Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Некоренное населения Бирманского Союза
Этнография - Народы Юго-Восточной Азии

Некоренное населения Бирманского Союза

Некоренное население Бирманского Союза к 1965 г. насчитывало около1 млн. 300 тыс. человек. Как и в других странах Юго-Восточной Азии, основную его массу составляли выходцы из Индии, Пакистана и Цейлона, а также из Китая. Более 700 тыс. переселенцев из Южной Азии были представлены главным образом бенгальцами, хиндустанцами, телугу, сикхами и тамилами. Бенгальцы из Индии и Пакистана и тамилы из Индии и Цейлона составляли в Бирме относительно устойчивое национальное меньшинство, сохранившее национальные формы быта и культуры. Но в целом текучесть индийцев была очень велика.

Переселение в пределы Бирмы из различных районов Индостана началось, по-видимому, еще в конце I тыс. до н. э. главным образом морским путем. Сухопутные связи Бирмы с Индией наладились с середины I  тыс. н. э. Но современные индийцы в Бирме это не столько потомки древних переселенцев, сколько иммигранты, которых ввозили в страну со второй половины XIX в. в качестве рабэчей силы.

Социально индийцы Бирмы не были однородны. Большую часть их составляли рабочие промышленных предприятий (текстильных фарбик, лесопилен, рисоочистительных фабрик, масложомных заводов и др.) строители, ремесленники, а также работники сферы обслуживания городского населения: садовники, уборщики, водоносы, парикмахеры, прачки, грузчики, транспортники и т. д. (кастовая организация у них сохранилась, но влияние ее меньше, чем в Индии). Однако среди индийцев имелась также значительная прослойка эксплуататорских элементов: торговцев, ростовщиков, владельцев фабрик и мастерских, помещиков. Для этой прослойки было характерно стремление к эксплуатации национально чуждых групп. Владельцы предприятий индийцы нанимали на работу преимущественно пакистанцев и бирманцев. Среди индийских помещиков типичной фигурой стал абсентеист. Обычно дела с бирманскими крестьянами, арендующими его земли, индийский помещик вел через посредников.

В английской колониальной администрации уже вскоре после первой англо-бирманской войны стало служить много индийцев. Они занимали должности на низших ступенях административной лестницы в аппарате управления колонией. Именно в этой прослойке со временем выделилась метисная верхушка. Англо-индийцы, англо-бирманцы (а затем и индо- бирманцы) занимали особое, привилегированное положение в колониальной Бирме. Получившие европейское (или индийское по европейскому образцу) образование и воспитанные в покорности колонизаторам, метисы составили опору англичан, их агентуру. В местном обществе они держались обособленно. В годы борьбы за независимость лишь небольшая их часть пошла вместе с передовой бирманской интеллигенцией; они стали проводниками идей буржуазно-демократической революционности и помогали установлению связей с революционерами Индии, где антианглийские движения были более ярко выражены. Однако английским колонизаторам долгое время удавалось направлять недовольство народных масс Бирмы колониальным режимом в русло межнациональной вражды, в русло борьбы за административное отделение от Индии.

С уходом колонизаторов положение метисного слоя, утратившего преимущества своего происхождения, оказалось очень сложным. Часть смешанного населения покинула страну. Оставшиеся приняли бирманское гражданство, но далеко не сразу завоевали доверие «чистых» бирманцев. Коренной ломке должен был подвергнуться привычный мир их собственных представлений.

В самые последние годы реформы, проводившиеся Революционным советом, нанесли сильный удар по индийской эксплуататорской верхушке. Национализация банков, промышленности и торговли подорвала экономические позиции индийцев-капиталистов, отмена арендной платы — позиции индийских помещиков, денежная реформа — положение индийских финансистов и ростовщиков. Отлив индийского населения в 1962—1964 гг. привел к сокращению численности индийцев в Бирме почти вдвое.

Несколько иную роль играли в стране китайцы (в 1965 г.— свыше 300 тыс. человек). Начало их переселения датируется также концом I тыс. до н. э. Большое значение в нем имели военные экспедиции в северные районы страны, а также торговые связи, сперва сухопутные, а затем и морские. К XI—XIV вв. относятся достоверные сведения о китайских поселениях на территории Бирмы. Появление в Бирме китайцев-чернорабочих связано с развитием в северных районах страны горных промыслов (добыча серебра, олова, земляного янтаря и нефрита). С давних пор в крупных поселках и городах страны имелись китайские лавки, харчевни и предприятия по производству лапши, сои, уксуса и т. д. Китайская кухня пользуется популярностью у всех народов страны и у некоренного населения, в том числе у европейцев.

В XIX в. в Бирму переселились значительные группы китайского населения провинций приморской полосы и горной зоны Южного Китая (Фуцзянь, Аньхуэй, Гуандун, Гуанси, Гуйчжоу, Юньнань). В отличие от иммиграции китайцев в Таиланд их переселение в Бирму носило в какой-то мере характер этнических сдвигов. Так, во второй половине XIX в. после поражения тайнинского восстания (в котором, кроме хань, активно участвовали национальные меньшинства) и движения хуэй, известного под названием «восстания пантай», в Бирму ушли, спасаясь от маньчжуро-китайских войск, этнически различные отряды повстанцев, осевшие на севере страны. Потомки хуэй, однако, уже не осознают себя в национальном отношении отличными от остальной массы китайских эмигрантов и считают себя китайцами.

Китайское население в Бирме объединялось земляческими группировками. Значительную (и притом реакционную) роль играли различные тайные общества и профессионально-производственные объединения. Производственная специализация в землячестве сохранилась традиционная, т. е. соответствовавшая традиционным занятиям населения той провинции Китая, выходцы из которой входили в землячество. Организационно такие объединения строились по «семейному» принципу и состояли из трех слоев: «дедов», «отцов» и «внуков». Фактически же место определялось не возрастом или родством, а имущественным положением. «Деды»— владельцы предприятий и старшинки, «отцы»— их подручные и прочее начальство, в том числе мастера, «сыновья»— эксплуатируемые рабочие. «Семейный» характер объединений и царившая в них круговая порука тормозили развитие классового самосознания китайских рабочих. Лишь с 1930-х годов в их среде возникает профсоюзное движение.

В социальном отношении китайцы, как и индийцы, были очень разнородны. Среди них было не мало крупных финансовых и промышленных тузов (в их числе — крупные скупщики и экспортеры риса, тика и т. п.). Значителен был слой мелкой буржуазии (мелкие и средние торговцы, владельцы ремесленных мастерских, парикмахерских и т. п.). Но преобладающее большинство составляли рабочие плантаций, рисоочистительных и масло- жомных заводов, лесорубы, рыбаки, ремесленники. Многие из них навсегда связали свою судьбу с Бирмой, обзавелись здесь семьями, освоили местные языки (бирманский, качинский и др.). Но связи с Китаем не утрачены. Сохраняются китайские формы быта (жилище и общественные здания, особенно храмовая архитектура, одежда, пища), китайские школы и т. д. Реформы последних лет подорвали позиции китайской буржуазии, но улучшили положение трудовых слоев китайцев.

Из других народов Азии в Бирме проживает небольшое число арабов, малайцев (особенно на крайнем юге страны), японцев. Численность представителей каждого из этих народов в Бирме подвержена значительным колебаниям.

С XV в. в Бирме появились европейцы — португальцы, голландцы, англичане, французы, американцы, бельгийцы и др. В конце XIX в., когда Бирма стала колонией Англии, преобладающий слой среди европейцев составили англичане. Занимая высшие и средние посты в, колониальной администрации, в торговых, промышленных и финансовых компаниях, английские колонизаторы перенесли в Бирму свой быт вплоть до архитектуры и убранства жилищ, системы образования, режима питания, распорядка дня и т. д. Центральные районы основных городов страны приобрели европейский облик. И сейчас англичане — наиболее многочисленная прослойка европейцев в Бирме (общее их число — 10 тыс. человек). Численность других групп европейцев и американцев не выделена (в сводных статистических отчетах их помещают в группе «прочие и неизвестные»). В стране долгое время действовали различные европейские и американские религиозные и культуртрегерские организации. В последние годы деятельность их резка ограничена правительством.

Селуны (маукены)

На островах у южного побережья полуостровной части Бирманского Союза и в болотистой береговой полосе этого района обитает народ, антропологически близкий к низкорослому папуасско-меланезийскому типу негро- австрал идной большой расы. Судя по противоречивым сообщениям источников, он насчитывает несколько тысяч человек. Бирманцы называют этот народ «селун», но его самоназвание — маукен (в Таиланде — мокен). Малайцы именуют их «оранг бесим» («оттесненные люди»), сближая с населением юга полуострова Малакка и острова Селангор, т. е. с береговыми и морскими джакунами.

Язык селун обычно считают особым ответвлением малайско-полинезийской языковой семьи и иногда сближают с языком малайцев островов Риау-Линга. Но в последнее время исследователи все чаще указывают на значительный мон-кхмерский пласт в лексике языка селун или даже относят его к мон-кхмерской семье.

Основное занятие селун архипелага Мергуи — рыболовство. Земледелие носит подсобный характер. У жителей некоторых поселков традиционным основным занятием была добыча жемчуга. Но лучшие отмели теперь захвачены малайцами или бирманцами, а для глубинного сбора раковин устриц-жемчужниц селун не имеют необходимого оборудования. Некоторые группы селун живут в лодках. Они легко передвигаются вдоль побережья. Основной заработок дает им перевозка грузов на небольшие расстояния .

Поселки селун, небольшие по размерам, редко бывают постоянными. Дома строят на высоких сваях. Они настолько малы, что едва вмещают малую семью. Очаг обычно наземный.

Социальные отношения у селун почти не исследованы. Известны несколько подразделений селун, которые в литературе часто именуются племенами. Но скорее это неустойчивые соседские общины, возглавляемые выборным старостой или вождем. Переходящие на оседлость селун начинают заниматься земледелием и вливаются в малайские общины (см. стр. 289).

Часть селун — анимисты; они сохраняют традиционные культы природы и душ умерших предков. Другие, как и их соседи малайцы, исповедуют ислам шафиитского толка суннитской ветви.

Селун были в прошлом бесправным национальным меньшинством Бирмы. Их жестоко эксплуатировали малайцы-рыболовы, индийские и европейские купцы — скупщики жемчуга и перламутра. Правительство Бирманского Союза принимает меры для улучшения материального положения селун, их медицинского обслуживания, ускорения их культурного развития.