Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Пища кумыков. Социальный строй до революции. Семья
Этнография - Народы Кавказа

Очень устойчивы у кумыков национальные традиции в кулинарии. Самым распространенным и любимым блюдом всех дагестанских народов, в том числе кумыков, является хинкал (гъинкал) — род клецок, иногда начиненных мясом. Готовят также разнообразные супы (шорпа) — мясные, постные и молочные. Из вторых блюд распространены пельмени (кюрге), голубцы (долма), плов (аш), шашлык (чишмик) мясной соус без картофеля (бозбйш), пироги (чуду). Во все блюда, кроме молочных, кладут в большом количестве лук (летом зеленый), перец, сушеную курагу, кислую пастилу из слив или дикой алычи, либо вместо нее — кислое повидло из кизила.

Кумыкские женщины славятся в Дагестане своим умением печь хлеб (этмек) и всякого рода мучные изделия. Одних только местных сортов хлеба существует более семи. Из сладких кушаний самое популярное — халва разных сортов. С начинкой из халвы пекут печенье (гюлеме).

Значительное оместо в пище кумыков занимают4 фрукты, виноград и ягоды. Наряду с различными видами местного вина из винограда приготовляют ж неалкогольные напитки — цикнай, муселлес (оба представляют собой кипяченый виноградный сок), тушап — виноградный мед.

Однако многие из перечисленных блюд не были в прошлом доступны кумыкской бедноте. Повседневной пищей значительной части населения были постные блюда — супы, каши, в лучшем случае заправленные бараньим или говяжьим жиром, а также ячменный хлеб. Большим подспорьем в питании бедноты были овощи и травы, которыми начиняли пироги, приготовлявшиеся подчас без всяких жиров и мяса. Мясные блюда и пшеничный хлеб ели только по праздникам. В настоящее время постепенно стирается различие между повседневной и праздничной пищей. Ассортимент блюд значительно обогатился под влиянием городской кухни,

Социальный строй до революции

Феодальные отношения у кумыков получили значительное развитие. Господствующей формой землевладения была крупная феодальная собственность, причем она распространялась и на оросительные сооружения, водоотводные каналы, колодцы и т. д. Класс феодалов, наиболее могущественным представителем которого был шамхал тарковский, составляли беки, чанки, сала-уздени и мусульманское духовенство (у кумыков господствовал ислам суннитского толка, сочетавшийся с остатками доисламских верований). Крестьяне также делились на несколько категорий — узденей, чагаров и др., которые различались между сооои по социально-экономическому и правовому положению. Основной массой зависимых крестьян были уздени, формально считавшиеся свободными. Труд кулов (рабов) применялся главным образом в домашнем хозяйстве владельца; численность рабов была невелика.

Феодально-зависимые крестьяне всех категорий платили владельцам земли ренты: отработочную, продуктовую и частично денежную. Преобладала продуктовая рента. Особенно тяжелыми были обязанности крепостных — чагаров. В Эндиреевском владении, например, они отбывали главным образом барщину. Каждый чагарский «дым» должен был вывозить с поля хлеб и сено владельца на своих подводах, по очереди предоставлять арбы для поездок женщин из дома владельца, поставлять по 12 арб дров на зиму7, строить конюшни, кухни, кунацкие, заборы, а также доставлять для всех этих работ на своих же арбах материал. На обязанности чагар- ских женщин лежали обмазка и оштукатуривание домов владельцев, помол зерна и т. д.

Царское правительство стояло на страже прав кумыкских феодалов, которые являлись верными слугами царизма и за свою службу получали чины, деньги и ценные подарки. Правительство поддерживало их земельные и другие притязания, помогало им в ограблении трудового народа. Тяжелым бременем для народа были и повинности, отправляемые по требованию царской администрации, налоги и другие сборы.

В 1865—1867 гг. было отменено крепостное право, главным образом у засулакских кумыков. Вплоть до 1913 г. реформа не затронула значительную часть крестьянской массы бывшего шамхальства Тарковского и ханства Мехтулинского. Совершенно не были охвачены реформой южные кумыки, входившие тогда в Кайтаго-Табасаранский округ (б. уцмийство Кайтагское). «Освобожденным» крестьянам были оставлены ничтожные клочки земли. Во многих селениях на каждый двор приходилось в среднем не более 1,5 десятины земли (пахотной и покосной). Чтобы как-то свести концы с концами, многие крестьяне вынуждены были арендовать землю у помещиков на кабальных условиях — за четвертую, а то и большую часть урожая.

Кумыкское трудовое крестьянство эксплуатировала и царская администрация. В 60-х годах XIX в. шамхальско-бекское управление у кумыков было упразднено и заменено административной властью царских военных чиновников — так называемым «военно-народным управлением». Однако за бывшим шамхалом и беками сохранялись их привилегии. Оставаясь по- прежнему крупными землевладельцами, они к тому же получали различные должности. Всеми общественными делами в селениях управляли старосты, которые назначались царской администрацией из числа беков. Старостам были подчинены чауши — исполнители их распоряжений. Судопроизводство основывалось на а,датах и шариате. Общественные вопросы фактически решались эксплуататорской верхушкой. Молодежь и женщины не имели права участвовать в общественных делах.

Отмена крепостного права способствовала возникновению буржуазных отношений у кумыков, но они росли очень медленно и к моменту Великой Октябрьской социалистической революции кумыки не прошли капиталистической стадии развития. Феодальные отношения продолжали господствовать, переплетаясь с элементами капитализма и патриарxалыIо^родо- выми пережитками.

Хотя родовые организации — тухумы — у кумыков давно исчезли и для кумыкского селения была характерна соседская община, все же пережитки родовых отношений были еще очень живучи. Нередко экономически сильная и численно большая патронимия диктовала общине такие порядки, которые отвечали ее интересам, в ущерб общественному благосостоянию. Широко была распространена кровная месть.

Семья

Вплоть до революции в семейном быту кумыков сохранялись патриархальные порядки. Мужчине — главе семьи — беспрекословно подчинялись остальные члены семьи. Он по своему усмотрению женил своих сыновей, отдавал замуж дочерей, распоряжался имуществом семьи и т. д. Все вещи замужней женщины, принесенные из родительского дома и заработанные ею, поступали в распоряжение мужа, ибо, как гласила кумыкская пословица, «имущество жены хорошо в котле». Поведение женщин строго регулировалось адатом и шариатом. Бесправное и угнетенное положение кумычки сказывалось во всех областях жизни, но ярче всего в семейном быту, в первую очередь во взаимоотношениях супругов. Жена ни при каких условиях не имела права на развод, муж же мог в любое время развестись с женой или привести новую. Жена должна была работать на мужа, оказывать ему раболепное уважение, безропотно сносить наказания. По старинному обычаю, муж не должен был оказывать внимания своей жене. В присутствии посторонних супруги не называли друг друга по имени, а обращались один к другому в третьем лице. В трудовых семьях женщина находилась в несколько лучших условиях; совместный труд приводил к семейному коллективизму и взаимной поддержке.

Ряд обычаев указывает на то, что в далеком прошлом женщина у кумыков занимала более почетное место в семье и в обществе. Согласно старинному кумыкскому адату, убийство женщины считалось самым позорным деянием. Старшая женщина как в семье, так и в обществе пользовалась всеобщим уважением. Время от времени родственники, как требовал обычай, приходили к ней на поклон. Если она приходила в дом родственников, ее сажали на самое почетное место. Женщины не должны были присутствовать в комнатах, где беседовали и угощались мужчины, но старшая женщина имела право посидеть и поесть с ними. И все-таки даже такие женщины не участвовали в решении важных вопросов, связанных с имущественными делами, а тем более с общественными отношениями.

В связи с различным положением женщины и мужчины было различным и воспитание детей: мальчику с детства внушалось, что он — будущий господин в своей семье; в девочке, напротив, старались воспитать покорность, сознание зависимости. Ее нередко называли в семье уъйбузагъан («разрушающей дом») за то, что девушка, выходя замуж, покидала отцовский очаг, а мальчика — улан десе уъй тола («когда говорят «мальчик», дом наполняется»).

Адат запрещал юношам и девушкам веселиться или гулять вместе; остановить девушку на улице и поговорить с ней считалось неприличным. Единственным местом, где юноши могли мельком видеть девушек, были родники и источники, откуда девушки брали по вечерам воду. Встречи молодежи происходили и во время общественных работ.

Только в редких случаях браки совершались по любви, сватовство было делом родителей. Обычай запрещал юноше говорить родителям о своем желании вступить в брак с какой-либо девушкой. При выборе невесты учитывали ее сословную принадлежность, имущественное положение, происхождение и т. д. Трудовые семьи принимали во внимание и трудовые навыки девушки (умение готовить пищу, шить и пр.).

После того как родители и близкие родственники жениха приходили к соглашению относительно выбора невесты, начиналось сватовство. Сватами посылались уважаемые члены общества (женщины и мужчины). После получения согласия обе стороны договаривались о калыме. Размер калыма устанавливался близкими родственниками и зависел от материального положения и происхождения обеих семей. Бывало, что жених вынужден был отказаться от невесты, так как калым оказывался для него непосильным. Кроме денег, семья жениха приносила невесте полтора-два пуда сахара, масло и другие продукты, так называемый татлылыкъ (сладость). С момента передачи подарков девушка считалась невестой, которую уже не могли сватать другие. От обручения до свадьбы мог пройти довольно большой срок, в особенности если невеста была слишком молода, ибо иногда обручали маленьких детей. В это время обе стороны считались уже родственными и оказывали друг другу помощь во всех делах. В назначенный день устраивалась свадьба — той. Через несколько дней после свадьбы молодая включалась в хозяйственную жизнь семьи мужа.

На обязанности женщины, кроме большей части всей работы по Дому, почти целиком лежало и воспитание детей. Женщина занималась изготовлением одежды для семьи, ткала сукна, полотна, ковры. Огромный труд вкладывала женщина в сооружение дома, ее руками выполнялась вся работа по оштукатуриванию и обмазке дома. Вместе с тем каждый шаг кумыкской женщины на пути к свобо|де встречал со стороны феодальной верхушки общества и духовенства резкое осуждение. Участие женщин в играх, танцах, устно-поэтических состязаниях расценивалось как «неподобающее поведение».

В советское время в общественной и семейной жизни кумыков произошли глубокие изменения. Новое положение женщины-кумычки, ставшей свободной и полноправной, и ее вовлечение в общественное производство существенно повлияли как на общественный, так и на семейный быт кумыков. Навсегда ликвидированы унизительные для женщины патриархально-родовые порядки — насильственная выдача замуж, многоженство. Исчезают такие обычаи, как раздельный прием пищи, запрещение оказывать внимание детям, жене и т. д. Для советской кумыкской семьи характерны новые отношения между супругами, между родителями и детьми, между старшими и младшими. Воспитание детей в семье стало делом не только матери, как было раньше, но и отца, всех старших членов семьи. Женщине- матери колхоз создает все условия для того, чтобы материнство не мешало ей быть полноценной участницей общественной и производственной жизни колхоза. Помимо постоянно существующих детских учреждений, на время полевых работ в колхозах организуются сезонные ясли, детские площадки и сады. Многодетные матери получают пособия. Наряду с возникновением новых черт, в кумыкской семье сохраняются и ее лучшие старинные традиции — гостеприимство, уважение к старшим, взаимопомощь и т. д. Если раньше адат запрещал юношам и девушкам видеться (помимо случаев совместной работы), то сейчас дети и молодежь обоего пола вместе посещают школу, соревнуются на колхозных полях, совместно оббуждают общественные нужды колхоза. Все это является основой возникновения товарищеских отношений и прочной дружбы между юношами и девушками. Будучи равноправными членами общества, женщины возглавляют теперь колхозные бригады, советские учреждения, избираются председателями сельсоветов, членами и председателями правлений колхозов, работают педагогами, врачами, заведуют колхозными клубами, библиотеками. Многие кумычки награждены высокими правительственными наградами.