Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народы Бирманского союза. Исторический очерк
Этнография - Народы Юго-Восточной Азии

Народы Бирманского союза. Исторический очерк

В центральном сквере столицы Бирманского Союза города Рангуна воздвигнут обелиск Независимости. Ярко выделяясь на фоне зеленой растительности, в синее небо уходит белая пятигранная игла, стоящая на ступенчатом круге пьедестала. В пазушных впадинах между углами ее граней нашли надежное укрытие пять белых пятигранных игл, подобных центральной, но меньшего размера. Если смотреть на обелиск Независимости сверху, то в плане он предстанет большой белой пятиконечной звездой, между лучами которой приютились пять меньших пятиконечных звезд. Такие же звезды изображены в левом верхнем углу государственного флага Бирманского Союза. Шесть звезд — это символ единства народов страны, где вокруг самого крупного из них, бирманского народа, объединились другие, имеющие государственную автономию.

Бирманский Союз географически почти совпадает с западной частью полуострова Индокитай. Его площадь — 678 тыс. кв. км, население (по оценке 1965 г.) — 24 млн. 730 тыс. человек. Население страны быстро растет. С 1901 по 1962 г. оно увеличилось более чем вдвое. Особенно быстрый рост населения отмечен в последние два десятилетия после освобождения Бирмы от колониальной зависимости.

Средняя плотность населения — 36 человек на 1 кв. км, но расселено оно крайне неравномерно. В богатых плодородными почвами районах речных долин (особенно в дельте Иравади, Рангуна и Салуина), а также в приморской полосе северной части Малаккского полуострова на 1 кв. км приходится от 50 до 500 человек, в горных же районах крайнего севера страны – 4 человека.

Бирманский Союз — многонациональное государство. Стремясь подчеркнуть этническую пестроту страны, некоторые английские исследователи (Дж. Скотт, Маршалл и др.) выделяют в ее составе до 140 этнических единиц. По данным же бирманских авторов (У Мин Наин и др.) в Бирманском Союзе живут около 50 народов. Коренное население Бирмы говорит на языках трех языковых семей—китайско-тибетской, мон-кхмерской и малайско-полинезийской. Почти 90% населения составляют народы, говорящие на языках тибето-бирманской ветви китайско-тибетской семьи. Это бирманцы, качины (цзинпо), чины, нага, лушаи, носу, лису, лаху, наси, а также карены и кая. К тайской ветви той же семьи относятся шань, кхамти и дану. Мон-кхмерс- :кая языковая семья представлена монами (та л айны), ва, палаун, сеноями; малайско-полинезийская — малайцами и маукенами (селунами). В 1965 г. в Бирме проживало также 360 тыс. выходцев из различных районов Индии и Пакистана, 300 тыс. китайцев, 10 тыс. англичан и др.

Бирманский Союз граничит с пятью странами: Индией, Пакистаном, КНР, Таиландом и Лаосом. Современные границы страны продолжают уточняться. В 1960 г. был подписан китайско-бирманский договор о границе, устранивший причины почти восьмидесятилетних споров.

Первоначальные обитатели Бирмы, как и всей Юго-Восточной Азии, принадлежали к негро-австралоидам, говорившим на различных не дошедших до нас языках. Наиболее древним этническим компонентом современного населения страны являются мон-кхмерские народы, жившие здесь, по-видимому, уже в период неолита. Нижнюю Бирму населяли собственно моны, а на северо-востоке страны обитали предки современных ва и палаун.

Вопрос о времени появления на территории Бирмы тибето-бирманских народов очень сложен. В преданиях араканцев (старейшей ветви собственно бирманцев) сохранилось представление о приходе их предков на территорию Бирмы в III тыс. до н. э. Однако археологические материалы свидетельствуют скорее в пользу их более позднего расселения в этой стране.

Народы бирманской группы тибето-бирманской ветви, первоначально обитавшие в районе между северо-восточным Тибетом и пустыней Гоби, начали движение к югу, по-видимому, во II тыс. до н. э. Первую волну этих переселенцев, в следующем тысячелетии достигшую пределов нынешней Бирмы, составили, вероятно, мро—предки араканцев. ІІройдя к югу западной горной грядой и по течению реки Чиндвин, самого крупного притока Иравади, мро столкнулись с монским населением. Вынужденные отступить к горам, мро постепенно продвигались по горным долинам Паткойской гряды и течению рек, сбегавших с нее к югу, пока не вышли на побережье Бенгальского залива, которое и заселили. Следует иметь в виду, что эта прибрежная полоса была тогда значительно уже современной и что местные раджи были, по существу, вождями горных племен, которые населяли долины речек, стекающих к морю с круч Аракан-йома.

Некоторые исследователи первой волной бирманоязычных переселенцев считают не мро,атэтов — предков чинов. При этом начало движения народов тибето-бирманской ветви датируют началом I тыс. до н. э. Чины двигались вдоль русла Иравади. Южной границей их этнической территории стали окрестности вулкана Поупа — самой северной вершины горной системы Пегу-йома. Отсюда пошло дальнейшее расселение чинов, главным образом в западном направлении.

Часть чинов («старые» чины, или куки) двинулись вверх по Чиндвину и затем по его притокам в пределы восточной Индии и с середины I тыс. н. э. по XIX в. играли значительную роль в происходивших там событиях.

Появление в Бирме пью (пяо) — основных предков собственно бирманцев — падает на конец I тыс. до н. э.

Другие народы тибето-бирманской ветви (качины, лису и др.) появились на территории нынешней Бирмы лишь в конце I тыс. и даже во II тыс. н. э., причем переселения качинов (цзинпо) продолжались вплоть до XVII в. (об этом см. подробнее стр. 335—336).

Вероятно, на рубеже II и I тыс. до н. э. началось движение на юго-запад народов тайской ветви. Первые народы этой волны переселенцев—ахомы и кхамти, пройдя через северную Бирму, к началу нашей эры достигли*крайнего северо-востока Индии (Ассам), где и осели. Небольшие группы кхамти сохранились на крайнем северо-западе Бирмы, в районе треугольника, образуемого реками Инмай и Мали в верховьях Иравади.

В первой половине I тыс. до н. э. с севера по долине реки Салуин двигались народы кая-каренской группы, по-видимому, говорившие тогда на тайских языках. Среди них основными были собственно карены и кая. Оттесненные к востоку, эти народы позднее создали свою государственность. В первых веках нашей эры карены и кая, продолжая движение к іргу, расселялись в дельтовой области нынешней Бирмы, а также за ее пределами (по восточным склонам Осевого хребта, ныне входящим в Таиланд).

В последних веках до нашей эры и в первых веках нашей эры в Индокитай пришла с севера новая волна переселенцев, главную роль в которой играли лао. В составе этой волны были ньо (предки шань — крупнейшего народы тайской ветви на территории современной Бирмы).

В первых веках нашей эры моны в Нижней Бирме стали переходить от племенного строя к созданию первых городов-государств. В долинах Иравади и Ситауна моны развили интенсивное поливное рисосеяние. Именно на основе этого хозяйства у них возникло классовое общество. В V в. центром монской цивилизации в Нижней Бирме стал Татхоун (Судхамавати), который возник, вероятно, раньше, но о предшествующем периоде известны нам только легенды. В них говорится, что мифические основатели города вели свой род от змеи Нага. В VI в. выдвинулся другой центр монов — Пегу (Хансавати). Там, по легенде, стал править сын царя Татхоуна.

Татхоун и Пегу имели связи с раннекхмерским государством Фунань, а после его распада в VII в. попали в вассальную зависимость от монского государства Дваравати, существовавшего в долине Менама.

По преданиям можно заключить, что в тот период у монов еще ощущались материнскородовые пережитки, соблюдался обычай левирата. В первых монских династиях наследование власти шло по материнской линии. Социально-экономический строй Татхоуна и Пегу был раннефеодальным, однако со сравнительно развитым рабовладением. Оба этих монских центра первоначально располагались на островах в дельтах Ситауна и Иравади, слившихся потом с материком, и в ранний период служили морскими портами, откуда торговые пути шли в Индию, на Малакку и на острова Индонезийского архипелага.

Нам известно индийское название страны монов, возникшее в этот ранний период. На санскрите оно звучало как «Раманья», на пали — «Раман- надеса» и, возможно, происходило от древнего самоназвания монов «рман», или «ромон».

Индийские хроники сообщают, что почти на рубеже нашей эры в страны Юго-Восточной Азии двинулись значительные группы переселенцев из трех районов Индии: современной Бенгалии, средней части восточного побережья полуострова и из Телинганы (Мадрас). В легендах и преданиях сообщается, что старшие сыновья правителей индийских царств с многочисленным войском отправлялись на поиски легендарной Суварнабхуми — Страны золотого песка (она отождествлялась то с Суматрой, то с Явой, то с центральной Бирмой). Переселенцы якобы основывали города-колонии, которые стали центрами распространения культуры среди «дикого туземного населения» и торговыми факториями, связавшими новооткрытые страны с богатой и культурной Индией. Древние хроники сообщают о семи монских правителях, которые вели войну против Тайкала, индийской колонии, расположенной возле города Татхоуна. В буддийской литературе бытует даже представление, что в III в. до н. э. посланцы царя Ашоки монахи Сона и Утара распространили в странах Индокитая буддизм южного толка (Тхеравада).

Данные археологии и эпиграфики, подтверждая некоторые сообщения хроник (например, совсем недавно в южной Бирме был раскопан основанный индийскими переселенцами город Вишнупура), в то же время значительно уточняют их. Переселения индийцев скорее относятся к первым векам нашей эры. Основные потоки этих морских переселений шли южнее центральной Бирмы, захватывая Араканское побережье, монский юг страны и прилегающие к нему острова. Вряд ли группы переселенцев были многочисленны. Среди этих беженцев, уходивших от нашествий чужеземцев и войн между царствами, преобладал простой люд (крестьяне, рыбаки, ремесленники), но встречались и священнослужители, а также потерпевшие поражение воины. Позже (середина I тыс.) среди этих иммигрантов усилилась купеческая прослойка. Переселенцы принесли с собой литературу на языке пали, философию, технические знания, а также свою религию — брахманизм, во многом близкий верованиям местного населения и потому быстро здесь распространившийся. Монские торговцы, в свою очередь, посещали порты Индии.

Центральнобирманское объединение племен и возникшее здесь в первых веках нашей эры государство имели связи с северо-восточной Индией. По- видимому, с VIII В', по этим путям начал проникать в центральные районы

Бирмы северный поток индийских переселенцев, языком культуры которых был санскрит. Даже в южной Бирме у городов Проум (Пьи) и Хмоза (в то время известного под названием Саекхеттая или Шрикшетра) часть надписей на стелах выполнена на санскрите. Если на монский юг проник буддизм ветви Тхеравада, то на севере и в центральной части Бирмы первые упоминания о буддизме связаны с учением Савастивады (одного из толков Махаяны).

К середине VIII в. в источниках стали регулярно появляться сообщения о политической жизни государств, расположенных на территории нынешнего Бирманского Союза, причем упоминаются три группы царств: южная (монская), восточная, входящая в состав тайских государств севера Индокитая, и самая крупная, центральная,— наганская.

Бирманские хроники относят основание Пагана ко II в: н. э. Как установили археологи, именно в это время построены пагоды и ступа Бупайя. Но первые достоверные известия о городе Пагане датируются 849 г.

Непосредственным предшественником Паганской державы было государство пью — основных предков собственно бирманцев. Оно упоминается в китайских хрониках начиная с IV в. н. э. Пью были сравнительно развитым и консолидированным народом. Они знали земледелие на пойменных землях, и, быть может, именно они создали в этих местах сложную систему ирригации. Столицу царства Шрикшетра и другие крупные города пью защищали глинобитно-каменные стены, имевшие несколько хорошо охраняемых ворот; культовые и правительственные здания стояли на вершинах холмов, укрепленных каменной кладкой. Пью вели торговлю с дальними соседями на северо-востоке и северо-западе. Взаимоотношения этого государства с более развитыми монскими царствами вряд ли правильно представлять как одностороннее восприятие пью культурных достижений монов; скорее происходил культурный обмен.

По данным хроник, первая династия государства Паган, возникшего в средней части долины Иравади, состояла из родственной группы властителей, начиная со Шве Лауна, правившего в VIII в. Но первым реальным правителем Паганского царства современные исследователи считают сорок второго по традиционной, легендарной истории царя Аноратху (1044—1077 гг.).

Паганское царство имело неоднородный этнический состав. Кроме пью, в него входили тэты (равнинные чины) и часть мро, а также некоторые другие группы тибето-бирманцев, приход которых на территорию Пагана дал непосредственный толчок процессу формирования бирманской народности. Правление Аноратхи было временем широкой военной экспансии. Он объединил под своей властью большинство тех земель, которые можно назвать собственно бирманскими, а также северный Аракан и Нижнюю Бирму — страну монов. Для предотвращения набегов шань йа бирманские равнины при Аноратхе в предгорье была построена линия укреплений; шань платили ему дань. Кхонтайские хроники сообщают, что Аноратха напал также на государство кхмеров и что его власть распространялась на значительную часть современного Таиланда.

При Аноратхе и его ближайших преемниках наступил расцвет Паганской державы. Местные властители установили тесные связи с Северной и Южной Индией, Цейлоном и другими странами. Пленные монские ремесленники построили в Пагане величественные культовые и дворцовые ансамбли, от которых сохранились только руины (частично реставрированные). При Аноратхе буддизм Тхеравады, воспринятый умонов, утвердился как государственная религия. В стране распространилась письменность пали (долгое время сохранявшая значение храмового письма), затем монская, возникшая на ее основе, а с конца XII в.— собственно бирманская, основой которой послужила графика пали и монского языка. В Пагане процветали религиозная литература, поэзия, живопись, скульптура, музыка и художественные ремесла. К XIII в. в основном сложилась бирманская народность, и бирманская культура приобрела устойчивость и присущее ей своеобразие.

На стадии разложения первобытнообщинного строя у бирманцев появились элементы рабства, но рабовладельческая формация не получила развития. В Паганской державе господствовали раннефеодальные отношения, но сохранялся рабовладельческий уклад, а на периферрии — родовой строй. Сложившаяся в ходе завоеваний, Паганская империя не имела единой устойчивой экономической базы, а потому была непрочной. Особенно часто восставали моны, стремившиеся вернуть утраченную независимость.

В XIII в. Паганская держава стала клониться к упадку. Ее падение было ускорено монгольским нашествием. В 1283 г. войско последнего короля Пагана было разбито монголами, и сам он вскоре погиб. Центральная власть исчезла. От Пагана отложились Аракан и страна монов, а правители ряда собственно бирманских областей провозгласили себя независимыми властителями. Создавшимся положением воспользовались феодализирующиеся шаньские племена. Они установили контроль над значительной частью северной и центральной Бирмы.

Монгольские гарнизоны вскоре покинули Бирму, вступившую в период феодальной раздробленности. В XIV—XV вв. наиболее важную роль здесь играли два государства — бирманское королевство с центром в городе Ава (основан в 1364 г.) и монское королевство со столицей в городе Пегу (древний Хамсавати).

Основал династию, правившую в Аве, шаньский феодал Тадоминбья. Он приказал вести свою родословную от легендарных бирманских королей. Ава была не шаньским, а бирманским городом, и во всем королевстве господствовала бирманская культура. Преемники Тадоминбьи пытались вновь покорить монов, но неудачно, так как королевство ослабляли междоусобицы.

В 1527 г. войско шаньского княжества Мохньин захватило и опустошило Аву. До 1555 г. в Аве правили шаньские вожди.

Монское королевство, в котором правила местная династия Вареру, вынуждено было отстаивать свое существование в борьбе с кхонтайским государством Аютией и с Авой. В первой половине XV в., когда натиск бирманцев ослабел, королевство вступило в полосу расцвета. Создавались новые ирригационные системы. Порты Мартабан, Бассейн и Сириам вели оживленную торговлю с Индией, Малаккой и островами Малайского архипелага. Богатством столицы королевства Пегу был в 1435 г. поражен венецианец Николо ди Конти — первый известный истории европеец, посетивший Бирму.

В начале XVI в. началось быстрое возвышение бирманского государства с центром в городе Таунгу (основан в 1280 г.). Таунгу стал столицей независимого княжества еще в конце XIII в., после распада Паганской державы.

В течение двух веков это маленькое государство с трудом отстаивало свою независимость, но затем по мере упадка Авского королевства начало расширяться за счет своего северного соседа. После захвата и разграбления Авы шаньскими племенами в Таунгу бежали многие бирманские феодалы со своими дружинами. Опираясь на них, правитель Таунгу Табиншвети (1531—1550 гг.) выступил в роли объединителя всех бирманских земель и в первую очередь решил овладеть Пегу.

Воспользовавшись анархией, царившей в Аве, и ожесточенной борьбой в стане шаньских вождей, Табиншвети вторгся в монское королевство, в 1539 г. захватил Пегу, который сделал своей столицей, а еще через несколько лет овладел всей Нижней Бирмой. Мартабан и некоторые другие монские города, оказавшие ожесточенное сопротивление, были взяты штурмом и разграблены. Табиншвети установил контроль над центральной Бирмой. Его преемник Байиннаун (1551—1581 гг.), подавив восстание монов и усмирив непокорных бирманских феодалов, продолжил завоевания. В 1555 г. он овладел Авой и вскоре подчинил своей власти всю северную Бирму. Его сюзеренитет признали шаньские княжества, что положило конец шаньскому преобладанию в Верхней Бирме, начавшемуся после распада Паганской державы.

Байиннаун неоднократно вторгался в Лаос, а также установил контроль над Аютией и княжеством Чиангмай. При нем развилась торговля с юго-западным Китаем, наладились контакты с Камбоджей, Бенгалией и Цейлоном. Политические связи с Цейлоном укрепились благодаря женитьбе Байиннауна на дочери властителя Коломбо. Но обширная держава, созданная династией Таунгу, оказалась непрочной. Уже при Нандабайине, сыне Байиннауна, Аютия и Чиангмай вернули себе независимость, причем сиамцы овладели частью Нижней Бирмы, расположенной к югу от Мартабана. В 1599 г. Пегу был превращен в груду развалин войском мятежных бирманских феодалов, действовавших в союзе с араканцами. Центральная власть ослабела, и страна фактически распалась на несколько враждующих феодальных владений.

Такое положение сохранялось недолго. Племянник убитого короля Анаупхелун (1605—1628 гг.), правитель Авы, установил свою власть на севере страны и двинулся на юг. Он принудил к покорности большинство бирманских и монских феодалов, изгнал сиамцев из Нижней Бирмы и вновь завоевал Чиангмай. Столицей восстановленного королевства стала Ава. При следующем короле этой династии вспыхнуло крупное восстание монов, которое было жестоко подавлено. Спасаясь от преследований, тысячи монов бежали на территорию Сиама. Еще недавно цветущие, районы Нижней Бирмы, разоренные и опустошенные войнами, реквизициями, наборами рекрутов и массовой эмиграцией, стали приходить в упадок.

В результате ассимиляции монов бирманцами и взаимных влияний мон- ская культура в XVI—XVII вв. уже мало чем отличалась от бирманской.

Войнами и феодальными усобицами пытались воспользоваться португальцы, голландцы, англичане и французы, которые с конца XVI в. начали проникать в Бирму и создали на ее побережье первые фактории. Европейцы сознательно разжигали вражду между народами, населяющими Бирму. Они служили в войсках воюющих сторон, добиваясь для себя и своей страны различных льгот и привилегий, но порой сами становились жертвами своей провокационной политики. Правители Авы придерживались изоляционизма, стараясь помешать проникновению европейцев в страну, но смогли лишь замедлить эту экспансию.

К концу XVII в. центральная власть в Бирме резко ослабла, а во многих районах стала чисто номинальной. Так, по мнению некоторых исследователей, власть двора Авы в Нйжней Бирме не простиралась дальше торговога пути по Иравади, города Пегу и порта Мартабан. Север Бирмы (область обитания качинов) подвергался нападениям из Китая, а запад (районы расселения чинов и нага) неоднократно захватывали манипурцы.

XIV—XVII вв. были периодом расцвета в Бирме феодальных отношений. Королю и его ближайшим родственникам принадлежали обширные пространства самых плодородных земель. Кроме того, как глава государства король считался верховным собственником всей земли, которую раздавал во временное владение феодалам, находящимся на его службе. Крупными землевладельцами были буддийские монастыри, получавшие навечно' земельные пожалования. В сословии феодалов установилась многоступенчатая иерархия. На втором месте после семьи короля находилась военно-феодальная знать, получившая лены за заслуги перед правящей династией. Далее следовали властители покоренных областей, за ними — аристократия народов-данников и т. д. У крупных феодалов имелись многочисленные вассалы.

Бирманская сельская община в отличие от индийской не имела столь замкнутого характера, ей была чужда кастовость. Общинники облагались налогами и повинностями в пользу феодала и государства. Они платили подушную подать, всякого рода натуральные земельные подати, несли трудовую повинность, участвовали в ополчении. Кроме фиксированных налогов и повинностей, король и феодальная верхушка могли по своему усмотрению облагать крестьян всевозможными дополнительными поборами.

В средневековой Бирме сохранился обычай обращать военнопленных в рабство. Существовало и долговое рабство. Бирманский крестьянин, сам фактически находясь в крепостной зависимости, по закону мог быть рабовладельцем. Практически же труд рабов использовался только на королевских землях и в феодальных владениях, главным образом на строительстве ирригационных сооружений, крепостных стен, храмов, дворцов и т. д. Раб мог вступить в бирманское войско и заслужить освобождение.

Стремясь ослабить сепаратистские тенденции и затруднить организацию мятежей, бирманские короли обычно жаловали феодалу земли не в одной, в разных частях страны, часто перемещали наместников, посылали на места других представителей центральной власти.Однако стремление крупных феодалов к политической самостоятельности наряду со слабыми экономическими связями между отдельными областями страны ввиду господства натурального хозяйства обусловливало непрочность государственных объединений. Положение изменилось во второй половине XVIII в., когда развитие товарно-денежных отношений, усиление сельскохозяйственной и ремесленной специализации, укрепление на этой основе межрайонных торговых связей, а также необходимость сплочения для отпора чужеземной экспансии создали предпосылки для образования устойчивого централизованного ^феодального государства.

Период с середины XVIII в. до второй четверти XIX в. был эпохой политической консолидации Бирмы. Основная угроза существованию централизованного государства в то время исходила от монов. Во время одного лз набегов, в 1752 г., монам удалось даже захватить и разгромить Аву. Королю Алаун Пайе, выдвинувшемуся в борьбе с монами, и его преемникам (династия Конбаунов) удалось создать единое бирманское государство, которое имело ярко выраженный военно-феодальный характер. Эта особенность отразилась на социальной структуре общества: крестьяне нескольких соседних деревень входили в один военный отряд, которым командовал помещик, военная иерархия соответствовала иерархии феодальной. В правление Конбаунов широко применялась система военных поселений, особенно в пограничных районах.

После победы над монскими феодалами Алаун Пайя перенес столицу в монский город Дагон, переименовав его в Рангун (Янгоон), что значит «конец войны». Но борьба за политическое господство продолжалась еще несколько лет. Поражение монов вызвало их массовое переселение в соседний Сиам. В конце XVIII — начале XIX в. на юге страны происходили монские крестьянские восстания, направленные против бирманских феодалов. Но руководство этими стихийными выступлениями попало в руки монских феодальных вождей, которые пытались затушевать классовый характер движения и усилить его антибирманскую направленность.

Межнациональные отношения осложнялись вмешательством английских и французских колонизаторов. Соперничество в Бирме английской и французской Ост-Индских компаний закончилось в середине XVIII в. установлением господства первой. Однако после того как англичане стали поддерживать сепаратистски настроенных феодалов, бирманское правительство ликвидировало английские фактории в стране.

Образование централизованного государства и прекращение феодальных междоусобиц облегчило отражение первых попыток колониального порабощения Бирмы, способствовало развитию и упрочению внутренних экономических связей. Но вместе с тем централизация усиливала национальный гнет. Проводились массовые насильственные переселения монов, аракан- цев и чинов в собственно бирманские области, что вело к их ассимиляции. Такая политика вызывала частые крестьянские восстания, а также бегство монов в Сиам, араканцев — в северо-восточную Индию. Установление гегемонии бирманцев в этот период создало важную предпосылку для формирования в будущем бирманской нации.

В 1824 г. после установления господства в Индии Англия начала военные действия против Бирмы. Первую англо-бирманскую войну вела в основном Ост-Индская компания с помощью навербованных индийских солдат. Борьба народов Бирмы против Англии приняла всенародный характер.

К тому же росло недовольство среди индийских солдат. Это помешало Англии захватить всю страну. По мирному договору 1826 г. от Бирмы отошли Ассам, Качар и Манипур на севере и приморские провинции Аракан и Тенассерим, Кроме того, Бирма заплатила большую контрибуцию.

Вторую англо-бирманскую войну (1852—1853 гг.) тоже развязала Ост-Индийская компания. Военные действия велись в основном на юге в области Пегу. Сопротивление плохо вооруженной бирманской армии была поддержано партизанской войной народов Бирмы. Война закончилась аннексией экономически развитой и богатой области Пегу. Однако партизанское движение против британского владычества получило огромный размах и было подавлено лишь к 1860 г. В этой народной войне рука об руку сражались бирманцы и моны.

Во второй половине XIX в. в Бирме несмотря на захват английскими колонизаторами части страны и интенсивное проникновение английского капитала в Верхнюю Бирму развитие товарно-денежных отношений все более связывало в единое целое отдельные районы страны. После оккупации Англией области Пегу стал развиваться рисоводческий район в среднем течении Иравади. Здесь в середине XIX в. появились элементы капиталистических отношений и начался процесс формирования бирманской буржуазной нации. В правление короля Миндона (1853—1878 гг.) были проведены реформы, которые способствовали развитию этих тенденций. Административная и налоговая реформы подрывали сепаратизм местных феодалов: вместо системы «кормления» вводилось денежное жалование государственным чиновникам из средств, получаемых благодаря введению единого денежного налога. Правительство открыло несколько промышленных предприятий. В 1861 г. начали чеканить бирманскую монету. Экономический: подъем сопровождался оживлением культурной жизни: возникли первые типографии, стала выходить бирманская газета «Яданабон» (1874 г.). В 1857 г. столица Бирмы была перенесена в Мандалай, который быстро превратился в крупнейший культурный центр. Развивались поэзия, музыка, театр и т. д.

В последней четверти XIX в. усилилась экспансия западных держав в Верхнюю Бирму, которая привлекала их как источник сырья и рынок сбыта и как сфера приложения капитала. Обладание Верхней Бирмой открывало пути на юго-запад Китая. Особенно активизировались англичане, от которых бирманские короли пытались защищаться с помощью Франции. Английские правящие круги в 1885 г. развязали третью англо-бирманскую войну. Столица Бирмы Мандалай была захвачена интервентами, и 1 января 1886 г. вице-король Индии провозгласил присоединение всей Бирмы к Британской империи. Но население страны продолжало героическую борьбу с захватчиками. Из Верхней Бирмы народные восстания перекинулись в южные районы страны, ранее захваченные Англией. Эти восстания послужили началом длительной партизанской войны, с которой колонизаторам удалось справиться лишь к концу 1896 г. Бирманцев поддерживали другие народности страны: шань, моны, карены, чины, качины и др.

Бирма вошла в качестве одной из провинций в состав Британской Индии. Экономическое развитие страны с этих пор стало определяться интересами английского капитала. Бирма стала быстро превращаться в страну монокультуры— риса. Англичане использовали и ископаемые богатства Бирмы т- руды и нефть. Развитие монокультурного хозяйства было тесно связано с созданием в Бирме крупного помещичьего землевладения и обезземеливанием крестьянства. Насаждение англичанами крупного помещичьего землевладения повлекло за собой почти полное разрушение бирманской сельской общины. Однако она сохранилась у национальных меньшинств, где английские колонизаторы проводили политику «косвенного управления», сохраняя традиционные институты и опираясь на феодальную или родо-нлеменную верхушку.

Присоединение Бирмы к английским владениям в Индии открыло доступ в Бирму индийскому торгово-ростовщическому капиталу. В Бирму из Индии двинулись индийские чиновники и наемные рабочие. Таким образом, английский империализм, с одной стороны, давал выход зажатому в тиски индийскому капиталу, который проник в торговлю, промышленность и сельское хозяйство Бирмы, с другой стороны, угнетенные народные массы Бирмы видели перед собой лишь прямых угнетателей — индийцев по происхождению, чаще всего не отделяя при этом индийцев ремесленников, рабочих и батраков от представителей индийской буржуазно-помещичьей верхушки.

Экономика Бирмы при господстве англичан приняла аграрно-сырьевой характер. Немногочисленные промышленные предприятия занимались лишь первичной обработкой сырья, причем значительную часть рабочих на них составляли индийские иммигранты. Для вывоза сырья в первой половине XX в. были проложены железные и шоссейные дороги.

В конце XIX — начале XX в. в Бирме из торгово-ростовщической и землевладельческой среды стала формироваться собственная буржуазия. Развитие капитализма в деревне привело к расслоению крестьянства на бедноту и сельскую буржуазию. Рабочие-бирманцы начали вливаться в ряды промышленного пролетариата.

В конце XIX в. ускорился процесс формирования бирманской нации, укреплению самосознания которой способствовала борьба против гнета английского империализма. В начале XX в. в Бирме стали создаваться различные общественне организации, выражавшие настроения национальной буржуазии. Поскольку у этой буржуазии была еще слабо развита собственная идеология, национальные чувства направлялись на защиту буддизма, воспринимавшуюся как защита бирманской культуры и самостоятельности страны. Буддийское монашество, в своем большинстве происходившее из крестьян, активно выступало против империалистов. Антианглийские настроения среди монахов особенно усилились после того, как колониальные власти лишили их общины многих привилегий (внутреннего суда и т. п.).

Великая Октябрьская социалистическая революция оказала огромное влияние на подъем национально-освободительного движения в Индии и Бирме. В 20-х годах заметно выросла политическая активность крестьянства и рабочего класса (отказ от уплаты налогов, митинги и демонстрации, забастовочная борьба). В 1920 г. был создан Центральный совет бирманских ассоциаций — политическая организация национальной буржуазии, опирающаяся на поддержку народных масс. Антиимпериалистический характер приняло национальное культурное движение, которым руководила прогрессивная бирманская интеллигенция. В конце 20-х — начале 30-х годов развернулась борьба за административное отделение Бирмы от Индии, что было направлено против сложившихся организационных форм господства английского империализма.

Мировой экономический кризис 1929—1933 гг. вызвал падение цен на рис. Это повлекло за собой массовое разорение бирманских крестьян. Обесцененные земли оказались в руках помещиков-ростовщиков, в основном индийских. Ухудшение положения народных масс привело к вспышке крестьянской войны 1930—1932 гг., принявшей антиимпериалистический и антифеодальный характер. Взявшиеся за оружие крестьяне применили тактику партизанской войны. Колонизаторы ответили на восстание массовыми репрессиями, одновременно стараясь изолировать от бирманских крестьян другие народы страны путем разжигания национальной розни. Лишенное единого руководства и ясной программы, восстание потерпело поражение. Однако англичане должны были пойти на уступки, в том числе и на отделение Бирмы от Индии с 1 апреля 1937 г.

Со второй половины 30-х годов освободительное движение стало более организованным. Им руководила революционная организация «Доба- ма» («Наша Бирма»), или партия такинов, выражавшая интересы левого крыла национальной буржуазии. В эти годы организуется и рабочий класс, создавший свои профсоюзы. В 1937—1939 гг. рабочие провели крупные забастовки и демонстрации. В авангарде шли нефтяники Бирмы. В августе 1939 г. часть такинов, связанных с рабочим движением, создала Коммунистическую партию Бирмы, которая стала играть большую роль и в Добама.

Когда началась вторая мировая война, прогрессивные бирманские организации предложили английским властям сотрудничество в борьбе с фашизмом при гарантии предоставления Бирме независимости. Однако в ответ многие . руководители этих организаций были арестованы, остальные ушли в подполье. Избежавшие ареста националистически настроенные лидеры вначале приняли за чистую монету демагогический лозунг «Азия для азиатов», выдвинутый японской военщиной. С помощью японцев была создана Армия независимости Бирмы, которая в 1941—1942 гг. приняла участие в изгнании англичан. Оккупировав Бирму, японские власти установили фашистские порядки и начали систематическое ограбление страны. Руководители бирманских патриотических сил, убедившись в несостоятельности «паназиатских» идей, осознали необходимость объединения в борьбе за свободу. В 1944 г. возникла Антифашистская лига народной свободы с демократической программой. В эту организацию вошли коммунисты, социалисты и представители левых группировок национальной буржуазии. В марте 1945 г. Лига организовала восстание Национальной армии, руководимой Аун Саном. Действия этих сил сыграли решающую роль в освобождении страны от японских захватчиков.

Возврат английских колониальных властей и их попытки установить довоенные порядки встретили мощное сопротивление рабочего. класса, крестьянства и радикально настроенной буржуазии. Антиимпериалистическую борьбу бирманцев поддержали национальные меньшинства. Весь 1946 и начало 1947 г. ознаменовались мощными политическими забастовками и демонстрациями. В январе 1947 г. Англии пришлось . предоставить Бирме независимость. Большую роль для будущего страны сыграла конференция представителей всех ее национальностей, собравшаяся 12 февраля 1947 г. в Панлоне. Конференция приняла решение об единстве Бирмы на основе союза всех ее народов. Выборы в Учредительное собрание в апреле принесли большинство голосов Антифашистской лиге.

Молодое государство сразу же столкнулось с огромными трудностями, искусственно создаваемыми бывшими хозяевами страны. Злодейски были убиты Аун Сан и семь министров его правительства. Англия навязала Бирме договор, который хотя и признавал ее независимость, но предоставлял английским империалистам большие экономические и военные привилегии (торговые льготы, сохранение английской военной миссии и т. п.).

Провозглашение независимости Бирмы состоялось 4 января 1948 г. Новое государство, принявшее наименование Бирманский Союз, было образовано в составе собственно бирманской территории и автономных национальных государств: Шаньского, Качинского, Каренского (Котулей) иКарен- ни (Кая). В 1950 г. был создан Особый Чинский округ. Руководящую роль в стране стала играть национальная буржуазия. На международную арену Бирма выступила как государство, стоящее на позициях нейтралитета, стремящееся к добрососедским отношениям со всеми странами.

После завоевания независимости внутреннее положение в стране стабилизировалось не сразу. Недовольство народных масс условиями англо-бирман- ского договора вызвало ответную волну репрессий со стороны руководства Антифашистской лиги, особенно против коммунистов. Некоторые левые группы ушли в подполье и начали вооруженную борьбу с правительством. Под влиянием империалистической пропаганды в 1948 г. вспыхнуло восстание каренов, которое было ликвидировано лишь в 1953 г. Империалисты поддерживали сепаратистские тенденции феодалов других окраинных народов (шань, качинов). Ситуация осложнялась действиями чанкайшистских банд, проникших в 1949—1950 гг. из Китая на северо-восток Бирмы. Эти банды находились на содержании империалистов США.

Правительство, возглавляемое У Ну, под давлением крестьянских масс приняло ряд мер, ограничивающих произвол помещиков. В 1948 г. и в последующие годы были изданы законы о национализации помещичьей земли и распределении ее среди крестьян. Однако проведение этих законов в жизнь встретило упорное сопротивление крупных землевладельцев. К 1961 г. из 2,5 млн. га земли, подлежащей национализации, крестьяне получили только 400 тыс. га. В автономных государствах проводился выкуп земель у феодалов, причем местная аристократия переходила на положение государственных чиновников. Опытные сельскохозяйственные станции, часть которых была создана при участии советских специалистов, начали пропаганду передовых методов земледелия. Большое внимание стало уделяться народному образованию.

Правительство национализировало некоторые английские компании, что укрепило государственный сектор в экономике. Началось строительство промышленных предприятий (сталепрокатный завод, электростанции, заводы по переработке сельскохозяйственного сырья). Однако ключевые позиции в промышленности остались в руках английского капитала.

Все более уклоняясь от проведения в жизнь требований народа, правительства У Ну и У Ба Све пытались направить Бирму по пути капиталистического развития. В 1960 г. осуществление земельной реформы приостановилось. Находившаяся у власти бирманская буржуазия пошла на сговор с феодально-помещичьими кругами и иностранными капиталистами.

Усилились репрессии против левых сил. В августе 1961 г. правительство У Ну провело закон о признании буддизма государственной религией, что вызвало большое недовольство мусульман и последователей других религий. Таким образом, правление Антифашистской лиги, возглавляемой бирманской буржуазией, не разрешило основных задач, стоявших перед страной.

В марте 1962 г. офицеры армии во главе с Революционным советом произвели государственный переворот, свергнув правительство У Ну. Председатель Революционного совета генерал Не Вин возглавил новое правительство. Оно получило поддержку широких слоев населения и армии, сформировавшейся в ходе борьбы с колонизаторами и сохраняющей революционные традиции. Прогрессивные офицеры, участники переворота, имели тесную связь с рядовым составом армии, состоящим из трудящегося крестьянства и городских низов.

Революционный совет, выражая интересы народа, повел борьбу против империализма, внутренней реакции и господства частного капитала. Правительство Не Вина объявило о сохранении прежнего внешнеполитического курса Бирмы, о верности политике нейтралитета. Был отменен принятый в феврале 1960 г. Акт об инвестициях, который открывал империалистическим монополиям возможность проникнуть в экономику страны.

30 апреля 1962 г. Революционный совет опубликовал декларацию «Бирманский путь к социализму», в которой выдвигалась задача создания социалистического демократического государства и планируемой экономики, базирующейся на государственной й кооперативной собственности. В соответствии с этой декларацией началось проведение глубоких реформ. Одной из важнейших мер была национализация промышленных предприятий, принадлежащих иностранным компаниям, и всех банков, включая и те, в которые вложены капиталы бирманской буржуазии. Последовавшая затем национализация ведущих отраслей промышленности, транспорта, внешней и оптовой внутренней торговли позволила государству сосредоточить в своих руках главные рычаги экономической жизни страны. Сокрушающим ударом по буржуазии явилось установление прогрессивного налога и проведенная в 1964 г. денежная реформа. Частный капитал сохранился лишь в некоторых отраслях легкой промышленности и в сфере обслуживания.

Революционный совет Бирмы принял ряд законов, направленных на завершение аграрной реформы, кооперирование и механизацию сельского хозяйства. Сначала власти ограничили произвол помещиков и ростовщиков. Государство стало предоставлять крестьянам кредит из расчета всего лишь 3% годовых. Был установлен верхний предел арендной платы, помещикам запретили сгонять арендаторов с обрабатываемых ими земель. А в марте 1965 г. арендную плату за землю отменили вовсе, что нанесло решительный удар по классу помещиков.

Однако эти мероприятия еще не решили земельной проблемы. В стране насчитывается около 2 млн. малоземельных и безземельных крестьянских хозяйств. Правительство выдвинуло задачу значительно расширить посевные площади за счет освоения новых земель. Эта мера будет способствовать не только решению земельной проблемы, но и подъему сельскохозяйственного производства в целом. Разработана программа строительства новых крупных оросительных систем в засушливых районах и мелиоративных работ в местностях, страдающих от наводнений. Видное место отведено Чемолтау — крупному водохранилищу с четырехкилометровой плотиной, сооруженному с помощью СССР.

Революционный совет уделяет большое внимание проблемам национальной политики. В областях, населенных национальными меньшинствами, заботливо выращивают местные кадры, развивается образование и здравоохранение. Важное значение имело установление твердых цен на рис в горных районах, ибо жители этих районов, не имея собственного риса, раньше покупали его втридорога. Осуществляется план размещения предприятий общегосударственного значения на территории национальных государств. Отменен закон о признании буддизма государственной религией. Эти меры ослабили влияние сепаратистских элементов..

Революционный совет проявляет заинтересованность в сплочении прогрессивных сил, добивается укрепления единства народов Бирмы. Но не все очаги гражданской войны ликвидированы.

Прогрессивные реформы, проведенные в Бирманском Союзе, еще не решили всех сложных проблем, стоящих перед страной. Однако эти преобразования показывают, что в Бирме идет успешная борьба за некапиталистический путь развития.