Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Быт и культура даргинцев
Этнография - Народы Кавказа

Поселения даргинцев различны по своей величине: в одних число дворов доходит до 700 и более (например, Цудахар, Ходжал-Махи, Акуша, Урахи, Кубачи), другие имеют от 100 до 350 дворов (например, Урари, Тебек-Махи) и, наконец, существуют небольшие селения, насчитывающие от 10 до 100 дворов (Ургани, Наци, Дуакар и др.). Часто близ больших селений разбросаны группы мелких, представлявших собой в прошлом выселки большого селения. Например, ьокруг сел. Акуша было около 24 таких выселков-хуторов, вокруг сел. Цудахар — около десяти. Такой выселок (махъи) предназначался для охраны земельных угодий основного селения и сам получал небольшой земельный надел. В настоящее время бывшие выселки превратились в самостоятельные селения. Часто группы малых селений объединяются и образуют единый колхоз.

Селения располагаются на речных террасах (например, Цудахар), на расширенных пологих склонах (например, Акуша), на крутых горных склонах (например, Урари, Наци, Дуакар, Кубачи). В связи с этим различие в высоте расположения на склоне горы отдельных пунктов одного* и того же селения бывает чрезвычайно велико, колеблясь от 10 до 200 м. Чем выше в горах лежит селение, тем ярче выражена его скученная, ступенчатая, амфитеатрообразная группировка. В этих селениях одни дома тесно примыкают к другим, крыши нижних домов используются в качестве двориков для верхних, приусадебные участки очень малы, а иногда совсем отсутствуют. Ярким примером именно такого ступенчатого, амфитеатрообразного расположения селения с многоэтажными домами может служить сел. Кубачи. Здесь, как и во всех высокогорных селениях, дома строят преимущественно в'два этажа; однако встречаются дома в четыре- пять и даже шесть этажей. В селениях, лежащих более низко и плоско, жилые дома преимущественно одноэтажные. Располагаясь по линии улиц, они часто бывают обращены фасадом во внутренний двор и задней сторо ной на улицу. Улицы в высокогорных ступенчатых селениях очень узки, иногда проходят под домами в виде темных коридоров и бывают доступны только для пешеходов, всадников и животных с вьюками. Площади в высокогорных селениях обычно небольшие. На площади часто находятся бассейны с каптированными родниками, представляющие собой обычно небольшие каменные здания с плоским перекрытием, имеющие камеры с непрерывно струящимся родником, взятым в трубку, и небольшим резервуаром перед ним. В некоторых горных селениях обращают на себя внимание печи общественного пользования для выпечки хлеба, бывшие в прошлом местами традиционных женских сборищ.

После Великой Октябрьской социалистической революции во многих селениях появились прекрасные общественные здания, светлые, просторные, с хорошим оборудованием и всеми удобствами. Это — здания школ, сельсоветов, больниц, клубов, изб-читален. В ряде селений с успехом проведены опыты правильной перепланировки улиц, развития зеленых насаждений. Так, например, шоссейная дорога, ведущая к сел. Урхучи, обсажена с двух сторон декоративными растениями. В сел. Сергокала на центральной площади разбит сквер, вдоль главных улиц посажены деревья. Во многих селениях появилось электрическое освещение. Почти во всех селениях имеется радио, проведены линии телефонной связи.

Центром общественной жизни селений стали теперь не площади перед мечетями, общественные хлебные печи или бассейны с каптированными родниками, как это было в прошлом, а кварталы, в которых находятся правление колхоза, сельсовет, колхозный клуб.

Главным строительным материалом для современных даргинских построек служит камень (известняк, песчаник, глинистый сланец). В некоторых селениях, например, в Ходжал-Махи, Акуша, употребляется кроме того необожженный кирпич (саман). Камень или дробится на куски неправильной формы, лишь приблизительно прямоугольные, или отделывается более тщательно и даже иногда обтесывается. Дома ставят на фундамент или прямо на естественном скалистом основании и каменистом грунте после его некоторой подготовительной обработки. Кладка производится преимущественно на глиняном растворе. Более старые здания имеют сухую кладку. Полы в них бывают или глинобитные, или шиферные, реже — деревянные. В новых домах часто делают деревянные полы. Потолки сделаны из досок, жердей, хвороста или из шиферных плит.

Балки или матицы обычно лежат на верхних частях стен, несущих основную нагрузку.

В селениях предгорной зоны, наряду с плоскими перекрытиями,, в настоящее время значительно чаще, чем раньше, встречаются дома с железными и черепичными двускатными крышами. Так, например, в селениях Сергокала, Мюрего, Цудахар много домов с двускатной крышей. Фасады жилых построек обычно имеют открытую веранду пли галерею. В домах, имеющих несколько этажей, в нижних этажах помещаются конюшня, хлев, сеновал, склад топлива, кладовые для различного домашнего и сельскохозяйственного инвентаря, в верхних — жилые комнаты. В ряде местностей Сергокалинского, Левашинского и других районов во вновь строящихся жилых домах помещения для скота располагают подальше от жилых комнат, вне стен дома. В этих случаях, если дом имеет два этажа и жилье находится во втором, первый этаж используется не под хлев, а для хранения сена, топлива и разного домашнего инвентаря. В селениях, расположенных на более ровных местах, комнаты примыкают по прямой линии одна к другой. Из каждой комнаты делают выход на веранду. Бывают иногда и добавочные двери, соединяющие одну комнату с другой. В селениях более высоких горных районов планировка дома часто лишена правильности и приспособляется к конфигурации склона, на котором возведено здание. Вследствие этого комнаты имеют неправильные очертания, иногда они пятиугольные, иногда — с закругленными углами. Дома, как правило, благоустроены, чисто содержатся и имеют достаточные удобства.

В обстановке жилых комнат обращают на себя внимание хорошая мебель городского типа, кустарные изделия местных мастеров, а также такие вещи, как швейные машины, патефоны, радиоприемники. Самодельные кошмы, половики и паласы, лезгинские или табасаранские ковры, кубачинские котлы и медные кувшины, сулевкентские глиняные сосуды, низкие треногие табуретки, деревянная резная утварь местного производства, орнаментированные большие деревянные лари с тремя отделениями внутри и другие предметы домашнего убранства придают комнате национальный колорит. По стенам даргинского жилища развешана медная, глиняная, фаянсовая, фарфоровая посуда, постельные принадлежности уложены на тахтах, верхняя одежда висит на горизонтальных жердях вдоль стен.

Пища даргинцев почти не отличается от пищи других дагестанских народов. Значительное место занимают здесь продукты, заготовленные впрок: мясо, курдючье сало, топленое масло, брынза, курага. Заготовляется еще так называемый урбеш — размолотое льняное семя, имеющее вид еязкой и густой масбы коричневатого цвета, с добавлением меда или сахара и масла. Наиболее распространенные горячие блюда — суп и хинкал. Суп приготовляется из свежего и сушеного мяса или курдючного сала с овощами и чесноком. Большую роль в пище даргинских колхозников играют молочные продукты, яйпа, картофель и овощи. Вследствие организованного современного снабжения колхозникам стали доступны различные покупные продукты питания, которых они раньше не знали, в частности, разнообразные бакалейные и кондитерские изделия.

До революции большинство даргинцев питалось весьма скудно. В качестве дополнительных продуктов питания в некоторых селениях, например в сел. Кубачи, употребляли дикорастущие съедобные растения, в лепешки добавляли суррогаты. Овощей даргинцы не знали, мясо ели лишь в исключительных случаях. Пищу готовили и ели в антисанитарных условиях. Типичной для прошлого была раздельная трапеза мужчин и женщин. В настоящее время, благодаря изменившимся экономическим условиям, мясные и молочные блюда, равно как овощи и фрукты стали повседневной пищей. Все члены семьи совместно участвуют в трапезе.

Старинная даргинская национальная одежда значительно больше в ходу у женщин, чем у мужчин. Мужская одежда местного образца, как правило, гораздо однообразнее женской. В целом она не столько специфически даргинская, сколько характерная для всего Северного Кавказа (бешмет, черкеска, ноговицы, чувяки). Наиболее употребительны в современных условиях следующие виды старинной даргинской одежды: папахи, бурки чабанов, мужские и женские овчинные шубы-накидки (безрукавные и с ложными рукавами), узорные вязаные носки, женское туникообразное платье, мужские и женские шаровары и женская головная повязка. В современном костюме даргинских колхозников и колхозниц своеобразно сочетаются перечисленные элементы местного происхождения с городской одеждой.

Дореволюционное даргинское селение представляло собой сельскую общину, в которой сохранялось деление на ряд больших и малых родственных групп — тохумов и жинсов. Те и другие находились в XIX в. в состоянии распада: земля, скот, сады и сельскохозяйственный инвентарь были собственностью малых семей, являвшихся основными хозяйственными единицами. Сохранялась общинная собственность на пастбища, леса, воды и другие угодья. В ведении жинса находились печь для сушки зерна, иногда водяная мельница. Члены тохумов и жинсов совместно работали на полях сородичей, совместно пользовались сельскохозяйственными ору- * диями, совместно лущили кукурузу, молотили, стригли овец и т. д. Но вследствие значительной имущественной дифференциации все эти совместные работы и виды взаимопомощи имели в большой мере односторонний характер. Только богатый сородич мог собрать в своем доме всех членов своего тохума или жинса.

В ряде даргинских обществ вплоть до начала XX в. сохранялись пережитки высокого общественного положения женщины. Существовал, например, обычай женских собраний, запретных для мужчин. В сел. Кубачи существовали даже особые помещения, называемые «дом женщин» и «дом девушек», куда собирались женщины и девушки для совместного времяпрепровождения. Известен также ряд чисто женских праздников. Однако, несмотря на все это, положение даргинки в семье и обществе в дореволюционные годы было крайне тяжелым. Женщина не принимала участия в общественной жизни селения, не имела права посещать общесельские праздники, разговаривать с мужчинами, а также с мужем при чужих. Главой семьи был мужчина — владелец основного имущества дома. Женщина не имела права самостоятельно продать, подарить или приобрести имущество: ей принадлежало только ее приданое. Хозяйственная роль женщины была, напротив, весьма значительна. Женскими отраслями труда считались: сбор урожая, уход за крупным рогатым скотом, заготовка продуктов впрок, приготовление пищи, изготовление одежды и предметов домашнего обихода. Мужским делом считались сев, пахота, ведение овцеводческого хозяйства и пр.

Женщина в своем доме не могла есть раньше мужа, не имела нрава лечь спать до того, как придет муж. На женщине целиком лежало также воспитание детей, ибо отец не только не имел никакого отношения к их воспитанию в ранние годы детства, но даже в присутствии как посторонних, так и родственников не мог приласкать ребенка, успокоить его, если он плачет, и т. д. С другой стороны, полновластным вершителем судеб взрослых детей был только отец, мать здесь никаких прав не имела. Все эти патриархальные порядки особенно сказывались в семьях зажиточной верхушки общества. В трудовых семьях они соблюдались скорее формально, ибо тяжелый труд и борьба с нуждой сплачивали семью бедняка вопреки старым адатам.

Пережитки патриархально-родовых отношений проявлялись и в других обычаях и порядках даргинского общества. В частности, широко была распространена эндогамгп, т. е. предпочитались браки в пределах тохума. Вопрос о браке решался только отцами, без участия самих молодых людей, без учета их личных склонностей или привязанностей. Прежде всего учитывались социальное положение и приданое невесты. Требование большого приданого мешало многим девушкам выйти замуж. Точно так же дорогие подарки, которые юноша должен был поднести невесте и ее родне, часто препятствовали женитьбе. Мужчины из зажиточных слоев общества практиковали многоженство, которое делало судьбу женщины еще более тяжелой. Вторая и третья жены лишались последней доли самостоятельности, так как хозяйкой считалась первая.

Создание у даргинцев передового социалистического хозяйства повлекло за собой коренное изменение их общественного и семейного быта. Родовые связи потеряли всякое значение как в хозяйственной жизни, так и в быту колхозников. Бла^ одаря колхозной организации труда сузился круг работ, при которых практикуется обычай взаимопомощи,— это постройка и ремонт дома, лущение кукурузы, валяние бурок, причем в организованной таким образом работе принимают участие не столько родственники, как в прошлом, сколько члены одной колхозной бригады и соседи. Свадьба, наречение имени ребенку, другие семейные события происходят теперь в присутствии товарищей по совместному труду и соседей, а не членов жинса, как раньше. Большую роль в сельскохозяйственном производстве играют женщины. Во время Великой Отечественной войны многие женщины-горянки, заменяя ушедших на фронт мужей, отцов, сыновей, освоили новые сельскохозяйственные машины, стали организаторами производства. Даргинские женщины активно участвуют в жизни колхозов, являются членами правлений колхозов, бригадирами. Особенно много жен- щин-звеньевых. Широко известны в республике имена даргинских женщин, прославившихся своей трудовой деятельностью, таких например, как председатель Сергокалинского сельсовета Герой Социалистического Труда коммунистка Ханум Магомедова, доярка колхоза им. Калинина сел. Мюрего Муминат Магомедалиева и др.

В корне изменился и семейный быт. Перестали действовать эндогамные нормы, бывшие в прошлом основным регулятором брака даргинцев. Благодаря тому, что брак заключается по взаимному соглашению молодого человека и девушки, исчез обычай многократного испрашивания согласия на брак у родителей девушки. Эгот обряд превратился в договор между сватами и родителями девушки, который заключается в первый же и единственный приход сватов. Сватами сейчас выбирают уважаемых лиц селения, обычно бригадиров или председателя колхоза. Не существует больше обязательных размеров приданого невесты и свадебных подарков жениха, столь обременительных для крестьян в прошлом. После сватовства молодые в сопровождении подруг и товарищей, родителей и родственников отправляются в сельсовет для регистрации брака, тогда как раньше мусульманский обряд бракосочетания совершался в отсутствие самих брачащихся. Свадебное торжество сохраняет некоторые старые формы, но они теперь уже не имеют своего прежнего значения. На свадьбу приглашаются все члены колхоза и знакомые из других колхозов; в организации свадьбы принимают участие члены той бригады, к которой принадлежит жених. После свадьбы молодые поселяются в отдельном помещении.

Колхозная семья в корне отлична от семьи прошлого. Ликвидируются пережитки былого поло-возрастного разделения труда. Не существует раздельности имущества мужа и жены. Все то, что они оба получают в колхозе по трудодням, составляет общее их имущество. Исчез обычай, запрещавший жене появляться на улице вместе с мужем, называть ,мужа по имени в присутствии других, равно как и обычай, не позволявший мужу оказывать знаки внимания жене и детям. Напротив, отец стал активным воспитателем детей.

Культура

Если при царизме медицинская помощь в даргинских селениях практически отсутствовала 1 (невежественные знахари своими «лекарствами» часто только усугубляли болезнь), то после Великой Октябрьской революции положение коренным образом изменилось. Ныне во всех районных центрах имеются больницы, амбулатории, противомалярийные станции, женские и детские консультации, родильные дома. В селениях работают фельдшерско-акушерские пункты, а в некоторых построенные самими колхозами родильные дома. Даргинские колхозники из сел. Аймау-Махи явились инициаторами строительства колхозных родильных домов во всем Дагестане.

Важнейшей предпосылкой приобщения горцев к достижениям социалистической культуры была ликвидация неграмотности. Достаточно сказать, что до Советской власти в таком крупном селении, как Акуша, было всего двое грамотных. В сел. Мюрего, где насчитывалось более 2500 человек, только один грамотный. Только одна даргинка — дочь начальника Даргинского округа — имела среднее образование. Основанное в 1863 г. в Дешлагаре приходское училище в 1876 г. было закрыто за неимением средств. Лишь по просьбе Дешлагарского общества военнослужащих в 1878 г. было открыто одноклассное сельское училище, позднее преобразованное в двухклассное. К началу XX в. в Даргинском округе с населением более 80 тыс. человек было два сельских училища, в которых обучалось 76 детей, главным образом из богатых семей. Зато на территории округа функционировало 170 мечетей2. Детям трудящихся даргинцев в лучшем случае предоставлялась возможность изучать в мечетях коран. Лишь ценой огромных усилий из среды даргинского народа выдвигались немногочисленные деятели культуры, такие, например, как этнограф и фольклорист Башир Далгат, внесший значительный вклад в развитие отечественного кавказоведения.

Только советский строй открыл даргинскому народу возможность для всестороннего развития образования и культуры. После Октябрьской революции даргинская письменность была переведена на латинскую (1928 г.) и позднее — на русскую графику (1938 г.). Навсегда изжита неграмотность населения. В 1958/59 учебном году в даргинских районах работало 112 начальных, 94 семилетние и 23 средние школы. Преподавание в младших классах даргинских школ (с первого по четвертый) ведется на родном языке, в старших — на русском. В даргинских школах работает около 1800 преподавателей, причем более 1200 из них принадлежат к коренным национальностям.

На даргинском языке ведутся делопроизводство и радиопередачи, издаются книги и газеты (республиканская и районные), переводятся труды классиков марксизма-ленинизма, произведения классиков художественной литературы. Различия местных даргинских диалектов, наречий и говоров постепенно сглаживаются и исчезают. Диалекты кайтагский и кубачинский сохраняются лишь в качестве узкоместных, «аульных» языков.

Важную роль в жизни даргинцев играет русский язык, получающий все большее распространение. Если до революции в даргинских селениях не часто можно было встретить человека, умевшего говорить по-русски, то теперь, наоборот, почти не встретишь даргинца, за исключением, может быть, стариков, который бы не владел русским языком. На русском языке ведется преподавание в старших классах школы и в вузах, проводятся партийные, учительские и другие районные конференции. Русский язык служит языком общения между даргинцами и другими народами Дагестана и всего Советского Союза. Большой популярностью в даргинских селениях пользуются научная, политическая и художественная литература, радиопередачи и кинофильмы на русском языке.

Значительная часть даргинцев, оканчивающих средние школы, продолжает свое образование в высших учебных заведениях и техникумах республики и страны. Среди даргинцев, получивших высшее образование, около трети— женщины (врачи, агрономы, педагоги и т. д.). В рядах растущей даргинской интеллигенции немало научных работников, в том числе такие известные ученые, как председатель президиума Дагестанского филиала Академии наук СССР, действительный член Академии наук Азербайджанской ССР, доктор физико-математических наук X. Амирханов, доктор исторических наук, заслуженный деятель науки ДАССР Г. Магомедов, доктора геологических наук, член-корреспондент Академии наук Азербайджанской ССР А. Алиев и М. Саидов, кандидат педагогических наук, заслуженный деятель науки ДАССР С. Омаров и др.

В деле повышения культурного уровня жителей даргинских селений большая роль принадлежит колхозным клубам, избам-читальням и сельским библиотекам. В одном только Акушинском районе имеется 25 клубов и изб-читален, 1 районная, 1 детская и 17 сельских библиотек, а также Дом культуры, построенный в 1937 г. Фонд литературы в библиотеках, сельских клубах и избах-читальнях района исчисляется десятками тысяч книг. Большим спросом пользуются центральные и местные газеты и журналы. В районных центрах имеются стационарные киноустановки. Остальные селения обслуживаются кинопередвижками.

В каждом даргинском колхозе имеются кружки художественной самодеятельности, во многих — колхозные оркестры народных инструментов. Ведется подготовка к созданию даргинского национального театра. С этой целью в 1956 г. при Ереванском художественно-театральном институте открыта даргинская театральная студия. В устном творчестве появились новые темы песен и рассказов — о В. И. Ленине, о героях Великой Отечественной войны, о трудовых победах колхозников и рабочих. Впервые в истории создана литература на даргинском языке. Широко известны произведения поэтов О. Батырая и Р. Рашидова, рассказы и повести А. Абакарова, 3. Зульфукарова и других дагестанских литераторов.

В даргинских селениях сохраняется много ценных памятников архитектуры. Кайтагское сел. Ицари имеет интереснейшие фортификационные сооружения, возведенные во времена его борьбы с «вольным обществом» Сиргха. Перед въездом в это селение стоит круглая, суживающаяся кверху пятиэтажная башня, высотой около 18 м» имеющая по верху пояс консолей из рядов выступающих камней и брусьев. Башня эта была сооружена не позднее XV—XVI вв., когда резиденция уцмия или членов его дома, под влиянием которого было сел. Ицари, находилась еще в горах. В том же селении имеются остатки плохо сохранившейся крепости XII—XIII вв., сильно измененной позднейшими застройками. Крепостные стены состоят из крупных, тщательно обтесанных и пригнанных одна к другой каменных плит, чередование которых напоминает кладку знаменитых раннесредневековых стен Дербента.

Богатый комплекс архитектурных памятников находится в сел. Кубачи и соседних с ним селениях Амузги, Кала-Корейш и Уркарах. Это прежде всего надгробия так называемых арабских могил, представляющие собой резные каменные плиты. Затем фрагменты архитектурных украшений, «албанских» рельефов, наиболее ранние из которых датируются XII—XIII вв., а наиболее поздние — XVIII—XIX вв., далее остатки здания дворцового типа, украшенные наиболее ранними из упомянутых «албанских» рельефов, и остатки постройки, бывшей, по преданию, христианской церковью. Из перечисленных памятников наибольший интерес представляют относящиеся к доисламскому периоду рельефы с изображением различных сцен: состязаний в стрельбе из лука, единоборство всадников, борцов в рукопашной схватке, женщин, сидящих за прялкой, мужчин с музыкальными инструментами, пиршеств, плясок и др. Помимо перечисленных памятников, на старинных даргинских постройках встречаются петрографические изображения — солярные фигуры, спирали, так называемый критский лабиринт, крестообразные знаки, меандры, изображения кисти руки, людей. Бесспорно, что эти памятники зодчества и изобразительного искусства представляют собой творчество именно народных масс, народное искусство. Наиболее значительные из них охраняются государством.

Чрезвычайно' богат и оригинален даргинский орнамент. Растительный орнамент* лучше всего представлен в (работах кубачинских златокузнецов, а» также' в резьба по камню и вышивках мастеров и мастериц других селений. Растительный узор строится симметрично. Это так называемая тут- га,, что значит «дерево» или «ветвь».. Другой вид даргинского орнамента — узор' несимметричный, построенный на спиралях, украшенный отдельными растительными элементами, которые в сочетании напоминают как бы< веющиеся заросли. Этот узор называется мархарай, т. е. «заросль». В орнаменте выделяются (при построениях тутта или мархарай) крупные декоративные пятна — различной формы медальоны, называемые у кубачинцев. тамгъа.. Первичные мелкие эдементы даргинского орнамента они называют' бучи («головы»). Бучи представляют собой различные лепестки, завитки, растительные почки, листики, розетки и т. д. Иногда они берутся в? одинарном изображении, иногда в удвоенном, иногда вч усеченном.. Эти мелкие растительные элементы и являются густым «оснащением», покрывающим композиции типа тутта, мархарай или четко очерченной. тамъга. Богатство и разнообразие описываемого орнамента достигаются искусным сочетанием элементов; и типов композиции и вместе с тем — в> области златокузнечества — разнообразнейшим сочетанием чисто технических приемов: чернения, глубокой и неглубокой гравировки, филиграни и: т. д. После Октябрьской революции даргинский орнамент получил много нового, органически влившегося в старое. Он обогатился новыми построениями и введением изобразительных сюжетных элементов, мотивов и образов. Так, например, ислам исключал возможность изображения в произведениях народного искусства людей, животных, птиц и каких бы то ни было сцен. После революции эти сюжеты стали с успехом развиваться, талантливыми даргинскими мастерами-златокузнецами. Появились у даргинцев и свои скульпторы, произведения которых украшают селения Акуша, Цудахар и др.

Советский строй раздвинул горизонты перед даргинским народом, пробудил в нем необъятные творческие силы.