Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Тенггеры. Балиицы. Бадуй
Этнография - Народы Юго-Восточной Азии

Тенггеры. Балиицы. Бадуй

На горном плато Тенггер, расположенном на Восточной Яве, к востоку от Маланга живут тенггеры (25 тыс. человек) — особая этнографическая группа яванцев, сохраняющая со времен Маджапахита йндуизм с сильной примесью анимизма. Язык их—яванский, с некоторыми чертами древнеяванского языка.

Тенггеры — мотыжные земледельцы, главная культура у них — кукуруза; возделывают также капусту, картофель, таро, лук. От голландцев тенггеры заимствовали разведение клубники. Риса почти нет, так как он не растет на такой высоте (средняя высота плоскогорья — от 1700 до 2100 м). Воду к селениям, а также к некоторым полям подводят с гор по бамбуковым трубам. Из домашних животных самые распространенные — козы. Разводят также небольших горных лошадей. Держат свиней и буйволов, но мало. Широко развито разведение кур. Тенггеры занимаются заготовкой ценной древесины, а также выжиганием угля, который они продают в окрестные яванские села. Товарно-денежные отношения у них довольно развиты.

Поселения тенггеров (около 30 больших дес, не считая выселков) расположеіьі на горных склонах. Дома стоят близко друг к другу; ряды их располагаются на разных уровнях, образуя террасы. Некоторые деревни довольно крупные— до тысячи и более человек. Дома однокамерные, сделаны из бамбука, без свай, крыты дранкой, черепицей. Свет проникает через одно-два маленьких окна в стене, а также через отверстие во фронтоне между скатами крыши. Прежде с фасадной стороны обычно устраивали веранду, сейчас ее заменяет земляная площадка, защищенная нависающей крышей. Длинная ось дома направлена от вулкана Бромо к вулкану Семеру; вход со стороны главного фасада, обращенного к Бромо. В доме, как правило, живет одна семья, изредка встречаются дома побольше, рассчитанные на три-четыре семьи. Рядом с домом — сушилка для кукурузы; вокруг, как правило, нет никаких посадок. В центре дома находится очаг. Напротив входа — домашний алтарь. Это высокий помост, на котором лежат священные книги (пустаки). Вдоль стен стоят бамбуковые скамьи, служащие ночью постелью. Когда собираются гости, скамьи придвигают к очагу. От основного помещения занавесями отделены одна-две «комнатки» — для главы дома и для замужней дочери.

Основная пища — кукуруза, затем — клубнеплоды, овощи. Употребляют много лука. Рис — лакомство.

Одежда мужчин — короткие штаны, поддерживаемые поясом, каин или саронг, обычно из клетчатой ткани, на плечи набрасывают иногда слен- данг. Женщины одеты как яванки. Очень нарядны и ярки их праздничные костюмы. Дукун (жрец) носит белую куртку без рукавов.

У тенггеров существует соседская община, по структуре напоминающая яванскую.

Религия тенггеров — индуизм, сочетающийся с элементами буддизма и анимистическими верованиями; сами тенггеры называют себя буддистами. Главное их божество— бог огня Бромо (от индийского Брахма). Он обитает на вершине вулкана Бромо. Здесь ежегодно в июне под руководством главного жреца (дукуна) совершают жертвоприношения. Богу Бромо посвящен основной праздник тенггеров — пасада. Вечером накануне праздника из деревень выходят торжественные процессии, которые медленно движутся к вулкану, освещая путь свечами и факелами. Дрожащие огоньки вытягиваются в цепочку. Ё\ руках несут дары — овощи, фрукты, цветы. Во главе каждой деревенской Хпроцессии идет свой дукун. На склонах соседних гор разводят костры,\ чтобы дымом известить богов о приближении. Утром вереницы людейч начинают восхождение на огнедышащий вулкан. После краткой молитвы дары бросают в кратер. Незадолго до начала жертвоприношения бедняки незакетно спускаются в кратер на несколько метров и часть даров, предназначенных Бромо, берут себе. Это делается с ведома дукуна и считается помощью богов обездоленным. Испросив милость богов, процессия спускается с вулкана. Праздник продолжается в деревне. У домашних алтарей приносят жертвы предкам. В центре деревни устраивают тднцы, соревнования певцов, поют шуточные импровизации, как и на других народных праздниках, играет гамелан. Женщины готовят угощение. Расходы по празднику заранее распределяет дукун между семьями деревни.

Культ Бромо идет от глубокой древности. Первое письменное  свидетельство об этом — медная табличка периода Маджапахита, датированная1405 г., в которой содержится распоряжение князя об освобождении местных жителей от налогов, так как они являются слугами «святой горыБромо». Культ Бромо так глубоко вошел в жизнь, что кукурузу толкут не в ступе, а на шкуре, чтобы не разбудить дремлющего Бромо. Покойников тенггеры хоронят так, чтобы они лежали головой к вулкану.

Обычаи, связанные с культом предков, сохранились в брачной церемонии. Для брачного праздника изготавляют специальных кукол, изображающих умерших прародителей. Размер кукол — от 3 до 4 м, они пышно украшены. В их присутствии дукун заключает брак. Гости оказывают куклам знаки уважения.

У тенггеров очень много преданий и легенд, связанных с индуизмом. Любопытны народные исторические легенды. Одна из них объясняет происхождение слова «тенггер» следующим образом: сын бантамского султана Тегер пленился местной красавицей Антенг; из сложения последних слогов их имен образовалось название народа.

Тенггеры постепенно теряют черты своей своеобразной культуры и ассимилируются окружающими яванцами.

В деревне Воногири в конце 50-х годов организован первый тенггер- ский кооператив. Члены его купили автомашину и доставляют овощи в деревни, расположенные в долине. Здесь же открылась первая школа.

Бадуй

В горных районах Западной Явы, на склонах хребта Кенденг, к западу от Богора, очень изолированно живет небольшой народ бадуй (2 тыс. человек). Название народа, по-видимому, происходит от горы Бадуй. Не исключена и другая версия, согласно которой это название происходит от арабского слова «бедуин» (в сундском произношении «бадуви»). Им обозначали жителей гор, скрывающихся от окружающих. Язык бадуев — диалект сунд- ского, сохраняющий много древних слов и выражений. В начале XVI в., когда пало последнее индуистское княжество сундов Паджаджаран, и ислам стал основной религией на Западной Яве, предки современных бадуев ушли в недоступные горы, где до наших дней сохранили древние обычаи и религию. Их центр — деса Канекес, вокруг которой расположены три меньших деревни. Население этих деревень, составляющих священную землю бадуев, известно под названием «канекесы». Сами себя они называют «каджуроан». Их около 300 человек. Вокруг разбросаны несколько десятков деревень, населенных выходцами из Канекеса и его ближайших окрестностей. Они составляют основную массу бадуев; это население называет себя «калуаран».

Бадуй занимаются подсечно-переложным земледелием, возделывая рис на суходольных полях. Выращивают также фрукты, клубнеплоды. Основное орудие земледелия — мотыга. Общинным полем владеют жители соседних деревень, вместе составляющие общину. Поле возделывают сообща за месяц до обработки участков, принадлежащих домовой общине, члены которой живут в одном доме (обычно это три-четыре поколения).

Легкие бамбуковые постройки, покрытые листьями саговой пальмы, ставят на сваях до 1 м высотой. Из одежды распространен саронг. В отличие от сундов, бадуй — и мужчины и женщины — носят белые домотканые куртки и такие же платки.

Во главе каждой общины-десы стоит пуун — старейшина и жрец. Ему подчинены несколько мелких деревень и выселков. Главный пуун — жрец Канекеса. Он живет отдельно от односельчан и считается посредником между душами предков и живыми. Деятельность старейшин носит религоз- ный отпечаток: они являются хранителями традиций, руководят всей религиозной жизнью общины, ведают обязательными ритуальными жертвоприношениями на празднике урожая. По традиции, пууны не могут показываться чужеземцам.

Существует правило, согласно которому число домовых общин, живущих на «священной земле», не должно быть больше сорока. Избыточные пары — обычно молодожены — по указанию главного старейшины селятся отдельно. Постепенно происходит смешение отселенных семей с переселившимися ранее калуаранами. На периферии есть смешанные селения бадуев и сундов-мусульман, но дома их стоят раздельно. Деревня управляется двумя старостами — от бадуев и от сундов. Нередко население этих деревень целиком относят к бадуям, и в таком случае численность их определяют в 4 тыс. человек.

Правила общественной и особенно семейной жизни подчинены буддийским нормам. Свадебную церемонию совершает жрец. Молодые, как правило, селятся отдельно от родителей. Разводы и повторные браки очень редки. Почти неизвестны случаи нарушения супружеской верности.

Основа религии бадуй — древнеяванский анимизм, на который наслоились позднейшие индуистские и буддийские влияния. Как и тенггеры, бадуй считают себя последователями буддизма, но пантеон их в значительной мере индуистский. Высшее божество — Батара Тунггал. Почитают души умерших предков; в некоторых деревнях старшим предком считают Будду. Высшими духами, дающими жизнь и одухотворяющими все живое, являются лелембуты. Главное святилище бадуев Арча Домас строго охраняется от непосвященных. По представлениям бадуев, здесь наслаждаются вечным покоем души умерших. Арча Домас и другие тайные места богослужений — это древние мегалитические сооружения, представляющие собой многоступенчатые террасы на склоне горы. На террасах расположены менгиры — плоские каменные плиты; здесь же помещены изображения Будды, людей и животных, грубо вытесанные из камня. Таких каменных фигур в Арча Домас около 800. Много мегалитических памятников в районе Лебак Сибе- дуг. В жизни бадуй много запретов, вплоть до запрета читать и писать, диктуемых как буддийскими предписаниями, так и анимистическими верованиями. Бадуй не имеют права покидать свою деревню даже на короткий срок.

Замкнутость ведет к тому, что весь этот маленький народ образует подобие разросшейся патриархальной общины, где все знают друг друга. Отсюда — абсолютная правдивость и честность, которыми отличаются бадуй.

Календарь бадуй основан на земледельческих работах; с их началом они начинают год. Во время ритуальных жертвоприношений и народных праздников исполняются танцы под музыку флейт, ангклунгов, гонгов. У бадуев популярны пантун лалакан — стихотворные поэмы легендарного содержания.

Бадуй заметно исламизируются, особенно на периферии своей области, где постепенно сливаются с окружающими их сундами.

Балиицы

Балийцы составляют основное население острова Бали. Небольшой по площади (5616 кв. км), этот остров является настоящей сокровищницей в высшей степени своеобразной культуры, как древней, так и молодой.

Бали расположен к востоку от Явы, от которой его отделяет лишь пролив, в узкой части не шире 2 км.

С востока на запад остров пересекают горные массивы, среди них выделяется действующий вулкан Гунунг Батур и священная гора балийцев — вулкан Гунунг Агунг, неожиданное извержение которого в 1963 г. принесло неисчислимые бедствия. На острове царит вечное лето. Средняя годовая температура, достигающая на равнине 25—27°, в горной части снижается до 1^5—16°. Сезон дождей приходится на наши зимние месяцы; общее количество осадков в год достигает 3000 мм. Это обилие влаги при наличии плодородных вулканических почв превратило всю центральную и восточную части острова в огромный цветущий сад. Склоны гор покрыты девственными тропическими лесами. Обширная аллювиальная почва равнины на юге занята рисовыми полями, кокосовыми и бамбуковыми рощами. Пустынная западная часть Бали в хозяйстве играет незначительную роль, так же, как и Букит — известковый полуостров на юге Бали.

Население Бали составляет около 2 млн. человек, средняя плотность— свыше 400 человек на 1 кв. км. Наиболее густо населен центр острова, пустынные его части мало обитаемы. Городов мало, расположены они главным образом вблизи побережий. Административный центр Бали — город Денпасар (17 тыс. человек) на юге острова. На севере Бали находится крупный культурный центр Сингараджа.

Большую часть населения Бали (около 98%) составляют собственно балийцы. На побережьях есть селения бугов и макассаров, выходцев с Явы и других островов. Кроме того, на Бали живут китайцы, арабы и — в очень небольшом числе — европейцы. Язык балийцев входит в бали-сум- баванскую группу. Сильное влияние на него оказал старояванский язык. Роднит его с яванским и наличие разных разговорных стилей. Традиционная письменность — измененная яванская — уступила место латинице.

Население Бали подверглось влиянию индийской культуры, которое начало ощущаться с конца I тыс. н. э. В 1343 г. Бали вошел в состав империи Маджапахит и после ее падения остался основным оплотом индуизма в Индонезии. Героическая страница истории балийцев — их борьба против голландских колонизаторов, когда многие сотни воинов с женами и детьми шли на пупутан (грандиозное кровавое самопожертвование) и гибли в неравной борьбе с голландскими войсками. Особая группа балийцев, так называемые бали-ага, — обитатели горных деревень. Их очень слабо затронуло индо-яванское влияние, и в жизненном укладе они сохранили многие черты, свойственные древним балийцам.

Балийцы прежде всего земледельцы. Главный источник их существования — рис, по урожаям которого Бали стоит на первом месте в Индонезии. В последние годы, в связи с ростом населения, ощущается недостаток риса. Заливные рисовые поля, спускающиеся террасами по склонам гор, составляют наиболее примечательную черту пейзажа центрального Бали. Труд многих поколений вложен в развитую систему каналов, тоннелей и плотин, регулирующих приток воды на поля. Затопленное поле пашут простым деревянным плугом общеиндонезийского типа. Обычные для Индонезии прогоны быков по затопленному полю вместо вспашки приняли на Бали особую форму, превратившись в массовые гонки-состязания быков (мегрум- бунган) с многочисленными зрителями, музыкой, угощением. В настоящее время этот обычай сохранился только на северном Бали, где благосостояние населения выше. Рассаду риса выращивают в специальных рассадниках, откуда ее переносят на основное поле. Там рис стоит около трех месяцев. Зрелые колосья жнецы срезают небольшими жатвенными ножами типа ани-ани. Часть урожая поступает в общинный фонд. После обдирки в тяжелых деревянных ступах рис ссыпают в высокие свайные амбары, имеющиеся в каждом хозяйстве. В честь праздника урожая на Бали, как и по всей Индонезии, изготовляют «мать риса», изображения которой в виде двух связанных пучков риса помещают в жертвенниках на савахах и в домах.

Кроме заливного риса, на Бали выращивают суходольный рис, но площади под ним значительно меньше. Из других культур распространены кукуруза, бобовые, чай, какао. Богато представлены овощи и фрукты: батат, лук, чеснок, баклажаны, а также ананасы, манго, апельсины, лимоны, арбузы, папайя, дуриан, джамбу и многие другие. Повсюду возвышаются рощи кокосовых пальм и хлебных деревьев, которые окружают усадьбы балийских крестьян. Широко распространены посадки перечного и гвоздичного деревьев, имбиря и других специй. Из технических культур на Бали сажают сахарный тростник, индиго, кофе, табак. Много внимания уделяют балийцы цветоводству. В связи с тем, что все плодородные земли на Бали уже издавна были возделаны, а также в силу стойкости общинных связей, плантационное хозяйство развито слабо.

Балийцы — хорошие животноводы. Они разводят крупный рогатый скот (быков, буйволов), лошадей, которых используют только для перевозок, и во множестве—черных свиней местной породы. Стада уток выгоняют пастись на затопленные рисовые поля (до посева). Разводят также кур и бойцовых петухов.

Рыболовством, столь развитым повсюду в Индонезии, на Бали почти не занимаются. Балийцы, хотя и являются островитянами, к морю относятся с опаской, рассматривая его как обитель злых духов. На побережье имеется лишь несколько рыбачьих селений. Более распространено речное и «сухопутное» рыболовство — ловля рыбы особыми корзинами на затопленных рисовых полях.

Ремесло на Бали преимущественно домашнее и не отделено от основного занятия — земледелия. Одно из главных ремесел — ткачество, которым занимаются женщины. Сложным «двойным икатом» славится горная деревня Тенганан, одинарный икат изготовляется в деревнях округа Клункунг, а также на островке Нуса Пенида к юго-востоку от Бали. Интересно, что, хотя'все балийцы одеты в батик, батикованием тканей они не занимаются, предпочитая ввозить батик с Явы.

Гончарство развито повсюду. Небольшие сосуды изготовляют на обычном гончарном круге. Обжиг самый простод: сосуд обертывают рисовой соломой и ставят в огонь. Глиняные предметы хрупки, но зато очень дешевы. В большей части городов имеются наряду с обычными специальные гончарные базары.

Многие виды ремесла трудно отделить от искусства, которое глубоко вошло в быт балийцев. Высокохудожественны балийские деревянные статуэтки, неповторимые по выразительности. Большая часть резчиков придерживается традиционных мифологических мотивов. Однако в последние годы мастера все чаще снимают со своих персонажей традиционные пышные облачения, оживляют их позы и лица. Чрезвычайно высокого уровня достигли работы по металлу, среди них почетное место занимает изготовление кинжалов-крисов. Сталь их очень высокого качества, лезвие чаще всего прямое, иногда пламевидное.

Побочными занятиями являются выпаривание соли из морской воды, изготовление пальмового вина и сахара, обжиг кирпича.

Рынок прочно вошел в жизнь балийцев. С раннего утра в базарный день к рыночной площади устремляются длинные процессии балиек. На головах их возвышаются своеобразные пирамиды из блюд с рисом, фруктами, глиняной посуды. Развита и торговля с другими островами. Главные предметы торговли балийцев — крупный рогатый скот, кокосовые орехи, копра, кофе, рис.

Балийцы, проживающие в немногочисленных городах острова, занимаются ремеслом и торговлей, а также работают служащими, шоферами; растет местная интеллигенция.

Большинство балийцев (свыше 80%) живет в деревнях. Среди моря рисовых полей деревни кажутся зелеными островами из пальм, хлебных деревьев, манго, бананов. Усадьбы вытянуты рядами по сторонам главной улицы, направленной с севера на юг, и пересекающих ее под прямым углом других улиц. Узкие улочки делят деревню на кварталы-крепости — такой вид им придают глухие стены усадеб. В каждой деревне обязательно имеются общественные постройки: храм пура (их может быть несколько), школа, общинный дом, где заседает совет общины. Близ него устраиваются петушиные бои.

Каждое хозяйство (пекаранган) представляет собой комплекс жилых, хозяйственных и культовых построек, окруженных глиняной стеной. Ворота ведут с улицы во двор дома. В северо-восточной части двора находится семейный храм, посвященный душам предков и местным богам, и многочисленные жертвенники. Жилые помещения — это ряд небольших построек (бале), каждая из них является по существу отдельной комнатой. Возводятся они на фундаменте из камня, кирпича или глины. Большая часть бале имеет одну-две низкие глиняные стены и открыты с других сторон. Двухскатная соломенная крыша толщиной до полуметра опирается на деревянные столбы, от числа которых зависят размер, назначение и название постройки. Так, спальня хозяина и его жены имеет 8 столбов. В постройке с шестью столбами спят другие члены семьи, 12 столбов поддерживают обширное помещение для гостей. Внутреннюю обстановку бале составляют бамбуковые нары, укрепляемые между столбами каркаса дома; их устилают циновками, на которых сидят или спят. Хозяйственные постройки (кухня, амбары для риса) в общих чертах имеют тот же вид, что и жилые.

Традиционная одежда балийцев состоит из несшитых полотнищ красочных тканей, преимущественно яванского батика. Основу женской одежды составляет спадающий до ступней каин, который два раза туго обертывают вокруг бедер. На талии его удерживает яркий пояс. По традиции, верхняя часть тела у женщин оставалась незакрытой, и лишь иногда, например при посещении храма, грудь покрывали шарфом. В последнее время женщины Бали стали носить кофты общеиндонезийского типа. Исключительно живописны женские прически. Свои длинные блестящие волосы женщины смазывают кокосовым маслом и украшают цветами магнолии. Девушки иногда носят волосы распущенными, женщины укладывают их на затылке в тяжелый узел, а на праздниках изощряются, делая сложные прически. Трудно представить себе жительницу Бали без украшений — колец, браслетов, серег. Своеобразны балийские серьги из сухих листьев, плотно скатанных наподобие цилиндра; по праздникам их заменяют толстыми золотыми серьгами той же, формы.

Традиционный костюм мужчины на Бали составляет камбен — длинный узкий кусок ткани, обертываемый вокруг тела в виде юбки, наподобие короткого каина. Теперь нередко мужчины носят короткие штаны с кожаным поясом. Верхняя часть тела обычно открыта, хотя в последнее время все больше входят в обиход распашные рубахи с короткими рукавами и отложным воротником,, которые носят навыпуск. Голову повязывают хлопчатобумажным платком. Модернизированный костюм балийца составляют саронг с кожаным поясом или штаны, рубаха, пиджак европейского типа и кожаные сандалии. Мужчины в повседневной жизни редко носят украшения, кроме браслетов из черного коралла и цветов.

Изысканностью и красотой отличаются праздничные наряды балийцев. Женский каин изготовляют из шелка и парчи, тело выше пояса затягивают в дорогую ткань с золотыми аппликациями. Голову венчает корона из позолоченных и живых цветов.

Длинный, до земли, камбен у мужчин собирается спереди в складки. Над левым плечом виднеется богато украшенная рукоятка длинного криса.

Основой пищи балийцев служит рис, который варят на пару, с солью и красным стручковым перцем. Едят его обычно холодным, со множеством пряностей и ароматических приправ. Многочисленные фрукты и овощи дополняют повседневное меню балийского крестьянина. Из мяса наиболее употребительны свинина, цыплята, утки. Говядина запретна жрецам и людям высоких варн. В пищу идет и рыба с рисовых полей. Балийцы едят и многих насекомых — кузнечиков, летучих муравьев, личинок пчел, стрекоз. Исключительно разнообразен праздничный стол балийца. Обязательные праздничные блюда—жареные молочные поросята и огромные морские черепахи, приготовляемые со специями. Деликатесами считаются кабаны, крупные летучие мыши, дикобразы, ящерицы больших размеров. Напитки большей или меньшей крепости изготовляют главным образом из риса, а также из пальмового сока.

Основу общественной организации балийских земледельцев составляет деревенская община — деса. Она представляет собой экономически самостоятельную самоуправляющуюся территориальную единицу.

Каждый взрослый женатый мужчина является членом десы ш несет определенные обязанности. Чувство долга и ответственности по отношению к общине очень велико. Она оказывает помощь своим попавшим в, беду членам. Регулярно в общинном доме заседает совет десы во главе с выборным старостой, при котором имеются помощник, писец и несколько рассыльных. Индо-яванские феодалы, а позже голландская администрация попытались заменить выборного старосту своими ставленниками, но они оставались не более чем сборщиками налогов и не имели никакого авторитета среди общинников. Общинный сторож отвечает за порядок в деревне; в случае кражи у одного из общинников убытки возмещаются за счет десы. Только в серьезных уголовных случаях балийцы обращались в государственный суд, предпочитая все остальные дела решать на своем совете.

Объединением того же типа, что и деса, является банджар — группа,, сложившаяся внутри десы и по-разному развивавшаяся в различных частих острова. В одних случаях банджар продолжает оставаться не более чем частью десы, ей подчиненной, хотя и имеющей своего старосту, свой храм, свои доходы. В то же время в ряде районов центрального Бали разросшаяся деса нередко уступает свои функции входившему в ее состав банджару.

Десе или банджару в лице совета принадлежит право на землю, занятую усадьбой каждого из членов общины. Савахами же распоряжается су бак — кооперативная организация владельцев савахов, пользующихся водой для орошения из одного общего источника. Границы банджара и субака не всегда совпадают. Члены одного субака могут принадлежать к разным банджарам в зависимости от местоположения полей. Таким образом, вопросы землевладения оказываются изъятыми из компетенции десы и банджаров; они переданы группе, в руках которой находится контроль за водой. Каждый общинник имеет свой надел. Он передает его по наследству, ноне может продать. Пастбища и угодья находятся в общинном владении.

В балийских деревнях очень распространены различные объединения — соседские группы взаимопомощи, группы молодежи, которые можно нанять на работу за плату, группы музыкантов и многие другие. Балийская община имеет и религиозные функции: уход за храмами, контроль за соблюдением религиозных предписаний и праздников входят в обязанность выборных властей десы и банджара.

В общине балийцев происходит имущественное расслоение, но оно не достигло такой резкой формы, как, например, на Яве. Постепенно нарушаются правила общинного распределения земли, выделяется прослойка зажиточных общинников, увеличивающих свои наделы за счет соседей. Нарушения правил общинного землепользования наиболее значительны в тех районах центрального Бали, где индо-яванские феодалы сосредоточивали в своих руках общинные земли и наделяли ими своих приближенных. Их потомки составляют класс крупных и средних землевладельцев. Они не входят в общинную организацию и пользуются на своих землях наемной рабочей силой. Быстрый рост населения в последние годы делает ощутимой нехватку удобных земель. Число обезземеленных общинников растет, увеличивается очень невысокий на Бали процент отходников на плантации и частные земли. Однако и теперь наемный труд чаще всего имеет форму найма целой группы взаимопомощи—секамеджукут.

Балийцы — единственный народ Индонезии, где сословное деление общества нашло выражение в существовании так называемых каст. Однако балийские касты — скорее трансформация индийских варн (варны — сословно-классовые группы, возникшие в древней Индии); согласно этому делению, все население состояло из брахманов (жрецов), кшатриев (воинов), вайшьев (торговцев) и шудра (простого народа). Систему балийских каст называют «пгривангса» («состоящая из трех частей»), что отражает традиционное деление балийской (в том числе и пришлой яванской) аристократии на брахманов, ксатриев и весиев (так балийцы произносят* санскритские названия варн). Основная же масса балийцев (свыше 90%) никогда не принадлежала ни к одной из этих групп; условно все остальное 'население называли «судра» (или джаба). По существу, балийскую систему варн правильнее было бы назвать сословной системой титулов, так как далеко не Каждый балиец может назвать свою варну («касту»), а титулы, которыми они обозначаются, знают все. Брахманы имеют титул ида или ида багус, ксатрии — дева и анак агунг, весии — густи. По происхождению брахманы — жреческая каста, ксатрии поставляли правителей, весии считались воинами. В настоящее время основное занятие членов всех каст — земледелие. На Бали не было таких резких граней между варнами, как между кастами в Индии. Барьер существует между аристократией, с одной стороны, и народом — с другой, но и он не так непреодолим, как в Индии.

В обыденной жизни различия варн проявляются в ряде маловажных правил и запретов. Продолжает соблюдаться правило, согласно которому муж должен принадлежать к той же или более высокой варне, чем жена (гипергамия). Нарушение гипергамии в прошлом наказывалось очень строго. Для брахманов существуют некоторые запреты в отношении еды и одежды. Главным же образом варны дают себя знать в строгих правилах этикета. Человек высшей варны должен занимать более высокое положение, чем член менее высокой варны, будь это этаж дома или место для сидения. Этикет касается и языка: в зависимости от того, к какой варне принадлежит собеседник, выбирается тот или иной стиль языка, со своей лексикой и синтаксическими особенностями. При разговоре с человеком высокой варны говорят на изысканном языке высокого стиля, а тот отвечает на «низком», грубоватом языке. Собеседники равной варны пользуются третьим стилем.

Особое положение в балийском обществе занимают кузнецы (панде веси). Они, действительно, образуют своего рода замкнутую касту и почитаются священными, так так металл связан, по представлениям балийцев, с подземным миром и, кроме того, из него изготовляют священные крисы. Балийцы верят, что кузнецы происходят от древних жрецов-огнепоклон- ников. Сами кузнецы считают себя более древними, чем брахманы.

Значительное своеобразие в образе жизни и социальной структуре сохранили бали-ага. Их деревни, поражающие однотипностью планировки, однообразием домов, представляют собой замкнутые эндогамные общины, в которых строго соблюдаются принципы равенства всех членов и сильно развито чувство коллективизма. Бали-ага не знают варн, они сохранили старую систему управления, возрастные классы, свои титулы, свой ритуал.

У балийцев очень крепки родственные связи. Основная форма семьи— малая семья, однако в некоторых деревнях имеются большие объединения родственных семей, в которые входят от 10 до 50 хозяйств. В таких случаях и расселение обычно происходит по родственному признаку.

Полноправным общинником считается только женатый мужчина. В брак вступают все, даже жрецы. Наиболее общепринятым является добровольное соглашение жениха и невесты с предварительным сговором родителей. За невесту ее семье вносится выкупная плата, но в свою деревню дочь часто выдают без выкупа. Выкуп~можно не вносить и в случае инсценировки похищения с согласия невесты. Полигамия на Бали допус- кается^-щ) двух жен могут содержать лишь богатые люди. Развод прост, препятствий ко второму браку нет для обеих сторон; но второй муж должен уплатить компенсацию первому. Распространены кузенные браки. Обычно до брака молодежь ведет довольно свободный образ жизни, и только бали-ага следят за целомудрием юношей и девушек, которые имеют отдельные мужские и женские дома. Система родства у балийцев малайского типа.

Брак у балийцев патрилинейный и патрилокальный. Один из сыновей, как правило младший, остается жить с родителями и наследует их дом и имущество. Теперь в связи с нехваткой земли случается, что участок, оставшийся от отца, распределяется между сыновьями или обрабатывается ими совместно. Женщины в семье пользуются всеми правами наравне с мужчинами.

Многочисленные местные легенды и сказания повествуют об индийском происхождении балийской религии и культуры. Однако отождествлять балийскую религию с индуизмом нельзя. Индуизм на Бали стал по существу лишь оболочкой для исконных верований балийцев, которые продолжают жить и сейчас. Можно сказать, что догматическая и философская стороны балийской религии принадлежат индуизму, в то время как обряды и ритуал в значительной степени остаются местными.

Балийской религии свойственно анимистическое поклонение силам природы: отцу-небу и матерй-земле, духам гор, воды, камня и пр. Характерная черта балийского анимизма — культ предков. Индуизм, пришедший на Бали, получил не совсем тот вид, какой он имел,в Индии. Формально на Бали известны и Брахма, и Вишну, и многие ведические божества, но культ Шивы поглотил культы всех других индуистских богоб.у. Шиве отданы все их имена и атрибуты. Вишну и других богов балийцы признают,, но считают их лишь воплощениями Шивы. Но и культ Шивы на Бали в значительной степени остается достоянием высших классов. Народ же в своем ежедневном ритуале больше чтит «мать риса», а также священную гору Гунунг Агунг.

Обычный ритуал балийцев больше всего напоминает не сложные церемонии индийского индуизма, а ведический ритуал древней Индии с его поклонением солнцу и другим силам природы. Главное в нем — освещение воды и обращение к богам и духам. В отличие от ведического культа, на Бали имеются храмы, они во многом отличны от индийских. Их насчитывают многие тысячи, всевозможных назначений и размеров, от скромных святилищ до больших общеб^лийских храмов. На Бали вряд ли можно найти храм старше ста лет, но новые храмы строятся только на старых местах. Поэтому на Бали нет развалин. Обычный балийский храм (пура) состоит из двух-трех открытых дворов, окруженных низкой каменной стеной. Резные каменные ворота, состоящие из двух половин, ведут в храм. В первом, наружном дворе (джабан) находятся алтари и ниши для приношений, навесы для посетителей и оркестра, башня, где хранят ритуальные барабаны. Во внутреннем дворе (далам) расположены главные святилища. Жертвенники (меру) имеют форму пагод с многочисленными постепенно уменьшающимися соломенными крышами. Идолов в храмах нет. Главным святилищем острова считается храм Бесаки на склоне горы Гунунг Агунг.

На Бали существуют две категории жрецов. Жрецами педанда могут быть только представители брахманской касты. Педанда руководит храмовыми церемониями и пользуется большим авторитетом во всех вопросах ритуала. Наряду с жрецами-брахманами на Бали есть и жрецы из народа — так называемые пемангку, которые выполняют весь ритуал, но только для людей своей или низшей касты. Возможно, пемангку являются преемниками жрецов доиндуистского культа.

Обряды и церемонии занимают большое место в жизни балийцев. Традиционные обряды отмечают все важнейшие этапы жизненного пути балийца начиная с момента его рождения.

Важным событием является подпиливание зубов — обычай, теперь постепенно отмирающий. Заканчивается этот цикл свадебной церемонией. Другой цикл составляют погребальные церемонии. Им в балийской обрядности отведено выдающееся место. Традиционным обычаем считается кремация (нгабен, палебон), которая, придя на Бали с индуизмом, впитала и местные элементы. Кремация на Бали — очень пышное и радостное торжество, так как, по представлениям балийцев, после кремации душа умершего вступает в вечную жизнь, плач же может нанести ей вред. Кульминационным пунктом церемонии является не само сожжение, а шествие к месту кремации — шумное, многолюдное, с танцами и музыкой. Везут тела в огромных (до 20 м в высоту) башнях-саркофагах, имеющих форму храмовых меру. Гробы, в которых тела предаются сожжению, напоминают гигантских животных (чаще всего коров и быков), сделанных из стволов деревьев.

Важное место в жизни населения острова занимают праздники. Большая часть их тесно связана с той или иной религиозной церемонией (годовщины храмов, праздники урожая, памятные даты субака, деревни, семьи и многие другие). Один из самых популярных на Бали праздников — нъепи. Это день Нового года и прихода весны. В день земледельческого праздника банъю пинарух обильные приношения делаются не только местным богам, но и всем орудиям, связанным с выращиванием риса. Галунгап — большой храмовый и семейный праздник, когда, по преданию, духи предков сходят в дома своих детей и внуков, где им готовят торжественное-угощение. Грандиозное зрелище представляют собой торжества, справляемые в больших храмах острова. Задолго до начала праздника идут приготовления к пиршеству, многие часы не прекращаются танцы и массовые зрелища, из которых самое излюбленное — петушиные бои.

Вся старая балийская литература проникнута сильным яванским влиянием, значительная часть ее произведений написана на кави и санскрите. Это обработки старых яванских и индийских сюжетов. Сокровищем балийской культуры являются лонтары — книги на пальмовых листьях, в которые вошли пересказы священных вед и индийского эпоса, а также местные исторические хроники (бабады).

Оригинальные работы написаны на языке, представляющем собой смешение старшванского и балийского. Таково эпическое произведение «Малат», по объему равное Рамаяне. Оно посвящено индонезийскому герою Панджи.

Легенды о происхождении балийской культуры, о ранних периодах истории острова собраны в сборнике «Усана Бали».

Сейчас на Бали, как и во всей Республике, литературная жизнь находится на подъеме. В 1950-е годы здесь была создана литературная секция из учителей и учащихся старших классов. Их произведения появлялись в прогрессивном ежемесячнике «Фаджар» («Рассвет»), который печатался на ротаторе. Из современных писателей наиболее популярен И. Густи Ньоман Панджи Тисна — автор романов, основанных на народных сказаниях и исторических преданиях.

Бали славится своим неповторимым искусством, которое в немалой мере способствовало тому, что этот остров стал одним из мировых центров туризма.

Народное искусство балийцев неотделимо от их жизни: до последнего времени на Бали даже не было особой категории художников и скульпторов. Изготовление предмета балиец не представляет без его украшения.

Балийскую архитектуру трудно отделить от искусства скульптуры и резьбы по дереву. Широко используемые по всему острову мягкий серый песчаник и красный кирпич легко поддаются рельефному и плоскостному орнаментированию. Каменный фундамент храмов, их ворота и стены балийцы любят покрывать витиеватым растительным орнаментом и гротескными изображениями богов. Это обилие резьбы, рельефных и скульптурных украшений свойственно и Яве, и Индии, но балийцы, взяв ряд элементов из яванского и индийского искусства,, сделали, его более народным и еще более изысканным.

В связи с тем, что на Бали не знали ислама, живопись здесь имела более длительную историю развития, чем нд других островах Малайского архипелага. До сравнительно недавнего времени она была лишь прикладной (рисунки на тканях). Теперь стали появляться картины за подписью мастера. Балийская живопись — подчеркнуто декоративная. Традиционные мифологические сюжеты канонизированы так же, как и приемы письма. В настоящее время искусство начинает освобождаться от традиционных условностей, художники все чаще обращаются за сюжетами к окружающей жизни, привлекаемые картинами природы, труда, праздников. Один из храмов, посвященных богине Дурге, расписан яркими фресками по традиционным мотивам и гирляндами из стилизованных изображений автомобилей. Центром балийской народной живописи считается деревня Убуд со знаменитой картинной галереей. Среди жителей этой деревни насчитывается много известных по всему Бали художников — Ньоман Мадия, Ида Багус Мадэ, Анак Агунг Гдэ Собрат и др. Здесь же живет самый известный на Бали скульптор Гек Дукух, автор бесчисленных деревянных статуэток, удивительно грациозных и пластичных.

Бали часто называют царством музыки и танца. Трудно найтіг десу, где по вечерам не раздавались бы звуки гамелана, невозможно представить себе праздник без сольных выступлений маленьких балрйских танцовщиц. В балийском гамелане преобладают ударные инструменты. Солирует деревянная флейта (сулинг) или двухструнная скрипка (ребаб). Танец живет на Бали во множестве форм. Наиболее популярны легопг — изящная пантомима, исполняемая двумя-тремя девочками лет восьми, барис — традиционный танец воина, джаук — воинственный танец злого духа, исполняемый актерами в масках. Сохраняет ритуальное значение пендет — танец, в котором символически показан обряд жертвоприношения. Яркое массовое зрелище представляет собой кечак, изображающий танец обезьян из Рамаяны. По-прежнему волнует зрителей древняя мистерия о священном звере Баронге и злой ведьме Рангде.

Большую известность приобрел возникший в 1920-е годы джангар — веселый молодежный «сидячий» танец. Слава о балийских танцовщиках вышла за пределы острова. В последние годы их труппы посетили Индию^ Пакистан, Цейлон, Китай, выступали в Европе и США! С большим успехом прошли их выступления в СССР в 1963 г.

Балийские театральные жанры (топенг, арджа, ваянг кулит) в основных чертах совпадают с яванскими. Однако балийцы придали своему театру более живой и непосредственный характер. Они вводят в классические пьесы чисто балийские персонажи, острые на язык и веселые, которые становятся действительными героями представления, оживляют его злободневными шутками и остротами, вызывая бурную реакцию зрителей. Это превращает классическую драму в подлинно народное зрелище.

Несмотря на традиционность жизненного уклада балийцев, бурные события, взволновавшие всю Индонезию в послевоенный период, нашли отражение и здесь. Большую роль в пробуждении политической сознательности крестьянских масс сыграли участники революционно-освободительной борьбы, вернувшиеся в свои деревни. В последние годы оживилась политическая жизнь. На Бали издаются газеты, правда, пока незначительным тиражом (не более3 тыс. экземпляров), действуют местные отделения общеиндонезийских культурных организаций. Особенное значение в деле общественного развития Бали имеет школьная революция. Одно из первых постановлений балийской администрации после завоевания независимости предусматривало открытие школ в каждой деревне острова. В старших классах преподают индонезийский язык. В Денпасаре открыт факультет  гуманитарных наук сурабайского университета «Аирлангга», работают библиотеки и издательства.