Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Даргинцы: характеристика, занятия
Этнография - Народы Кавказа

Даргинцы — воторой по численности народ Дагестанской АССР. Г1о переписи 1959 г., даргинцев насчитывается 158 тыс. чело-век, Существовавшее до Великой Октябрьской социалистической революции деление даргинцев на собственно даргинцев, кайтагцев и кубачин- цев и их языковое различие со времени установления Советской власти стали постепенно изживаться. Решающая роль принадлежит здесь социалистической реконструкции народного хозяйства, созданию новой, социалистической культуры, возникновению общедаргинского литературного языка. Даргинский язык принадлежит к дагестанской ветви кавказских языков.

По современной лингвистической классификации различаются диалекты даргинского языка: собственно даргинский, кайтагский и кубачинский. Собственно даргинский язык имеет ряд наречий, из которых наиболее значительные акушинское, урахинское (хюркилинское) и цудахарское. Акушинское наречие легло в основу современного даргинского литературного языка, которым как языком школы, письменности и литературы пользуются также кайтагцы и кубачинцы.

Современное самоназвание собственно даргинцев — дарган, кайтагцев — хайдак, кубачинцев — урбуган, а наименование их единственного селения — Кубачи (на кубачинском языке — Арбуканти). Арабские средневековые авторы употребляли для наименования кубачинцев, издавна известных своими металлическими изделиями, персидский термин «зирех- геран» (буквально «кольчужники»). Наиболее распространенным до нашего времени в качестве названия селения и его обитателей является известный с XVII в. термин «кубачинцы», или «кубачи». Термин этот, заимствованный из турецкого языка, равнозначен по смыслу вышеприведенному персидскому.

В Дагестанской АССР даргинцы расселены следующим образом: Сергокалинский (центр сел. Сергокала) и Дахадаевский (центр сел. Уркарах) районы заселены собственно даргинцами; в центральной части Дахадаовского района — в сел. Кубачи — обитают кубачинцы, южная часть того же района — сел. Ицари — населена кайтагцами. Основное население Левашинского и Акушинского районов — даргинцы, но, кроме них, в этих районах живут также аварцы и лакцы. В Кайтагском районе (центр сел. Маджалис) проживают в основном кайтагцы, а также собственно даргинцы и кумыки. Наконец, отдельные даргинские селения встречаются в смежных районах: на севере — в Буйнакском (селения Кадар, Ка- рамах и Чанкурби), на западе—в Гунибском (сел. Мегеб), на юге— в Агульском (селения Амух и Чирах).

Территорию расселения даргинцев в целом можно назвать средним Дагестаном. Эта область, расположенная между приморской полосой на востоке ж бассейном .р. Казикумухское Койсу на западе, не включает, подобно соседним землям аварцев и лакцев, каких-либо крупных обособленных речных бассейнов и ущелий, она лежит преимущественно в бассейнах небольших рек, текущих в Каспийское море, и имеет весьма пересеченный ландшафт. В горных зонах расположены главным образом Дахадаевский и Акушинский районы. Наивысшие точки хребтов на территории, заселенной даргинцами, достигают высоты 2,5 км над уровнем моря. Наиболее высоко расположенные селения находятся на высоте около 2 км над уровнем моря (например, селения Чирах, Ургани, Бутри). Климат области умеренный, в горных местностях — сухой, в предгорных — более мягкий и влажный. Почвы, вследствие расчлененности рельефа, скалистости и крутизны склонов, большею частью недоразвитые; на более пологих площадях есть чернозем. Леса в основном лиственные. В местах с более мягким климатом, т. е. в предгорьях, произрастают фруктовые деревья.

Соседямг даргинцев являются: на западе — аварцы и лакцы, на востоке и севере — кумыки, на юге — лезтины.

Как и большинство других народов Дагестана, даргинцы составляют аборигенное население страны. Наиболее ранние литературные памятники, в которых упоминаются даргинцы, относятся к IX в. н. э. Это — сочинения арабских авторов и дербентская компиляция, известная под названием «Дербент-наме». В этих источниках встречаются термины «хайдак», соответствующий современному «кайтаг», «зерекран» («зирехге-ран»), соответствующий современному «кубачи».

К началу XIX в. даргинская территория состояла из уцмийства Кай- тагското и ряда «вольных обществ», занимавших горные местности. Эти «вольные общества» находились в большей или меньшей зависимости от кайтагского уцмия. Ниже уцмия стояли уцмийские беки, происходившие из рода уцмия. Основную массу населения составляли лично свободные общинники (уздени), затем шли крепостные (раяты), и, наконец, существовало небольшое число бесправных кулов — рабов или холопов из пленных. Феодальный гнет освящала религия даргинцев — ислам суннитского толка, который стал распространяться со времени арабского нашествия на Дагестан.

«Вольные общества» считали уцмия своим военным предводителем в случае войны и при защите от нападений врагов. По свидетельству, относящемуся к XVIII в., кайтагский уцмий для упрочения своего положения среди сильных «вольных обществ» горных районов посылал туда своих сыновей на воспитание, причем все женщины по очереди прикладывали ребенка к своей груди. Будучи таким образом усыновлен многими семьями, сын уцмия оказывался связанным с «вольными обществами» как бы кровными узами. Тем не менее эти общества веками боролись с уцмиями и членами его дома, отстаивая свое самоуправление, свою свободу и относительную независимость, требуя невмешательства уцмия во внутренние дела джамаатов. Кубачинское «вольное общество», например, даже не пускало уцмия в свои пределы, и он мог попасть в Кубачи только в том случае, если имел надежного кунака среди кубачинцев.

Борясь с феодалами, т. е. с уцмием и беками, «вольные общества» кубачинцев, кайтагцев и даргинцев часто соединялись между собой в союзы (Акуша-даргва, Уцуми-даргва, Каба-даргва, Буркун-даргва и др.)* В начале XIX в. наиболее сильным из них был Акуша-даргва — союз пяти обществ, носивших названия соответствующих главных селений — Акуша, .Мекеги, Муги, Усиша, Цудахар. В состав Акуша-даргва входило и небольшое число аварских и лакских селений. Общее управление союзом находилось в руках кадия, жившего в Акуше и пользовавшегося большим влиянием во всем Дагестане.

После окончательного присоединения Дагестана к России уцмийство Кайтагское было упразднено (1820 г.) и в Кайтаге введена русская администрация. В 1860 г. на территории даргинцев был образован Даргинский округ. Часть даргинских селений вошла в состав Кайтаго-Табасаранского и Кюринского округов.

Занятия

Основными отраслями хозяйства даргинцев во второй половине XIX — начале XX в. были скотоводство в горных районах и земледелие (в том числе садоводство) в предгорных. В ряде селений горного общества Ганк наряду со скотоводством большое значение имело ремесло. В селениях Кубачи, Амузги, Сулевкент, Харбук почти все мужское население оторвалось от сельского хозяйства и занималось ремесленным производством. Крестьяне остальных даргинских селений, имевших скотоводческий или земледельческий профиль хозяйства, в свободное от сельскохозяйственных работ время также занимались ремеслом.

Таким образом, внутри даргинской территории существовало географическое разделение труда. Однако ведущей отраслью хозяйства большейчасти даргинских селений являлось все же скотоводство. Своего зерна в большинстве селений не хватало; его приобретали у соседей, в первую очередь у кумыков. Во многих районах не хватало и пастбищ, в связи с чем значительное развитие получила аренда пастбищ в других местах.

Земледелие — исконная (начиная с эпохи бронзы) отрасль хозяйства даргинцев. Веками народ накапливал земледельческий опьгт, кропотливо отбирая более целесообразные для местных условий формы и методы ведения хозяйства, совершенствуя орудия труда. Так, например, на крутых склонах гор даргинцы издавна примепяли террасную систему земледелия. Менее плодородные участки удобрялись навозом и птичьим пометом, более плодородные — золой от кизяка или верхним: слоем почвы с богатых перегноем лесных земель. В качестве удобрения употребляли также верхние слои известковых бугров, высохших болот, отложившихся по руслам рек пласюв ила.

Однако общая экономическая и культурная отсталость народа до революции, глубокое имущественное и социальное неравенство являлись непреодолимой преградой на пути совершенствования земледельческой техники, уровень развития которой в целом был низким. Господствовало од- пополье. Боронование применялось только в предгорных районах. Горцы в лучшем случае в качестве бороны пользовались связанными вместе ветками деревьев, а чаще — вовсе не боронили. Крупные комья земли разбивались лопатой. Вообще набор сельскохозяйственных орудий был не сложен. В предгорных районах основным пахотным орудием служил плуг с железным лемехом. В горах пользовались леткой сохой (дураз), сходной по конструкции с аварской. Убирали хлеб полукруглыми серпами с зазубренным лезвием или продолговатыми в виде горбуш, а также особыми косами, не (имевшими лучка для правой руки, как русские, но обладавшими вместо этого сильно изогнутым косовищем. Молотшги с помощью молотильных досок (с острыми кремневыми камешками на нижней поверхности), которые проволакивались волами по разбросанному на гумне хлебу. Такие же земледельческие орудия применялись и у других народов Дагестана.

Число видов возделывавшихся хлебных злаков было весьма ограничено — пшеница, 'кукуруза, ячмень. Характерно, что пшеница культивировалась главным образом в хозяйствах богачей, тоща как бедняки предпочитали сеять ячмень, дающий больший урожай. Такая культура, как виноградная лоза, одна из древнейших в Дагестане, возделывалась в XIX        в. лишь в некоторых районах нижнего Кайтага.

Огородничества даргинцы почти не знали. В середине XIX в. огородничеством стали заниматься жители селения Маджалис, Акуша, а также в Дешлагаре, под влиянием русского населения. Еще в XIX в. лук и чеснок даргинцы приобретали у кумыков в обмен на продукцию скотоводства. Другие овощи и картофель были редкостью. Вследствие примитивной техники урожаи обычно бывали весьма низкие. Земледельческое хозяйство даргинцев носило по преимуществу потребительский характер; товарное значение имело лишь садоводство, получившее наибольшее развитие в некоторых кайта1хких обществах.

Лучшие пахотные земли в долинах рек, ще имелись благоприятные условия для орошения, принадлежали помещикам (бекам, кадиям) и кулакам. Пахотные земли бедняков располагались обычно либо на склонах гор, прилегающих к селению, либо далеко в горах. Значительная часть крестьян имела от 0,8 до 1,1 га земли, а у многих ее и вовсе не было. Из-за нехватки тяглового скота, земледельческого инвентаря и рабочей силы крестьяне в течение сельскохозяйственного года прибегали к обычаю родственной и соседской взаимопомощи — булха (билхъа). Кулаки при помощи булха эксплуатировали своих бедных родственников и соседей.

Такая же картина наблюдалась и в скотоводческих районах: богатые скотоводы владели тысячными стадами овец, тогда как в хозяйствах бедняков число овец не превышало десяти, а то и пяти. Для основной массы крестьянства очень остро стоял вопрос о пастбищах. Одни селения бедствовали, у других имелись излишки. Большая часть пастбищ принадлежала помещикам. Общинные пастбища эксплуатировались в первую очередь кулацкой верхушкой. Большинству крестьян приходилось арендовать за высокую плату пастбищные земли или идти в кабалу к богатеям.

Скотоводством, как и земледелием, даргинцы занимались издревле. Широкое развитие скотоводства зафиксировано уже памятниками каякентско-хорочоевской культуры (II тысячелетие до н. э.). Примерно 70—75% поголовья скота составляли овцы местной горской породы, 10—15% —крупный рогатый скот, остальное —лошади, мулы, ослы. Как и у других народов Дагестана, применялась отгонно-пастбищная система животноводства. С весны до осени скот находился высоко в горах — на летних пастбищах, а в сентябре — октябре — спускался вниз, на зимние. Даже крупный рогатый скот большую часть года содержался на подножном корму, переходя на стойловое содержание только на два-три зимних месяца. В этот период обычным кормом были солома, бурьян, кукурузная шелуха, так как сена в хозяйстве даргинского крестьянина не хватало или не было вовсе. Экстенсивные формы ведения скотоводческого хозяйства, не знавшего заготовки кормов, теплых помещений для скота во время зимних холодов, ветеринарного обслуживания и т. д., (приводили к массовой гибели стад и разорению большого числа крестьян.

Богатые овцеводы, нанимая чабанов и подпасков, труд которых они жестоко эксплуатировали, и организуя сезонные перегоны скота, наживались также на бедных и средних хозяевах, которые присоединяли свой скот к их стадам. Объединенное стадо образовывало кош. В селениях таких кошей могло быть несколько. Фактически кош был в полном и безраздельном распоряжении богача. Богач по обычаю снабжал кош большим медным кованым котлом для варки пищи, нужным числом пастухов и собак. Присоединившие своих овец к большому стаду платили хозяину коша за каждые 50 голов по пять овец и пастухам по 20 коп. с овцы. Еще в 70-х годах XIX в. табуны и стада сопровождала вооруженная охрана. Эту охрану несло мужское население аула — сначала в порядке очереди, затем лишь бедняки за очень небольшое вознаграждение.

Постепенно скотоводство стало приобретать товарные формы. Даргинские предприниматели и перекупщики скупали шерсть, шкуры, мясо и сбывали их в городах, получая в обмен ткани и продукты земледелия.

Промышленных предприятий на территории, заселенной даргинцами, не было, если не считать фруктообрабатывающих заводов кустарного типа в селениях Цудахар и Куппа. Однако, как уже отмечалось, значительное развитие получили ремесла и домашние промыслы: металлообработка, гончарство, ткачество и т. д. Среди ремесленников шел процесс классовой дифференциации, резко усилившийся во второй половине XIX и начале XX    в. Элементы капиталистических отношений развились в особенности в сел. Кубачи. Разбогатевшие мастера использовали наемный труд, скупали изделия односельчан, занимались торговлей и ростовщичеством.

Экономическое положение основной массы даргинцев было в дореволюционное время весьма тяжелым. Своего хлеба семье среднего достатка хватало на три — четыре месяца; мяса для питания семья имела в год не более 50—60 кг. Маломощные крестьяне и совсем не имевшие ни земли, ни скота вынуждены были батрачить или заниматься отходничеством. Например, в сел. Мюреш (современный Сергокалинский район) в ода ом из кварталов, насчитывавшем около 60 хозяйств, 17 хозяйств работало на кулаков. Очень высок был и процент отходников. Из одного только

Даргинского округа в конце XIX — начале XX в. ежегодно уходило в поисках работы около 12 тыс. человек. В ряде селений на заработки уходило до 20—30% жителей. Даршнцев-отходников можно было встретить в селениях и городах Дагестана (обычно на плоскости), на нефтепромыслах Баку, на рыбных промыслах Каспия и во многих других местах.

Новая жизнь пришла в даргинские селения после Октябрьской революции. За годы Советской власти, и особенно после коллективизации, значительно увеличилась площадь обрабатываемых земель за счет осушки болот, превращения части пастбищ в новые пахотные участки и, в ряде случаев, прежде бесплодных земель в земли плодоносные, благодаря использованию высококачественных удобрений, развитию искусственного орошения и другим мероприятиям. Расширился ассортимент зерновых, технических и других культур. Большие площади заняты теперь под пшеницу и кукурузу. Сеют также полбу, ячмень, рожь, овес, просо. Широкое распространение получили подсолнух, горох, люцерна и т. д. Повсеместно развивается огородничество. Даргинцы сами выращивают теперь помидоры, капусту, морковь, лук, чеснок и пр. На даргинских землях культивируются и бахчевые: арбузы, дыни, тыквы.

Большое значение в современном хозяйстве даргинцев приобрели садоводство и виноградарство, особенно в таких районах, как Кайтагский, Дахадаевский и Левашинский. Возделыванием плодовых растений и виноградной лозы стали заниматься в таких районах, где раньше это считалось совершенно невозможным. Особенно примечательно успешное разведение винограда в ряде даргинских предгорных и нагорных местностей, вовсе не знавших раньше виноградарства, в частности в Акушинском районе. В связи с развитием садоводческого хозяйства во многих местах созданы консервные заводы по* переработке фруктов, ягод и овощей. Большие фруктово-консервные заводы и промкомбинаты имеются в селениях Серкжала, Цудахар, Ходжал-Махи, Маджалис и других.

Непрестанно увеличивается интенсивность земледелия благодаря плановому ведению хозяйства, применению достижений агрономической науки и высокой техники. В предгорных и плоскостных районах даргинские колхозы пользуются тракторами, комбайнами и другими сельскохозяйственными машинами. В то же время в горных колхозах, где особенности природных условий не всюду еще позволяют применить новую технику, употребляются и некоторые старые земледельческие орудия.

Колхозы в горах используют также и народный опыт ведения хозяйства, применяя проверенную на практике террасовую разработку склонов под посевы и сады. На крутых склонах делают идущие уступами небольшие площадки, иногда укрепленные каменными стенками и снабженные сетью канавок искусственного орошения. На этих террасовых участках применяются даргинская соха — дураз, хорошо приспособленная к горным условиям, а также легкий плуг — гутан.

Из животноводческих отраслей ведущими являются овцеводство (по всему Дагестану известна так называемая даргинская порода черной овцы) и разведение крупного рогатого скота. За даргинскими колхозами закреплены навечно достаточные площади летних и зимних пастбищ, первые — в горах Акушинского, Дахадаевского, Рутульского и Кулинского районов, вторые — на плоскости, в районах Карабудахкентском, Каякент- ском, Хасавюртовским, Бабаюртовском, Кизилюртовском, Кизлярском, Та- румовском и Караногайском. Серьезно поставлены ветеринарное обслуживание и выведение лучших пород скота. В колхозах сооружены животноводческие помещения. Организована заготовка кормов, что дало возможность наладить стойловое содержание крупного рогатого окота и лошадей в зимний период. Все шире применяется механизация трудоемких процессов животноводства (механическая стрижка овец и др.). Зимние пастбища (кутаны), использовавшиеся до революции лишь для нужд животноводства, перестали быть только пастбищами. На кутанах выращиваются зерновые и огородные растения, фруктовые деревья и виноградная лоза.

Для переработки продукции животноводства построены маслосыродельные заводы и другие предприятия.

В корне изменились условия жизни чабанов. На альпийских лугах и плоскостных кутанах построены удобные жилища для животноводов, организованы общественное питание, доставка литературы, радиосвязь. Систематически ведется культурно-просветительная работа.

Широко распространены домашние производства, которыми занимаются женщины для удовлетворения потребностей семьи: вязание, изготовле ние войлочных изделий, прядение и ткачество. Часть этих изделий сбывается на колхозных базарах или продается соседям. В некоторых колхозах организованы женские ремесленные артели — бурочные, суконные, трикотажные (выделывающие свитеры, шерстяные вязаные платки, носки, п'ерчатки) и т. д.

Большой интерес представляют изящные вышивки работы женщин из' селений Баршамай и Чабахни Кайтагского района. Вьгшивки эти, имеющие богатый и оригинальный орнамент, служат для украшения больших подушек, подзоров и занавесок для стенных ниш. Золотошвейные работы, украшающие женские головные уборы, кисеты и т. п., выполняются в небольшом количестве в сел. Акуша и других нагорных местностях. Традиционные цветочные вышивки на женских головных уборах, подкувшин- ных подстилках и других предметах местного обихода распространены главным образом в селениях Сергокалинского района. Вышивка стебельчатым швом и изготовление нитяных кружев — явления новые, они получили наибольшее распространение в сел. Цудахар. В ряде селений Дахадаевского района, а также в Акушинском и Сергокалинском районах вяжут шерстяные носки, преимущественно с геометрическим орнаментом. В некоторых селениях (в частности, в Акушинском районе) изготовляют вязаные шерстяные платки и разные трикотажные изделия. Разнообразные войлочные изделия — узорные и простые к©шмы, белая войлочная обувь в виде сапог с зашутыми носками, бурки — производятся во всех основных даргинских районах. Паласы ткутся во многих селениях Левантинского, Акушинского, Дахадаевского и других районов. Выделка сукон высокого качества в прошлом была распространена едва ли не во всех районах даргинской территории, а изготовление бумажных и шелковых тканей — преимущественно в Сергокалинском и Кайтагском районах.

Производством сафьяна и изделий из кожи (обуви, шуб, шапок) занимаются в свободное от работы в колхозе время мужчины, готовящие продукцию для сбыта и собственного потребления. Наибольшую известность приобрела выделка сафьяна кожевниками сел. Цудахар.

Значительное место в общем комплексе даргинских производств принадлежит дерево- и камнеобработке. Среди колхозников селений Акуша п Ходжал-Махи имеются мастера-строители, резчики по дереву и камню. В ряде селений Левашинского, Акушинского, Дахадаевского и Сергока- л и не кото районов изготовляются деревянные, художественно выполненные детали жилищ: опорные столбы, карнизы, наличники и т. п. В тех же районах производятся деревянные резные лари, сундуки, диваны, шкафы, детские люльки и т. д.

Росписью по дереву занимаются жители селения Ходжал-Махи. Во многих даргинских селениях изготовляются каменные резные надгробия н различные декоративные архитектурные детали: опорные столбики, кронштейны, отдельные орнаментированные блоки с советской эмблематикой и т. д.

В различных даргинских селениях имеются специалисты по обработке металлов: кузнецы, лудильщики, медночеканщики, жестянщики, слесари и др. Известна артель металлистов сел. Харбуки в Дахадаевском районе, выпускающая первоклассные по качеству кузнечные изделия, распространенные по всему Дагестану.

Жители сел. Кубачи, известного по письменным памятникам начиная с IX в., специализировались на художественной обработке металла. Среди изделий кубачинских мастеров, издавна славящихся своим искусством далеко за пределами Кавказа, когда-то занимали большое место кольчуги, панцири, шлемы, налокотники, ружья и пистолеты. Это производство в начале XIX в., с распространенном русского огнестрельного оружия, утратило свое значение и во второй половине XIX в. почти прекратило существование. Вместо этого расширилось производство холодного оружия, которым Кубачи также славились еще в средние века. Одновременно большое распространение получило златокузнечество — изготовление украшений из ценных металлов, оправы к холодному оружию, седельных украшений, дорогих стремян, газырей и пр. С конца XIX в. кубачинцы стали также делать портсигары, спичечницы, серебряную утварь, посуду.

На базе старинных производств в сел. Кубачи после Октябрьской революции была организована артель «Художник», пользующаяся большой известностью далеко за пределами Дагестана. В настоящее время она обладает хорошими производственными помещениями и разнообразным специальным инвентарем. Артель выполняет сложные заказы, над которыми работают как старые, так и молодые мастера; большое внимание уделяетЬя подготовке новых кадров. Кубачинские мастера обладают совершенной и многосторонней техникой. Среди них есть специалисты разных отраслей: гравировщики, мастера по черни, мастера насечки (инкрустации) ценными металлами по кости, рогу и железу, филигранщики, специалисты по технике сквозной и накладной филиграни, эмальеры, мастера серебряного литья и серебряной ковки, монтировщики. Часто один и тот же мастер владеет несколькими специальностями и в своих произведениях комбинирует гравировку с насечкой, филигрань с эмалью и т. д.

Помимо златокузнечества в Кубачах существует еще две отрасли металлообработки: изготовление медной кованой посуды и литье медных котлов. Кубачинские литые медные котлы хороши по качеству, изящны по форме и были чрезвычайно удобны для распространенных в прошлом у народов Дагестана открытых очагов.

После Великой Октябрьской социалистической революции кубачинцы достигли в своем искусстве еще более высокого уровня, чем прежде, освоив новые художественные приемы и мотивы. В 1922 г. кубачинские мастера по заказу бакинских рабочих сделали в подарок В. И. Ленину серебряную модель нефтяной вышки в виде декоративной, композиции, украшенной тончайшим орнаментом. Изделия кубачинских мастеров экспонировались на многих выставках и конкурсах, неоднократно премировались. Лучшие кубачинские мастера Г. Кишов, Р. Алиханов, Г.-Б. Магомедов, М. Мугиев и другие отмечены за свою работу правительственными наградами. В последние годы кубачинская артель освоила выпуск новых видов ювелирных изделий: сахарниц, кофейников, молочников, чайников, вазочек, браслетов и пр.

К числу'основных занятий даргинцев следует отнести и работу значительной их части на фабриках заводах, железнодорожном транспорте, нефтяных и рыбных промыслах, а также в районных промкомбинатах. Формирование кадров рабочих из даргинцев приняло, разумеется, широкий размах только после революции. Среди рабочих даргинцев немало передовиков производства. Значителен процент даргинцев и среди инженерно-технического персонала промышленных предприятий Дагестанской АССР.