Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народы Дагестана: характеристика. Дагестан в дореволюционном прошлом
Этнография - Народы Кавказа

Великая Октябрьская социалистическая революция открыла новую эру в истории человечества — эру освобождения трудящихся от социального и национального гнета, эру расцвета экономики и культуры всех народов, сбросивших ярмо эксплуатации, эру социализма и коммунизма.

Под руководством Коммунистической партии и при огромной помощи и поддержке великого русского народа горцы Дагестана вышли на путь счастливой радостной жизни, возродились в национальном отношении. В годы 1ражданской войны Красная Армия вместе с беднотой Дагестана, с ее красными партизанами разгромили внутреннюю и внешнюю контрреволюцию. 30 марта 1920 г. в Дагестане была окончательно установлена Советская власть. Впервые в своей истории народы Дагестана получили возможность объединиться и создать свою государственность.

Коммунистическая партия и Советское правительство дали Дагестану автономию. 13 ноября 1920 г. Чрезвычайный съезд народов Дагестана в Темир-Хан-Шуре (ныне Буйнакск) выразил свое глубокое удовлетворение высоким доверием, которое было оказано дагестанским народам этим великим историческим актом. От имени трудящихся республики съезд заявил, что «потоками пролитой крови в борьбе с врагами свободы и революции союз с трудовыми народами Советской России вырастет в вечные, мощные, неразрывные узы братства и взаимной солидарности на весь долгий путь борьбы и победоносного творчества новой жизни. Да здравствует великий Союз Советских Социалистических республик России!» 1

Вся последующая история показала, что узы дружбы народов, строя- щих свои отношения на основе принципов пролетарского интернационализма, крепки и неразрывны. Советская власть в корне преобразовала экономику, культуру и быт народов Дагестана — ныне они живут зажиточно, культурно и счастливо. Из отсталой окраины царской России Дагестан превратился в цветущую республику с развитой промышленностью, коллективным механизированным сельским хозяйством, национальной по форме, социалистической по содержанию культурой.

Одну из разительных особенностей Дагестана составляет его этническая, а народу с тем и языковая дробность. С древних времен Дагестан известен как «страна гор» и «гора языков». В республике насчитывается около 30 народов и этнографических групп с самостоятельными языками и более 70 учтенных диалектов.

Коренное население Дагестана принадлежит по языку к собственно кавказским и отчасти тюркоязычным и ираноязычным народам. Из числа народов, говорящих на кавказских языках, выделяются четыре наиболее значительные по численности: аварцы, даргинцы, лезгины и лакцы. Языки их родственны; между этими народами и в прошлом существовала определенная экономическая и культурная общность. Вокруг некоторых из этих народов консолидируются ныне близкие к ним по языку, культуре и быту небольшие народности, сохраняющие до сего времени известные языковые различия.

Ближе к аварцам по языку и быту стоят андийцы, ахвахцы, багулалы, ботлихцы, годоберинцы, каратинцы, тиндалы и чамалалы (составляющие андийскую подгруппу), а также бежтинцы, цезы, или дидойцы, хваршины и гунзебцы, составляющие цезскую подгруппу. Часть аварцев живет на территории Азербайджанской ССР.

К лезгинской группе языков в Дагестанской АССР относятся языки собственно лезгин, агулов, рутульцев, табасаранцев и цахуров. Часть ца- хуров и рутульцев, а также собственно лезгин живет в пределах Азербайджанской ССР.

К числу народов кавказской семьи языков принадлежат и лакцы {в старой литературе их именовали также казикумухцами) и даргинцы, вокруг которых группируются кайтагцы и кубачикцы. К тюркоязычным народностям Дагестана относятся кумыки и ногайцы, к ираноязычным — горские евреи.

В Дагестанской АССР проживают представители других братских народов Советского Союза. Особенно много русских. Помимо большого числа русских рабочих и интеллигенции, живущих в городах, русские живут в селениях Тарумовского, Кизлярского и Крайновского районов. Следующими по численности являются азербайджанцы, затем украинцы, армяне, грузины и др. Общая численность населения республики по переписи 1959 г. 1 млн. 63 тыс. человек, из них 315 тыс. городского населения и 748 тыс. сельского. По национальному составу население делится так: аварцев — 22,5%, русских — 20, даргинцев — 14, кумыков — 11,5, лезгин — 10, лакцев — 5, азе;рбайджанцев — 3,5, табасаранцев — 3% и т. д.

Дагестан в дореволюционном прошлом

В период, непосредственно предшествовавший присоединению Дагестана к России, т. е. к концу XVIII в., в Дагестане господствовали феодальные отношения с пережитками патриархального быта. Однако степень их развития не была одинаковой на всей е1Го территории. Для горной части был характерен ранний феодализм с остатками патриархального быта в то вромя, как для плоскостного Дагестана — сравнительно развитый феодализм. Пережитки доклассового общества наиболее ярко выражались в сохранении уз кровного родства в тухумах.

Тухум в этот период не представлял собой в хозяйственном отношении единого коллектива. Повсеместно в Дагестане господствовал территориальный принцип расселения, и хозяйственно-политической единицей являлись сельские общины — джамааты, состоявшие из нескольких тухумов, а иногда и нескольких мелких населенных пунктов, жители которых принадлежали к различным тухумам. К моменту присоединения Дагестана к России большая патриархальная семья уже почти не сохранилась; преобладающей формой была малая семья.

На территории Дагестана существовал ряд феодальных владений: шам- хальство Тарковское, владения кумыкских князей, ханства Аварское, Ка- зикумухское, Кюринское, Дербентское и Мехтулинское, уцмийство Кайтаг- ское, майсумство Табасаранское и другие владения. Все эти владения были различны по своим размерам, степени развития экономики и своему политическому значению.

Основной территорией феодальных владений была обычно область расселения преимущественно одного народа. Так, шамхальство Тарковское включало в основном земли кумыков, Аварское ханство — земли аварцев, Кайтагское уцмийство — земли даргинцев, Казикумухское ханство — 'земли лакцев и т. д. Однако влияние ряда дагестанских феодальных образований распространялось частично и на другие народности. Так, например, в состав Казикумухского ханства входили кюринские лезгины, в уцмийство Кайтагское входила часть кумыков, называвшихся вследствие этого кайтагскими кумыками, в шамхальство Тарковское — часть аварцев и даргинцев и т. д.

Этими владениями управляли шамхалы, ханы, уцмии и пр., ниже стояли беки, находившиеся в вассальной зависимости от ханов, но пользовавшиеся в своих владениях самостоятельной властью. Беки были начальниками феодального ополчения, состоявшего из жителей селений, входивших в сферу влияния данного бека, и составляли свиту хана. За беками вниз по феодальной лестнице шли чанки — дети ханов и беков от неравных браков, имевшие некоторые права и призвилегки:. К классу феодалов относились также сала-уздени во владениях кумыкских князей. Феодальные владетели Дагестана имели дружины. Большую роль в общественно- политической жизни феодальных владений играло духовенство (кадии, муллы и др.)* Зависимое сословие состояло из крестьянства, делившегося на свободных и несвободных узденей, чагаров и раятов (крепостных), Наиболее бесправными были рабы, которые в качестве дворовых находились в непосредственном распоряжении феодалов.

Преобладающей формой феодальных доходов была натуральная рента.

Значительная часть населения Дагестана входила в состав относительно независимых союзов сельских общин, основное население которых состояло из свободных узденей. Эти союзы принято называть «вольными обществами». Термин «вольное общество» был введен русскими историками и этнографами для обозначения селений или групп селений, формально не входивших ни в какое феодальное владение и не подвластных никакому феодальному владельцу. Эти общества образовывали иногда сильные военные союзы и сопротивлялись тому или иному владетелю, однако периодически все же они попадали в зависимость от феодалов и несли повинности. «Вольные общества» были далеки от родового строя или вообще от первобытных отношений, от «народоцравства», что им в свое время неправильно приписывалось. В них давно уже шел процесс классового расслоения. Внутри союзов сельских обществ господствовали наиболее сильные в экономическом и политическом отношении сельские общины, а внутри отдельной сельской общины фактически господствовала верхушка наиболее богатых и сильных узденей. В общем к началу XIX в. Дагестан представлял собой отсталую феодальную страну.

Основными формами хозяйства горцев были земледелие и скотоводство. У населения плоскостной части Дагестана ведущей отраслью хозяйства было земледелие, у населения высокогорной части — скотоводство. Однако и в горах полеводство и садоводство занимали значительное место. Слабее было развито огородничество. Земледельческая техника была примитивной. Крайне низкими были урожайность земледельческих культур и продуктивность животноводства. Местные овцы давали незначительный настриг грубой шерсти и малый приплод. Осуществлявшаяся в тяжелых условиях отгонная система скотоводства сопровождалась массовой гибелью скота. Вместе со скотом часть населения нынешних Докузпари,некого, Ах- тынского, Рутульского, Чародинекого и Тляратинского районов зимой отправлялась на плоскость как в самом Дагестане, так и за его пределы и только лето проводила в родных местах. Чрезвычайно остро стояла проблема зимних пастбищ. Малоземелье и безземелье губительно сказывалось йа состоянии земледельческого и скотоводческого хозяйства Дагестана, особенно в горах.

Экономика приморского района Дагестана находилась на более высоком уровне, чем в горных районах. В приморском Дагестане, наряду с посевами пшеницы, ячменя, кукурузы и риса, довольно широкое распространение получили садоводство, огородничество и виноградарство. Выше была здесь и техника земледелия. Большим подспорьем в хозяйстве этого района была ловля рыбы, добыча соли и нефти.

Широко были распространены в Дагестане разные виды ремесел. Особенно высокого развития достигло кузнечное, оружейное, медное и серебряное дело, а также производство ковров, кавказского сукна, наплечных бурок и инкрустация по дереву. Ремесленники и кустари работали не только на себя, но и на рынок (например, в селениях Кубачи, Амузги, Сулевкент, Унцукуль, Кумух, Балхар, Анди, Микрах, Ахты, Карадах, Салта, Карата и др.). Некоторые дагестанские ремесленные и кустарные изделия были известны не только в Дагестане, но и по всему Кавказу, а изделия мастеров отдельных селений, в частности ювелиров из селений Кубачи и Кумух и мастеров по дереву из Унцукуля, славились далеко за пределами России.

Присоединение Дагестана в 1812 г. к России сыграло прогрессивную роль в его исторических судьбах. Приобщение к более передовой экономике

России вело к постепенному разрушению средневековых форм хозяйства, к ускорению развития товарно-денежных отношений и производительных сил.

Народы Дагестана вступили в непосредственное общение с русским трудовым народом. Русские рабочие и крестьяне из числа переселенцев, работая бок о бок с местным населением, передавали ему свои хозяйственные навыки. Присоединение к России гарантировало народам Дагестана независимость от иранских и турецких завоевателей, которые попеременно пытались закабалить Дагестан, убивали и уводили в плен его жителей, разоряли и без того отсталое хозяйство дагестанцев.

Война горцев Дагестана и Чечни (1824—1859) против царского прави- . тельства разорила хозяйство горной части Дагестана, ее жители обнищали. Война, возникшая как протест угнетенных масс против феодального гнета, переросла в войну против захватнической политики царизма, опиравшегося на социальные верхи, и в этом смысле являлась прогрессивной; впоследствии она приняла характер «священной» войны — газавата, духовенство и наибы направили ее в реакционное мюридистское русло.

Еще до окончания военных действий царское правительство приступило к административно-территориальному делению Дагестана и устройству его управления, а по окончании военных действий, в 1860 г., была создана Дагестанская область. Вскоре ханско-бекское управление было упразднено и заменено так называемым военно-народным управлением. Однако за ханами и беками сохранились значительные права и привилегии. Политика царского правительства была направлена на укрепление и поддержку дагестанской аристократии. Ханам были назначены высокие пенсии, им оставили часть их земель. Крестьяне попали под двойной гнет: с одной стороны, они оставались зависимыми от беков, платя все увеличивавшиеся подати п отбывая повинности, с другой стороны, на них давил царский налоговый цресс. Лучшие земли были розданы царским генералам и чиновникам, захвачены царской казной и духовенством.

Политика поддержки социальных верхов сказалась и в период освобождения в Дагестане небольшой части зависимых крестьян (в 60-х годах XIX      в.). Это «освобождение» распространилось только на рабов, чагаров и на незначительную часть зависимых узденей. Основная масса зависимого узденства и раятов продолжала отбывать всякого рода повинности и платить подати бекам. Лишь в 1913 г. они были освобождены от податей и повинностей за выкуп с рассрочкой на 20 лет.

С развитием в Дагестане товарно-денежных отношений усилились эксплуатация крестьянства и его дифференциация. Широкое распространение среди сельского' населения Дагестана получило отходничество. Сельскохозяйственные и промысловые рабочие, поденщики, а также более квалифицированный слой ремесленников различных специальностей искали работу как в самом Дагестане, так и далеко за его пределами. Около трети всего взрослого мужского населения Дагестана вынуждено было уходить на заработки и на большую часть года покидать родные места. В конце XIX в. на отхожие промыслы уходило свыше 80 тыс. человек взрослого мужского населения Дагестана, главным образом, жители горных округов.

Накануне Великой Октябрьской социалистической революции в Дагестане экономическое неравенство проявлялось прежде всего в крайне неравномерном распределении земли: на одно крестьянское хозяйство приходилось в среднем менее 0,5 га пахотной земли, а богачам — ханам, бекам, муллам и кулакам — принадлежали громадные пространства пахотных земель и пастбищ, которые приносили высокую ренту. Так же неравномерно распределялся скот: около 70% крестьянских хозяйств вовсе не имело овец, а небольшая группа богачей-овцеводов обладала огромными отарами овец до 15—20 тыс. голов, большими стадами крупного рогатого скота и табунами лошадей.

С возникновением промышленного капитализма в России ее национальные окраины стали втягиваться в русло капиталистического развития, постепенно развивая свои производительные силы. В 80—90-х годах XIX в. в Дагестане, преимущественно в городах, возникает промышленность. Начинают формироваться национальная буржуазия и местный пролетариат. Создаются концессии по разработке серы, ртутных месторождений и нефти. Возникают предприятия обрабатывающей промышленности. Особенно большую роль в экономическом развитии Дагестана сыграло строительство железных и шоссейных дорог. Все же Дагестан оставался отсталой окраиной России, служившей источникам сырья и рынком сбыта прр'мышленных товаров.

В XIX в. господствующей в Дагестане формой семьи была малая семья. В силу особых условий общественного развития народов Дагестана власть главы семьи здесь не была столь деспотична, как в иных сохранявших патриархальный уклад обществах. Тем не менее в семейном быту, отношениях супругов, в положении детей и женщин в известной мере сохранялись патриархальные пережитки. Муж и жена в дагестанской семье были в значительной мере отчуждены друг от друга, такая же отчужденность существовала и в отношениях между отцом и его детьми, между юношами и девушками. Браки не всегда заключались с согласия самих брачащихся. Наконец, крайне тяжелым в физическом, моральном и общественном отношении было положение дагестанских женщин. Все эти уродливые черты семейного и общественного быта основывались на шариате и вредных адатах.

К началу XX в. среди дагестанцев было всего около 10% грамотных. Мусульманские медресе, немногие примечетские и частные школы использовались духовенством для пропаганды ислама. Однако вопреки культурной отсталости и влиянию религии дагестанцы создали немало самобытных культурных ценностей. Местные культурные деятели, осознавшие роль родного языка в жизни народа, разработали алфавит на основе арабской графики, получивший название «аджам». Делались попытки печатания книг (больше всего религиозного содержания) на этом алфавите.

Читать и писать на русском языке умели только единицы. Образованных людей из среды дагестанцев было мало даже в канун Октябрьской революции. Многие народы Дагестана вовсе не имели письменности. Однако русские школы, которые имелись в окружных центрах Дагестана, сыграли большую прогрессивную роль. Передовые русские ученые проделали огромную работу по изучению языков, истории и этнографии народов Дагестана. Но все это в условиях царизма не могло устранить общую культурную отсталость населения.

В самом удручающем положении находились общественная гигиена, народное здравоохранение. На весь Дагестан, население которого составляло почти 700 тыс. человек, в 1913 г. было всего 55 врачей, врачебных учреждений стационарной помощи — 28, фельдшерско-амбулаторной помощи —39.

Представляя собой одну из типичных окраин царской России, Дагестан до революции был осужден на прозябание, на культурную и экономическую отсталость.