Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народность Шань - тайской группы
Этнография - Народы Юго-Восточной Азии

Народы тайской группы

Шань — самая крупная народность тайской ветви. Их общая численность превышает 1,6 млн. человек. Основная область расселения — Шаньское нагорье в северо-восточной части страны, но поселения шань тянутся к Шань северо-западу через всю область обитания качинов и в южном направлении почти до Андаманского моря. Самоназвание шань —«тхай ньо». Среди северных шань выделяется группа шань тарок, сравнительно недавно переселившаяся на территорию Бирмы.

Судя по противоречивым сообщениям источников, предки шань появились в пределах Индокитая в конце I тыс. до н. э. или в первых веках нашей эры. К VI в. н. э. они уже заселили все основные районы их современной этнической территории. К VII в. относится возникновение первого крупного государственного объединения шань Муанмау. Хроники характеризуют его как государство, состоящее из десяти областей и имеющее несколько столиц. Вероятнее, однако, что это были родо-племенные территории основных подразделений шань, и что их общество переживало тогда период становления классовых отношений.

В VIII в. столицей объединения стал Могао-Муанлу, цначе назы- кавшийся Муанкаунг (ныне Могаун), что по-тайски означает «Город колокола».

В хозяйстве шань того времени значительную роль играл рабский труд. Рабы использовались на сельскохозяйственных работах, на строительстве укреплений, привлекались к воинской службе. В награду за воинскую доблесть раб мог получить освобождение.

В XI в. главенство Муанмау признал правитель бирманской области Бамо. В начале XIII в. властителем May стал Чжао Куампа. В годы его правления государство May значительно увеличилось и стало более централизованным. Свергнув многих правителей подчиненных областей, Чжао Куампа вместо них посадил своих ставленников. При его преемниках границы Муанмау охватывали северный Сиам, часть Юньнани, Ассама и Аракан- ского побережья. В XIV—XV вв. шань доминируют и в центральной Бирме. Но в следующем столетии под ударами бирманцев и кхонтаи Муанмау утратило все свои окраинные владения и распалось на несколько враждующих княжеств.

Рабовладение как уклад сохранилось в феодальных княжествах шань до XIX в., а феодальная раздробленность была характерна для них вплоть до недавнего времени. Княжества то дробились, то поглощали друг друга, и их число колебалось от 30 до 41. Они были различны по территории и численности населения. Так, накануне провозглашения независимости Бирмы в княжестве Кэндун насчитывалось 226 тыс. жителей, а в княжестве Кьон — всего 2500. Во главе каждого княжества стоял наследственный властитель — саубва.

В годы колониального режима шаньские князья образовали совет, через руководителей которого они были связаны с английскими правителями страны. Совет князей сохранил свое значение и в первые годы существования Бирманского Союза. По конституции 1947 г. шань получили государственную автономию и право на выход из Бирманского Союза через 10 лет после его создания при условии, что того пожелает население Шаньского национала ного государства. Государство выкупило земли у саубва, но сами они, как качинские дува, оставались во главе местной гражданской администрации. По истечении десятилетнего срока совет князей, фактически продолжавший функционировать, потребовал осуществления права на отделение. Но против этого требования выступили народные массы и демократические организации шань. Сепаратизм шаньской верхушки пытались использовать гоминьдановцы. После прихода к власти в стране Революционного совета., приостановившего действие конституции, право шань на отделение было отменено, а руководители сепаратистов подверглись аресту. Во главе местной администрации был поставлен комитет уполномоченных Революционного совета, приступивший к проведению демократических реформ. Эти реформы выбивают почву из-под ног местных сепаратистов и способствуют укреплению дружбы шаньского и бирманского народов.

Земли, принадлежавшие прежде феодалам, теперь стали собственностью государства, и крестьянские семьи получают их в аренду через кооперативные объединения. Многие крестьяне — собственники земли получили государственный кредит для приобретения более совершенных орудий труда. Кооперативные объединения организуют передачу передового агротехнического опыта (большую и полезную роль играют здесь рекомендации агростанции в Таунджи). Внедрение различных форм кооперирования у шань облегчается сохранением пережитков сельской соседской общины. Сейчас селение — это административная единица с назначаемым старостой, но выборным советом деревни.

Приемы агротехники у шань различны по географическм зонам. В равнинной части преобладают орошаемые поля, а по горным склонам — подсеч- но-огневое земледелие с перелогом. Основные продовольственные культуры — рис (заливной и суходольный), кукуруза, картофель, арахис, пшеница. На приусадебных участках выращивают различные овощи. Повсеместно распространено садоводство. Важнейшие плантационные культуры — чай, ананасы и сахарный тростник.

Шань разводят домашнюю птицу (индеек и кур), свиней, тягловый и транспортный крупный рогатый скот, кое-где держат рабочих слонов. У шаньской знати прежде обязательно имелись лошади, использовавшиеся только для верховой езды.

Охота и рыболовство имеют подсобное значение. Рыбу ловят сетями и вершами, а также бьют острогой через верхнее отверстие конусообразной корзины, которой накрывают рыбу, стоящую на мелководье.

Из мужских ремесел развиты кузнечное и ювелирное дело, лаковое производство, изготовление мебели и всевозможной утвари из дерева и бамбука.. Женские ремесла — ткачество, плетение циновок, вышивание и др.

По промышленному строительству область расселения шань пока отстает от многих других районов страны. Наиболее организованные и старые отряды местного рабочего класса — транспортники и горняки, наиболее молодой и быстро растущий — строители.

Столица Шаньского национального государства — город Таунджи. Его центральную часть занимает рынок. Это центр, где скрещиваются экономические связи всей области. Здесь можно встретить чаеводов пала- ун, земледельцев баоо, ремесленников дану и др. Шоссе, пересекающее город и ведущее к аэродрому вХехо, — главная улица города. Отдельные районы составляют больничный городок, район вилл, учебный комплекс Камбоза-колледж. Прежде здесь было учебное заведение для детей аристократии; теперь это школа и педагогический техникум, где готовят педагогов младших классов для далеких районов национальных меньшинств. Большую роль в жизни Таунджи играет второй больничный поселок с лечебным комплексом, построенный с помощью нашей страны. На окраине города на холме расположен целый ансамбль буддийских храмов.

Кроме Таунджи, в пределах Шаньского государства имеется несколько городков (в прошлом столицы княжеств) и рабочих поселков при рудниках и др. Шаньские селения очень различны по размерам. Число домов может не превышать десяти, но в ряде поселков их более сотни. Крупные деревни обычно имеют линейную планировку. Приусадебные участки заняты садами плодовых деревьев и насаждениями бананов. При каждом селении имеется группа храмов с помещением для школы и жилыми домами для монахов; обязателен при храме традиционный здесь дом путника.

Жилой дом шань близок к бирманскому по строительным материалам и планировке, но в отличие от последнего покоится на сваях. Чаще всего это однокамерное строение. Внутренние перегородки, обычно не достигающие потолка, ставят по мере необходимости, когда подрастают девушки- невесты или нужно отделить детей от родителей. Внутренний очаг — подвесной, глинобитный. Если в доме живет несколько малых семей, устраивают столько же очагов. Но обычно дочерей выдают замуж в другое селение, а сыновья, женившись, поселяются отдельно от отца. В сельских местностях пространство под домом используется как сарай или мастерская, реже как хлев. В городах дом часто становится «двухэтажным» благодаря заливке земли цементом и устройству внизу дополнительных стен из циновок.

В области шань сохранились резиденции бывших феодалов, состоящие из дворца, домов приближенных и служебных построек. Дворец — чаще всего просторный двухэтажный дом со стенами из массивных тиковых досок— имеет «сложную планировку. Лестницы с нечетным числом ступеней ведут прямо на второй этаж, где расположены жилые комнаты, гостиная и специальное помещение для хранения ритуальных музыкальных инструментов (барабанов, гонгов и флейт) и ларцов с документами и рукописными книгами. На первом этаже находится тронный зал с примыкающей к нему комнатой для стражи, церемониальных зонтов и оружия. Крыша дворца нередко представляла собой архитектурное чудо — сложную композицию из ценных древесных пород, цветного шиферника и керамических, покрытых майоликой фигур, обрамленную планками из ажурного, выкрашенного в красный цвет железа. Богатые купцы и служилая интеллигенция в архитектуре и убранстве домов стремились подражать знати. Теперь городские дома часто двухэтажные и строятся по стандартизованным проектам.

Пища шань сходна с пищей других народов тайской ветви — лао, кхонтаи и т. д., но они потребляют больше картофеля и перца и меньше нгапи. Специфически шаньское блюдо — квашеное мясо. Шань, как и бирманцы, легко переходят на пищу других народов.

Одежда шаньских женщин близка к бирманской и состоит из саронгообразной юбки, плотного корсета-лифа, очень тонкой (нередко нейлоновой) кофты и сандалий. В мужской костюм, резко отличный от бирманского, входят распашная куртка, широкие штаны на пришивном поясе, тюрбан, сандалии либо матерчатые или кожаные туфли. Мужские украшения — заткнутая за пояс трубка, ручные браслеты; женские — ручные и шейные браслеты, серьги, нагрудные подвески с набором туалетных инструментов, фигурные пуговицы-бубенчики из серебра, драгоценных и полудрагоценных камней и др. В прошлом как у мужчин, так и у женщин была широко распространена татуировка.

Семья у шань строго патриархальна. Брак патрирокален. Однако сохранились значительные пережитки сравнительно недавнего более высокого положения женщины.

Шань — буддисты. В северошаньских районах преобладает махаянист- ский буддизм, а на юго-востоке и в Таунджи — буддизм Тхеравады. Большинство храмов построено по архитектурным образцам южного буддизма, но встречаются и деревянные храмы с башнеобразными крышами северного типа. Традиционная принадлежность жителей целых селений или отдельных семей к той или иной ветви буддизма не препятствует посещению храмов «чужой» ориентации, а также приглашению монахов другой общины для совершения обряда кремации или погребения, цбо основные обряды жизненного цикла однотипны.

Как и у других народов Бирмы, «чистый» буддизм хорошо уживается в сознании шань со сложной системой почитания и задабривания духов (пхи) и душ умерших. В верованиях шань сильны тотемистические черты (вера в происхождение шань от тигра и в действительное родство с ним, в возможность воплощения в образе тигра и т. п.). Народные верования и фольклор шань полны образов высоких существ, имеющих облик полулюдей-полу- животных.

Основные общественные праздники — Новый год, Дель независимости, День Союза, годовщина образования Шаньского Национального государства. В обрядности этих праздников заметны черты религиозного ритуала.

Наиболее пышно празднуют День единства наций. Этот общебирманский праздник отмечают по очереди в столицах всех автономных государств. В 1966 г. он проводился в Таунджи.

Кроме шань, к тайской ветви в Бирме относятся другие тайские кхамти, лю, лао и дану.

Культура и быт лю и лао близки к культуре и быту их сородичей в северном Таиланде

Дацу отличаются от шань по верованиям (у них превалируют анимистические представления) и хозяйству (преобладает система горного земледелия), у них развито производство транспортных средств. Живут дану’ главным образом хуторами близ крупных селений шань.

Кхамти, относящиеся к первой волне тайских переселенцев в Индокитай сохранились в Бирме в районе треугольника верховьев Иравади. Известны 15 селений, где преобладают кхамти. Эта этнографическая группа в значительной мере ассимилирована качинами, шань и бирманцами.