Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Домашние промыслы чеченцев. Промышленность и города
Этнография - Народы Кавказа

Среди домашних промыслов чеченцев в XIX в. особенно выделялось производство бурок и других войлочных изделий. По данным Е. Максимова, в 1893 г. в Чечне было занято бурочным промыслом не менее 500 семейств с 1230 работницами, производившими в год 7400 бурок на сумму 73 300 рублей 9. Чеченские бурки имели большой спрос в соседних казачьих станицах. Их продавали также на рынках Грозного, Кизляра, Моздока и некоторых других городов

Северного Кавказа. Бурочное производство было специфично для плоскостной Чечни 10; горная служила сырьевой базой и местом сбыта. Но зато производство войлочных ковров (истанг), ярко украшенных разнообразным растительным и животным орнаментом, имело в Чечне повсеместное распространение. Ковры являлись неотъемлемой частью внутреннего убранства жилого дома. Ими обычно завешивали стены и покрывали пол кунацкой, имевшейся в каждом чеченском доме.

Существенное значение имела также выделка домашнего сукна. По свидетельству Маргграфа, ежегодно терские казаки покупали у чеченцев в Моздоке, Грозном, Кизляре и Хасавюрте около 1700 черкесок и столько же башлыков, всего на сумму до 10 тыс. рублей п. Выделка сукна сосредоточивалась главным образом в селениях, находившихся недалеко от торговых центров.

Во многих селениях Чечни занимались выделкой кожи и гончарным производством. Наиболее значительными центрами последнего были Старо-Юрт, Ново-Юрт, Шали-Юрт и некоторые другие. Чеченские мастера с большим искусством изготовляли всевозможные кувшины, чашки, горшки, которые сбывались и в другие районы Северного Кавказа. Значительная часть домашней утвари изготовлялась из дерева, особенно в лесогорной полосе.

Значительное развитие имели производство оружия и связанные с ним работы по серебру, а также производство медных кувшинов, тазов, подносов и дру1 их изделий из металла.

Одним из древнейших центров обработки металла в Чечне было сел. Старый Атаги, находящееся у входа в Аргунское ущелье. Здешние мастера передавали свою профессию из поколения в поколение. В период Кавказской войны сел. Старые Атаги являлось, наряду с Ведено, арсеналом войск Шамиля.

В горах крупным ремесленным центром Чечни являлось сел. Шатой, где было много мастеров по обработке металла, камня, дерева, кожи, а также по изготовлению одежды и обуви. Сюда приезжали за товарами из многих высокогорных селений Чечни. Однако кузнецы, плотники, специалисты по обработке дерева имелись почти в каждом большом селении.

Промышленность и города

До революции на территории Чечено-Ингушетии существовала только одна отрасль промышленности — нефтяная, представленная Грозненскими нефтяными промыслами, открытыми в начале XIX в. В 1823 г. русский крепостной крестьянин Василий Дубинин сконструировал аппарат для перегонки нефти. Вместе со сеоими братьями Макаром и Герасимом он построил в Моздоке нефтеперегонный завод для переработки грозненской и Вознесенской нефти. «Вероятно,— пишет советский исследователь А. В. Фадеев,— этот завод существовал недолго и обладал весьма скромными размерами. Важно другое, а именно то, что это было одно из первых в истории техники промышленных предприятий по производству керосина» 12.

Первоначально нефть на грозненских промыслах добывалась примитивным способом: рыли колодец и черпали из него нефть деревянными и кожанными ведрами. Только в конце XIX в. было применено бурение, намного ускорившее добычу нефти.

В 1917 г. нефть добывалась из 386 скважин, при средней суточной производительности в 15,7 т. Переработка нефти производилась на шестиста;рых изношенных заводах. Большим событием для грозненских нефтяных промыслов было сооружение в 1914 г. нефтепровода до порта на Каспийском море — Петровска (ныне Махачкала) протяжением 155 км, с пропускной 'способностью 740 тыс. т мазута в год. В конце XIX в. часть грозненских нефтяных промыслов перешла в руки французских и английских капиталистов. Приток иностранного капитала, главным образом английского, особенно усилился после русско-японской «войны.

Формирование кадров рабочих-нефтяников шло главным образом за счет местного русского и горского населения (чеченцев, ингушей, осетин и др.)* Много приезжало сюда и крестьян-отходников из центральных губерний России, особенно из Пензенской, Тамбовской и Казанской. Значительную группу рабочих доставляли казанские татары, в советское время выехавшие на роддну, когда там началась разработка нефти. Работали здесь и поляки, сосланные на Кавказ после подавления восстания 1863 г. Все же основную массу кадровых рабочих составляли русские, оказавшие огромное революционное .влияние на рабочих других национальностей, в том числе и на чеченцев.

Положение грозненских нефтяников было весьма тяжелым. Рабочий день продолжался 12—16 часов, месячный заработок не превышал 20 рублей, причем предприниматели по любому поводу снижали расценки, подвергали рабочих штрафам и увольняли их. Отсутствовали охрана труда и техика безопасности. На промыслах часто бывали пожары и несчастные случаи. Из многочисленных прошений, поданных на имя предпринимателей, видно, что рабочие, потерявшие трудоспособность, выбрасывались с промыслов большей частью без всякой материальной помощи.

Основная масса рабочих жила в поселках на промыслах, в 5—16 км от Грозного; здесь нефтяники ютились в землянках и маленьких плетневых домиках с плоскими земляными крышами. Многие рабочие жили на казачьих хуторах, находившихся вдали от промыслов. Имелись и казармы, цреимущественно для несемейных рабочих,— барачного типа постройки с цементным полом, на котором стояли деревянные топчаны с набитыми соломой тюфяками. Зимою казармы отапливались редко. Помещения освещались лишь керосиновыми коптилками. Ни один из рабочих поселков не имел водопровода. Питьевую воду привозили в бочках из Грозного и с р. Сунжи, до которой было 11—17 км; воду давали строго по норме (4 ведра на семью в сутки). Для мытья и стирки пользовались дождевой водой или водой из специальных буровых скважин.

На промыслах не было ни одного врача; лишь один раз в неделю приезжал врач из Грозного. Среди рабочих свирепствовали тиф, туберкулез, ревматизм и другие болезни, уносившие много человеческих жизней.

Промыслы и рабочие поселки тонули в грязи. Из-за бездорожья во время дождей часто прерывалось сообщение между отдельными участками промыслов и городом.

Долгое время в поселках нефтяников не было даже начальной школы. Из 11 тыс. рабочих больше половины не умели писать. Лишь после многократных настояний в 1904 г. в районе старых промыслов открылось одноклассное начальное училище, в которое было принято всего 43 ученика. Школа эта в значительной степени содержалась за счет рабочих. За обучение детей вносилась плата.

Город Грозный, выросший вокруг основанной в 1818 г. крепости на р. Сунже, ничем не отличался в дореволюционный период от обычных купеческих городишек. Он утопал в грязи и болотах, не имел ни одного сквера. Первый электрический фонарь на центральной улице города появился лишь в 1914 г. На 40 тыс. жителей было всего две средние, одча ремесленная и шесть начальных школ. Единственная в городе библиотека имела менее 7 тыс. книг. Главным источником пополнения библиотеки были пожертвования.

Подлинное промышленное развитие Чечено-Ингушетии относится к советскому периоду. После революции, наряду с реконструкцией старых нефтепромыслов и заводов, стали разрабатываться новые богатейшие нефтяные месторождения, и было построено много крупных заводов. На нефтепромыслах применяются турбинное бурение и другие передовые методы производства. Семилетний план (1959—1965 гг.) предусматривает дальнейшее развитие автоматизации и механизации процессов переработки нефти, вплоть до создания цехов и заводов-автоматов. На базе нефтепромыслов возникла газовая промышленность. В 1957 г. добыча газа в республике составила около 200 млн. м3. Города Грозный, Малгобек и многие рабочие поселки газифицированы.

В республике выросли предприятия машиностроительной, металлообрабатывающей, химической, силикатно-керамической, легкой, пищевой, лесной и местной промышленности. Общий объем продукции крупной промышленности увеличился в 1958 г. по сравнению с 1913 г. в 29 раз, а по сравнению с 1940 г.— в 2,6 раза. Значительно увеличилась и численность рабочих, в том числе рабочих чеченцев. Уже в 1940 г. на грозненских нефтепромыслах было занято 4 тыс. чеченцев (вчетверо больше, чем до революции), из них около 500 инженеров и техников. За боевые заслуги на фронтах гражданской войны и на фронте социалистического строительства грозненский пролетариат награжден Советским правительством орденами Ленина и Красного Знамени.

Большую роль в деле развития промышленности республики сыграли кадры, выросшие за годы Советской власти. В 1957 г. в одном только Грозном работало четыре школы ФЗО и четыре ремесленных училища, готовящие квалифицированных работников нефтяной и химической промышленности, строительных организаций, железнодорожного транспорта и сельского хозяйства. Кадры руководителей производства готовят Грозненский нефтяной институт и техникум.

На месте старых поселков с их полуразвалившимися бараками и землянками выросли социалистические рабочие городки с многоэтажными жилыми домами, культурно-просветительными и коммунальными учреждениями. Вокруг Грозного возникло много новых рабочих поселков. Старые и новые поселки связаны с городом асфальтированными дорогами, а некоторые, кроме того, железнодорожными линиями. Рабочие живут в новых домах, в квартирах со всеми удобствами. Многие нефтяники имеют собственные дома с фруктовыми садами и огородами. Часть несемейных рабочих живет в благоустроенных общежитиях.

В поселках построены школы, клубы, библиотеки, амбулатории, родильные дома, детские сады, ясли и т. д. К числу лучших в республике принадлежит Дворец культуры им. Кирова на новых промыслах — трехэтажное здание с зрительным, лекционным, читальным и другими залами, с библиотекой, насчитывающей около 14 тыс. книг и журналов. Во Дворце культуры работают кружки художественной самодеятельпости, проводятся выступления артистов, регулярно читаются лекции на политические и научные темы.

В нынешней столице Чечено-Ингушской республики не узнать старого Грозного. Численность его населения возросла за годы Советской власти с 40 тыс. до 240 тыс. человек. В городе построено много новых общественных зданий и сотни прекрасных жилых домов. Только в 1956 —1959 гг. было введено в строй более 440 тыс. кв. м новой жилой площади. Создано несколько парков культуры и отдыха, разбито много скверов и бульваров, улицы обсажены деревьями. В 1932 г. в Грозном был пущен трамвай, а в настоящее время протяженность трамвайных линий в городе составила более 40 км. Автобусное сообщение осуществляется по 16 городским маршрутам.

Широкое развитие получила сеть медицинских учреждений. В 1957 г. в городе было 10 больниц на 1185 коек, 78 врачей и 1703 человека среднего медицинского персонала. Велико значение Грозного не только как промышленного, но и как культурного центра Чечено-Ингушской АССР. Здесь имеется ряд научно-исследовательских институтов, высших учебных заведений и техникумов, десятки школ, клубов, библиотек, три театра, кинотеатры и т. д. Недавно вступил в строй телевизионный центр. В ближайшие годы будут построены новые здания Республиканского драматического театра на 900 мест, Республиканской библиотеки им. Чехова (с фондом в полмиллиона книг) и много других культурных учреждений.

Наряду с Грозным крупную роль в экономической и культурной жизни республики играют новые города — Малгобек и Гудермес, возникшие в Советское время.