Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Экономическое положение народов Индонезии
Этнография - Народы Юго-Восточной Азии

Экономическое положение народов Индонезии

Главными задачами индонезийского народа после завоевания и упрочения политической независимости стали обеспечение экономической независимости страны и ликвидация тяжелого феодального и колониального наследия, преобразование колониальной структуры экономики в национальную, наконец, разрешение продовольственной проблемы.

Структура экономики и сейчас имеет ярко выраженный колониальный характер, она рассчитана на производство экспортной продукции (нефти, оловіа, каучука, копры, чая, сахара, табака, ценной древесины и т.д.), что ставит Индонезию в зависимость от сбыта сырья и, следовательно, от покупателей и от состояния внешнего рынка. Положение усугубляется односторонней ориентацией Республики в международной торговле: не менее 90% товарооборота приходится на капиталистические страны.

Засилье иностранного капитала делало невозможным развитие индонезийской экономики на национальной основе. В 1957 г. из общего объема капиталовложений в экономику страны свыше 90% принадлежало иностранному капиталу, главным образом голландскому (70%). В том же году из 2 млн. 330 тыс. га плантаций в руках иностранцев находилось 77% площадей, а из оставшихся 23% более 10% приходилось на долю местного китайского капитала. Из 1458 плантаций только 221 принадлежали индонезийскому государству и частному индонезийскому капиталу. Интенсивное наступление вели американские монополии, прежде всего нефтяные. Интерес их к Индонезии объясняется тем, что здесь находится 75% разведанных запасов нефти всей Юго-Восточной Азии, а также 75% добычи в этом районе Азии. Основную роль играют американские компании «Калтекс», «Станвак» и англо-голландская компания «Шелл Индонесиа», на долю которых до конца 1960 г. приходилось около 97% добычи, 99% переработки и весь сбыт индонезийской нефти. Экспорт нефти давал правительству Индонезии около одной трети иностранной валюты.

Индонезия все еще остается отсталой аграрной страной. В сельском хозяйстве занято до 75 % самодеятельного населения, свыше двух третей из них — безземельные арендаторы и батраки. Сельское хозяйство приносит от 50 до 60% национального дохода, тогда как все виды промышленности (включая кустарную, которая дает половину всей стоимости промышленной продукции) и транспорта — всего около 15% дохода, и около 30% дохода приходится на долю торговли и других отраслей хозяйства.

Будучи аграрной страной, Индонезия тем не менее испытывает острейшую нехватку продовольствия. Ежегодно закупаются значительные количества риса. Так, в 1960—1964 гг. ежегодно ввозилось от 900 тыс. до 1 млн. 400 тыс. т риса. Плантационное хозяйство находится в запущенном состоянии, так как посадки многолетних культур из-за отсутствия средств у правительства не возобновляются, а эксплуатация плантаций часто йедется неквалифицированно. Сократилось число плантаций, площади под многими культурами (кроме каучука) сократились в несколько раз, сбор продукции с единицы площади резко снизился по сравнению с довоенным периодом. Если индекс производства экспортных сельскохозяйственных культур в 1938 г. принять за 100, то в 1959 г. он составил 47 для плантационных хозяйс в и 39 для крестьянских. Падение производства технических культур особенно ощутимо в связи с тем, что плантации дают до 35% валюты.

В Индонезии нет предприятий тяжелой промышленности (исключая некоторые нефтяные, причем наиболее мощные и современные из них принадлежат иностранному капиталу). Большинство предприятий легкой промышленности также принадлежало до недавнего времени иностранцам. Слаборазвитая индонезийская промышленность находится в полной зависимости от ввоза.промышленного сырья и импортных деталей (например, текстильная промышленность на 98% зависит от импорта сырья). Металлообрабатывающая и ряд других отраслей промышленности работают почти исключительно на привозном сырье и деталях, из-за чего в 1964 г. в Джакарте предприятия работали на 25% мощности. Оборудование устарело и не отвечает современным требованиям. Транспортная сеть, и без того слабо развитая ёа пределами Явы, за годы японской оккупации и последовавшей затем голландской агрессии пришла в упадок: износился подвижной состав, оказались разбитыми тысячи километров шоссейных дорог.

Результатом длительной и тяжелой борьбы против врагов Республики, сепаратистских мятежей, отвлечения основных средств на восстановление внутренней безопасности и возвращение Западного Ириана, политики «противостояния» Малайзии и, наконец, событий, развернувшихся в стране после подавления «движения 30 сентября», явилось резкое ухудшение финансового положения страны и рост инфляции. На эти цели ежегодно расходовалось более 75% бюджета. Если в 1953 г. в обращении было 7,5 млрд. рупий, то в 1965 г.—300 млрд. рупий. Неудержимо растут цены на все виды товаров. Так, индекс розничных цен на 19 основных продовольственных товаров в Джакарте составил, принимая уровень 1953 г. за 100, в 1959 г.—311, а в июле 1962 г. —3041. В дальнейшем цены возросли еще больше. Огромен государственный долг страны. В 1962 г. он составил (без военных кредитов) 1 млрд. 949 млн. долларов. В 1963—1966 гг. были сделаны новые займы, значительно увеличившие задолженность. В настоящее время около 25% валютных поступлений идет на погашение иностранных долгов. Неуклонно растет дефицит бюджета.

Индонезийская республика прилагала усилия для подъема национальной экономики. Официальная политика была направлена на развитие государственного сектора. Начиная с 1953 г. в стране был построен ряд государственных предприятий легкой промышленности, созданы национальные пароходная и авиационная компании. В руках государства к началу 1966 г. были сосредоточены все горнодобывающие предприятия (кроме нефтяных), транспортная сеть, электростанции, основные банки (мелкие поставлены под контроль государства), подавляющее большинство бывших иностранных плантаций. Существовала государственная монополия на внешнюю и оптовую внутреннюю торговлю, в том числе и в торговле нефтью и нефтепродуктами (после постановления 26 апреля 1964 г.). Иностранные нефтяные компании с июня 1963 г. были обязаны 60% прибыли передавать в государственный бюджет. Была полностью национализирована собственность голландских предпринимателей (законом от 27 декабря 1958 г.). В апреле 1965 г. правительство издало постановление о контроле Республики над всеми иностранными предприятиями. К концу 1965 г. государство контролировало более 70% вложений в экономику. Все эти мероприятия привели к ослаблению иностранного капитала и позиций проимпериалистической буржуазии в Индонезии.

В то же время попытки создать государственный сектор и расширить его были не всегда успешны и последовательны. К 1966 г. более двух третей национального продукта производилось в частном секторе. К началу 1966 г. в стране действовало около 100 мелких частных банков. Частный капитал преобладает в отраслях, обеспечивающих внутренний рынок (более 12 тыс. предприятий мелкой промышленности, не считая нескольких десятков тысяч мелких кустарных предприятий против 160, принадлежащих правительству).

Правительство нередко шло на уступки требованиям национальной буржуазии, добивающейся, чтобы Индонезия развивалась как капиталистическая страна, и поощряло национальный капитал с помощью системы протекционистских мер. К тому же, практическая деятельность чрезвычайно разросшегося административного аппарата шла нередко вразрез с официальной политикой и заявлениями руководителей государства. В самом правительстве реакционные элементы всячески саботировали прогрессивные мероприятия, добиваясь сохранения позиций и даже расширения доступа иностранного капитала в страну, требуя передачи национализированных предприятий не государству, а частным компаниям или предпринимателям. Правительство уступало этим требованиям, превращая национализированные иностранные» предприятия в частно-капиталистические или государственно капиталистические с участием* частного индонезийского капитала.

Так, в конце 1964 г. правительство перевело 138 государственных предприятий на положение провинциальных, статус которых допускает участие в них частного капитала.

Трудности в экономике страны усугубились отсутствием квалифицированных кадров во всех отраслях экономики. Большой ущерб экономике был нанесен коррупцией в государственном аппарате и на национализированных предприятиях. Слой, нажившийся за счет коррупции, контра- бднды и прямого грабежа государственных предприятий, был довольно значительным. Свой капитал эти элементы стремились вложить в существующие предприятия, и потому активно боролись за приватизацию национализированной собственности.

Чрезвычайно остро стоит в Индонезии, в первую очередь на Яве, вопрос об аграрной реформе, об уничтожении пережитков феодализма в деревне. Правительство Республики оказывало поддержку кооперативному движению: если в 1951 г. в стране было 5800 кооперативов разных типов, то в 1961 г. — около 35 тыс. кооперативов, численность же крестьян, вовлеченных в них, увеличилась с 1 млн. человек до 6 млн. 300 тыс. человек. В стране были созданы школы для обучения кадров кооператоров, поощрялись организация кооперативов различного типа — сельскохозяйственных, домашней промышленности, кредитных, потребительских, сбытовых, страховых и иных. С 1954 г. в стране проводилась программа общинного развития, но ею в 1965 г. были охвачены лишь 8% крестьян. Были учреждены так называемые центральные производственные объединения, которые занимаются закупкой сырья для своих членов, руководят производственным процессом, заботятся о сбыте продукции. Однако очень часто под вывеской кооператива скрывается капиталистическое предприятие или объединение эксплуататорской верхушки. Буржуазные элементы рассматривают кооперативы как средство приглушения классовых противоречий.

Под нажимом народных ліасс в сентябре 1960 г. парламент принял Основной аграрный закон, по которому государство стало верховным распорядителем всего земельного фонда и аграрные законы колониального периода отменялись. Закон сохранял частную собственность на землю, однако предусматривал возможность изъятия излишков частных земель у крупных землевладельцев за выкуп и наделение за счет излишков безземельных и малоземельных крестьян за плату с рассрочкой на 15—20 лет. Однако практически этот законне осуществляется. Проведению реформы препятствуют как помещики, так и в еще большей степени часть национальной буржуазии, в послевоенные годы активно вкладывавшая свои капиталы в покупку земли. К концу 1963 г. было распределено лишь 4,3% земли, намеченной к распределению, в дальнейшем проведение реформы совсем затормозилось.

Рост производительных сил Индонезии невозможен без ликвидации неравномерности экономического развития отдельных районов страны, что требует, с одной стороны, освоения малонаселенных районов, а с другой— переселения избыточного населения Явы, где существует абсолютное аграрное перенаселение. На Яве проблему перенаселения, как и аграрную проблему в целом, уже нельзя решить уравнительным перераспределением земли, ибо к 1961 г. на душу сельского населения острова приходилось 0,14 га. Программа трансмиграции в Индонезии не выполняется (за 1950—1965 гг. число переселенцев составило около 340 тыс. человек). Буржуазные правительства Индонезии оказались не в состоянии решить все эти проблемы.

Индонезийские власти пытались использовать преимущества планируемой государством экономики. Начиная с 1946 г. было принято более 10 различных планов экономического развития, рассчитанных на срок от одного года до десяти лет, но ни один из них не был выполнен. В декабре 1960 г. был принят восьмилетний план развития Республики на 1961—1969 гг. Он предусматривал широкое экономическое и культурное строительство. Однако нехватка средств, валюты, затруднения с импортом оборудования, коррупция в руководящих экономических и административных органах и в администрации предприятий, ошибки в самом плане и другие причины привели к тому, что он не выполняется. Значительную часть объектов строительства правительство уже в 1964—1965 гг. передало частному капиталу.

Советский Союз и другие страны социалистической системы оказывали содействие в развитии национальной экономики Индонезии. Этой цели служили соглашения, которые Индонезия заключила со всеми социалистическими странами. В августе 1956 г. в Джакарте было подписано первое торговое соглашение между СССР и Индонезией. 15 сентября того же года было заключено Генеральное соглашение об экономическом и техническом сотрудничестве между СССР и Индонезией. Подписанное в Индонезии в феврале 1960 г. второе Генеральное соглашение предусматривало предоставление нового кредита. Тогда же было подписано соглашение о культурном сотрудничестве, а в июле заключено долгосрочное торговое соглашение. Общая сумма советских кредитов Индонезии составила 367,5 млн. долларов.

Социалистические страны направляют свою помощь в ключевые отрасли экономики Индонезии; например, при участии СССР начато строительство металлургического завода на Западной Яве (в Чилегоне) производительностью в 100 тыс. т стали в год и суперфосфатного завода на юге Явы (вЧилачапе). Советский Союз передал Индонезии в счет кредита несколько морских судов и судов каботажного плавания и т. д. Большую помощь Индонезии оказывают и другие социалистические страны. Однако индонезийская сторона использовала эту помощь недостаточно эффективно.

Тяжелое положение, в котором оказалась индонезийская экономика, требует проведения ряда важных социально-экономических преобразований в интересах индонезийского народа.