Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народы Камбоджи. Исторический очерк
Этнография - Народы Юго-Восточной Азии

Народы Камбоджи. Исторический очерк

Вся Камбоджа, кроме узкой полосы морского побережья, расположена в бассейне Меконга и, окруженная почти со всех сторон горами, уподобляется плоской чаше с высокими краями. В центре этой чаши лежит мелководное и баснословно богатое рыбой озеро Тонлесап. Общая площадь страны — 181 тыс. кв. км, из которых более половины занято лесами: в горах и увлажненных частях равнины вечнозелеными и густыми, в сухих местностях разреженными, листопадными. Остальная площадь страны занята саванной, легко поддающейся обработке, но возделывается лишь пригодной для этого земли.

Травянисто-кустарниковая саванна (вэль) — вторичная и антропогенная формация в Камбодже. Повсюду в ней прослеживаются следы древних и средневековых ирригационных сооружений, пришедших в упадок в результате опустошительных войн. Повторное освоение вэля находится в прямой зависимости от восстановления и сооружения ирригационных систем, ибо в дождливый период саванна затопляется, а в сухой — пересыхает.

Пока же излюбленное место поселения камбоджийцев — густые леса Dipterocarpaceae, где делают расчистки под пашни. Леса Leguminosae на красных базальтовых почвах стали осваивать лишь недавно и в основном под плантационные культуры. Засушливые светлые листопадные леса образуют практически незаселенные участки, а в затопляемых пойменных лесах располагаются лишь рыбачьи деревни. Тяготение населения к лесным районам объясняется не только их хорошей орошенностью, но и плодородием почвы и возможностью использовать дерево как в качестве топлива, так и строительного материала и источника многих видов необходимого в хозяйстве сырья — смолы, лака, древесного масла.

Животный мир Камбоджи очень богат — слоны, носороги, тигры, дикие бьпщХи множество более мелких животных встречаются здесь в изобилии. Пересеченность страны широко разливающимися реками и озерами наложила особый отпечаток на быт ее населения.

Население Камбоджи составляет 6 млн. 250 тыс. человек (1965 г.) Кхмеры (самоназвание — кхмаэ) — основное население страны — резко преобладают над другими этническими группами. Эта однородность была еще более выражена в период, предшествовавший XVIII в., после которого усилились переселения чамов, вьетов и китайцев в Камбоджу. Аборигенные национальные меньшинства Камбоджи — самрэ, куи, пнонги (мнонги, брао, стиенги) и другие — этнически близки к кхмерам и, как и они, принадлежат к мон-кхмерской языковой семье.

Археологически Камбоджа изучена слабо, в особенности в отношении памятников каменного века. Здесь не открыто пока палеолитических остатков. В стоянках, материал которых в массе носит облик развитого неолита (Самронгсен, Лонгпрао, Млупрей), заметно знакомство с металлом; в Млупрей имеются даже свидетельства его обработки. Население занималось земледелием, разведением буйволов и свиней, охотой и рыбной ловлей; изготовляли керамику и ткани из волокон капока.

Область современной Камбоджи и в период бронзы оставалась одним из очагов развитой культуры Юго-Восточной Азии. Бронзовые изделия, -близкие к предметам донгшонской культуры Северного Вьетнама, имеют, однако, ближайшие аналогии в Индонезии. В то время юго-восточный Индокитай и Индонезия представляли собой единую культурную область.

В первых веках нашей эры, в эпоху распространения железа, на юге Камбоджи и в дельте Меконга возникает государство, известное нам под китайским названием Фунань. Высокая цивилизация Фунани основывалась на поливном рисосеянии и развитой морской торговле. Раскопки в фунань- ском порту Окео говорят о связях с другими странами. Найдены, например, римские монеты, которые, вероятно, попали в Окео при посредстве индийских торговцев. Связи с Индией наложили сильный отпечаток на культуру Фунани, государственным языком которой стал санскрит.

Влияние индийских колонистов было сильным в верхушке фунаньского общества, происшедшей от браков предводителей этих колонистов с женщинами из местной племенной аристократии и исповедовавшей брахманизм. Однако несомненно, что уже в то время вместе с индийскими моряками, купцами и ремесленниками в страну проник буддизм, охотнее воспринимавшийся массами, так как он отрицал касты.

Народная культура Фунани базировалась на самостоятельном развитии местных традиций. Фунаньцы жили в свайных домах, носили легкую поясную одежду, распространенным транспортным средством были слоны и длинные долбленые из дерева лодки.

Этнически население Фунани было неоднородным. Особенности местного неолита и бронзы позволяют предполагать существование среди населения юго-восточного Индокитая особого языкового компонента, скорее всего индонезийского. На севере и западе страны обитали предки современных самрэ, пор, чон, куи и других народов, языки которых имеют связи, с одной стороны, с мон-кхмерскими языками Северного Индокитая, а с другой — с языками сеноев и семангов Малакки. По мнению ряда лингвистов, собственно кхмерский язык выглядит более поздней интрузией в среде этих древних языков, распространившихся на большей части Индокитая со времени неолита. Не исключено, что подавляющее большинство населения Фунани говорило на древних индонезийских языках.

Фунань была гораздо обширнее нынешней Камбоджи, хотя цедтр ее находился именно здесь; она охватывала обширные соседние территории современного Таиланда, Лаоса и Вьетнама. Столица Фунани, очевидно, неоднократно переносилась, но в основном она располагалась в районе Вьядхапуры (ныне Банном)— Ангкорборея (южнее Пномпеня). Здесь находился королевский домен, тогда как северную часть страны (север Камбоджи и юг Лаоса) занимало вассальное княжество Ченла, а на западе, в долине Менама, находились зависимые княжества монов. В VI в. Ченла освободилась из-под власти Фунани и захватила территорию своего сюзерена.

Мы располагаем слишком скудными сведениями, чтобы судить о характере раннеклассового общества древней Фунани. Можно предполагать, однако, что источником богатства ее господствующей верхушки, несмотря на использование рабского труда, была все усиливающаяся эксплуатация общин. Основание новой династии после победы Ченлы не привело к существенным сдвигам в длительном процессе развития феодального общества.

Многочисленные рабы-военнопленные использовались главным образом на строительстве дворцов и храмов, а не в сельскохозяйственном производстве.

Однако для этнической истории Камбоджи утверждение гегемонии Ченлы имело важные последствия. Центр Ченлы — южный Лаос — был колыбелью древнекхмерской народности. Правящая династия Ченлы вела происхождение от мифического героя Камбу, женившегося на Наге, дочери повелителя вод, превратившейся из змеи в девушку. С этим героем связывают и появление названия страны — «Камбоджа», которое утвердилось, тем не менее, позднее — в X в. В период господства Ченлы впервые появляются надписи на камне, сделанные на кхмерском языке с использованием южноиндийской графики. Расселение кхмеров по всей территории современной Камбоджи после победы Ченлы положило начало новому этапу в их этнической истории — постепенной консолидации кхмерской народности с втягиванием в этот процесс более древних этнических групп.

Сложность политической и этнической истории в тот период состояла в том, что после 707 г. страна снова разделилась на два государства — «Ченлу суши» и «Ченлу воды». При этом границы «Ченлы суши» почти совпали с границами старой Ченлы. «Ченла воды», ослабленная феодальной раздробленностью, попала в зависимость от династии Шайлендров (Сайлендров по-индонезийски), тогдашних правителей Явы.

Лишь в 802 г. король Джайяварман II освободился от опеки Шайлендров, объединил страну и заложил столицу Харихаралайя (позднее — Ангкор) близ нынешнего Сиемреапа. Район севернее озера Тонлесап в течение семи веков был центром Камбоджи, здесь начался новый период ее истории как страны единой и могущественной — славный ангкорский период. Этим временем можно датировать рождение единой кхмерской народности.

Вряд ли стоит разбирать подробно перевороты, дворцЪвые интриги, а также перипетии войн, заполняющие запечатленные в камне летописи королей ангкорского времени. В начале этого периода основные войны Камбоджа вела со своим восточным соседом — Чампой. Дворцовое общество делилось на брахманов (баку) и кшатриев, которые составляли господствующий слой. Дошедшие до нас величественные храмы были посвящены шиваистскому культу. Однако в X в., в правление Раджендравармана, среди виднейших сановников государства встречались уже и буддисты, а в начале XI в. буддист стал королем (узурпатор Сурьяварман I). Он был весьма терпим по отношению к брахманам, и при нем сохранявшим свои привилегии. Окончательно буддизм Тхеравады утвердился в качестве господствующей религии только в XV в.

Особенно богато событиями царствование Сурьявармана II. Он вступил на трон в 1113 г., возобновил прерванные дипломатические отношения с Китаем, вел успешную войну против Дайвьета в союзе с Чампой; вскоре после этого он напал на своих союзников, захватил столицу Чампы Виджайю и посадил на чамский трон одного из камбоджийских принцев, продержавшегося там, впрочем, недолго. Затем Сурьяварман II отразил нападение монов, вторгшихся в сиамские владения Камбоджи, и преследовал их до границ нынешней Бирмы. При нем могущество Камбоджийской империи достигло апогея — в ее состав входили современные территории Нижнего Лаоса, всего бассейна Менама с центром в Лопбури, и Южного Вьетнама, с общим населением до 10 млн. человек. Войны велись на периферии государства., в центре страны шла мирная жизнь и велось широкое строительство. Йьэти годы был сооружен величайший храм Ангкора Анг- корват, красующийся^ в наши дни на государственном флаге Камбоджи, и множество других величественных памятников. Барельефы, покрывающие их стены, донесли до нас образ могущественного монарха и, что гораздо ценнее, образы его рядовых подданных. Вся жизнь ангкорской Камбоджи проходит перед глазами зрителя на этих изображениях: пешие воины в латах и шлемах, конные офицеры, боевые суда и слоны, ожесточенные схватки с чамами — и тут же картины мирной жизни: празднества, базары, крестьяне за пахотой, игроки, развлекающиеся петушиным боем, каменщики и плотники, строящие здания.

Конечно, сооружение гигантских храмов ложилось тяжелым бременем на плечи кхмерских крестьян, основных производителей материальных ценностей в это время. Каждый храм обрастал поселками, где жили жрецы, послушники, слуги, каменотесы, плотники, сторожа. В Кокере в X в. храмовый люд состоял из 4 тыс. человек, в Тапроме в XII в.— из 80 тыс. человек. Это были, бесспорно, крупнейшие храмы, а сколько было средних и мелких! До двух третей обслуживавшего персонала некоторых храмов составляли рабы-военнопленные.

Наряду с военнопленными рабами в ангкорской Камбодже существовали также особые категории рабов из покоренных национальных меньшинств. Так, на севере, в горах Дангрэка, на железных рудниках трудились государственные рабы куи, производившие почти все оружие для ангкорской армии. Самрэ в районах Пурсата и Кампонгтхома относились к категории щл (рабы — сборщики кардамона в лесах). К помощи этих близко родственных кхмерам народов часто прибегали претенденты на престол, на котором удалось утвердиться даже одному королю, происходившему из самрэ.

Экономической базой ангкорского общества продолжает оставаться труд крестьян-общинников, которые занимались поливным земледелием на землях, близких к водным бассейнам, и подсечно-огневым земледелием в лесах. Этот основной слой общества поставлял воинов для армии короля. Система общин с их хозяйством натурального типа определяла особенности торговых отношений, которые носили меновый характер. Ангкорская империя не имела своей монеты. Деньги привозили с собой индийские купцы; для: мены пользовались слитками и порошками драгоценных металлов. Однако преобладал товарный обмен — чаще всего на рис. Участки земли обменивались на рабов, буйволов, рис, ткани, растительное масло и т. п.

В Камбодже времен Ангкора происходило сплочение кхмерской народности и распространение культурного и языкового влияния кхмеров на окружающих самрэ, куи, пнонгов, стиенгов и др. Однако эти народы сохранили индийскую десятичную систему счета, усвоенную ими в эпоху Фунани, в противовес кхмерской пятиричной системе.

Влияние кхмеров не было односторонним, от своих соседей они перенимали их культурные достижения. Например, красочный новогодний танец ленг-трот заимствован у народа самрэ, у которого он исполняется перед охотой или во время весенних земледельческих работ. К ангкорской эпохе восходит народное представление современных кхмеров о пор, как о народе, от которого произошли сами кхмеры. Приблизительно с X в. в этнической среде Камбоджи появляются новые элементы — на территорию кхмеров постепенно стали просачиваться тайские и вьетские группы.

В XII в. Камбоджа продолжала играть первостепенную роль среди государств Юго-Восточной Азии. После короткого периода смут, последовавших за смертью Сурьявармана II (в 1145 г.), в 1181 г. началось блестящее царствование Джайявармана VII. Ревностный буддист, он построил.уникальный храм Байон с полусотней башен, изображающих громадные лица Будды; по его повелению сооружались больницы, богадельни, приюты для паломников, библиотеки, духовные академии, в том числе и женская, которой руководила королева.

В последующие годы начался постепенный, сначала не очень заметный упадок Ангкорской империи. В первой половине XIII в. камбоджийские войска покинули завоеванную ранее Чампу, а таи вытеснили кхмерскую власть из Сиама. В XIV в. усилился натиск сиамских войск на север Камбоджи. Десятки тысяч кхмеров угонялись в Сиам и среди них лучшие мастера, художники и ремесленники. В 1432 г. очередным нашествием сиамцев Ангкор был опустошен и разрушен. Каменные громады храмов остались, но деревянные строения — жилища и знати и простолюдинов — сгорели. Король Понхейят решил окончательно перенести столицу в глубь страны, и с тех пор она находилась на реке Тонлесап то в Удонге, то в Пномпене. Ангкор зарос лесом, но вопреки утверждениям «открывших» его в середине XIX в. французских путешественников, он никогда не был забыт кхмерами, и верующие постоянно посещали Ангкорват. В конце XVI в. при короле Сатха I делались даже попытки восстановить и заселить его снова, но вторжения сиамских войск помешали этому.

В то же время, в конце XVI в., началось проникновение в Камбоджу португальцев и испанцев, сперва католических миссионеров, а вслед за ними авантюристов-военных. Испанцы Руис и Велосо на несколько лет захватили власть в стране и хотели подчинить ее испанской короне, но восставший народ перебил незадачливых конкистадоров. Попытки политического проникновения в Камбоджу предпринимались в XVII—XVIII вв. и голландцами и японцами, но прошли почти бесследно для истории страны. Зато сиамское господство становилось все сильнее и сильнее. С другой стороны, Дайвьет тоже стремился подчинить Камбоджу своему влиянию. Раздираемая междоусобными войнами оспаривающих трон принцев, Камбоджа все более впадала в двойную зависимость — от Сиама и от Дайвьета. Эти могущественные соседи боролись за преобладание в Камбодже, поддерживая своих ставленников и отторгая от нее части ее территории.

Начало деятельности французов в Камбодже относится еще к XVIТ в. Первоначально эт^бтоже были миссионеры, но к первой половине XIX в. они подготовили агрессию французского империализма в Индокитае. 11 августа 1863 г. адмирал Ля Грандьер, наведя на дворец короля Нородома пушки своих канонерок, заставил его передать Камбоджу под протекторат Франции.

В годы протектората от имени короля и под контролем французского резидента был проведен ряд реформ, направленных на переход от феодального строя к капиталистическому: отменено рабство, обычное кхмерское право сменилось кодексом законов, сановники лишились феодальных наделов. Однако экономическая эксплуатация крестьянских масс усилилась еще более.

Камбоджийский народ не смирился с колониальным гнетом. Немедленно последовали восстания, в которых участвовали как крестьянство, так и верхушка общества. Первое восстание во главе с принцем Ачар Соа длилось с 1864 по 1867 г. После его подавления повстанцы присоединились к восставшим вьетнамским патриотам. Борьба длилась еще два года. В 1885 г. принц Сивотха возглавил десятилетнюю партизанскую войну на востоке страны. Восстания вспыхивали и позже.

Утвердившись в Камбодже, французы обложили народ целой системой налогов, включая подушный, ввели принудительные неоплачиваемые работы на строительстве военных объектов. С XX в. в Камбодже особенно широко развернулась деятельность концессионеров, росли плантации технических культур. Как и все колонии Франции, Камбоджа превратилась в аграрносырьевой придаток метрополии.

В годы второй мировой войны Камбоджу оккупировала Япония. В1943 г. арест профессора буддийского института, идеолога антиколониализма Ачар Хемчие вызвал волну протеста, переросшую в восстание, но японцы подавили его. В августе 1945 г. вновь восставшие патриоты вырвали власть из рук оккупантов. Король Нородом Сианук провозгласил независимость страны. Однако уже 5 октября 1945 г. французские парашютисты вновь захватили Пномпень. В ответ на восстановление колониальных порядков группы сопротивления Камбоджи создали Некхум Иссарак Кхмер (Фронт свободы Кхмера). Французы пошли на некоторые уступки и предоставили Камбодже ограниченную внутреннюю автономию. Борьба камбоджийского народа тем временем продолжалась. В 1950 г. были созданы организации национального сопротивления, которые координировали действия партизан и проводили демократические реформы в освобожденных районах. Используя успехи национального сопротивления, королевское правительство вырывало у французов уступку за уступкой. 9 ноября 1953 г. деятельность колониальной администрации в Камбодже окончательно прекратилась. Силы сопротивления частично самораспустились, частично вошли в состав королевской армии. Женевские соглашения 1954 г. о восстановлении мира в Индокитае подтвердили независимость Камбоджи.

Поскольку придворный этикет сковывал политическую деятельность Нородома Сианука, в 1955 г. он отрекся от престола в пользу своего отца и приступил к созданию широкого политического объединения — Народносоциалистического сообщества (Сангкум Риех Ньюм), опираясь на которое, провел ряд мероприятий по демократизации страны, развитию национальной культуры и экономики. Сангкум объединил почти все мелкие политические партии Камбоджи и пользуется безраздельным господством в правительстве и в парламенте.

Массовый характер Сангкума делает его весьма неоднородным по классовому составу, что проявляется в создании фракций (кланов), борющихся между собой даже в парламенте. Их деятельность сдерживается лишь огромным личным авторитетом Сианука.

В Камбодже введены всеобщее избирательное право, политическое равноправие женщин, всеэбщез бесплатное начальное образование; поощряется активность национальной буржуазии и сельское потребительско- сбытовое кооперативное движение; имеется законодательство об охране труда и о борьбе с безработицей. Однако многие прогрессивные мероприятия правительства ослабляются махинациями компрадорской буржуазии, произволом и коррупцией, все еще частыми в чиновничьем управленческом аппарате.

Административно Камбоджа разделена на 17 провинций (кхетов), управляемых назначаемыми губернаторами (човайкхетами), и пять городских округов — Пномпень, Сиануквиль, Кеп, Бакор и Кириром, которые управляются так называемыми королевскими делегатами. Провинциальные и городские народные собрания являются консультативными органами.

Кхеты подразделяются на уезды (сроки), возглавляемые човайсроками. Сроки делятся на волости (кхумы), включающие по нескольку разбросанных поселков и хуторов. Представителем власти в кхуме является мекхум— выборный волостной старшина.

С момента провозглашения независимости Камбоджа последовательно проводит политику нейтралитета и неприсоединения к блокам. Эта политика является предметом нападок и травли со стороны соседей — входящего в состав СЕАТО Таиланда и особенно марионеточных сайгонских властей, чьи вооруженные силы под предлогом преследования партизан по сей день продолжают вторгаться на территорию Камбоджи и подвергают варварским бомбардировкам мирные камбоджийские пограничные села.

Нейтрализм Камбоджи, ее настойчивое стремление к мирному урегулированию всех конфликтов пользуются политической поддержкой всех прогрессивных сил мира. Советский Союз и другие социалистические страны оказывают Камбодже бескорыстную экономическую помощь.