Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Пути сообщения и средства передвижения осетинцев. Селения и жилища
Этнография - Народы Кавказа

Хозяйственному и культурному общению внутри Осетии, а также ее общению с внешним миром в прошлом препятствовали не только феодальная разобщенность и замкнутость, но и вековое бездорожье. Относительно одного из ущелий в Северной Осетии очевидец писал, что в Закском обществе «...положительная невозможность иметь зимою сообщение с соседями... доводит население до отчаяния» 8. Ущелья и котловины соединялись с плоскостью и между собой узкими дорогами, которые далеко не всегда были доступны для колесного транспорта. В тех местах, где были колесные дороги, основным транспортным средством являлась двухколесная арба, в которую запрягались либо волы (такая арба называлась галузердон), либо лошадь (хъадын бзгхузердон). Арба почти целиком, включая колеса, изготовлялась из дерева. Дно и боковые стороны арбы часто были сплетены из хвороста. В XIX в. получила распространение арба с металлическим обручем на ободе колеса. В равнинной части появились новые средства транспорта — брички, тачанки, линейки, заимствованные осетинами у русского населения.

Зимой и летом для перевозки грузов (хлеба, сена, дров) с гор в котловины пользовались деревянными горскими санями (хагххон дзоныеъ). На узких горных тропах для транспортировки грузов использовали вьючных животных (ослов, лошадей). Применялось специальное вьючное деревянное седло. Оно имело с обеих сторон приспособления, напоминавшие собой большие крюки для подвешивания переметных сум (хордзеп). Крюки делались из палок, изогнутых под углом 30° и попарно связанных.

В горах пешеходы пользовались специальной обувью из воловьей кожи с переплетом из тонких полосок кожи на подошве, предохранявшим от скольжения. В труднопроходимых местах прикрепляли к ногам и рукам железные крючья, пользовались шестами и посохами с железными наконечниками, зимой — плетеными лыжами.

После присоединения Осетии к России в развитии путей сообщения и средств транспорта наметились определенные сдвиги. Во второй половине XIX в. началось железнодорожное строительство на Кавказе, имевшее большое экономическое значение и для Осетии. Первая железная дорога Ростов — Владикавказ была построена в 1875 г., затем были построены дороги Беслан — Петровск (1894 г.) и Прохладная — Моздок (1915 г.). В 1858 г. было начато строительство шоссейной Военно-Осетинской 'дороги, а в 1888 г. по ней открылось движение колесного транспорта. Было начато, но не закончено проведение дороги с гор на плоскость в Кур- татинском ущелье. В некоторых ущельях силами населения стали строиться проселочные дороги местного значения. Но большинство горных районов дорог не имело.

Ныне там, где проходили лишь горные тропы да иногда проселочные дороги, построены автомобильные шоссейные дороги местного и союзного значения (в Юго-Осетии, например, протяженность шоссейных дорог местного значения насчитывает 420 км). Через территорию Северо-Осетинской АССР проходит автострада, связывающая Москву с Тбилиси.

За годы Советской власти осуществлена коренная реконструкция всего железнодорожного транспорта, построены новые железные дороги: ширококолейная дорога Дарг-кох — Алагир, обеспечивающая связь ряда равнинных и прилегающих к ним горных районов со столицей республики г. Орджоникидзе, Алагиро-Урсдонская узкоколейная железная дорога и др. Железная дорога Гори — Сталинири прошла по территории Южной Осетии, связав ее областной центр с Закавказской магистралью, а через нее — со всеми уголками нашей страны. Первый пассажирский поезд прибыл в Сталинири 8 июня 1940 г.

Селения и жилища

В дореволюционное время в Северной Осетии было только два города — Владикавказ и Моздок, возникшие в XVIII 1В. В Юго-Осетии не было ни одного города. Подавляющее большинство осетин жило в сельских поселениях — кау (хъзгу). В горной полосе преобладали сравнительно небольшие селения, часто разбросанные по склонам гор или у берегов рек. Этот тип поселения сложился здесь исторически. При безземелии, существовавшем в дореволюционном прошлом, не было возможности создавать крупные поселения. Расположение селений по крутым склонам гор объяснялось тем, что удобные земли, использовались под пашни и сенокосы. По своей планировке они были поселениями главным образом кучевого или рядового типа.

На плоскости создавались большие селения с уличной планировкой.

В XIX в. в безлесных местах дома и хозяйственные постройки строились из естественного камня, а в ущельях, богатых лесом,— из дерева. Наиболее архаичными, но и самыми распространенными дома'ми в горах были каменные.

Каменные дома строились в один-два этажа. В двухэтажном доме нижний этаж предназначался для скота и хозяйственных помещений, верхний — для жилья. Кладка стен производилась всухую с засыпкой пустот между камнями землей, реже — на глиняном или известковом растворе. Для междуэтажных перекрытий и дверей использовалось дерево. Крыша плоская земляная, стены часто выводились выше крыши, так что получалась площадка, которая использовалась для нросушки зерна, шерсти и для отдыха. Пол делали земляной, реже — деревянный. Стены жилых помещений внутри обмазывались глиной и белились. Вместо окон в одной из стен дома делались небольшие отверстия, закрывавшиеся в холодную пору каменными плитами или досками. Нередко со стороны фасада у двухэтажных домов имелись балконы или открытые веранды. В условиях существования больших семей дома обычно бывали много - комнатными. Самая большая комната — «хадзар» (хзздзар) являлась одновременно столовой и кухней. Здесь семья проводила большую часть времени. В центре хадзара находился очаг с открытым дымоходом, отчего стены и потолок покрывались толстым слоем копоти. Над очагом к деревянному брусу в потолке подвешивалась цепь для котла. Очаг и цепь считались священными: около них совершались жертвоприношения и моления. Очаг считался символом единства семьи. У очага устанавливались, подпирая потолочную перекладину, деревянные столбы, которые богато орнаментировались резьбой. Очаг делил хадзар на две половины — мужскую и женскую. В мужской половине на стенах развешивались оружие, турьи рога, музыкальные инструменты. Здесь находилось полукруглое деревянное, украшенное резьбой кресло, предназначавшееся для главы дома. На женской половине находилась домашняя утварь. Для женатых членов семьи в доме имелись отдельные комнаты — спальни (уат). В домах зажиточных осетин выделялась кунацкая (узвззегдон).

К числу архаичных каменных строений горной Осетии относятся также оборонительные башни, которые ко второй половине XIX в. были уже необитаемы. Оборонительная башня имела форму четырехугольной усеченной пирамиды, высотой от трех до пяти этажей. Башни отличались необычайной прочностью. Они складывались из крупных камней известняка, часто прекрасно обтесанных. Кладка стен производилась на цементе. Стены оборонительной башни почти глухие и лишь внизу (на высоте второго этажа) имелся лаз-вход, а наверху располагались щелевидные отверстия — бойницы. Первый этаж такой башни служил помещением для скота и зернохранилищем; следующие этажи использовались для жилья, а верхний этаж — для наблюдения. Непременной принадлежностью башни являлись деревянные замки громадных размеров (длина корпуса такого замка достигала 80 см и более).

В горах строились также дома-крепости или жилые башни — ганах (гдгнах). Строились они в три этажа и по типу приближались к оборонительным башням. Однако ганах значительно шире оборонительной башни и к плане приближается к квадрату. Стены дома-крепости изнутри штукатурились и окрашивались. Жилая башня имела небольшие окна. В первом этаже находились зернохранилища и помещения для скота, во втором — хадзар, третий этаж служил в качестве оборонительного сооружения.

В горах Осетии строились и крепостные укрепления (галуан). Они представляли собой комплекс строений, состоящий из оборонительной и жилой башен и других жилых и хозяйственных построек, обнесенных каменной стеной.

Галуаны принадлежали большим патриархально-семейным общинам, а в условиях феодального строя они стали собственностью феодалов.

В местах, богатых лесом, как, например; в Дигорском ущелье и в предгорьях, строились двухкомнатные или многокомнатные бревенчатые дома.

В Юго-Осетии, где большая часть территории покрыта прекрасным строительным лесом, преобладали деревянные постройки. Наиболее старым типом здесь был двухкомнатный деревянный домик с двускатным перекрытием из драни.

Позже повсеместно стали появляться двухэтажные многокомнатные дома, первый этаж которых сложен из камня, второй — из дерева, причем в горных и предгорных районах нижний этаж всегда служил жильем семьи в зимнее время и только в некоторых местах он отводился под хлев. На втором этаже помещалась широкая закрытая терраса, использовавшаяся летом как жилье. Дом этот покрывался четырехскатной деревянной крышей.с крутыми скатами для спада снега и предохранения стен постройки от сырости. Почти такие же двухэтажные дома стали строиться и в плоскостных районах области.

Одним из распространенных типов жилища, особенно бедняков и крестьян среднего достатка, в предгорьях и на плоскости были плетневые дома. На одной стороне дома, обычно обращенной во двор, оставляли отверстия для окон и дверей, причем за отсутствием стекла окна делали маленькими. Дом обмазывался с внешней и внутренней сторон глиной и выбеливался. Крыша покрывалась досками и настилалась соломой. Такие жилища строились одно-, двух- и трехкомнатными. У более зажиточных дом состоял из спальни, кухни, в которой устанавливалась печка, и сеней (тыргъ). Передняя половина сеней часто использовалась под кладовую.

Бедные крестьяне на плоскости жили также в саманных домах, покрытых камышом или соломой. В комнатах были земляные полы, небольшие окна и низкие двери. Для жилых домов на равнине было характерно наличие крытого навеса (узгрдондон), примыкавшего к дому. Под навесом хранили домашнюю утварь и сельскохозяйственные орудия,. а летом он обычно служил кухней. Помимо жилого дома, во дворе находились кукурузные сапетки. Двор был отделен от усадьбы плетневым забором.

Характерной чертой старого жилища плоскостных осетин являлось то, что оно обращалось фасадам внутрь двора, глухой торцовой стеной- к улице. Часто дома строились внутри двора. Кунацкая располагалась обычно поодаль от основного дома, около ворот. Такая планировка отражала особенности замкнутого патриархального быта.

Во второй половине XIX в. в связи с быстрым расслоением крестьянства и выделением кулацкой верхушки резко усилились различия в образе жизни и быте. В то время как основная масса крестьян продолжала жить в старых неблагоустроенных домах, богатые крестьяне стали ставить дома кирпичные и деревянные, на высоком фундаменте, крытые черепицей или железом; в комнатах появились деревянные , потолки и полы, большие остекленные окна, закрывающиеся филенчатыми, ставнями, и высокие двери городского типа. Комнаты таких домов имели отдельные выходы на открытую или остекленную террасу. Весь двор и усадьба обносились высоким каменным забором.

В планировке длинных домов сказывалось сохранение традиционные форм. Комнаты располагались в ряд, для каждого жепатого члена нераздельной большой семьи выделялась отдельная комната; по мере разрастания семьи пристраивались новые комнаты.

Наряду с длинными домами начали строить также 'Квадратные дома, часто расположенные фасадом к улице. Этот тип жилища, очевидно, б,ыл занесен на Северный Кавказ русскими переселенцами, но в нем отразились и национальные особенности — хадзар, обычно, делали намного больше других комнат, сооружали открытую террасу и т. д.

После Великой Октябрьской революции, когда конфискованные у помещиков земли были переданы крестьянству, многие тысячи горцев переселились на равнину. Благодаря повседневной помощи партии и правительства переселенцы смогли создать новые крупные благоустроенные селения — Коста, Кирово, Фарн, Нарт, Ногир и до. Все они построены по заранее продуманному плану, с длинными, прямыми и широкими улицами.

Изменились и старые сельские поселения осетин. Одни из них перестраивались, другие создавались заново. Во время Великой Отечественной войны гитлеровские захватчики разрушили (многие селения Северной Осетии. После войны они восстановлены, но уже по новому образцу, создающему гораздо большие удобства для населения.

Современные сельские поселения осетин — это благоустроенные поселки с новыми просторными и светлыми домами колхозников, с колхозными хозяйственными постройками, клубами, школами, больницами, магазинами, детскими садами и яслями. Многие селения электрифицированы и радиофицированы, имеют водопровод и канализацию. В ряде селений построены стадионы и разбиты парки.

Современные жилища осетинских колхозников — большей частью дома на каменном фундаменте, квадратные в плане, имеющие несколько комнат с большими окнами. К домам часто пристраиваются обширные остекленные веранды. Окна, двери, потолки покрываются краской. Этот тип жилища мало чем отличается от городского.

К дому и теперь часто пристраивается навес, где летом помещаются очаг и печь. Однако сейчас навес нередко располагается отдельно от дома, что более гигиенично.

Жилища традиционной удлиненной формы сейчас в осетинской деревне строят очень редко.

Колхозники придают большое значение обстановке и чистоте жилища. В современных домах частое явление — городская мебель (шкафы, стулья, диваны), обычно бытующая вместе со старинной национальной мебелью. Рддом с фабричной никелированной кроватью можно видеть кустарную деревянную кровать, украшенную национальной резьбой. Обычный городской диван может встречаться наряду с деревянным резным. Деревянные столики на трех ножках (фьтг), деревянные бокалы, турьи рога для пива и другая старинная утварь соседствуют с такими предметами современного быта, как патефоны, радиоприемники, телевизоры и т. д.

Большую роль в деле изменения быта колхозников играет электрификация. «Лампочка Ильича» широко проникла в селения Северной и Южной Осетии. В связи с электрификацией население все чаще пользуется различными бытовыми электрическими приборами.

Города

В советское время значительно выросло количество городских поселений. Ныне на территории Северо-Осеташской республики несколько городов — Орджоникидзе (б. Владикавказ), Моздок, Алагир и Беслан. В городах и рабочих поселках живет 53% всего населения республики.

Вырос и преобразился Орджоникидзе — столица Северо-Осетинской АССР, важнейший промышленный и культурный центр республики. Как в центре города, так и на его окраинах построено много новых жилых домов. Большие работы проведены в области коммунального хозяйства. До революции в городе не было канализации, сейчас она есть. Сооружен новый водопровод. Город не только электрифицирован, но и газофицирован (в 1953 г. сооружен газопровод Малгобек — Орджоникидзе). Многие улицы заасфальтированы. Переделаны старые и проложены новые трамвайные пути. Построен новый трамвайный парк на 100 вагонов. Открыто автобусное движение. Много внимания уделяется озеленению города. Созданы новые парки — им. Кирова и Красногвардейский. Реконструирован Центральный парк культуры и отдыха им. К. Хетагурова (до революции— городской парк «Трек»).

В Южной Осетии, на берегах Большой Лиахви, вырос областной центр Сталинири. Кроме уже упоминавшегося механического завода, здесь имеются лесокомбинат, кирпичный, черепичный, известковый и асфальтовый заводы, комбинат по производству шампанских вин и минеральных вод и другие предприятия. В культурной жизни области большую роль играют находящиеся в Сталинири областной театр, педагогический институт, научно.-исследовательский институт и т. д. В городе функционирует телевизионный центр. Много внимания уделяется жилищному строительству. Подлинным украшением города стали жилые дома работников искусств. железнодорожников и др. За последнее время значительный размах получило индивидуальное жилищное строительство. Увеличились зеленые насаждения на улицах и площадях города. Любимым местом отдыха стайи- нирцев является парк культуры им. Ленина.