Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Классовый состав Австралии. Население городов. Культура Австралии
Этнография - Народы Австралии и Тасмании

Классовая структура населения Австралии типична для чисто капиталистических стран. Официальная статистика не дает точного отражения численности и соотношения отдельных классов, но некоторое приближенное представление о классовом составе населения можно получить. В 1933 г. в Австралии насчитывалось свыше 1,4 млн. лиц, живущих на заработную плату, т. е. продающих свой труд. Это — рабочие, батраки, служащие и трудовая интеллигенция; 481 тыс. безработных и 171 тыс. полубезработных. Значит, всего людей наемного труда в Австралии около

2  млн.; в то же время там насчитывалось 369 тыс. самостоятельных хозяев — в основном фермеров, не применяющих наемного труда, и 207 тыс. «нанимателей», т. е. капиталистов-фабрикантов, торговцев и крупных фермеров. В эти числа не включены несамостоятельные члены семей1.

По отраслям народного хозяйства наиболее крупные группы самодеятельного населения распределяются так: 26,7% его занято в обрабатывающей промышленности, 20,5% в сельском и лесном хозяйствах, 15,6% в торговле и банковском деле, 8,0% в транспорте и учреждениях связи, 2,7% в добывающей промышленности.

Таким образом, в Австралии численно преобладают промышленные рабочие. За ними идут фермеры, главным образом средние и мелкие.

Население городов

Огромное большинство всего населения Австралии живет в городах.Особенно характерна для Австралии концентрация населения в столицах штатов. Довольно многолюдны также некоторые портовые города восточного побережья, а в глубине страны — центры горнодобывающей промышленности. В шести столицах штатов и в двух главных городах территории сосредоточено 50,72% населения страны, во всех остальных городах — всего 20%.

Распределение населения и наличие крупных городов неравномерны по штатам (см. таблицу на стр. 311).

Внутри страны крупные города возникли в районах горнодобывающей промышленности. Остальные города, имеющие население от 2 до 20 тыс;, являются торгово-посредническими центрами в овцеводческо- зерновых районах или в районах более развитого земледелия и центрами по первичиой обработке сельскохозяйственной продукции. Такое скопление населения в городах объясняется как историей колонизации Австралии, так и экономическим строением современной Австралии.

Все столицы штатов представляют собою крупнейшие в стране порты. Исторически они были первыми населенными пунктами колоний. В эти города прибывают эмигранты из Европы, большинство из которых оседает здесь. В столицах сосредоточена почти вся крупная промышленность страны; благодаря постоянному притоку иммигрантов, столичная промышленность всегда была лучше обеспечена рабочей силой. В столицы уходят в поисках работы разорившиеся фермеры и сельская молодежь. Кроме того, в городах живут рабочие, занятые в сельском хозяйстве лишь часть года. Специализированное на одной какой-либо отрасли сельское хозяйство предъявляет большой спрос на рабочую силу в период сезонных работ, какими являются: стрижка овец и работы, связанные с сортировкой и упаковкой шерсти на овцеводческих станциях; уборка урожая в'земледельческих районах; работы на сахарных и хлопковых плантациях. Кроме того, работы по обработке сельскохозяйственных продуктов, как, например, производство консервов, виноделие и другие, большею частью носят также сезонный характер. Для выполнения всех этих работ необходимо иметь большую резервную армию опытных сельскохозяйственных рабочих. Безработные в остальное время года, эти рабочие в большинстве проживают в столицах, так как в крупном городе скорее можно найти хотя бы случайный заработок.

Жилищные условия

Как в сельской местности, так и в городах основным типом жилища для постоянного населения является индивидуальный дом для семьи. По официальным данным, в 1947 г. в таких домах обитало 80,99% населения# В крупных городах дома строят из кирпича, крыши покрывают красной черепицей. В маленьких городах и в пригородах столиц дома деревянные, а крыши обычно крыты железом. Коттеджи буржуазии состоят из 10—12 или больше комнат, имеют ванную и веранду. Веранда при мягком австралийском климате часто служит местом для спанья. Именно веранда заметнее всего отличает австралийскую архитектуру от английской. Иногда устраивают место для ночлега прямо на открытом воздухе, под защитой проволочной сетки от мух. В пригородах или небольших городах, где земельная рента не так высока, как в столицах, перед домом находится садик, а за домом — небольшой огород.

По официальным данным, почти половина индивидуальных домов считается собственностью семей, которые в них проживают. Но эта «собственность» в большинстве случаев фиктивна. В Австралии очень развита система кредита для покупки всевозможных предметов. Приобретая в долг дом, мебель, одежду и пр., рабочий оказывается в долговой кабале у торговых фирм и банков. Всякая задержка очередного взноса уплаты может лишить рабочего и его семью крова и предметов первой необходимости. Арендная плата или взносы в счет уплаты долга за дом поглощают почти половину рабочего бюджета. Еще более высока квартирная плата за благоустроенную квартиру в столицах.

Ярко характеризует контрасты между благоустроенным районом столиц, где живет буржуазия, и рабочими районами этих городов выступление австралийского делегата в Вене на конференции в защиту детей: «Я посетил, — рассказывает он, — недавно трущобы Сиднея. Они за- нимают более четырех тысяч гектаров. Статистика детской смертности красноречиво характеризует эти трущобы. Во всей Австралии из тысячи новорожденных умирает двадцать четыре. В богатых кварталах Сиднея из тысячи умирает только 14, но там, где живем мы, рабочие, из тысячи новорожденных погибают 67. В том районе, где я живу, зарегистрировано 90% туберкулезных больных»1.

Городская беднота остро нуждается в жилье. По примерным подсчетам, в настоящее время из 8,5 миллионов населения страны около полутора миллиона человек не имеют настоящего крова, а вынуждены жить в палатках, гаражах, лачугах или сараях. В одном таком районе Сиднея около 3 тыс. гаражей-жилищ1.

Сельское население

Сельское население составляет менее одной трети населения Австралии. Основным типом сельского поселения в Австралии являются разбросанные на большом расстоянии одна от другой овцеводческие станции и мелкие фермы.

Фермеры различаются по экономическому положению. Среди них имеются крупные предприниматели и мелкие землеробы. В ходе колонизации Австралии большая часть земли была захвачена богатыми лендлордами и скваттерами. По мере развития капиталистического земледелия крупные латифундии дробились и уступали место фермам чисто предпринимательского типа. Однако и сейчас еще крупное землевладение (частью под формой долгосрочной «аренды») преобладает. Огромные фермерские хозяйства, свыше 400 га каждое, занимают в общей сложности более 73% всей сельскохозяйственной площади Австралии. Есть колоссальные латифундии, более чем по 20 тыс. га, — площадь их составляет около 7% всей австралийской земли. Особенно велики размеры некоторых овцеводческих станций. Самый крупный из лендлордов Австралии, Сидней Кидман, «овечий король», — владелец земельной площади в 6 млн. га. Численно преобладают средние и мелкие фермеры, но в их руках находится лишь около четверти всей земельной площади Австралии.

Приезжего в Австралию поражают бесконечные проволочные изгороди, которые тянутся по обеим сторонам дороги и сопровождают его всюду, куда бы он ни ехал по стране. По австралийским законам, все земельные участки должны быть огорожены. Изгороди обычно делают из проволоки, которую натягивают в три, пять или семь рядов на деревянные столбики.

В сухой период года в кустарниках очень часто случаются пожары. Чтобы пресечь распространение огня, вдоль всей изгороди распахивают расчищенную от травы и кустов полосу земли в два метра шириной. Стоимость такой изгороди составляет большую статью расхода в бюджете начинающего фермера. Еще дороже стоит устройство изгороди с сеткой, служащей мерой для борьбы с кроликами2. Внутри участка изгородью отделяют также усадьбу, сад, огород, загоны для скота, пастбища и поля.

Дома, в которых живут фермеры, деревянные, стандартного типа. Доски и бруски для дома изготовляются на лесопильном заводе, затем их перевозят на место и на приготовленном фундаменте собирают дом. Крыши делают из гофрированного железа. Дома небольшие, одноэтажные; только у богатых фермеров встречаются двухэтажные дома. В доме три-пять комнат. По фасаду дома расположена веранда. Кухня стоит чаще всего отдельно. Помещения содержатся в чистоте и порядке. В небогатых фермерских хозяйствах всю домашнюю работу выполняют женщины семьи фермера. В работах вне дома женщины почти не принимают участия.

В сухих районах Австралии, где очень мало воды, около каждого дома стоит на бетонном фундаменте большая цистерна для собирания дождевой воды; от крыши к цистерне проходят трубы для стока воды. Кроме дождевой воды, для хозяйства пользуются колодезной водой, там, где она не солена и годна для * употребления. Для выкачивания воды из колодца пользуются ветряными двигателями.

На больших фермах, кроме дома фермера, есть еще домики для рабочих.

В усадьбе имеются амбары, сараи и другие хозяйственные постройки, но совершенно отсутствуют помещения для скота. Для защиты лошадей от дождя и солнца устраивают открытые с одной стороны навесы. Доение коров также происходит под навесами. Все остальное время животные пасутся на пастбищах.

Овцеводческая станция представляет собою целое поселение, центром которого является большой дом скваттера. Вокруг главного дома расположены дома, в которых живут объездчики и рабочие, конторы, склады, подсобные мастерские и другие хозяйственные постройки.

В крупных овцеводческих станциях постоянно живет только управляющий. Сам владелец с семьей предпочитает пользоваться всеми удобствами и удовольствиями столичной жизни. Некоторые огромные овцеводческие станции принадлежат акционерным обществам и «лордам-абсенте- истам»— английским аристократам, постоянно живущим в Англии.

С огораживанием участков в скотоводческих хозяйствах исчезла необходимость в многочисленных пастухах. Их заменили объездчики, главная обязанность которых заключается в поддержании в порядке изгородей. Они должны также наблюдать за водопоями и прудами, заботиться о безопасности стада. В дождливый период они должны заблаговременно * отгонять стада от мест, которым угрожает наводнение, а в сухое время года они заранее расчищают от травы участки пастбищ, где овцы могли бы спастись от огня в случае пожара.

Огромный вред стаду наносят дикие собаки динго, иногда они загрызают овец сотнями. Охота на динго, когда они появляются, и истребление их также входят в круг обязанностей объездчиков. Большую помощь объездчикам оказывают хорошо обученные собаки.

Если крупные овцеводческие станции принадлежат большим капиталистическим компаниям или богатым скваттерам, то владельцами мелких станций являются фермеры («какаду», как их в насмешку называют), нанимающие рабочих и пастухов, но и сами работающие на своих фермах. Пастухами служат постоянные рабочие, часто из аборигенов.

Наиболее напряженная работа на овцеводческих станциях начинается в период стрижки овец, который продолжается около шести недель.

Стригачи

Особую группу сельскохозяйственных рабочих представляют стригачи овец—не только сезонные, но и бродячие рабочие. Они кочуют по стране в поисках работы и переходят от одного хозяина кдругомувсезон стрижки. Это совершенно своеобразный, чисто австралийский общественный тип. Найти работу бывает не всегда легко, особенно в годы депрессий и кризисов, в последнее время столь частых. Мелкие фермеры нанимают на сезон стрижки по три-пять рабочих, у крупных компанийих собирается до полутораста-двухсот. В разных штатах Австралии, в зависимости от климатических условий, стрижка овец происходит не в одно время. Она начинается в северном Квинсленде, в субтропическом поясе, в январе, а потом постепенно передвигается в более южные штаты. И стригачи переходят постепенно от одного нанимателя к другому, работая у каждого по нескольку недель.

Стрижку овец производят ручными или механическими ножницами. При стрижке механическими ножницами работа идет быстрее и сама стрижка выходит ровнее и чище, но об удобстве рабочего изобретатели этих ножниц нисколько не заботились: при пользовании ими неприятно дрожат руки, к чему трудно привыкнуть. Поэтому, несмотря на то, что руками можно остричь 80—100 овец в день, а машинкой 140—150, многие опытные стригачи предпочитают ручной способ стрижки. Стрижка овец — очень изнурительный труд. От нее болят спина и руки. Обыкновенно стрижку начинают с середины недели, чтобы приблизить день отдыха и дать стригачам постепенно привыкнуть к тяжелому труду.

Работающие в одном «сарае», у одного хозяина, стригачи составляют обычно одну артель. У них общий котел, артельный повар. Тяжелая и необеспеченная жизнь развила у них навыки солидарности. Ищущий работы «свегман», скитающийся по стране с котомкой за плечами, всегда может рассчитывать получить в любом «сарае» бесплатный ужин и ночлег, а иногда товарищи дадут ему и немного на дорогу. Это иногда позволяет перебиваться безработным, а также и люмпен-пролетариям («буммеры»),которые зачастую в бесплодных поисках работы просто отвыкают от нее. Безработному или попавшему в тяжелое положение товарищу рабочие оказывают поддержку при помощи складчины. Тогда пускают по местному обычаю «шапку по кругу» и каждый что-нибудь в нее бросит. Такой поддержкой часто приходится пользоваться новичкам, недавним поселенцам1.

Быт стригачей и скваттеров запечатлен в фольклоре. Писатель Алан Маршалл опубликовал собранные им рассказы и легенды, распространенные среди пастухов и стригачей. Интересны рассказы о легендарной овцеводческой ферме Спиво, батраки и стригачи которой якобы отличались необычайной силой, ловкостью, находчивостью. Например, когда один из стригачей упал в кипящий котел, товарищи быстро вытащили его и завернули в шкуры освежеванных баранов. Стригач был не только спасен, но даже выиграл от этого происшествия: овечья шкура приросла к нему, и шерсть продолжала расти, как на баране; поэтому он стал получать хорошие деньги за шерсть, которую с него состригали2.

Стригачи всей Австралии входят в федеративный союз земледельческих рабочих и представляют собою наиболее активную часть членов союза. В борьбе за улучшение своего экономического положения они неоднократно организовывали стачки, которые были поддержаны другими профессиональными союзами.

Остальную часть сельскохозяйственного пролетариата составляют батраки на полеводческих фермах. Положение их необеспечено и тяжело, особенно в связи с резкими колебаниями конъюнктуры капиталистического рынка, которые побуждают фермеров-нанимателей иногда круто сокращать посевы хлебных культур, превращать пашни в овечьи пастбища.

Численность сельскохозяйственного пролетариата в целом велика. По официальной статистике, 40% всего самодеятельного населения, занятого в сельском хозяйстве, — люди наемного труда, батраки.

Золотоискатели и рабочие золотопромышленности

Особую, очень характерную группу населения Австралии составляют золотоискатели и рабочие золотодобывающей промышленности. Золото некогда было главным богатством Австралии. Это время ми

новало, но и сейчас еще рабочие золотых приисков и рудников — самый крупный отряд горнопромышленного пролетариата. Основная масса их сосредоточена в Западной Австралии, где золото было открыто в 1890-х годах и куда сразу же нахлынуло множество старателей. Быт старателей в тот «героический» период западноавстралийской золотодобычи очень ярко изображен в романе прогрессивной австралийской писательницы Катарины Причард1. Этим отважным людям приходилось бороться со страшными трудностями, с суровой природой пустыни, где кружка воды порой была недоступной. Но скоро по стопам смелых открывателей пришли капиталистические дельцы. Кустарная золотодобыча сменилась крупнокапиталистической золотой промышленностью.

Тяжелую участь старателей в капиталистический период прекрасно обрисовала та же писательница в романах «Золотые мили» и «Крылатые семена»1. Общая борьба — сначала против суровой природы, а потом против угнетателей-шахтовладель- цев — породила у них навыки товарищеской спайки, солидарности, настойчивости в защите общих интересов.

Культура современной Австралии

Культура современной австралийской нации в целом стоит довольно высоко. Она складывалась на основе культурных традиций, принесенных переселенцами с Британских островов, но в местных условиях подверглась некоторым изменениям.

Литература Австралии зародилась еще в первые десятилетия колонизации, но лишь по мере пробуждения национального самосознания, с середины Х1Хв.. появились в ней черты самостоятельности (поэт Адам Гордон, романист Маркус Кларк и др.)* В конце XIX — начале XX в. наиболее выдающимся писателем Австралии был упоминавшийся выше Генри Лаусон, социалист и демократ, ярко описавший быт батраков, стригачей, мелких фермеров. Лаусон находился под влиянием Максима Горького. Из новейших писателей Австралии выделяются такие деятели прогрессивного направления, как уже известная нам Катарина-Сусанна Причард, автор замечательной трилогии из быта золотоискателей и рабочих Западной Австралии. Как в трилогии, так и в мелких рассказах К. Причард прекрасно показала, что притеснения и преследования аборигенов были делом правительственных чиновников и худшей части колонизаторов. Простые люди—золотоискатели, скваттеры—редко проявляли сознательную жестокость; наоборот, они часто завязывали дружественные отношения с аборигенами. В особенности хорошо обрисованы теплота и сочувствие, которые женщины- колонистки проявляли к исконным хозяевам страны, сознавая вину за принесенные им колонизацией страдания2. Среди других писателей надо отметить Алана Маршалла, который собирает народые легенды и предания, а также мифы австралийских аборигенов. Очень показателен успех романа Ксавье Герберта «Каприкорния» (1937) о метисах и аборигенах Северной территории, выдержавшего не менее десяти изданий и увенчанного юбилейной премией 150- летия колонизации Австралии.

Периодическая печать Австралии существует свыше полутораста лет: первая газета «Sydney Gazette» начала выходить в 1803 г. Теперь издаются многочисленные газеты всех политических направлений, литературные, научные и политические журналы. Самыми прогрессивными органами печати являются газета коммунистической партии «Tribune», журнал «Communist Review», а также ряд профсоюзных журналов («Railway Advocate» и др.).

Школьное образование в Австралии — всеобщее и обязательное (для детей в возрасте 6—14 лет, в Новом Южном Уэльсе— до 15 лет). Фактически, однако, из-за дальности расстояния и отсутствия одежды не все дети имеют возможность посещать школу, проме государственных, имеются частные и церковные школы; последние открываются в миссионерских поселках для аборигенов.

Для состояния народного просвещения в Австралии характерно, что уже с самого начала иммиграции было введено всеобщее начальное светское образование. Начальной школой охвачено все население, но среднее и высшее образование развивалось очень медленно. Последнее и поныне остается привилегией лишь небольшой верхушки общества1.

В каждом штате имеется университет; есть и специальные высшие учебные заведения — технические, сельскохозяйственные и пр. Некоторые из университетов ведут большую научную работу. Так, Сиднейский университет является центром этнографических исследований по всей Австралии и Океании. Он издает свой научный орган «Oceania». Разумеется, направление преподавания в университетах и в других высших учебных заведениях не всегда прогрессивное. Есть и ряд научных институтов и обществ. В одном из научных обществ — Линнеевском — в свое время активно работал Н. Н. Миклухо-Маклай.

Изобразительное искусство Австралии имеет свои самобытные черты. Его выдающимся пионером был пейзажист Луи Бювело, швейцарец родом. В творчестве многих художников, особенно новейшего времени, отражена природа страны, черты местного быта, в том числе и быта аборигенов: таковы картины Маргариты Престон, Франсиса Бёрка, Герта Селльхейма и др.

Музыкальное искусство Австралии основано на традициях европейской музыки. Главные центры его — государственная консерватория в Сиднее, консерватория при университетах Мельбурна и Аделаиды, кафедры музыки при тех же университетах. Профессор музыки в Аделаиде, Гарольд Дэвис, является крупным знатоком музыки аборигенов.

В быту англо-австралийцев большое место занимают развлечения на свежем воздухе и особенно спорт. Купание и солнечные ванны — излюбленный отдых для всех слоев населения. Из спортивных игр ранее всего (в 20 годах XIX в.) вошли в обиход крикет и футбол. Крикет до сих пор остается как бы национальной игрой австралийцев. Популярны также гольф, теннис. Широко распространены занятия плаваньем, гимнастикой, атлетикой. Австралийские спортсмены принимают участие во всех спортивных олимпиадах с 1896 г., когда они были впервые восстановлены в новое время. Австралийцы одерживают победы во многих международных состязаниях' в ряду первых чемпионов.

Передовые деятели австралийской культуры во всех ее областях — в литературе, печати, живописи, театре и пр.— единодушно выступают в первых рядах большого общественного движения — движения за мир, против угрозы новой войны. Они хорошо понимают, что только в обстановке мира и сближения между народами может развиваться и культура народа Австралии.