Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Домашние промыслы и ремесла осетинцев. Промышленность и быт рабочих
Этнография - Народы Кавказа

Вплоть до середины XIX в., когда хозяйство осетин носило натуральный характер, сельскохозяйственные орудия, утварь, посуда, мебель, ткани, одежда производились домашним способом или ремесленниками. - Некоторые промыслы имели товарное значение. Так, например, в Грузию вывозили сукна, овчины, бурки. Грузинский географ и историк царевич Вахушти (XVIII.в.) -в своей «Географии Грузии» писал об осетинах: «Зпают искусство выделывания кожи, тканье сукон, валяние их, приготовление хороших бурок; знают ковать, слесарное ремесло, выделывают деревянные вещи» 4.

Во второй половине XIX — начале XX в. многие изделия домашнего и ремесленного производства вытесняются фабричными товарами. Указание В. И,- Ленина, что на Кавказе в пореформенный период «шло вытеснение туземных вековых «кустарных» промыслов, падающих под конкуренцией привозных московских фабрикатов» 5, целиком относится и к Осетии.

В пореформенной Осетии наибольшее распространение имели те домашние промыслы и ремесла, которые были связаны с обработкой продуктов животноводства (шерсти, кожи) и дерева. Из овечьей шерсти выделывали сукна, платки, чулки, шляпы. Лучшие сукна изготовлялись из белой, коричневой и серой шерсти. Они ценились выше, чем крашеное сукно. Высокосортные сукна делались также из козьего пуха. Все работы, связанные с выделкой сукон, выполнялись женщинами в домашних условиях. Почти в каждом доме можно было видеть деревянное веретено для прядения шерстяных ниток и деревянный разборный ткацкий станок (тынуафдгн).

В настоящее время повсеместно употребляются сукна фабричного производства. Одйако сохранилась домашняя обработка шерсти, из которой изготовляют платки, вязаные кофточки, войлочные шляпы и пр.

С давних времен осетины производят обработку овчины, и до сих пор этот промысел широко распространен. Из овчины делают шубы, шапки, брюки, некоторые виды обуви и другие изделия.

Еще в XIX в. у осетин-горцев был весьма развит деревообрабатывающий промысел: производство мебели, домашней утвари, посуды, орудий труда. Для изготовления утва|ри и домашней посуды пользовались техникой выдалбливания или вытачивания; деревянная мебель вытачивалась. Обработка дерева была в основном домашним промыслом, но в каждом районе имелись и специалисты-ремесленники, работавшие на местных станках — зырн.

Со второй половины XIX в. обработка дерева значительно сократилась. Многие сельскохозяйственные орудия, утварь, посуда стали заменяться покупными — металлическими, стеклянными, фаянсовыми. Сейчас деревообрабатывающий домашний промысел сохранился лишь как народное декоративно-прикладное искусство.

В прошлом у осетин не существовало ковроделия. Изготовлялись лишь простейшие по технике производства войлочные кошмы. Рисунок' на них наносился .валяным, вшитым или аппликативным узором. Ковроделие возникло в 1928 г., когда при артели «Острикотаж» в Орджоникидзе был создан ковровый цех. Теперь здесь имеется уже несколько ковровых цехов. Производятся главным образом ворсовые ковры. Техника изготовления — ручная, с применением вертикальных ткацких станков.

Вначале артель изготовляла ковры типа грузинских, армянских и дагестанских по готовым рисункам, созданным в этих республиках. В послевоенные годы стали делать ковры с осетинскими орнаментами (геометрическим, растительным и зооморфным). Первые рисунки этих ковров были созданы в Москве, в Научно-исследовательском институте художественной промышленности, по образцам осетинского народного орнамента, собранным художниками А. Хоховым и М. Туга- новым. Первые успехи достигнуты в создании тематических и портретных ковров. Так, например, по рисунку художницы Т. Малиевой мастерицы артели Л. Москвиченко и И. Атарова выполнили ковер с изображением народного поэта К. Хетагурова. Ковер этот — подлинное произведение искусства.

Промышленность и быт рабочих

Промышленность Северной Осетии в дореволюционное время была слаборазвитой: свинцово-цинковый завод «Кавцинк» во Владикавказе, на котором работало в 1913 г. всего лишь 480 рабочих, Владикавказские железнодорожные мастерские с 226 рабочими, свинцово-цинковые рудники в Алагирском ущелье, Мизурская обогатительная фабрика и несколько десятков мелких кирпичных, пищевых и других предприятий полукустарного типа. 60% всех предприятий составляли мельницы.

Поиски металлов в горах Осетии производились еще в XVIII в. русскими геологоразведочными экспедициями. Однако промышленная добычу руд (в Садоне) началась только в 40-х годах XIX в. Велась она самым примитивным способом. В 1848 г. Садонские рудники, которые до отого находились в руках частных предпринимателей, были взяты в казну. На рудниках применялся труд крепостных русских рабочих, подвергавшихся жестокой эксплуатации. В частности, в 1850 г. в местечко Ала- гир было переведено 380 семейств крепостных рабочих с уральских, алтайских и луганских заводов. Переселенцы образовали в Алагире станицу и начали тут же, на левом берегу р. Ардон, строительстве свинцово-цинкового завода. Алагирский завод был пущен в 1853 г., после чего часть переселенцев перевели из Алагира на Садонские рудники, а часть осталась на заводе. После крестьянской реформы многие рабочие вернулись на родину, другие остались работать на условиях вольного найма. Новые кадры рабочих набирались из переселенцев, отставных солдат и членов их семей, а также из коренных жителей-осетин.

В Садонские рудники и на Алагирский завод стали стекаться безземельные горцы-осетины из многих районов Осетии. Так было положено начало формированию национальных кадров рабочего класса.

В Садонских рудниках рабочие-осетины были заняты на самых различных работах: добыче, сортировке и перевозке руды, на рубке дров, выжигании угля и т. д. Работая совместно с русскими рабочими, осетины сближались с ними и многому учились у них. С течением времени осетины вместе с русскими рабочими стали выступать против произвола и на «'‘илия администрации.

Условия труда садонских рабочих были невыносимо тяжелыми. Основными орудиями на шахтах были кирка и лопата. Шахты освещались животным жиром. Отсутствовали охрана труда и техника безопасности. В забоях часто случались обвалы. Шахтеры работали по 12—16 часов, получая за свой каторжный труд ничтожную оплату: три — пять рублей в месяц. Спецодежды не полагалось. Рабочих на каждом шагу подвергали штрафам. Они не имели права уходить с рудников раньше срока, определенного договором. По рассказам старых шахтеров, рабочих в Садоне и после реформы продолжали пороть и сажать в карцер за малейший проступок.

Вот как описывает условия труда садонских рабочих очевидец, побывавший в рудниках в 1855 г. «Тут мы провели ночь, спускались в штольни и штреки, где на глубине нескольких десятков аршин в основании громадной скалистой горы при свете тусклых сальных огарков, в тяжелом, спирающем дыхание, воздухе, наполненном пороховым дымом, в слякоти, образуемой просачивающейся везде водой, копошились с кирками и ломами в руках люди... Мрак, воздух подземелья, невольное чувство страха при мысли, какая громада висит над головами этих людей, днем -и ночью здесь работающих... в течение двенадцати часов, до смены, вне света и свежего воздуха, с тяжелым ломом в руках» 6.

Не лучше было положение рабочих и на Алагирском заводе. Работа и здесь была изнурительно тяжелой и низкооплачиваемой. Правилами внутреннего распорядка, утвержденными Горным департаментом, на заводе, как и на рудниках, был установлен 12-часовой рабочий день при двух сменах. Заработок рабочего был настолько мал, что его едва хватало для поддержания полунищенского существования рабочей семьи. Применялась йздевательская система штрафов.

Среди рабочих заводов и рудников немало было «ра'ббчих с наделом», сохранявших еще небольшой клочок земли. Значительная часть их заработка уходила на уплату крестьянских повинностей и поддержание хозяйства, которое кое-как вела оставленная дома семья.

Ужасны были и бытовые условия рабочих. Приезжие рабочие жили в грязных, сырых и холодных бараках. Такой барак представлял собой огромное помещение с цементным полом. Здесь не было ни коек, ни столов. Люди спали на полу, застланном соломой. Зимой это помещение почти не отапливалось. Не было столовой, бани и других необходимых бытовых учреждений.

Местные лавочники, пользуясь тяжелым материальным положением рабочих, выдавали продукты в кредит, сбывая по высоким ценам недоброкачественные товары.

Среди рабочих свирепствовали туберкулез, тиф, ревматизм и другие болезни, уносившие много человеческих жизней. Медицинская помощь почти отсутствовала. Во всем Садоне были один врач и фельдшер, обслуживавшие главным образом чиновников из рудоуправления. За медицинской помощью рабочие обращались к осетинским знахарям.

В Садоне не было ни одной библиотеки. Сюда не доходили газеты, журналы, книги. Неграмотность населения садонского поселка составляла 99%. В Садоне была всего одна начальная школа, но из-за отсутствия средств большинство детей рабочих не имело возможности в ней учиться.

К концу 90-х годов XIX в. осетины составляли уже значительную часть основных кадров рабочих Садона. Существенно вырос удельный вес осетинского пролетариата и на других промышленных предприятиях Северной Осетии. Осетинские рабочие принимали активное участие в революционном движении, выступая совместно с русскими рабочими — наиболее передовой и сознательной частью пролетариата. В Осетии еще до Октябрьской революции русский рабочий класс, руководимый большевиками, закладывал фундамент той дружбы народов, которая расцвела после революции в условиях многонационального социалистического государства.

Незначительная промышленность, имевшаяся до революции, во время империалистической и гражданской войн была разрушена и даже старые промышленные предприятия практически пришлось создавать заново. К 1926 г. были восстановлены завод «Кавцинк», Садонские рудники, железнодорожные мастерские и др. В последующие годы начались громадные работы по социалистической индустриализации, в результате которой Северная Осетия из отсталой в промышленном отношении была превращена в индустриально развитую страну. В социалистической промышленности Северо-Осетинской АССР большое место занимает тяжелая промышленность — горнодобывающая, цветная металлургия, металлообрабатывающая, энергетическая.

Совершенно преобразилась горнорудная промышленность Садояа, имеющая в настоящее время всесоюзное значение. Старые рудники полностью реконструированы, построены новые шахты и рудообогатительная фабрика. Открыты новые рудные месторождения в бассейнах Ардона, Фиагдона, Садона; Уруха и др. В Садонских рудниках большая часть трудоемких работ механизирована. Мощные погрузочные машины, электровозы, скреперные лебедки и десятки других механизмов облегчили труд горняков, повысили производительность труда. Так, например, на Верхне- Згидском руднике благодаря механизации трудоемких процессов и внедрению новых методов труда добыча руды на одного шахтера выросла в 1958         г. по сравнению с 1950 г. в два с лишним раза. В целях улучшения условий труда и предупреждения профессиональных заболеваний применяется мокрое бурение. Проветривание забоев и блоков проводится мощными: вентиляторами.

Садонские рудники являются сырьевой базой завода «Электроцинк» в Орджоникидзе, выросшего из небольшого свинцово-цинкового предприятия. Теперь это крупный завод цветной металлургии, оснащенный совершенным оборудованием. На нем трудятся тысячи металлургов. Инженеры и рабочие завода «Электроцинк» впервые в Советском Союзе применили прогрессивный метод подготовки сырья к переработке — обжиг концентратов «в кипящем слое».

К числу крупнейших предприятий Северной Осетии принадлежат также вагоноремонтный завод в Орджоникидзе, созданный на месте владикавказских мастерских, завод автомобильного и тракторного электрооборудования, завод «Электроконтактор» и т. д.

Важную роль в экономике Северной Осетии играет лесная промышленность. Созданы лесопункты и лесозаводы, снабжающие предприятия страны- древесиной твердых пород. Успешно развиваются различные отрасли легкой промышленности.

Значительную часть промышленной продукции республики дает пищевая цромышленность. Заново созданы при Советской власти такие отрасли пищевой промышленности, как крахмально-паточная, мясная, молочная, плодоовощная, консервная, кондитерская и др. Среди предприятий пищевой’ промышленности особенно выделяется построенный в советское- время в Беслане маисовый комбинат, имеющий всесоюзное значение. Уже в 1940 г. комбинат давал валовой продукции (в ценностном выражении) в 4,5 раза больше, чем вся промышленность Северной Осетии в 1913 г.

В целом валовая продукция крупной промышленности Северной Осетии увеличилась в 1958 г. по сравнению с 1913 г. в шесть раз.

Семилетний план Северо-Осетинского совнархоза на 1959—1965 гг. предусматривает дальнейший рост уже имеющихся и создание ряда новых отраслей промышленности. Широкое развитие получат машиностроение, электротехническая и радиотехническая промышленность,' производство строительных материалов, а также различные отрасли пищевой и легкой промышленности. Большое внимание обращается на расширение рудной базы цветной металлургии: поставлена задача полностью обеспечить местным сырьем завод «Электроцинк» как за счет ввода в эксплуатацию новых месторождений, так п путем увеличения добычи руды на уже имеющихся .рудниках.

За годы Советской власти резко выросли местные кадры рабочих, сформировалась национальная техническая интеллигенция. Уже р 1957 г. число рабочих и служащих в Северной Осетии превысило 100 тыс. В Садонских и новых Згидских и Буронских рудниках подавляющее большинство рабочих — осетины. Много осетин и среди инженерно-технического персонала. Так, например, на заводе «Электроцинк» около одной трети инженеров и техников составляют осетины.

Важным фактором развития промышленности и роста рабочего класса явилось широкое вовлечение в производство женщин, в том числе осетинок. Многие из них стали инженерами, техниками, мастерами. Особенно увеличилось число женщин в промышленности в годы Великой Отечественной войны. Напомним, что до революции в промышленности Осетии женщины почти не работали.

Коренным образом изменился быт рабочих. Так, например, на месте старого поселка Садон с его полуразвалившимися бараками и землянками вырос социалистический рабочий городок с кварталами жилых домов, культурно-просветительными и коммунальными учреждениями. Вокруг Садона возник целый ряд рабочих поселков. Рабочие живут в новых домах, в благоустроенных квартирах (с центральным отоплением, ванной и т. п.). Многие горняки Садона живут в коттеджах, являющихся их собственностью, имеют фруктовые сады и огороды. Часть несемейных рабочих живет в общежитиях в комнатах на три-четыре человека. При общежитиях имеются все необходимые бытовые удобства, оборудованы красные уголки, где всегда можно найти газеты, журналы, книги. Среднемесячная заработная плата садонских шахтеров в настоящее время составляет 2—3 тыс. руб. Многие шахтеры зарабатывают в месяц до 10 тыс. руб. В Садоне работают большая поликлиника с несколькими отделениями, селикозная станция, несколько родильных домов и т. д. Во всех шахтах установлено постоянное дежурство медицинских работников. В пос. Талон, около Садона, в 1949 г. открыт профилакторий для горняков. Здесь' шахтеры отдыхают после трудового дня. Утром автомашины развозят их по шахтам, а после работы они вновь возвращаются на •отдых.

В Садоне имеются средняя школа и вечерняя школа рабочей молодежи, горный техникум, школа ФЗО и ряд специальных курсов для повышения квалификации рабочих. Центральное место среди культурно-просветительных учреждений занимает дворец культуры с прекрасным зрительным залом, лекторием, двумя большими библиотеками (общей и технической). При дворце культуры работают кружки художественной самодеятельности. Здесь часто выступают артисты Москвы, Ленинграда, Орджоникидзе, Тбилиси и других городов страны.

В Юго-Юсетии, где до революции не было промышленных цредприятий7, за годы Советской власти сложилась развитая промышленность. В настоящее время в области имеются предприятия лесной и пищевой промышленности, промышленности стройматериалов и др. В Сталинири построен механический завод. В области действует ряд электростанций: Сталинирская, Кехвская, Лениногорская, Дзагинская и др. Крупнейшее промышленное предприятие в Юго-Осетии — Кваисинское свинцовоцинковое производство, пущенное в эксплуатацию в 1949 г. Серьезное внимание было уделено здесь подготовке кадров из местного населения, проводившейся как по линии индивидуального обучения, так и через курсы техминимума и длительные командировки на другие предприятия цветной металлургии. В настоящее время 90% всех рабочих здесь составляют местные кадры (одна треть их — женщины). Для рабочих в пос. Кваиса построены несколько многоквартирных домов, две средние школы, клуб, библиотека и читальни. Однако характерной чертой быта кваисип- еких рабочих является то, что большинство их продолжает жить в окрестных селениях. В их семейный бюджет входят, помимо заработка на производстве, доходы от работы в колхозах отдельных членов семьи.