Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Общественный строй и семья. Народные праздники и игры вьетнамцев
Этнография - Народы Юго-Восточной Азии

Общественный строй и семья. Народные праздники и игры вьетнамцев

Народно-демократическая революция, победившая в августе 1945 г., окончательное изгнание французских колонизаторов, строительство социализма в ДРВ и мощное национально-освободительное движение в Южном Вьетнаме за короткий исторический срок неузнаваемо. Общественный строй  изменили социальную структуру народов Вьетнама.

Всего лишь несколько десятилетий назад Вьетнам представлял собой полуфеодальное государство, находившееся под господством европейской державы. Застойность феодальных отношений объяснялась не только слабым развитием производительных сил, но и в немалой степени политикой абсолютистской монархии, строго соблюдавшей древние религиозно-этические нормы. Правящая верхушка искусственно делила общество на четыре основные категории: феодалов-чиновников (куан), ученых (ван), крестьян (нот) и торговцев (тхыонг). Все остальные группы населения, например музыканты, актеры, лекари, носильщики, выпадали из сферы официального признания как лица «презренных» профессий. Это деление основывалось прежде всего на общественно-экономической роли и степени «почетности», «профессиональности», но никак не на классовой принадлежности каждой из категорий. Считалось, что именно эти четыре категории составляют основу вьет- ского общества, так как они обладали недвижимой собственностью и платили налоги. Крестьяне, подвергавшиеся тяжелой феодальной эксплуатации, тем не менее входили в состав общественной номенклатуры, так как по древней традиции, исходящей из конфуцианской философии, земледелие было наиболее уважаемым занятием. Опираясь на эту традицию, феодалы стремились не только смягчить классовые противоречия, но и противопоставить крестьян низшим слоям населения, занятым другими видами трудовой деятельности.

Феодальное общество Вьетнама доколониального периода строилось на основе строгой иерархии. Верховным правителем народа, собственником земель, религиозным главой был «сын неба» — король. Он опирался на крупных феодалов, правителей провинций, принадлежавших, как правило, к членам королевской семьи. Затем шла прослойка чиновников-помещиков, служилая знать, получавшая в кормление земли с крестьянами. Провинциальные и уездные чиновники руководили всей общественно-экономической жизнью подвластных им районов, контролировали сбор налогов, строительство ирригационных сооружений и дорог, творили суд и т. п.

Основной ячейкой общества на протяжении веков, вплоть до середины XX  столетия, была сельская община (са тхон). Сельскую общину составляли так называемые полноправные общинники — крестьяне-мужчины старше 18 лет, внесенные в реестровые списки общин. Они имели право пользования участком земли, платили поземельный натуральный налог, несли трудовые и военные повинности на основе круговой поруки. Пришлые элементы, не включенные в списки общин, считались неполноправными. В лучшем случае им дозволялось арендовать клочок земли, но обычно они батрачили, выполняли самые тяжелые работы, несли охранную службу, прислуживали старейшинам. Такое деление крестьян, очевидно, связано с правом первозасельников и основателей производственных коллективов, ядра которых составляли разросшиеся патриархальные семьи.

В XVIII — начале XIX в. углубление имущественного неравенства привело к определенной изоляции и дискриминации обедневших членов общин, оказавшихся не в состоянии платить налоги и поддерживать культ духа-покровителя деревни.

В конце XIX в. развитие капитализма привело к появлению новых классов — рабочих и буржуазии. Патриотически настроенная часть мелкой и средней национальной буржуазии и вышедшая из этой среды прогрессивная интеллигенция стали выступать против остатков отжившего феодального строя, за ликвидацию прежнего сословного деления. В этот период происходил своего рода переплав социальных слоев и классов. Феодалы становились землевладельцами капиталистического типа, а часть их — ромышленниками и компрадорами. Рост товарно-денежных отношений не только привел к увеличению роли торговцев, но и резко углубил разрыв между крупными оптовыми купцами и массой мелких розничников. Глубокие социальные сдвиги произошли и в деревне. Деревенские старейшины и бывшая служилая знать составили основу мелкопомещичьей прослойки. Узаконение запрещенной ранее купли-продажи земли, ее прямой захват французскими дельцами и местными помещиками, практическое прекращение уравнительного перераспределения земли — все это окончательно подорвало экономический базис сельской общины, однако коллективная ответственность за нало- гопоступления, выполнение общественных работ и т. д. сохранилась.

Массы безземельных крестьян составили резерв, из которого колонизаторы черпали почти даровую рабочую силу.

После Августовской революции 1945 г. и создания ДРВ на севере страны началось строительство основ социализма. В ходе демократических преобразований, осуществлявшихся наряду с восстановлением и развитием народного хозяйства, были ликвидированы классы эксплуататоров, полностью уничтожены сословия, власть перешла в руки рабочего класса и трудового крестьянства. На первом этапе революции была проведена аграрная реформа, по которой помещичьи земли и общинные, фактически находившиеся во владении деревенской верхушки, были переданы крестьянам, а отжившие общинные институты упразднены.

В настоящее время осуществляется постепенный перевод сельского хозяйства ДРВ на социалистический путь: от групп трудовой взаимопомощи, через кооперативы низшего типа к кооперативам высшего типа (с распределением доходов по труду) и к госхозам. Кооперация охватила также многочисленных ремесленников и кустарей. Объединение однотипных производств, централизация получения сырья и сбыта изменили не только характер труда, но и психологию бывших частников.

В сельских районах Южного Вьетнама исторически община не была столь прочной, как на севере страны. Долина Меконга осваивалась путем организации крупных земельных хозяйств. Основной формой экономических и социальных отношений здесь стали аренда и батрачество. Нормы жизни сельской общины сохранились в основном в управлении деревней и ее взаимоотношениях с государством, в первую очередь при организации коллективных работ и военно-охранной службы.

С начала американской агрессии в Южном Вьетнаме в целях изоляции крестьянства от патриотических сил сельских жителей стали сгонять в так называемые агрогорода и стратегические поселения, что привело к нарушению традиционной структуры вьетской деревни. Экономическая экспансия монополий США подрывает и основы местной промышленности. Еще резче, чем прежде, проявляются противоречия между национальной и компрадорской, проамерикански настроенной буржуазией.

Семья Современная вьетская семья по составу, выполняемым ею функциям и брачно-родственным связям значительно отличается от малой семьи феодального периода. В недалеком прошлом малая семья ня (дословно «дом»), которая состояла из родителей и детей и вела отдельное хозяйство, строилась на огромной, подчас неограниченной власти отца. Некоторые исследователи не отличают ня от большой патриархальной семьи, так как по обычному праву и даже по гражданским законам отец мог свободно распоряжаться личным имуществом взрослых детей, мог заложить их или даже продать. Основать собственное хозяйство дети могли лишь с согласия отца и свободно отделялись только после его смерти. Наследовали по мужской линии, причем старший сын получал дом и на 10 % больше земли, чем его братья. Дочери получали в приданое одежду, постельные принадлежности, утварь, сельскохозяйственные орудия ит. п., но не землю. Если у родителей были только дочери, наследство делилось равными долями, а в доме оставалась дочь, ранее других вышедшая замуж.

Каждая ня была связана с семейной организацией патронимического типа (хо) — группой родственников по прямой мужской линии, объединенных общим культом предков и экономической взаимопомощью. Во главе группы стоял чыонг ток, самый старший по возрасту из старшей ветви, осуществлявший функции руководителя церемониями в честь духов предков, хранителя родословной, опекуна и семейного судьи.

У вьетов родство устанавливается по так называемой малайской системе и основано на выделении поколений, старших и младших ветвей, родственников по отцу (внутренних) и по матери (внешних), что отражает структуру большой патриархальной семьи. Такая система охватывает девять поколений — от прапрадедов до праправнуков (считая от «я»), но практически ограничивается пятью поколениями, что проявляется в культе предков (о нем см. стр. 119—120), который отправляют только до прапрадеда. Терминология родства подчеркивает как возрастное деление, так и степень близости: например, «мой старший (или младший) брат», «сын старшего (или младшего) дяди» и т. п.

При заключении браков и сейчас стараются избегать соединения лиц, носящих одинаковую фамилию, что, без сомнения, является пережитком родовой экзогамии. Решающее значение в бракосочетании имела воля родителей или заменяющего их старейшего родственника. Брак сопровождался выполнением как официальных формальностей регистрации властями, так и дорогостоящими традиционными обрядами.

Прежде всего семья юноши подносила родителям девушки бетель и бутыль рисовой водки. Прием подарков означал признание юноши женихом. После сговора через сватов следовала помолвка с церемонией «поднесения шелка», т. е. круглой лакированной коробки, обернутой красным шелком,— символом счастья. Вместе с ней дарили ткани, ларец с украшениями, две красные свечи, две бутылки водки и живую свинью. Затем в намеченный день сваты в окружении родственников новобрачных подписывали договор и помещали его перед табличками на алтаре предков жениха. Во время свадьбы семья жениха опять делала невесте подношения, среди которых была пара аистов или белых гусей. Их лапки перевязывали красной нитью (символ верности и долголетия). Брак считался окончательно заключенным только после того, как невеста совершит поклонение предкам жениха и преклонит колена перед его родителями. По нормам старого семейного права, общественное признание брак получал вслед за внесением семьей жениха некоторой суммы в деревню новобрачной. Этот выкупной взнос (тео) был обязателен и в случае, если невеста родилась там же, где и жених.

Все церемонии проходили в «благоприятные» дни, намеченные гадальщиком, который сопоставлял также по циклическим знакам лунного календаря годы рождения юноши и девушки и устанавливал возможность или невозможность брака. От помолвки до свадьбы жених один день в декаду работал в хозяйстве будущего тестя, отдавая тем самым дань древнему обычаю отработок за супругу. Вьеты-католики наряду с выполнением традиционных брачных обычаев венчаются в церкви.

Среди имущего населения старого Вьетнама были нередки случаи многоженства. Взять вторую и т. д. жену можно было лишь с согласия первой, и именно она всегда оставалась главной распорядительницей в домашнем хозяйстве и воспитании детей. Положение вьетской женщины в семье было гораздо почетнее, чем, например, в Китае. Имея власть, муж тем не менее постоянно советовался с женой по семейно-хозяйственным вопросам. Разводы не были частым явлением, но осуществлялись довольно легко (главным образом по причине бездетности). Муж разламывал надвое монету, половина которой служила для жены доказательством законности развода и давала возможность вступить в брак вторично.

Вьеты, так же как и китайцы, обычно имеют фамилию, имя и родовое название или частицу, указывающую на половую принадлежность. Фамилия (их не более 400) не изменяется и переходит от отца к детям. Имя, напротив, меняется в детские годы и, как правило, во время болезней, чтобы обмануть злых духов; родовой или половой указатель, стоящий между фамилией и именем, остается неизменным: для мужчин это чаще всего «ван», а для женщин «тхи». Зачастую в семье детей называют по порядковым номерам, начиная со второго, так как номер первый не употребляется из уважения к отцу и матери.

Через месяц после рождения ребенка устраивают праздник кхам тханг в честь двенадцати богинь материнства и впоследствии, до исполнения тринадцати лет, по пятнадцатым числам каждого первого месяца лунного календаря отправляют культ этих богинь, причем очередность их годичной опеки над ребенком устанавливают бонза или прорицатель. Ежегодно отмечают дни рождения, но особенно торжественно празднуют шестидесятилетие — возраст, по достижении которого человек пользуется всеобщим уважением и почитанием.

Культурная революция в ДРВ, «Закон о семье и браке», введенный с 1 января 1959 г., во многом содействуют изживанию патриархально-феодальных пережитков в семейно-брачных отношениях. Запрещено многоженство, женщины получили равные права с мужчинами во всех областях общественно-экономической, политической и культурной жизни. Постепенно уходят в прошлое брачные обычаи, связанные с отработками и большими материальными расходами, и их сменяют новые, более простые и недорогостоящие.

В сельских кооперативах свадьбу организует специально создаваемый для этой цели совет во главе с председателем, который объявляет о дне торжества, закупает за счет кооператива угощенье и поздравляет новобрачных. В городах после объявления о предстоящей свадьбе жених приобретает для невесты в специализированном магазине шелковый халат, штаны, головной платок и лакированные босоножки. После регистрации брака молодожены рассылают многочисленным родственникам и друзьям приглашения и устраивают свадьбу либо дома, либо в нанимаемом общественном помещении.

Законодательство ДРВ по охране материнства и младенчества предусматривает двухмесячный отпуск по беременности для работниц предприятий, организацию в деревнях медпунктов с родильными отделениями, расширение сети яслей и детских садов. В Южном Вьетнаме положение женщин в семейной и социальной областях остается почти без изменений.

Народные праздники и игры

Среди многочисленных праздников, связанных с народными воззрениями на природу, религиозными представлениями и семейными событиями, наиболее важное место занимает тет — праздник Нового года или начала весны. Это время отдыха и развлечений после окончания осенне-зимнего сезона сельскохозяйственных работ, перед весенним циклом. Задолго до наступления Нового года приступают к ремонту жилищ, уборке, шитью одежд, изготовлению игрушек и т. п. Каждый вьет считает своим долгом провести этот праздник дома, в кругу родных, навестить могилы предков. Проводы старого и встреча Нового года сопровождаются обрядами в честь духа очага, который, как полагают, двадцать четвертого числа двенадцатого месяца по лунному календарю покидает дом для отчета владыке неба о жизни опекаемой семьи. В день его возвращения, тридцатого числа, принимают меры по охране жилища от злых духов: перед входом проводят черту, рисуют стрелы и ставят бамбуковый шест.

По древней традиции считается, что каковы будут первые дни Нового года, таков будет и весь год. Отсюда проистекает необходимость соблюдать различные запреты и обереги, чтобы сохранить спокойное и радостное настроение. Нельзя, например, производить сельскохозяйственные работы, чтобы не потревожить отдыхающий дух земли, избегают ссор и бранных слов, стараются быть вежливыми и предупредительными, желают друг другу богатства, счастья, любви, потомства, преподносят с благими пожеланиями картины и лубки. В некоторых местностях в первый день Нового года устраивали базары, где покупали и продавали по чрезвычайно низким ценам, что должно было предвещать хорошую торговлю в течение года. Празднование Нового года длится несколько дней, и в это время в деревнях, на улицах городов почти не смолкает музыка, песни, смех; по вечерам устраивают карнавальные шествия, фейерверки, танцы, выступления профессиональных и самодеятельных театральных коллективов.

Большим праздником считается у вьетов день середины осени, пятнадцатое число восьмого месяца, называемый также праздником детей, истоки которого восходят к культу луны и плодородия. К этому дню хозяйки готовят праздничный обед, выпекают различные сласти, среди которых традиционный «лунный пирог». Особую радость доставляет праздник детям: с помощью взрослых они изготовляют из разноцветной бумаги и глины всевозможные игрушки — слонов, носорогов, львов, драконов, оленей, раков, рыб, бабочек, цветы, пагоды, но главное — фонари. Фонарями разных конструкций и форм, в том числе вращающимися от воздуха, нагреваемого свечой, украшают помещения, фасады домов, скрывают их в листве деревьев. Нарядно одетые дети собираются группами, устраивают коллективные игры, шествия с фонарями и «процессии льва». Празднику сопутствует обычай «созерцания луны», основанный на приметах: если луна в ночь на шестнадцатое число ясная и не закрыта тучами, то должен быть хорошим урожай десятого месяца; если луна проглядывает из-за туч, можно рассчитывать лишь на урожай пятого месяца; когда ее не видно совсем — урожаи ожидаются плохие.

На второе число второго месяца приходится праздник духа земли, когда молятся об изобилии и благоденствии в семьях. С верой в дракона— владыку вод — связан праздник «праведного начала» или «первых початков», отмечаемый пятого числа пятого месяца.

Вьетские народные празднества целиком или в значительной степени совпадают с праздниками, распространенными в других странах Юго-Восточной и ВосточнойАзии. Они связаны с сельскохозяйственным календарем и облечены в религиозно-мифологическую оболочку. Прежде всего это церемонии в честь того или иного духа, которые носят театрализованный, зрелищный характер. Праздники заполнены развлечениями, играми, шуточными и спортивными соревнованиями. Любимой старинной игрой являются «живые шахматы», когда красочно одетые люди-фигуры передвигаются по размеченным на земле клеткам, следуя указаниям двух играющих групп из лиц почтенного возраста. Распространены петушиные бои, собирающие многочисленных зрителей, азартно переживающих за того петуха, на которого сделана ставка. Очень популярны запуски воздушных змеев в виде фантастических птиц, бабочек, драконов и т. п. Подчас это довольно сложные и дорогостоящие сооружения, за случайное приземление которых на территории чужой деревни хозяева в недавнем прошлом вносили выкуп, либо возвращали их, победив в кулачном бою.

Интересны и веселы соревнования по подъему на скользкий шест, переходу по тонкой жерди через ручей, разжиганию сырых дров, уменью сварить рис «на поверхности воды». В последнем случае каждый соревнующийся садится в небольшую лодку, получает сферический котел, рис, топор, колья, определенное количество соломы и спичек. Нужно вбить в дно водоема три кола так, чтобы устанавливаемый на них котел едва касался днищем поверхности воды, и балансировать на лодке вокруг кольев с пучками горящей соломы в руках до полной готовности риса.

В праздничные дни девушки соперничают друг с другом в кулинарном искусстве, ткачестве и других домашних работах. Это время знакомств юношей и девушек. Они качаются на качелях, поют по очереди песни-куплеты, и зачастую эти встречи молодежи заканчиваются заключением брака.

Многие лучшие традиции народных развлечений ярко проявляются в дни государственных и революционных праздников: победы революции и образования ДРВ (2 сентября), 1 Мая, Международного женского дня 8 марта.