Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Бирманцы. Основние занятия
Этнография - Народы Юго-Восточной Азии

Бирманцы. Основние занятия

Бирманцы (самоназвание мям, или мянь) — самый крупный и наиболее консолидированный народ Бирмы. Они составляют около 2/3 населения Бирманского Союза.

Бирма по-бирмански называется «Мямма» (мям — народ, ма — государство). В ранних палийских надписях это название, звучало, как «Мраньма», или «Браньма». Первые европейские путешественники в Бирму (XV— XVI вв.) узнали название этой страны, звучащее как «Баама», откуда и пошло европейское название Бирмы.

Соседние народы называют собственно бирманцев по-разному: шань и кхонтаи — «мань», китайцы — «минь», пал аун, ва и другие моны и кхмеры — «брань», население северо-восточной Индии — «марань».

Внутри бирманской нации существует несколько этнографических групп. Прежде всего это интха (дословно — озерные жители), которые расселены по юго-восточному берегу озера Инле. В период господства в стране шаньских феодалов интха оказались отрезанными от основной массы бирманцев. Более трех столетий они жили изолированно. В их языке сохранились некоторые архаические черты, и быт также несколько отличается от быта собственно бирманцев. Основное занятие интха — озерное рыболовство. Значительную роль в их хозяйстве играют водное огородничество и ремесла, из которых главное — шелкоткачество.

В южных районах Бирмы на полуострове Малакка расселены еще две этнографические группы бирманцев — мергуйцы и тавойцы. Они сформировались на базе военных поселений, созданных бирманскими императорами в XI—XVI вв. в период борьбы с Сиамом за господство над Малаккским полуостровом. Эти группы сохранили средневековый бирманский язык, По занятиям они не отличаются от собственно бирманцев (некоторую специфику их составляют ремесла, более близкие к традиционным монским).

Бирманский этнограф У Мин Наин описал еще одну этнографическую группу бирманцев. Это так называемые камман мямма лэйя (дословно — бирманцы четырех углов, или поселений), расселенные в восточной части бывшего шаньского княжества Ченгтун (Кендун). Эта группа также возникла на базе военно-сторожевых поселков в период бирмано-сиамских войн. Язык ее архаичен так же, как язык мергуйцевитавойцев. Но в отличие от них камман мямма лэйя вступали в хозяйственные и брачные связи с местным шаньским и ва-палаунским населением и в быту многое от него заимствовали.

Особое место среди бирманцев занимают жители Араканского побережья — рокай, или йокай (араканцы). Как уже упоминалось, араканцы — самая старшая или самая ранняя ветвь бирманцев. Их исторические судьбы сложились иначе, чем у остальных бирманцев. Исторически, особенно в последние столетия, араканцы были более связаны с мусульманским северо-востоком Индии. Этим объясняется распространение у них ислама. Политическая жизнь их часто строилась под флагом сепаратизма. Поэтому араканцев иногда выделяют как особую народность. Они имеют шесть подразделений: собственно йокай, марама ди, чаунда, мьо, дайна, тэ. Общее самоназвание араканцев — «марама ди» (от «мямма ди», т. е. большие бирманцы). Этнографическая и языковая близость араканцев к бирманцам такова, что нет достаточных оснований выделять их в особую народность.

Более 80% бирманцев заняты в сельском хозяйстве. Основное их занятие — земледелие, в первую очередь выращивание риса (под рисом занято 66,5% всей обрабатываемой площади страны, а в Сельское хозяйство Нюкней Бирме до 90%). в 1962 г. 45% риса экспортированного из капиталистических и слаборазвитых стран, составил вывоз из Вирмы.

Климатические условия и плодородие почвы позволяют снимать два, а кое-где и три урожая в год. Однако из-за технической отсталости урожаи довольно низки.

Как и в других странах Восточной и Южной Азии, в Бирманском Союзе преобладает сдособ выращивания риса на заливных полях, одинаковый для всех сортов (в Бирманском Союзе их выращивают более 40). Залирные поля представляют собой участки, огороженные невысокими земляными валиками с проемными шлюзами для заполнения поля водой и сброса лишней воды. Большие поля имеют несколько таких участков. Рассада риса выращивается в отдельном небольшом питомнике, откуда ее переносят на поле и размещают кустиками в шахматном порядке. Как правило, ежегодная нивелировка поля не производится. Полузалитое поле предварительно вспахивается плугом индийского типа: этот плуг (го) не имеет отвала. Иногда он целиком деревянный, но обычно с железной пластинкой на пропашнике.

В 1957 г. советские специалисты провели пробу однолемешного железного плуга с отвалом на землях северной и центральной части долины Иравади. С 1958 г. бирманские предприятия стали выпускать такие плуги. Правительство Бирмы содействует их распространению в крестьянских (прежде всего кооперативных) хозяйствах.

Боронуют поле редкозубой бороной тандон, на основу которой становится пахарь, чтобы тяжестью своего тела держать ее в рабочем положении. Таким образом, борона служит одновременно и рыхлителем-нивелиратором. Применяется и вертикальная борона, обычная в Юго-Восточной Азии. В этих случах после боронования по полю провозят каток (сетдон), который разравнивает борозды. В большинстве районов тягловой силой служит обычно буйвол, на севере — бык. Подкормка риса в процессе роста до последнего времени не применялась, так же как и севооборот. Жнут прямоугольным серпом на длинной ручке. Обмолачивают путем оббивки снопа риса палкой или ударами его о колоду; в крупных хозяйствах устраивают ток, где по разостланным снопам риса гоняют скот. На крайнем юге страны иногда «молотят», вытаптывая ногами зерна из колосьев, разложенных на циновке.

В годы колониального режима дельтовая часть страны стала областью монокультуры; натуральное хозяйство бирманского крестьянина было разрушено. Он вынужден был покупать недостающее на рынке. Но и риса не было достаточно даже для прокорма семьи до нового урожая. Полуголодное существование стало нормой жизни большинства крестьянства этой богатейшей области страны.

Большинство земледельцев в дельтовой части Бирмы составляли безземельные арендаторы, живущие впроголодь. Владельцами земли, как правило, были индийские помещики, которые обычно перепоручали ведение хозяйства управляющим, а сами в деревнях не жили.

Арендная плата натурой составляла 50% урожая. Отсутствие у крестьян тяглового скота, семян, а подчас и орудий труда и необходимость занимать их у помещика повышали арендную плату до 90% урожая. В закабалении бирманских крестьян участвовали и индийские ростовщики, ссужавшие их деньгами, а иногда зерном под чудовищные проценты в счет будущего урожая. Тяготы крестьянства усугублялись тем, что никакие стихийные бедствия (например наводнение 1947 г., уничтожившее V5 часть всех посевов страны) не освобождали от поборов, производимых центральными и местными властями.

Несколько иное положение сложилось в центральной и северной частях Бирмы и на ее полуостровном юге, где земли оставались в руках местной феодальной верхушки и крестьянских общин. Основной фигурой здесь был мелкий собственник, приарендовывавший землю к своему карликовому наделу. В поисках доходных культур крестьяне расширяли высев кунжута, хлопчатника, табака, арахиса (земляного ореха), перемежая их посевом риса. Однако и теперь в целом по стране под технические культуры занимается ежегодно не более 6% обрабатываемых земель. В послевоенные годы выросла (особенно в полуостровной части) доля плантационных культур — каучуконосов и др.

Обезземеленное, систематически голодающее бирманское крестьянство пополняло ряды сельскохозяйственного пролетариата — батраков и рабочих плантаций. Численность этого слоя населения страны не поддается точному учету в связи с распространением сезонничества' (в основном из центральных районов). Сезонники и сейчас превышают число рабочих промышленности по крайне мере в два-три раза.

В независимом Бирманском Союзе положение крестьянства и продуктивность земледелия стали одними из узловых проблем развития национальной экономики.

Аграрные реформы, проводимые Революционным советом, изменили социальные отношения. Большую роль играет кооперирование крестьянства. В Бирме сельскохозяйственные кооперативы имеют сбытовой характер, но в последние годы их функции расширились. Кроме перевозок и сбыта урожая, кооперативы организуют обмолот, строительство зернохранилищ и т. д. Через них ведется борьба за повышение урожайности риса, распространяется опыт государственных селекционных станций, а также распределяются государственные кредиты тем крестьянским семьям, которые получили земельные наделы. Ссудный процент с самого начала государственного кредитования был в несколько раз ниже, чем при частном ростовщическом кредите, и продолжает снижаться. После проведения финансовой реформы роль ростовщиков в деревне была сведена к нулю.

Кроме полеводства, наиболее развито огородничество. В центральной области выращивают тыкву, огурцы, лук, редьку, горох, бобы и др. Огородничество — женское занятие, как и мелкая рыночная торговля овощами.

В южной и полуостровной частях некоторую роль и сейчас играет прежде широко развитое товарное садоводство. Здесь культивируют бананы, мандарины, апельсины, ананасы, папайю, дуриан и др. В дельтовой части по границам полей и на специальных плантациях выращивают пальмы — кокосовую, арековую. В долине Иравади часто встречаются рощи сахарной пальмы.

Скотоводство у бирманцев существует в основном для пополнения тягловой силы. Прежде мясо рогатого скота и молоко в пищу совсем не употреблялись. Свиней на мясо выращивает главным образом китайское население страны.;Развито птицеводство (преимущественно разведение кур и уток).

До 1 млн. человек в Бирме занято рыбной ловлей. Более половины из них—бирманцы. В морском лове рыбы основная роль принадлежит китайцам. В речном и озерном лове больше заняты бирманцы и моны. В море ловят камбалу, тунца различных видов, морского угря, окуня и т. д., в реках — карповые породы рыб, форель и т. п. Лов рыбы ведется переметами, вершами, мордами, бреднем (заводным и «пауком» с поставцом на перекрестной раме), заколами, ставными сетями; (в заводях и у морского побережья) и неводами. В горных реках применяется забор с лотком, у которого рыбу ловят руками. Развлечением считается ловля форелей на удочку с мушкой из легкой стружки. На морской лов выходят на лодках (лорчах) тайской и китайской работы. На реках применяют легкие долбленые или плоскодонные лодки, сшитые из трех досок. Продукты рыболовства занимают значительное место в питании бирманцев. Поэтому для народных масс была очень обременительна практиковавшаяся при англичанах система продажи с аукциона богатых мест ловли промышленникам, которые устанавливали высокие цены на рыбу.

В 1953 г. в Бирме было зарегистрировано более 2 млн. ремесленников, в большинстве профессиональных. В настоящее время эта цифра ниже, так как из ремесленников в значительной мере пополнялась в последние годы прослойка промышленных рабочих. Более 75% ремесленников составляют бирманцы. Заслуженная слава бирманских ювелиров, резчиков по кости и дереву, изделия которых не раз получали первые призы на выставках изделий художественного ремесла в Европе и в странах Востока, — результат творческого развития давних традиционных навыков и приемов.

В феодальной Бирме хозяйство крестьянских общин и феодалов различных рангов было в значительной степени натуральным. Потребность в тканях, орудиях труда, утвари, бытовой керамике и т. д. удовлетворялась в основном домашними промыслами и ремеслами. Занятие ремеслом обычно сочеталось с круглогодичным сельскохозяйственным производством или такими сезонными работами, как рыболовство, заготовка тикового леса и т. п.

Вместе с тем уже в XVIII в. определилась производственная специализация районов. Областные рынки и два столичных (в Рангуне и Мандалае) были центрами, где обменивали или продавали не только рис, лес, рыбу, овощи, фрукты и т. п., но и изделия ремесленников этой и других областей страны, порой очень отдаленных.

В XIX и первой половине XX в. традиционные (в первую очередь художественные) ремесла имели четкую цеховую организацию. Производственный процесс был разделен на мелкие операции тщательно разработанными приемами. Вплоть до наших дней в Мандалае сохранились специализированные кварталы лавок-мастерских, объединяющие ремесленников 50 специальностей (кварталы мебельщиков, ювелиров, мастеров по изготовлению зонтиков и вееров и т. д.). Сохранилась и специализация целых сел, городков и даже районов на том или ином ремесле. Она поддерживалась традицией закупки орудий труда и предметов домашнего обихода либо непосредственно на местах у ремесленников, прославившихся качеством своих изделий, либо на центральных рынках в лавках, торговавших изделиями этих мастеров.

Бирманцы издавна знали гончарство. В феодальной Бирме имелось несколько центров производства керамических изделий. Легкие, но толстостенные пористые сосуды, в которых вода и в зной остается холодной, привозили из Твантэ (около Рангуна), а большие политые глазурью корчаги для воды, расходуемой на ежедневные омовения, закупали в Магуэ (Верхняя Бирма). Дорожные керамические фляги прежде приобретали у горшечников среднего течения реки Чиндвин. Налепные украшения сосудов из Твантэ и характер лощения чиндвинских фляг поволяют говорить о сохранении древней техники налепа, характерной для женского гончарства и в Бирме наиболее присущей монам.

Повсеместно распространено производство плетеных изделий. Если гончарство стало теперь преимущественно мужским ремеслом (женщины и дети выполняют лишь некоторые вспомогательные операции), то плетением в равной мере занимаются как мужчины, так и женщины. Из тростника и травы изготовляют различной величины хпъя — прямоугольные или овальные циновки. Лучшие хпья делают в западных районах страны. Плетением из ротана славятся ремесленники Мандалая, но еще более ценятся ротановые изделия, производимые в районах прежнего расселения горных монов, кая и каренов.

Широко используется в плетении бамбук. Стены обычной крестьянской хижины заплетаются полосами из расплющенного («давленного») бамбука. Теперь во многих районах страны ремесленники готовят на продажу стандартные «панели» размером 120 X 80 см из бамбуковой дранки. Этими «панелями» заполняют пространство между столбами каркаса дома. Сборные стены позволили намного ускорить жилищное строительство в деревнях и пригородах. Из бамбука делают также плетенки, которые в домах сухой зоны настилают поверх бревен, составляющих основу пола, а иногда и настилы мостов и крыши временных навесов. Но вообще на крыши более всего идет рисовая солома, сравнительно мало используемая для плетения, и пальмовый лист.

Из бамбука изготовляют разнообразную утварь — черпаки, трубы для подвода воды, сосуды для хранения жидкостей и сыпучих тел, из него делают музыкальные инструменты и орудия труда. В производстве бытовых предметов и орудий труда широко применяются также различные породы дерева, причем особенно ценятся изделия из тика.

К традиционным ремеслам относится искусство резьбы по дереву и бамбуку, уходящее корнями в глубокую древность. В наши дни даже в храмовом зодчестве резьба по дереву используется все реже. Ее место занимают ажурные накладные украшения из листового железа.

Выплавка, ковка и кустарный прокат железа имеют в Бирме древние традиции. Особенно ценилась продукция кузнецов из Магуэ, отличавшаяся не только высоким качеством, но и художественной отделкой. Однако сталь для изготовления оружия бирманские ремесленники ввозили из-за рубежа. Железные мечи обычно имели на лезвиях узкие наварные полосы стали. Европейская и китайская конкуренция подорвали местное производство оружия. Вместе с ним выходит из употребления бирманская чернь, прежде высоко ценившаяся.

Широко распространено у бирманцев ткачество. В прошлом почти все нужные для одежды ткани, за исключением шелка, каждая крестьянская семья ткала сама на своем ткацком станке. Такие станки сохранились у многих семей до наших дней. Тип ткацкого станка зависел от сырья. Для хлопчатобумажных тканей чаще применялся наклонный стан, для шерстяных — низкий горизонтальный с узким полотнищем основы, для шелка — высокий с широкой основой. Лучшие хлопчатобумажные ткани вырабатывались в северо-западной части страны (Чинский округ славится и сейчас плотными одеялами яркой нетускнеющей расцветки и тканями для плащей), шерстяные — на севере Бирмы. Производство шелковых тканей, давно имеющее товарный характер, развито в нескольких районах (у интха, в Амарапуре и других местах).

В период английского владычества пришло в упадок лаковое производство — одно из наиболее интересных бирманских ремесленных производств. Теперь оно переживает новый подъем. Его изделия в значительной мере идут на экспорт, принося стране валюту. Характеристика бирманского лакового производства дана в разделе «Прикладное искусство» (см. стр. 328— 329).

К числу кустарных предприятий относятся также мастерские по выделке рисового уксуса и патоки, производство кондитерских, табачных изделий и т. п. Легкая промышленность Бирмы уже выпускает многие из необходимых предметов быта, в прошлом поставлявшихся ремесленниками. Но кооперирование ремесленников и подъем технического уровня их производств остаются важными задачами экономического развития страны.

В бирманской промышленности еще ощущается наследие времен колониальной зависимости, когда развитие экономики было подчинено интересам английского империализма. Рудники, нефтяные промыслы, оптовая внутренняя торговля и внешнеторговые связи до второй мировой войны были сосредоточены в руках смешанных англо-индийско-китайских компаний. В годы войны в э?и компании проникла компрадорская бирманская буржуазия. Годы независимости не были периодом неуклонного подъема промышленного производства. В тяжелую пору послевоенной разрухи ключевые позиции в основных отраслях промышленности сохраняли иностранные (главным образом английские) предприниматели.

В 1948 г. правительство Бирмы начало очень осторожно проводить политику национализации. Были национализированы некоторые транспортные компании. За крайне устаревшее и изношенное оборудование выплачивалась высокая компенсация. Но даже эти робкие мероприятия были встречены с недовольством бывшими хозяевами страны. Стремясь дискредитировать экономическую политику правительства, они вплоть до конца 50-х годов саботировали восстановление нефтяных промыслов, разрушенных в годы войны японцами, не выполняли обязательств по реконструкции смешанных государственно-частных (в основном англо-бирмарских) предприятий, срЬівали планы разведки недр и т. д. Еще в 1957 г. нефтяные промыслы Енанджауна более чем на 50% бездействовали, а галлон автомобильного горючего стоил в Бирме, производящей бензин, в пять раз дороже, чем в Англии, ввозящей его.

В этих сложных условиях правительство, хотя и непоследовательно, начало проводить в жизнь план более равномерного размещения промышленности в стране, преимущественно путем развития государственного сектора. В государстве кая была построена электростанция Лопито, которая обеспечивает энергией промышленность всей центральной Бирмы. В конце 50-х годов близ Рангуна стали работать железопрокатный завод, джутовая фабрика, фармацевтический завод и другие крупные государственные предприятия. Необходимые кадры готовили в два этапа: небольшие группы рабочих овладевали новыми специальностями в странах-поставщиках техники и по возвращении на родину передавали полученные знания сотням и тысячам рядовых рабочих.

В результате стала меняться структура рабочего класса. Если до второй мировой войны основными кадровыми пролетариями были транспортники, то теперь начал быстро расти промышленный пролетариат. В 1962 г., по официальным данным, в Бирме насчитывалось около 600 тыс. промышленных рабочих. Но фактически их значительно больше, ибо эта цифра не включает сезонных рабочих предприятий пищевой промышленности (рисоочистительных заводов, мельниц, маслобоен и т. д.). Рабочие-сезонники составляют один из наиболее крупных отрядов пролетариата Бирмы.

После прихода к власти Революционного совета были национализированы все крупные предприятия, принадлежавшие как иностранным, так и бирманским капиталистам. Государственный сектор в промышленности стал господствующим. На предприятиях создаются рабочие советы, которые направляют активность трудящихся не только на повышение производительности труда, но и на управление производством. Рабочие учатся искусству управления на специальных семинарах, проводимых Революционным советом в промышленных центрах страны.

В Бирме издавна наиболее развиты водные пути Пути сообщения сообщения. Самым ранним транспортным сред- н транспорт  ством был, по-видимому, плот. До наших дней

плоты сохранились как средство транспортировки грузов. Для коротких поездок у шань и других народов северной Бирмы применяется малый плот из пяти—семи стволов бамбука, концы которых с одной стороны загнуты кверху. Плывут на таком плоту стоя, отталкиваясь и управляя бамбуковым шестом. Плот с легкой хижиной на нем часто служит местом временного обитания лесосплавщиков.

Очень рано появилась и лодка-однодеревка, которую делали из кедра и других сравнительно легких, но плотных древесных пород. Однодеревка часто имеет надставные борта. Устойчивость таким лодкам придают аутригеры — бамбуковые стволы, закрепляемые вдоль обоих бортов обычно на некотором от них расстоянии. Рулевой размещается на корме и управляет ходом лодки с помощью короткого весла. Лодки чаще всего приводят в движение шестами. Лишь интха сохранили традиционную греблю ногой. В дни празднеств у них устраиваются гонки на «драконовых» лодках (узких, длинных, с резным носом в виде головы дракона и кормой в форме хвоста). Левые гребцы держат рукоять весла правой рукой, а ствол его почти до лопасти обвивают левой ногой; правые — наоборот. На такой лодке бывает до 20 пар гребцов. В особо торжественных случаях в гонках участвуют команды, целиком состоящие из женщин. Переправа через крупные реки и короткие поездки по ним обычно совершаются на лодке типа шлюпки, наиболее близкой к малайским прау как и у малайцев, она ярко разрисовывается. Весла обычно очень длинные. Часто гребут стоя.

Длинный путешествия по рекам и прибрежные морские перевозки совершаются на ботах (лорчах). Южный Таиланд и полуостровная территория Бирмы в период средневековья славились строительством судов среднего тоннажа, выдерживавших далекие морские путешествия. Лорчи бывают одно-, двух- и трехмачтовые. Оснастка одномачтовых ботов состоит из широкого поперечного прямого паруса; у двух- и трехмачтовых — из косых и прямых парусов разных размеров. Характерная черта бота — носовое украшение, нередко в виде золоченого шара. Над кормой возвышается помост рулевого управления, который служит и капитанским мостиком. Часто команду лорчи составляла одна семья.

В период колониального господства англичан на Иравади появились колесные пароходы. Они до сих пор совершают рейсы по рекам страны.

Морские берега Бирмы очень изрезаны и имеют много хороших портов. Океанские пароходы проникают глубоко в дельту Иравади и затем по каналу в реку Рангун. Причалы порта в Рангуне принимают крупные суда из многих стран мира.

Огромное значение в жизни страны имеют шоссейные дороги. Общая их протяженность — более 200 тыс. км (1963 г.). Некоторые из них известны с глубокой древности, например знаменитая «дорога под облаками» Лашо- Куньмин и тракт Ледо, конечные ответвления которого сливаются с караванным путем в Индию. Торговые тракты издавна связывают приморский юг страны с центральной частью долины Иравади. Старые королевские дороги пролегли от средневековых столиц Бирманской империи к областным центрам. В годы второй мировой войны появилась сеть стратегических шоссе, особенно в северной части страны. Но до недавнего времени ряд районов Бирмы не имел других дорог, кроме узких караванных или даже пешеходных троп. В последние годы широко развернулось строительство автотрасс в районах, населенных национальными меньшинствами.

Полностью сохранили значение местные формы колесного транспорта, перевозки вьюком и перенос тяжестей в двух корзинах на коромысле. В колесном и вьючном транспорте чаще всего используется крупный рогатый скот, главным образом быки. Основная форма телеги — двухколесная арба, обычно богато украшенная резьбой. В городах используется также простая крытая одноконная двуколка. Вместе с тем все большую роль играет автотранспорт. В 1960 г. в стране насчитывалось около 50 тыс. автомашин всех типов. Развивается автобусное сообщение. На дорогах Бирмы можно встретить автомашины самых различных марок. Большой популярностью пользуются машины повышенной проходимости Горьковского автозавода.

С конца прошлого века в стране началось железнодорожное строительство. Первые железные дороги создавались на средства частных компаний; не было ни государственного стандарта колеи, ни единого типа подвижного состава. Ко времени второй мировой войны железнодорожные линии соединяли Рангун с Моулмейном, Пегу, Проумом (Пьи) и Мандалаем, Мандалай с Таунджи и т. д. Имелось несколько мелких линий на нефтепромыслах и рудниках. Во время войны железнодорожные линии жестоко пострадали от японских, а затем от английских и американских бомбардировок. Их восстановление заняло многие годы. Строительство новых линий почти не ведется. Общая протяженность железных дорог не превышает 4 тыс. км.

Все большее значение приобретает авиатранспорт. Столичный аэропорт Мингаладон (в 26 км от Рангуна) — один из лучших в Азии. Он принимает самолеты советской линии Москва — Джакарта, скандинавской линии Стокгольм — Токио, японских, индийских и других компаний. Внутри страны самолеты государственной авиакомпании БАК совершают регулярные рейсы между столицей и другими важнейшими городами, обеспечивают надежное сообщение с горными районами.