Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Религиозные воззрения и культурная жизнь вьетнамцев
Этнография - Народы Юго-Восточной Азии

Религиозные воззрения и культурная жизнь вьетнамцев

В процессе исторического развития религиозные воззрения вьетов формировались на основе синтеза анимистических представлений, почитания предков, буддизма, конфуцианства и даосизма. Археологические, исторические и этнографические материалы свидетельствуют о том, что древние вьеты поклонялись солнцу, устраивали обряды вызывания дождя, верили в существование добрых и злых духов, заполнявших якобы живую и неживую природу. По мере постепенного расщада общинно-родовых отношений особое место стали занимать культы предков, очага, а с образованием первых ранних государств — культ правителя (выонга). В начале нашей эры на территорию вьетов из Китая проник буддизм толка Махаяны («большой колесницы» или «широкого пути спасения») в виде учения секты Дхьяна, на базе которого возникает вьетнамская форма буддизма — тхиен. Начинается повсеместное строительство буддийских храмов, посвященных в основном культу Сакья Муни, и уже к началу XI в. их было построено свыше девятисот. Буддийская церковь стала крупным собственником земли и контролировала систему образования. Буддизм с его идеями о несовершенстве человека и перевоплощении в потустороннем мире, впитав в себя местные верования, стал идеологической основой феодализирующегося общества.

Почти одновременно с буддизмом через выходцев из Китая во Вьетнаме распространились конфуцианство и даосизм. Последователи этих философско-этических учений, проводники китайской культуры, постепенно вытеснили буддийских монахов из сферы государственного просвещения. Появились храмы в честь обожествленной личности Конфуция как ученого, философа и литератора. При централизованной феодальной монархии еще более усилилась роль конфуцианства, в котором по трактовке последователя Конфуция Чжу Си подчеркивалась идея беспрекословного подчинения младших старшим, подданных—императору. С XV в. конфуцианство стало преобладать во вьетском государстве.

Наряду с почитанием Будды официально отправляются конфуцианские культы неба и земли, божества-покровителя сельского хозяйства Тхан Нонга (по-китайски Шэн Нуна), верховного небесного владыки Шанди.

Даосизм, т. е. вера в дао — путь, предначертанный свыше,— подвергся сильному влиянию буддийских и местных религиозных представлений. Это третье направление в идеологии средневекового Вьетнама с культами нефритового императора, трех миров, святой матери и др.

С появлением во Вьетнаме католических миссионеров начинает распространяться христианство. За годы французского господства колонизаторы возвели около 40 тыс. католических церквей, передав им лучшие участки земли. В настоящее время численность католиков-вьетнамцев около 2—2,5 млн. человек, из них примерно половина проживает в ДРВ. С приходом к власти в Южном Вьетнаме проамериканских группировок представители других религий стали подвергаться гонению.

Патриэтически настроенные буддийские лидеры и основная масса верующих буддистов все более активно включаются в борьбу против американских оккупантов и их сайгонских марионеток.

Значительную роль в религиозной и политической жизни страны стала играть возникшая в 1926 г. секта Као Дай («верховный дворец»), приверженцы которой синтезировали взгляды различных религий и занимались спиритизмом. Во главе секты стоит папа, а среди обожествленных ею лиц — Лев Толстой, Виктор Гюго и другие деятели мировой культуры. В 1930 г. появилась секта Хоа Хао («мир и дружба»), провозгласившая идеи классового мира, единение верующих на основе национального сплочения. Во время революции 1945 г. и последующей войны многие сектанты (общая их численность—2 млн. человек) сочувствовали и помогали народной власти, а ныне они выступают против реакционного сайгонского режима.

Религиозный синкретизм, столь свойственный вьетам, как, впрочем, и соседним народам, проявился в храмовых постройках, иногда располагающихся под одной крышей: здесь можно обнаружить статую Будды, за перегородкой — изображения Конфуция и его учеников и т. п. Местные верования еще в XVIII в. утратили общегосударственное значение, отчасти сохранившись лишь в общинных и семейных культах.

Каждая сельская община имела своего духа-покровителя, которым мог быть чем-либо прославившийся реально живший человек, мифические существа и животные. Считалось, что спокойствие и благополучие жителей деревни зависят от благожелательного отношения духа-покровителя. Поэтому ежемесячно по первым и пятнадцатым числам в храме при общинном доме дипъ ему приносили жертвоприношения, сопровождавшиеся умилостивительными молениями. В дни народных празднеств, а особенно в день рождения ду- ха-покровителя, крестьяне после торжественного поклонения устраивали представления,в которых воспроизводили наиболее яркие сюжеты из жизни выбранных ими духов, после чего следовало коллективное пиршество. За последние годы общинные культы под влиянием общего культурного роста населения теряют свое былое значение, упрощаются, а в некоторых местностях их уже не отправляют (это относится прежде всего К ДРВ).

То же самое происходит и с семейным культом предков, хотя уважение и сыновний долг по отношению к умершим родственникам сохраняются. В прошлое уходят тщательно регламентированные церемонии почитания, связанные с большими затратами средств и времени. Однако и сейчас культ предков широко распространей у вьетов. Он основан на вере в загробное существование душ умерших и в их влияние на жизнь людей.

По конфуцианской философии, человек считается двойственным существом, составленным из телесной и духовной субстанции. Души поддерживают жизнь человека, а духи управляют эмоциями и функционированием различных органов тела. Духовная субстанция мужчин имеет три души (хон) и семь духов (виа), а женщин — три души и девять духов (у женщин их на два больше, поскольку у них чувства преобладают над разумом). Главная, «разумная» душа называется «кхи». Она наделяет человека умом, памятью и т. п. и находится в голове. Сущность кхи настолько чиста, что она не только покидает тело со смертью человека, но и делает это временно, наказывая телесную субстанцию, совершившую проступок под влиянием другой души. В частности, болезни объясняют именно временным уходом кхи из тела человека, а смерть — тем, что она покинула человека окончательно.

Согласно древним представлениям вьетов, душа погребенного без надлежащих почестей будет постоянно метаться и тревожить людей. Для таких «блуждающих» душ возле селений установлены жертвенники, на которых находится пища. Наиболее достойной считалась смерть в окружении многочисленного потомства, которое могло длительное время заботиться о могиле и продолжать культ предков. Зачастую и сейчас при жизни старики приобретают гроб и выбирают место захоронения на родовой земле, на своем рисовом поле. Раньше такой обычай был правилом, и поэтому на рисовых полях, чаще всего на рассадниках, видны поросшие травой холмики — могилы предков.

Похоронный обряд по умершему главе семьи начинается с омовения тела и облачения его в лучшие одежды. Покойника оставляют в доме столько времени, сколько трббуется на организацию похорон: приготовление катафалка или носилок, приглашение гостей, устройство поминок. Перед процессией, идущей в белых траурных одеждах к месту погребения, один из родственников (брат, племянник или дядя) разбрасывает «деньги» для нужд покойного в загробной жизни — желтые и белые бумажные коробочки, с треском лопающиеся под ногами, чтобы он «слышал» это проявление чуткости со стороны родных. Если гроб везут на катафалке, то он скрыт занавесями балдахина, а лошади покрыты черными попонами, усыпанными серебряными звездами. Участники процессии несут круглые марлевые транспаранты, к которым приколоты цветы.

Раньше обязательной была эксгумация, производимая через три года после захоронения. Теперь этот обычай бытует лишь в некоторых сельских районах. Глиняные оссуарии в виде ящика с крышкой и отверстиями по двум продольным сторонам помещают близ культовых сооружений.

Поминки по покойному устраивают на седьмой, сороковой и сотый дни. Культовые почитания начинаются после двух лет — срока, который, как полагают, необходим для окончательного воцарения души в потустороннем мире, и в течение всего этого времени родные носят траур. Обрядность почитания требует оформления таблички предков. Они различны по материалу и внешнему виду — от лакированной резной дощечки до полоски красной бумаги, наклеенной на половинку расколотого вдоль бамбукового колена. На табличке китайскими иероглифами пишут имя умершего, его краткую биографию и помещают ее на алтарь, впереди постоянно находящихся там пяти табличек. Так как культ отправляют до пятого поколения, то последнюю (шестую) табличку снимают, прекращая тем самым культ старшего предка.

В зависимости от благосостояния семьи алтари бывают самые различные: от простой деревянной полочки, укрепленной на стене веревками, до солидного сооружения в виде буфета из ценных пород дерева, покрытого затейливой резьбой и лаком, с перламутровыми инкрустациями и дорогими сосудами для курения благовоний. По обеим сторонам табличек стоят свечи, ароматические палочки, а перед ними — небольшое лакированное блюдо для жертвоприношений с палочками для еды. У алтаря подвешивают небольшой барабан или колокольчики для призыва душ во время церемоний поклонения. Эти церемонии устраивают в годовщины смерти предков и по праздникам, а наиболее торжественные — в Новый год и пятого числа пятого месяца. Право и обязанность отправления культа всегда принадлежат старшему сыну или старшему в главной ветви группы кровных родственников по мужской линии. Моления предкам сопровождаются просьбами принять дары в виде фруктов, курятины, свинины, клейкого риса и «денег»—желтых и белых кружочков бумаги или «банковских билетов» с надписью «бумажные деньги для царства мертвых». Обряд завершается сжиганием «денег» и четырехкратным преклонением перед алтарем.

В семьях горожан табличку предков сейчас зачастую заменяет фотография, а жертвоприношения носят символический характер.

Культурная жизнь

Вьетнамский народ создал многочисленные фольклорные произведения и национальную литературу. В устном народном творчестве (мифах, легендах, сказках) отражены взгляды вьетов на природу, на их далекое прошлое. Прославляются мужество и героизм защитников родины, воспеваются труд, любовь и верность. Из по коления в поколение передается легенда о Шон-тине (духе гор) и Тхуй-тине (духе вод), где на фоне повествования о борьбе этих духов за обладание красавицей дается древнее объяснение стихийных бедствий, периодически постигавших страну и нарушавших нормальную хозяйственную жизнь народа.

Большой популярностью, особенно средй молодежи, пользуется легенда «О героических подвигах Тхань Зыонга», боровшегося против ханьских захватчиков. Этой же теме сопротивления угнетателям посвящены различные варианты сказаний «О золотой черепахе и волшебном мече», с помощью которых в первой трети XV в. Ле Лой освободил страну от власти империи Мин. Широко распространены мифы и легенды на исторические сюжеты, на основе которых вьетские историки прошлого создали традиционную мифологическую историю страны, начиная с династии Хонг Банг, правившей якобы с 2879 по 268 г. до н. э. Из них наиболее примечателен миф о происхождении вьетского народа — «О ста яйцах», из которых вышли 50 юношей и 50 девушек, ставших родоначальниками вьетов.

Первые письменные произведения появились во Вьетнаме на китайской иероглифике, и наиболее древним образцом вьетского литературного творчества, дошедшим до наших дней, является датированный 1010 г. эдикт короля Ли-тхай-То, посвященный переводу столицы Тханглонга на новое меото.

В произведениях первого этапа развития вьетской литературы (X—XIV" вв.) полностью господствует поэзия, представленная четырехстишиями, восьмистишиями, рифмованной прозой фу, отражавшая в основном буддийское миросозерцание с воспеванием природы и праздного времяпрепровождения. ' Значительное место занимает патриотическая тематика, лучше всего воплощенная в «Воззвании к военачальникам» полководца Чан-хынг-Дао, составленном в 1285 г. во время монгольского нашествия. Появились записи легенд и сказаний, собранные в сборнике «Удивительные рассказы Линь Нама» и труде Ли-те-Сюена «Собрание таинств земли Вьет». Литература этого периода в целом копировала по форме и даже сюжетным линиям тан- скую поэзию и была далека от народа, так как создавалась на китайском языке вэньянь.

В ХУ—XVII вв. появляется много произведений, написанных национальным иероглифическим письмом тъы ном, изобретение которого относится, по-видимому, еще к XIII в. Широкое использование этой письменности связано с именем поэта и государственного деятеля Нгуен Чая (1380— 1442 гг.), в творчестве которого заметны осуждение противопоставивших себя народу аристократов и протест против творимого ими зла. Возникли новые жанры, в частности философская лирика конфуцианского направления Нгуен- бинь-Кхиема (1492—1586 гг.), выраженная в его поэмах «Белые облака». Анонимные авторы создали повествовательные поэмы «Сом и жаба», «Целомудренная мышь», а также первые вьетские новеллы.

В XVIII — начале XIX в. достигла расцвета вьетская классическая литература с жанрами песни (ка), короткой песенки (ты), стихов (ханъ), лирической поэмы (там) и повествовательной поэмы (чуйен). Из многих произведений этого периода, ставивших острые социальные проблемы и раскрывавших их через душевные переживания героев, выделяется классическая по изяществу языка и выразительности поэма «Плач жены воина» поэтессы Доан-тхи-Дьем (1705—1748 гг.). Начало XIX в. было ознаменовано появлением подлинного шедевра вьетской литературы — романа в стихах «Кьеу» знаменитого поэта Нгуен Зу (1765—1820 гг.). Это произведение написано в форме народных песен ка гао по 6—8 слов, чередующихся в строфе, и состоит из 3 тыс. стихов. Оно пронизано гуманизмом, духом протеста против несправедливостей феодального общества.

Подавление мощного крестьянского движения тэйшонов и установление абсолютистской монархии отразились в официальной придворной литературе, воспевавшей преданность Нгуенам, например в стихах Нгуен-конг-Чы (1773—1858 гг.).

После захвата Вьетнама французскими колонизаторами широко распространилась патриотическая литература, в которой разоблачалась капитулянтская политика феодалов. Возник новый стихотворный жанр хитъ — воззвания, ярким образцом которого явилась поэма Нгуен-динь-Тиеу «Призыв к уничтожению мышей». В связи с развитием в среде молодой вьетской буржуазии идей реформизма и просветительства развертывается пропаганда за использование латинизированной письменности куок нгы, на которой печатались периодические издания, в частности журнал «Нам фонг» («Южный ветер»).

В 20-е годы XX в. появилась национальная проза в духе критического реализма. Так написан первый современный роман Хонг-нгок-Фатя «То Там» (1925 г.), в котором разоблачается феодальная мораль. Перед второй мировой войной критический реализм уступил место так называемому реалистическому романтизму, представленному романами Нгуен-конг-Хоана «Последний шаг» (1938 г.), Нгуен Хонга «Воровка» (1938 г.), Нго-тат-То «Лампа гаснет» (1939 г.).

После победы революции в ДРВ началось становление социалистического реализма. Поначалу это была литература малых форм — очерки, рассказы, небольшие стихотворения, посвященные в основном военной тематике, например сборник Нам Као «Пограничные рассказы», повесть Нгуен- ван-Бонга «Буйвол». Строительство мирной жизни, созидательный труд народа в послевоенный период (с 1954 г.) привлекают внимание многих писателей и поэтов: То Хоая («Иначе, чем прежде»), Нгуен Кхая («Урожай арахиса»), Во-хюи-Тама («Шахтеры») и крупнейшего поэта То Хыу. В 1948 г. была создана Ассоциация работников литературы и искусства Вьетнама, а в 1957 г. — Союз писателей ДРВ.

С разделом страны на две части представители прогрессивной литературы Южного Вьетнама были загнаны в подполье. Лучшие поэты и прозаики своим творчеством вели и ведут борьбу против реакции, агрессии, за объединение Вьетнама. Тема верности коммунистов своему долгу звучит в произведениях Тхань Хая «На могиле брата распустились цветы», Ван Конга «Коммунист», Зянг Нама «Родина». На юге появилась революционная поэзия национальных меньшинств, в частности стихотворения поэта народа зяжай (джарай) Ксон Блеу «Теожео — моя родина» и поэта народа эде II Шука «Единство в борьбе». В 1961 г. в Южном Вьетнаме было создано Общество деятелей литературы и искусства освобождения Южного Вьетнама, которое поддерживает постоянные связи с различными литературными организациями мира. Несмотря на террор властей поэты-южане нелегально переправляют в ДРВ свои произведения, публикация которых позволяет прогрессивной общественности многих стран знакомиться с творчеством патриотов Южного Вьетнама. В последние годы таким путем изданы сборники стихов Тхань Хая, «Сказки и легенды Тэйнгуена», «Песни Южного Вьетнама».

Театральное искусство Вьетнама имеет длительную историю, в процессе которой сложилось шесть основных жанров. Наиболее древним является тео (хат тео) — народный театр, появившийся на севере страны в раннем средневековье. Тео развился на основе так называемых чередующихся песен, инсценировок сказок, легенд, сценок из крестьянской жизни. Спектакли тео обычно ставили во дворах храмов и пагод в очень простом оформлении: веревка, протянутая между двумя колоннами храма, обозначала границу между сценой и кулисами, а актеры играли на циновке, с трех сторон которой сидели зрители. Жанр тео с момента становления театрального искусства неразрывно связан с широкими народными массами. Зачастую пьесы сочиняли простые крестьяне, актеры использовали понятную всем разговорную речь. Музыкальное сопровождение небольшого оркестра из щипковых инструментов, гонгов, трещоток и тамбуринов было построено на любимых народных мелодиях. Народность тео проявлялась также в тесном контакте между актером и зрителем, выражавшемся в форме песенных обращений (де), т. е. вопросов актера и ответов зрителей. Репертуар тео знакомил народ с героическим прошлым страны («Восстание сестер Чынг»), передавал в художественных образах вечную тему борьбы и любви («Борьба духа воды с духом гор»). Однако основным содержанием тео были комедийные, сатирические постановки, в которых критиковались феодальные порядки и мораль мелких чиновников, колдунов и богатеев.

В XIII в. во Вьетнаме появилась классическая музыкальная драма туонг (хат туонг). Буржуазные театроведы полагали, что она целиком пришла из Китая, хотя правильнее говорить о некоторых заимствованных формах и сюжетных линиях. Туонг насыщен музыкой и пением, которые не только сопровождают действие, но прежде всего выявляют характер персонажа. Красивые и разнообразные танцы содержат много элементов военного, фехтовального и акробатического искусства и требуют от исполнителя незаурядной физической подготовки. В пьесах восхвалялись благородные поступки, справедливость, честность, героизм. Классической музыкальной драме покровительствовали правящие классы. Многие императоры создавали „дворцовые труппы, привлекали видных ученых и поэтов к написанию либретто. Туонг, как и тео, пользовался огромной популярностью и среди "трудового народа. Во всех сельских местностях издавна имеются самодеятельные или профессиональные труппы, которые во время праздников весны и жатвы устраивают спектакли непосредственно на лужайках, без декораций.

В 1915—1916 гг. возникло новое направление в театральном искусстве — .кай лыонг («обновленный театр»). Под влиянием событий мировой войны и роста антиколониального движения в народе распространились традиционные песни с новым содержанием, которые вошли в сценические постановки. Первые профессиональные пьесы кай лыонг были поставлены по мотивам выдающихся произведений вьетской литературы «Лук-ван-Тьен», «Кьеу» и др. В 20-х годах по примеру европейского театра так называемый социальный кай лыонг стал ставить пьесы на современные темы.

Одновременно с кай лыонг развивалась драма китъ ной, т.е.«разговорный» театр, первыми постановками которого были переводные французские пьесы, в частности Мольера. Вскоре на сценах городских театров появились спектакли вьетских драматургов Нгуен-вань-Виня, Тхай Фи, Ву-динь-Лонга, в которых авторы решали эпические и идеологические проблемы в духе буржуазной морали. Театроведческие общества «Тонкинская сцена» и «Уан хоа» поощряли создание пьес на современные темы, отражавшие интересы мелкобуржуазных слоев.

После подавления революционного движения 30-х годов театральное искусство Вьетнама оказалось в состоянии застоя, а в начале второй мировой войны в нем четко определились два направления — реалистическое и выступавшее под лозунгом «искусство для искусства».

Новый период в истории развития вьетского театра начался после изгнания колонизаторов. Возникли новые жанры, например опера Чи-Тхиен (по названию провинций Куангчи и Тхыатхиен), истоками которой послужили музыка, танцы и песни центральной части Чунгбо, и опера Бай Тъой, созданная на основе народного творчества южных провинций Чунгбо.

В ДРВ созданы десятки театральных коллективов, театральное училище и курсы молодых актеров, где учащиеся овладевают новыми видами театрального искусства и совершенствуются в исполнении традиционных жанров. На сцене ханойского театра поставлены опера «Евгений Онегин», пьеса К. Тренева «Любовь Яровая» и другие произведения, вошедшие в сокровищницу мирового театрального искусства.

В стране вновь стали популярны десятки лет находившиеся в забвении жанры кукольного театра и театра кукол на воде. Найдется немного стран, где до сих пор сохраняется и развивается этот интересный вид театра. Сценой ему может служить водная гладь рисового поля, неглубокие спокойные реки, пруды и т. п. Куклы величиной до 1 м, из легкого, ярко раскрашенного дерева стоят на небольших плотах и управляются артистами на расстоянии, до 30 м из-за кулис (установленной на воде невысокой загородки) при помощи бамбуковых палок и системы нитей. Наряду с такими постановками старого репертуара, как «Монах», «Водная волшебница», появились современные — «Битва на дороге № 10», «Солдатский поход» и другие, неизменно привлекающие множество зрителей. Вьеты бережно относятся к театральному искусству прошлого, и опытные мастера, отказавшись от сохранения профессиональной тайны, передают свои знания молодым талантливым актерам.

Если театр относится к древним и наиболее развитым видам искусства вьетов, то национальная кинематография появилась лишь с 1959 г. Уже первый полнометражный фильм ханойской киностудии «Вьетнам» «У общей реки» в 1961 г. на Втором международном кинофестивале в Москве был отмечен премией. Молодые кинематографисты ДРВ обращаются к самой актуальной тематике борьбы за воссоединение страны, освободительного движения, мира и дружбы между народами, героического прошлого своей родины. Из 16 художественных фильмов, созданных к 1965 г., особое признание, как в ДРВ, так и за рубежом, получили «Апельсиновый сад» (о кооперации деревни), «Девушка с новостройки» (о жизни рабочего класса), «Огонь на второй линии» (о буднях войны Сопротивления). Большим успехом пользуются фильмы, поставленные дипломантами киностудии, «Однажды осенью», «Два солдата», «Птичка-белоглазка», рассказывающие о вооруженной борьбе с колонизаторами. Кроме художественных, в ДРВ создано свыше 100 документальных фильмов и около 400 киножурналов. Экраны кинотеатров Южного Вьетнама в районах, контролируемых сайгонскими властями, заполнены в основном кинопродукцией США.

На бронзовых барабанах из Донгшона изображены сцены деревенских праздников, сопровождаемых музыкой и танцами. Вьеты музыкальны от природы — даже язык, являющийся многотональным, способствует тонкому восприятию музыкальных произведений, что определяет широкое распространение импровизации, сочетание композиторского и исполнительского мастерства.

В основу построения мелодии положена пентатоническая гамма, соответствующая тонам до, ре, ми, соль, ля. Для вьетской музыки характерно исполнение в 2/4, 4/4 и 2/2 такта, но довольно часто это правило нарушается. В большинстве жанров ритм подчеркивается ударными инструментами. Наиболее распространенный ритм — бинарный (двойной). Гармония не играет такой роли, как в европейской музыке, главное — это мелодия, но, в отличие от китайской, она более соответствует голосу исполнителя. Национальный оркестр состоит из инструментов, схожих с музыкальными инструментами народов многих стран Юго-Восточной Азии. Преобладают щипковые — двухструнная скрипка нхи, однострунная гитара дан бау, прямоугольная трехструнная гитара дан дай, круглая трехструнная гитара там, дискообразная четырехструнная гитара нгуйет, удлиненная мандолина дан ти, гусли, состоящие из длинной деки с 16 струнами,— трап лук. Ударные инструменты представлены деревянными и металлическими погремушками, барабанами и гонгами, а духовые — поперечной флейтой дитъ, двойной продольной флейтой кен дой и гобоем кен.

В ДРВ была создана комиссия по сбору и записи народных мелодий и песен. Открыто первое в истории страны музыкальное училище, появились государственные оркестры, в том числе симфонический и национальных инструментов. Музыкальное искусство Вьетнама получило международное признание: на фестивалях в Варшаве, в Москве и Бухаресте вьетнамские исполнители были удостоены золотых и серебряных медалей.

Вьетские танцы в значительной степени построены на имитации трудовых процессов во время просеивания риса, толчения зерна, высадки рассады, сгребания соломы и т. п., которые особенно красочно показаны в современной танцевальной постановке «В госхозе». В танцах наибольшее внимание обращается на изящность движений кистей рук с использованием факелов, зонтов, вееров («Бабочки», «Бамбук», «Цветы ранней осени»). Вьетские танцевальные коллективы исполняют и танцы национальных меньшинств Вьетнама, например меоский «Весенние цветы», тхайский «танец со шляпами», «танец с барабанами» горных народов Южного Вьетнама. Зачастую танцы сопровождаются или сменяются песнями: хат дум (лирическими куплетами), хо (песней-призывом), зи кон (колыбельной песней), игам тхо (песней- поэмой), ке тюйен (песней-рассказом).

В феодальном Вьетнаме система просвещения копировала китайскую, основанную на так называемых конкурсных экзаменах. Эти экзамены проводились через определенный срок и подразделялись на уездные, провинциальные и столичные. Формально к конкурсу допускались все желающие, но фактически принять в нем участие могли лишь люди обеспеченные, имевшие средства и время на подготовку. Лучший из экзаменовавшихся одновременно получал ученую степень и чиновничью должность: в уезде — низшую степень и чин мелкого чиновника, в провинции — среднюю ученую степень и повышение по службе; на третьем этапе — столичных экзаменах — высшую степень ученого и соответствующий чин. В программу входило написание на память отрывка из китайских классических произведений, сочинение стихотворной поэмы, составление от имени монарха обращения к народу. Претенденты на военную должность должны были составить боевую диспозицию, проявить знания древнего воинского искусства. Конкурсные экзамены были основным путем пополнения государственного аппарата.

Народное образование осуществлялось без вмешательства государства. Детей отдавали в обучение отставным чиновникам-ученым, которых содержали семьи учеников. Они обучались основам китайской грамоты, приобретали элементарные познания конфуцианской морали, за что учителя ежегодно в праздник Нового года и Доан Нго (пятого числа пятого месяца) получали дары: продовольствие, одежду, предметы первой необходимости.

Французская колониальная администрация отменила традиционную систему образования и объявила о введении обучения по программам и на языке метрополии. Деревенские общины, которым вменялось в обязанность строить и содержать школы, заведомо не могли это делать из-за недостатка средств и отсутствия преподавателей. В крупных городах доступ в лицеи и высшие учебные заведения был ограничен, а весь процесс обучения сводился к подготовке небольшого числа служащих и вспомогательного технического персонала. Эта политика привела к тому, что перед Августовской революцией 1945 г. в стране насчитывалось свыше 90% неграмотных.

После освобождения от колониального господства, в ходе культурной революции, произошедшей в ДРВ, прежде всего была ликвидирована неграмотность населения в возрасте от 12 до 55 лет и проведена реорганизация сети народного образования. С 1956 г. в Республике действует дбсятилетняя система обучения из трех ступеней: всеобщего обязательного начального (I — IV классы), неполного среднего (V — VII классы) переднего (VIII — X классы) образования, которое осуществляется на основе современных программ. Если в 1939 г. во всех странах французского Индокитая число учащихся составило немногим более 300 тыс. человек, то в 1963/64 учебном году в ДРВ обучалось около 2,5 млн. школьников. В настоящее время действуют десятки средних и 16 высших учебных заведений (в 1939 г. их было только 3), тысячи студентов и аспирантов получили образование в СССР и других социалистических странах.

В Южном Вьетнаме система просвещения основана на пятилетней начальной и семилетней средней школе, причем начальная разделена на две ступени — элементарную (I — III классы) и высшую начальную (IV — V классы). В сельской местности элементарная начальная школа на практике постепенно превращается в школу ремесленного ученичества. В городах наряду с государственными имеются частные школы. В 1959/60 учебном году в Южном Вьетнаме насчитывалось около 1,5 млн. учащихся, включая студентов шести высших учебных заведений.

Здравоохранение истоки вьетской медицины уходят в глубь раннего средневековья. Народный опыт по использованию целебных трав и кореньев, рецепты составления лекарств и отваров передавались из поколения в поколение. История сохранила память о выдающихся врачевателях Туе Тине (род. в 1340 г.) и Ланг Онге (род. в 1725 г.), которые изучив вьетскую и китайскую медицину, оставили многотомные труды с описанием лекарственных растений и изложением основных принципов анатомии, физиологии, патологии, терапии и фармакологии. Вьетская народная медицина использовала такие приемы лечения как иглотерапия, прижигания, массаж, кровопускание, ингаляция и т. д., разработала простейшие методы, борьбы с тропическими болезнями.

Служба здравоохранения появилась в период французской колонизации, но лишь в крупных городах. К 1945 г. на 130 тыс. человек имелся лишь 1 врач, в стране свирепствовали инфекционные болезни, а малярией и трахомой было поражено 90% населения. Немногочисленные госпитали были в три-четыре раза сверх установленной нормы переполнены больными, детская смертность достигла 400 на 1000 человек.

Уже в годы войны Сопротивления (1946—1954 гг.) на освобожденных территориях народная власть приступила к выполнению обширной программы по созданию развернутой сети здравоохранения и подготовке медицинских кадров. Сейчас в ДРВ открыты тысячи медицинских и акушерских пунктов, передвижные бригады врачей посещают самые отдаленные горны е- селения, среди крестьян ведется пропаганда санитарных и гигиенических, знаний. Многие сельские кооперативы направляют девушек на курсы медсестер, и по возвращении, без отрыва от основных работ, они занимаются, медицинским обслуживанием односельчан. Тем самым суживается сфера де- ятельности местных знахарей, гадателей и жрецов.

В последние годы в ДРВ созданы Институты микробиологии, гигиены, малярии, трахомы, туберкулеза, восточной медицины, открыто около 400 больниц, диспансеров и санаториев. С помощью СССР, ЧССР, ГДР и других стран социализма подготовлены десятки вьетнамских специалистов г которые наряду с использованием народной медицины успешно применяют в диагностике и лечении самые последние научные достижения.

Система медицинского обслуживания населения в Южном Вьетнаме значительно хуже, чем в ДРВ. По сведениям Всемирной организации здравоохранения (санитарная слубжа в Южном Вьетнаме не публикует статистических данных), в Южном Вьетнаме на 1960 г. было менее 500 врачей, т. е. 1 врач приходился на 28 100 жителей. Число государственных и частных лечебных учреждений по всей стране не превышает ста, почти полностью отсутствует организация охраны материнства и детства.

Во Вьетнаме издавна были распространены традиционные спортивные состязания, без них не обходился ни один праздник. Это прежде всего национальная борьба, участники которой выступают в трусах, кушаках и налобных повязках; состязания на палках с прикрепленными к концам полосками ткани, смоченными в белой извести, оставлявшей метки на теле «противников». Кроме того, устраивали соревнования по бегу, плаванью, гребле, стрельбе из ружья и лука. Иногда мишень устанавливали на одном берегу реки, а на другом располагались стрелки; промахнувшийся должен был переплыть реку и вергнуться обратно со стрелой. К наиболее древним спортивным играм относится дань фет (вид травяного хоккея) и игра в мяч, сплетенный из корней бамбука — прототип баскетбола.

В ДРВ физическое воспитание и спорт вошли в программу общеобразовательных школ; рабочие и служащие перед началом и в процессе работы занимаются производственной гимнастикой; почти на каждом предприятии имеются спортивные кружки и секции. Тренеры и учителя физкультуры проходят обучение в техникумах и на специальных курсах. Спортивные общества объединяют тысячи команд футболистов, волейболистов, теннисистов, пловцов. В стране построены сотни спортивных площадок и стадионов, среди них Ханойский стадион на 25 тыс. зрителей. Спортсмены ДРВ выходят по некоторым видам спорта в ряд сильнейших в мире, например по стрельбе из пистолета. Физически развитая и закаленная молодежь находится в первых рядах строителей и защитников своей родины.