Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Религиозные верования осетинцев. Народное образование
Этнография - Народы Кавказа

Подавляющее большинство осетин до революции официально исповедовало христианство и небольшая часть — ислам. Однако обе эти религии коснулись осетин самым поверхностным образом, преимущественно лишь внешней обрядностью, и не смогли вытеснить их древние верования.

Христианство проникло еще к предкам осетин — аланам в VI в. из Византии. Затем оно распространялось из Грузии. Влияние грузинской церкви особенно сказалось в царствование царицы Тамары (1184—1213). В это время было построено множество храмов, некоторые из них сохранились до сих пор. Однако в эпоху монгольского нашествия христианство в Осетии пало (XIII—XIV вв.). Следующий период распространения христианства относится к XVIII—XIX вв. и связан с деятельностью русских миссионеров.

Ислам проник к осетинам из Кабарды в XVII—XVIII вв. и распространился преимущественно среди высшего сословия Северной Осетии.

Наряду с официальными религиями в Осетии веками сохранялись и практически имели гораздо большее значение языческие верования и связанные с ними обряды: вера в духов, культ предков, аграрные культы и т. д. Конечно, эти верования видоизменялись под влиянием христианства и мусульманства. Так, многие, языческие божества нередко сливались в представлении народа с христианскими святыми.

Особым почитанием были окружены «обиталища духов» — дву ар (дзуа- рами осетины называли и самих духов). Это были рощи, отдельные деревья, пещеры, древние могилы, развалины древних христианских церквей и т. д. Некоторые дзуары почитались во всей Осетии, другие служили предметом поклонения только одного рода. Возле дзуаров совершались кувды (куывд) — моления с жертвоприношением и пиршества, приносились священные присяги сторон при разбирательстве межродовых конфликтов третейскими или посредническими судами по обычному праву.

Среди почитаемых осетинами божеств одно из главных мест занимал Уастырджи (св. Георгий). В представлениях об этом божестве, как и о некоторых других, старые языческие понятия переплетались с понятиями о христианских святых. Уастырджи был покровителем мужчин, воинов и путников. Одновременно он являлся божеством, карающим воров и клятво- цреступников. Широко распространен был и культ Уациллы — божества плодородия п земли, а также и молнии. В честь Уациллы совершались жертвоприношения, причем исполнялся ритуальный танец, известный под названием цоппай, который сопровождался ритуальной песней. Подобный же ритуальный танец совершался и над убитым молнией. Считалось, что такая смерть происходила по воле Уациллы.

Многие божества осетин были связаны со скотоводством и охотой. Ду- хом-покровителем домашних животных, в частности овец, был Фалвара. Духу Тутыру молились о сохранении стада от волков. Духом-покровите- лем охотников считался Авшати.

Существовал также цикл верований, отрядов и праздников, связанных с земледелием. Пахал ли осетин землю, засевал ли он ее, собирал ли урожай, постигали ли его засуха или чрезмерное обилие дождя — ;на все случаи были свои обряды, молитвы и святыни — дзуары. В честь различных божеств в определенные дни устраивались кувды. Многочисленные кув- ды разоряли население.

В религии осетин прослеживаются следы тотемизма. В Юго-Осетии, например, некоторые роды в качестве своего тотема иочитали медведя, другие — змею, третьи — ворону, волка и т. д. Их никогда не убивали.

Следы почитания волка в качестве тотемного животного прослеживаются в аграрном культе и обычном праве. Приготовление сельскохозяйственных орудий приурочивалось к празднику Тутыра, справлявшемуся в честь покровителя волков — Тутыра в первую неделю великого поста. Семена тоже отбирались в эти дни. Во время судебных испытаний обвиняемого заставляли перешагнуть через зажженную сухую волчью жилу. Считалось, что если он виновен, то его тело искривится.

Культ железа также имел распространение. Пережитки его сохранялись в новогоднем ритуале, в свадебных обрядах. Железо почиталось как средство ограждения от злых духов, поэтому в новогоднюю ночь землю вокруг дома трижды очерчивали саблей, дабы в дом не пробрался злой дух; при вводе новобрачных в дом над их головами держали сабли.

У осетин сохранились магические обряды. Например, во время продолжительной засухи старались вызвать дождь, обливая друг друга водой; пахарь не брился со дня вспашки до появления всходов, чтобы поля покрылись так густо, как его борода; при трудных родах практиковалось развязывание узлов, дабы роженица родила так же легко, как легко развязаны узлы. В основе всех этих поверий лежит имитативная магия («подобное вызывает подобное»).

В древнем был развит астральный культ. Следы поклонения солнцу и луне сохранялись в новогоднем ритуале. В новогоднюю ночь выпекались пироги, изображающие солнце. Поклонялись и огню. Огонь считался сотоварищем солнца, защитником от злых духов.

С религиозными верованиями были тесно связаны погребальные обряды. В погребальных обрядах осетин еще в XIX в. сохранялось много пережитков далекого прошлого. Среди архаических погребальных обрядов следует отметить посвящение коня, скачки, обряд оплакивания и многочисленные поминки.

На похороны сходились и съезжались со всех окрестных сел. Хоронить было цринято обязательно до захода солнца, так как по существовавшим повериям с заходом солнца «затворялись ворота царства мертвых». Осетины-христиане в XIX в. хоронили в гробу. Древние захоронения в надземных и полуподземных склепах (дзагппаз) свидетельствуют о том, что в прошлом хоронили без гробов. У магометан хоронили без гроба, и на кладбище покойника несли на специальных носилках, хранившихся при мечетях. Когда умирал мужчина, ему посвящали коня. В древние времена коня приносили в жертву; в XIX в. посвящение коня ограничивалось надрезанием у него уха. Обряд посвящения коня происходил у могилы. Коня в полной сбруе обводили трижды вокруг могилы, затем, подведя его к могиле, клали покойнику в руки уздечку. Старик — посвятитель коня, проводивший этот обряд, произносил длинную речь, в которой вспоминались добродетели умершего, давалось напутствие ему в загробный мир. Здесь же покойнику посвящали цринесенные к могиле пищу и напитки. В связи с верой в загробную жизнь осетины клали в могилы покойников различные вещи: бытовые предметы, украшения, оружие и т. п. В горных районах, чтобы снабдить покойника огнем, на могиле в течение трех дней разводили костер.

Чрезвычайно обременительным для трудящихся обычаем были многочисленные поминки. Отсутствие поминок якобы обрекало покойников на вечный голод и считалось самым тяжким преступлением. Начинались они со дня похорон, когда устраивались большие поминки, затем 1в течение года справлялось еще до 12 различных поминок. Кроме того, еженедельно по пятницам на кладбище устраивался поминальный вечер.

Ныне религиозные суеверия сохранились лишь среди незначительной части населения, преимущественно среди стариков. В отдельных случаях совершаются еще кувды в честь различных «святых духов», моления в «священных рощах», длительные поминки и т. п. Общественные и культурно-просветительные организации Северной и Южной Осетии проводят в городе и на селе большую работу по атеистическому воспитанию, добиваясь полного искоренения религиозных предрассудков.

Народное образование

В дореволюционное время основная масса осетин оы- ла неграмотной. В 1898 г. в Закинском приходе Северной Осетии было только двое грамотных, в Донифарском — шестеро. Высших учебных заведений не было не только в Осетии, но и на всем Кавказе. Лишь очень немногим осетинам удалось получить высшее образование и то главным образом выходцам из богатых семей. Имевшиеся в дореволюционное время школы были в основном начальными церковно-цри- ходскими. Обучение велось только на русском языке, родной язык даже не преподавался.

За годы Советской власти осетинский народ прошел большой путь культурного развития, покончив с неграмотностью и создав передовую культуру национальную по форме, социалистическую по содержанию. Ярким показателем роста культурного уровня населения Северной и Южной Осетии являются данные о состоянии народного образования. Если в 1914/15 учебном году в школах Северной Осетии обучалось 17,1 тыс. человек, то в 1958/59 учебном году почти 70 тыс., из них больше половины осетин. Теперь в каждом селении есть школа, а в крупных селениях их несколько. В Юго-Осетии в 1958/59 учебном году существовало 245 начальных, 70 семилетних, 37 средних школ с общим количеством учащихся 18 113 человек. В республике и в области наряду с обычными школами созданы школы рабочей и сельской молодежи, а также школы для взрослых. В Северо- Осетинской АССР в таких школах учится около 5 тыс. человек.

Обучение в начальной школе ведется на родном языке, а в старших классах на русском, но продолжается изучение осетинского языка. В 1958/59 учебном году на осетинском языке обучалось в Северной Осетии 22% всех учащихся школ республики.

Одновременно с ростом школ создавались национальные педагогические кадры. Специальность педагога стала массовой среди осетин. К концу 1959   г. в Северо-Осетинской республике было более 5 тыс. учителей из них около половины — осетин. Среди педагогов многие с высшихМ образованием. Многочисленными кадрами учителей располагает и Юго-Осетия. В 1958/59 учебном году здесь работало 1998 учителей, в том числе 1364 осетин.

Большую роль в подготовке национальных кадров играют местные вузы и техникумы. К началу 1958/59 учебного года в Северо-Осетинской АССР было 12 техникумов и других специальных средних учебных заведений. На территории Юго-Осетии имеются педагогическое училище, медицинский и сельскохозяйственный техникумы, художественное училище и музыкальная школа. Еще в 1920 г. в Орджоникидзе был создан педагогический институт, подготовивший за 40 лет своего существования около 10 тыс. преподавателей. Теперь Осетия располагает пятью высшими учебными заведениями, из них четыре находятся в Северо-Осетинской АССР (Сельскохозяйственный, Педагогический, Горно-металлургический и Медицинский институты) и одно — в Юго-Осетинской автономной области (Педагогический институт). Кроме того, тысячи осетинских юношей и девушек обучаются в вузах Москвы, Ленинграда, Тбилиси и других городов страны. Уже в 1957 г. на каждые 10 тыс. населения Северной Осетии приходилось 200 студентов в высших учебных заведениях, тогда как на такое же число жителей во Франции приходится 37 студентов, в Турции — 11. Выросли кадры национальной советской интеллигенции, вышедшей из среды колхозников и рабочих.

До революции грамотные осетины насчитывались единицами. Теперь значительную часть осетинской интеллигенции составляют женщины. Особенно велик процент женщин с высшим и средним специальным образованием в системе здравоохранения и народного образования. Несколько сот женщин-осетинок работает в области науки и искусства. В их числе доктора и кандидаты наук, народные и заслуженные артисты РСФСР, Грузинской ССР и Северо-Осетинской АССР.

Кадры научных работников научно-исследовательских институтов Северной и Южной Осетии состоят главным образом из осетин. В одной только Южной Осетии, например, в 1957 г. работало 23 кандидата наук из осетин. Среди них два заслуженных деятеля науки Грузинской ССР — экономист В. Д. Абаев и историк 3. Н. Ванеев. Широко известны труды видного североосетинского ученого, доктора сельскохозяйственных наук А. Б. Саламова. Большое число ученых-осетин работает в Москве, Ленинграде, Тбилиси и других крупных научных центрах страны. В их числе лингвист проф. В. И. Абаев, доктор экономических наук Н. К. Цаголов, доктор медицинских наук Дзугаева и др.

Результаты культурной революции в Осетии можно проиллюстрировать йа примере сел. Коста, образовавшегося после Октябрьской революции из горцев-переселенцев на плоскости Северной Осетии. Это селение за годы Советской власти дало стране более 20 научных работников, среди которых много кандидатов наук, и более 250 инженеров, учителей, специалистов сельского хозяйства и работников здравоохранения с высшим и средним специальным образованием. Отсюда вышли талантливые осетинские писатели И. Джанаев и Б. Боциев. В сел. Коста почти на каждую вторую семью приходится один человек с высшим образованием. Подавляющее большинство колхозников имеет полное среднее или семилетнее образование. В селении существуют средняя и начальная школы, школа рабочей молодежи.

В республике и в области создана широкая сеть культурно-просветительных учреждений: библиотек, музеев, домов культуры, клубов, изб-читален. Важную роль в культурно-просветительной и политико-массовой работе играют радио, кино, печать. В одной лишь Северо-Осетинской АССР в 1957 г. издавалось семь газет и журналов на осетинском языке и было выпущено 70 книг общим тиражом 223 тыс. экземпляров (в 1913 г.— только пять книг общим тиражом всего 3 тыс. экземпляров).