы патриархальные большие семьи. Каждая насчитывает несколько (не менее четырех) семейных ячеек и занимает один дом. Семейная ячейка включает мужа, его жену и детей. Большая семья имеет землю и управляется своим старейшиной. Лучше всего такие большие семьи сохранились у каро.

Каждое батакское этническое подразделение («племя») состоит из нескольких марга: у Тимуров их 4, у каро —5, у тоба —19 и т. д. У тоба более отчетливо, чем у других групп, обнаруживаются следы дуального деления с хорошо сохранившимися генеалогиями (легенды о двух первоначальных марга — Сумба и Лонтунг). Марга делятся на подроды, называемые малыми марга. Так, марга Панггабеан у тоба подразделяется на три малых марга, один из них в свою очередь делится на два марга еще меньших размеров.

В настоящее время еще сильны родовые пережитки: малые марга, а у каро нередко и большие, по-прежнему экзогамны. При встрече двух батаков первый вопрос касается выяснения места происхождения и родовой принадлежности: «Аха до маргамуна?» («Какого ты марга?»). На значение марга в жизни батаков указывает поговорка: «Человек без марга, как орех без скорлупы». Представители старейшего в деревне марга занимают привилегированное положение. Из этого марга выбирали прежде старейшину деревни. Члены его имели преимущества в пользовании сельскохозяйственными угодьями.

По адату, вся возделанная земля считается принадлежащей подразделениям марга, которые и осуществляют верховные права на нее. В настоящее время фактически владеют обработанными землями большие, а в некоторых районах уже и малые семьи. Право наследственного пользования почти повсеместно перешло в право собственности, особенно в районах заливного рисосеяния. Существовавшие и прежде арендные отношения усилились. Они распространились и на рыбацкие артели, где за аренду невода или лодки владелец получает третб улова. Соседская община в лице своих старейшин распоряжается лишь пастбищами, пустошами, целинными землями и лесами и иногда регулирует отношения между семьями в вопросах землепользования. Воды и береговая полоса озера Тоба являются общим достоянием. В районах подсечно-огневого земледелия еще происходит перераспределение земель.

В большинстве районов размеры земельных участков сократились вследствие роста населения, классового расслоения и захвата части земель иностранными плантаторами. Это привело к распространению отходничества и к переселениям целых деревень. Отходничеством занимаются преимущественно мужчины, но в районах с особо тяжелыми экономическими условиями (например на Самосире^ — и женщины. Например,' только с 1950 по 1956 г. из районов тоба на Восточную Суматру переселилось более 250 тыс. человек. Переселенцы захватывали земли, принадлежащие иностранным компаниям, осваивали новые земли. В тот же период около 90 тыс. тоба переселились в долину реки Алас, на север.

Батакские' общины управляются выборными деревенскими советами. Низшей административной единицей является кампунг. Во главе кампунга стоит кепала кампунг, избираемый жителями всех входящих в данный кампунг хута. В его ведении находится поддержание в порядке ирригационной системы и дорог, а также сбор налогов. Несколько кампунгов образуют негери, возглавляемую назначенным главой.

До введения единой для всей Индонезии системы сельского управления каждая батакская хута имела своего старейшину (раджу), а каждый союз деревень — совет старейшин, во главе которого стоял главный старейшина. У главного старейшины были помощники, причем первый обязательно происходил из марга его жены. Кроме того, специальный раджа адат ведал делами, связанными с соблюдением адата. Марга в целом не имел единого управления, хотя в каждом марга имелась семья, считавшаяся старейшей, в ней по наследству передавался титул раджа марга. Каждая большая семья имела своего старейшину, который входил в состав деревенского совета.

Старейшины имели преимущества в торговле, пользовались бесплатным трудом односельчан при обработке своих рисовых полей и других работах; у них и у членов их марга было гораздо больше земли, чем у других общинников. Быстрое развитие товарно-денежных отношений с начала XX в., в особенности производство экспортных культур, резко усилило классовое расслоение.

В прошлом было широко распространено рабство и заложничество, особенно у тоба и у мандайлингов. Рабами были военнопленные, заложниками— должники и лица, нарушившие законы обычного права. Рабов имели преимущественно старейшины. Рабы — военнопленные и злостные нарушители адата—иногда становились объектом каннибальских ритуалов. Лишь в 1920 г. рабство было отменено в последнем районе — на острове Самосир.

В наши дни у батаков все шире распространяются разного рода кооперативы и группы взаимопомощи, основанные не только на родственном, но и на территориальном принципе. Простейшая форма такого неродственного объединения — марсиадапари; в нем участвуют члены нескольких соседних семей, включая мужчин, женщин и подростков. Они делают всю работу, постепенно переходя от участка к участку. По окончании работы группа распадается. Все это ведет к существенным изменениям в адате, чему способствует также система выборных представителей.

Хотя в последние десятилетия батакский адат претерпел коренные изменения в сфере имущественных, политических и семейных отношений, родовые связи продолжают сохраняться. В некоторых районах возникли фирмы (в основном мелкие — торговые и производственные), организованные группой родственников из одного марга. Очень часто такие фирмы носят имя марга, к которому принадлежат организаторы фирмы.

Семейно-брачные отношения

Ёще несколько десятилетий назад строго соблюдалась родовая экзогамия. Батаку нельзя было жениться в своем марга или на женщине из марга, куда выходят замуж его сестры. Предпочтительным считался брак на дочери брата матери. Однако экзогамия больших марга в настоящее время отмирает. Мужчина может иметь столько жен, за скольких он в состоянии внести выкуп, поэтому многоженство встречается лишь в среде зажиточных.

В брачных отношениях батаков отчетливо прослеживаются черты союза трех родов. Весь комплекс отношений, характерных для трехродового союза, называется у батаков «далихан на толу». Так называется треножник (или просто три камня), на который ставят горшок с пищей над огнем. Три опоры его символизируют три основы брачных и других социальных отношений, а именно: отношения «моего» марга (донган саина); марга бору («дочь»), куда выходят замуж женщины моего марга (в южных районах этот марга называется «байобайо»); марга хулахула (или наморамора — «богатый»), откуда берет жен мой марга. Марга, из которого берут жен, считается по положению выше марга, берущего у него жен. Эти отношения строго соблюдаются вовсех адатных церемониях, в повседневной общественной жизни и в управ-лений.

До брака девушки пользовались половой свободой; после брака супружеская неверность строго наказывалась. Брак формально выглядел как покупка жены. За девушку из правящего марга платили в три-четыре раза больше, чем за девушку из обычного марга. В уплате за жену принимала участие вся большая семья жениха. Были распространены левират и сорорат.

Основные черты брачного обряда сохранились у всех групп батаков в мало изменившемся виде. Чем больше человек присутствует на свадьбе, тем выше престиж семей, устраивающих брачный пир. Члены марга невесты приносят рис, рыбу и другую пищу, члены марга жениха дают деньги. Присутствующие направляются либо в мечеть, либо в церковь — в зависимости от исповедуемой религии (см. стр. 521). После этого на.площади в центре деревни устраивается брачный пир. Жених и невеста сидят на одной циновке, едят рис из одной тарелки, в середине которой лежит яйцо. Невеста осыпает жениха рисом, выражая этим надежду, что у них будет много детей. Вслед за первым принятием пищи начинается самый торжественный момент церемонии, во время которого присутствующие рассаживаются по старшинству двумя полукружиями друг против друга. Сначала отец невесты разрезает мясо буйвола или свиньи (в немусульманских районах) на ломтики и раздает их присутствующим, строго соблюдая принцип старшинства. Получивший свою долю произносит речь. За церемонией, называемой «раздел кушанья», следует обряд, именуемый «раздел имущества». Хотя сумма платы за невесту определена заранее и часть ее уплачена при помолвке, обычай требует, чтобы марга жениха стремился всячески снизить цену, а марга невесты повышал ее. Пышные речи длятся иногда часами. По достижении соглашения свадебная церемония кончается, а отношения между двумя марга считаются еще раз подкрепленными.

Замужняя женщина переходит в семью мужа, принимает его родовое имя, сохраняя и свое родовое имя. Связь ее с родной семьей значительно ослабевает. В дом своего рождения женщина может вернуться только после смерти мужа при условии, что в семье мужа нет мужчин, желающих взять ее в жены, а семье мужа возвращают сумму, уплаченную за нее.

В последнее время почти повсеместно молодая пара поселяется в отдельном доме. Отец жениха выделяет сыну участок земли.

Роды происходят обычно в доме. Роженицу после родов укладывали прежде спиной к горячему очагу, для того чтобы, по поверью, ее тело «очистилось» и обрело прежние формы. Этот обычай тяжело отражался на здоровье женщин. Ребенка через несколько дней после появления на свет обмывают в ручье или реке, произнося различные заклинания для защиты от злых духов. Ребенок получает родовое имя отца. Термины родства — типично групповые, характерные для малайской системы родства.

Наследование имущества идет также по отцовской линии; при этом Женщины исключаются из числа наследников, но отец может подарить или завещать дочерям небольшую часть земли. В районах, где власть адата сильнее, право преимущества в наследовании имеет младщий сын, за ним старший, а затем — остальные. При отсутствии ближайших мужских родственников набедует глава большой семьи. Хотя патриархальные законы семейной жизни у батаков сильны, женщины тем не менее всегда обсуждали с мужчинами те вопросы, которые потом выносились на совет старейшин. После революции значительно расширились права батакских женщин в семейной и общественной жизни, появилась некоторая свобода брачного выбора.

В религиозном отношении батаки делятся на мусульман, христиан и анимистов. Ислам исповедуют около половины батаков. В основном это- мандайлинги и ангколы, а также часть населения городов. Обрядовая сторона мусульманства батаков отличается от общепринятой лишь незначительными деталями. Христианство (протестантизм) распространено в основном у тоба (около 60% тоба — христиане), среди них вели активную пропаганду миссионеры, главным образом немецкие, а также голландские.

Почти все каро, тимуры и пакпаки придерживаются анимистических верований, основой которых является вера в духов, забота о душах умерших предков и вера в наличие у каждого человека души тонди. Тонди, по представлениям батаков, это жизненное начало человека, основа его характера и способностей. Распространенный у батаков до середины XIX в. каннибализм объясняется в первую очередь поверьем, что, поедая врага, поедают и его душу, наследуя тем самым и качества убитого. Считается, что тонди может уйти от человека, что ее могут похитить злые духи. Долгое ее отсутствие вызывает болезнь. Для выяснения причин болезни батаки-анимисты обращаются к знахарю-колдуну. Непременной принадлежностью колдуна является его жезл тунггош длиной обычно около 2 м, покрытый искусно выполненной резьбой, изображающей фигуры людей, сидящих на плечах друг у друга. Внутренняя часть жезла выдолблена и заполнена различными снадобьями. Верхняя фигурка служит пробкой.

Батаки различают три категории духов предков: духи-покровители сомбаон — это души полумифических основателей либо всего марга, либо данной деревни, добрые души давно умерших реальных родичей сумангот и бегу — злие души недавно умерших (отсюда и название батаков- анимистов — парбегу). В честь предков прежде устраивали большие торжества, в которых принимали участие все члены генеалогической группы, происходящие от одного предка. Такие группы иногда насчитывали свыше 10 поколений и носили разные названия (биус, хорджа и др.). Существуют также многочисленные духи ханшу, населяющие живую и неживую природу: духи дома, земли, воды и многие другие. Представление батаков о взаимосвязи всего сущего в природе прекрасно передает следущее карос- кое изречение: Тонди становится бегу, Кости становятся камнями, Волосы становятся иджуком, Кровь становится водою, Плоть становится землею, Дыхание становится ветром. Большую роль у каро еще играет почитание богини — покровительницы риса Сидаянг (буквальный перевод —«девушка»), которую можно сравнить с Ибу Пади — «матерью риса» минангкабау и балийцев или с Деви Сри яванцев.

Батакская социальная организация хранит следы тотемизма. Например, родоначальником марги Харахап считается голубь, марги Насутион — белый буйвол и т. д. Отсюда проистекает ряд запретов в отношении тотемных животных. В анимистических верованиях батаков сильна примесь позднейших влияний буддизма и индуизма.

Элементы древнего похоронного обряда стойко сохраняются как в мусульманских, так и в христианских районах. Тело умершего заворачивают в белую ткань, кладут на носилки и много раз обносят вокруг дома. Погребение совершается не позднее, чем через сутки с момента смерти. На кладбище выкапывают неглубокую могилу, из которой выстрелами и громкими криками выгоняют души присутствующих при погребении, открывают лицо покойнику, чтобы он увидел солнце в последний раз, а затем засыпают тело землей. Вместе с покойником кладут необходимые для путешествия в загробный мир предметы — бетель, монету, немного пищи. Знатных покойников помещают в выдолбленный из дерева гроб, имеющий форму лодки.

Тело предварительно обрабатывают солью и камфарой. Гроб устанавливают на земле, насыпая поверх него холм и делая ограду; предварительно его на некоторое время оставляют на галерее перед домом. Самых знатных хоронят в каменных саркофагах или урнах. Захоронение в урнах было особенно широко распространено на острове Самосир.

Простых общинников каро иногда не хоронили, а выставляли их тела за деревней на открытой платформе. У части каро и пакпаков встречается кремация, совершаемая через год или более после смерти и сопровождаемая праздником мертвых. В роде Сембиринг (каро) после кремации останки складывают в миниатюрную лодочку и пускают ее вниз по течению реки Лаубианг к Малаккскому проливу, по направлению к древней прародине. Число фигурок людей в лодочке равно числу умерших за истекший год. После праздника мертвых считается, что бегу — души умерших— превратились в сумангот — души предков. Подобный обычай временного захоронения, когда душа умершего проходит испытательный срок, широко распространен у даяков Центрального Калимантана и тораджей Сулавеси. Период до окончательного захоронения — время траура для близких родственников. Тимуры, единственные из всех жителей Суматры, надевают маски во время похоронной церемонии по умершему старейшине. Вместе с масками употребляют имитации кистей рук, также сделанные из дерева, с подвижным указательным пальцем. Подобные пантомимы в масках во время похоронной церемонии устраивают также даяки и тораджи.

Произведения устного народного творчества батаков очень разнообразны: это песни, легенды, поговорки, пословицы. Батаки высоко ценят красноречие: в речи прибегают к ярким сравнениям, нередко цитируют стихи, говорят, рифмуя окончания, и т. д. Существует даже особый вид соревнования в красноречии, когда юноша и девушка обмениваются панту- нами, стараясь превзойти друг друга. У батаков распространены легенды о Сираджо Батаке — легендарном предке батаков, о происхождении родов, о богине риса Сидаянг, о возникновении мира. Существует легенда «Буйвол Сиранггир», которая рассказывает о том, что батаки произошли от буйвола. Подобием исторической литературы являются полулегендарные-полуисто- рические хроники и генеалогии, например «Книга рода Гинтинг». Популярны назидательные повествования, например «Сисекин-секин» (вариант малайской повести «История Симискина»). Особенно любимы сказки и рассказы о животных, в том числе цикл сказок о карликовом олене. Значительная часть этих произведений в различных вариантах является общим достоянием не только батаков, но большинства индонезийцев.

Широко распространены у батаков литературно-музыкальные развлечения. Батаки любят слушать и рассказывать легенды и сказки. Повсеместны соревнования в виде частушек-перепевок. Из музыкальных инструментов наиболее употребительны бамбуковые флейты, род кларнета, барабаны, чаще всего имеющие форму цилиндра, гонги, а также варганы. Встречается подобие скрипки и мандолины. Мелодичное, спокойное, несколько заунывное пение отличается эмоциональностью. Подавляющее большинство песен— любовные. Танцы сопровождаются ритмичной музыкой и пением. Издавна у батаков распространена игра в шахматы. Очень популярны игры в кости и в карты, запуск воздушного змея.

У батаков быстро растет чувство общеиндонезийского национального самосознания, идет интенсивный процесс приобщения к общеиндонезийской культуре. Как и во всей Индонезии, среди б'атаков чрезвычайцо сильна тяга к образованию. Увеличилось число начальных школ, обучение в которых первые три года ведется на батакских наречиях, а с четвертого года вводится индонезийский язык. Созданы педагогические училища, ремесленные школы, специальные школы для девочек и пр. Школы и другие учебные заведения переполнены, хотя для получения образования приходится идти на большие жертвы, так как обучение платное (кроме начального). Обычно ученику помогает не только отец, но и ближайшие родственники по марга. Из батаков в настоящее время вышли многие ученые, писатели, адвокаты, государственные и общественные деятели, артисты.

Многие из тех, кто пришел в город на временные заработки, остаются здесь, привозят затем семью и постепенно становятся своеобразным центром притяжения для ближайших родственников, не теряя связи и с более далекими кровными родственниками, оставшимися в деревне. В значительной мере сохранилось социальное значение многих обрядов. Неучастие в традиционных обрядах, невыполнение родственных обязанностей и т. д. вызывает острое недовольство сородичей и односельчан. Нарушитель оказывается в изоляции и лишается поддержки родственников. Среди батаков в городе происходит оживление некоторых обычаев, забытых в деревне. Это объясняется желанием подчеркнуть и сохранить свою принадлежность к той или иной группе батаков в противовес нивелирующему влиянию окружающей городской среды. Укрепление некоторых старых традиций в общественной жизни (которое особенно ощущается у батаков-христиан) происходит наряду с быстрым усвоением европейских обычаев в домашнем быту, европейской одежды, пищи, утвари и пр.