Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Земледелие и животноводство осетинов в дореволюционный период
Этнография - Народы Кавказа

На равнине главным хозяйственным занятием осетин являлось земледелие, а в горах — скотоводство. Земледелие было известно предкам осетин с эпохи ранней бронзы. Среди археологических материалов, найденных на территории Осетии в докобанских (конец III— начало II тысячелетия до н. э.), кобанских и более поздних погребениях, имеются зернотерки из камня, кремневые вкладыши для составных серпов, серпы и прочие предметы, свидетельствующие о т'ом, что ведущая в горной полосе отрасль хозяйства — животноводство — издавна сочеталась с земледелием. Однаско земледелие не получило здесь значительного развития из-за недостатка пахотных земель и низкого уровня сельскохозяйственной техники. Во многих районах горной полосы производимого хлеба не хватало даже на треть года.

Наиболее древними сельскохозяйственными культурами Осетии являются просо и ячмень. Наличие пшеницы <в горной Осетии засвидетельствовано археологическими данными VIII ов. н. э. В XIX— начале XX в. в горах Северной Осетии основными культурами были ячмень, рожь, овес, пшеница и просо. В горах Юго-Осетии сеяли главным образом ячмень. На плоскости первое место по размерам посевов занимали кукуруза и пшеница, которые приобрели, в особенности в Северной Осетии, товарное значение. Кулацкие и зажиточные хозяйства сеяли их в большом количестве и вывозили во внутренние губернии России.

Огородные культуры — картофель, огурцы, помидоры, редька, капуста, бобовые — возделывались на плоскости повсеместно, но в ограниченных размерах. С картофелем, капустой, помидорами осетины познакомились через русских, о чем свидетельствуют названия этих культур у осетин — картоф, къабус.ка и т. п.

средстваНаиболее распространенной системой земледелия было трехполье. В горах применялась кое-где и подсека. В Северной Осетии в горах пахали старинным деревянным ралом (дзывыр) с лопатообразным железным сошником, в который впрягалась пара быков. Дзывыр,, который вспахивал неглубоко, был приспособлен к природным условиям гор с их тонкослойными, часто искусственно созданными почвами. Борозда его узка, поэтому вспахать им можно не более 0,5 десятины в день. Дзывыр легок, и пахарь, отправляясь на работу, клал' его на ярмо. Пахотные орудия этого типа были распространены и у других народов Кавказа. На плоскости применялся тяжелый передковый плуг (гутон) с железным лемехом, резаком и деревянным отвалом. В него запрягали до восьми волов или шести лошадей. В Юго-Осетии широко было распространен плуг типа грузинского архела. Он состоял из следующих основных частей: отвала, имевшего треугольную форму, грядиля, лемеха, резцау цепи и рукоятки с двумя ответвлениями. Плуг этот крестьяне изготовляли сами, только лемех покупали у местных мастеров. Такой плуг требовал для упряжки от 8 до 10 воло®. При вспашке им необходимо было участие трех человек: плугаря (гутоидар) и двух погонщиков. В юрах наряду с осетинской сохой употребляли плуг такого же типа, но меньшего размера, в который впрягали четырех волов.

В пореформенный период помещики и кулаки стали покупать железные плуги, веялки, молотилки и пр. Однако техника в условиях дореволюционной Осетии не могла получить распространения. Так, по свидетельству, относящемуся к началу XX в., в Дагомоком приходе Алагирского лщелья не было ни одной сельскохозяйственной машины. Все работы производились ручным способом, даже примитивную соху имел не каждый крестьянин.

В условиях горной полосы, пашни часто располагались на крутых склонах гор. Они назывались кззрон-захх («окраинная земля»). Нередко такие пашни имели террасообразный рельеф. Зимние снега и весенние дожди, смывая верхний покров почвы, наносили на нее с гор камни. Поэтому до начала пахоты горец должен был приложить большой труд, чтобы подготовить почву для обработки, очистить ее от камня, нанести со дна ущелья землю и т. д.

В горах боронили волокушей — адаг (адззг), представлявшей собой пучки хвороста, прикрепленные к деревянной жерди, либо просто терновый куст. Такая борона считалась пригодной для неглубоких горных почв. На плоскости Северной Осетии она употреблялась для боронования посевов проса. Обычно же здесь использовали деревянную борону (похци) с деревянными зубьями. В Юго-Осетии в горах и на плоскости бытовал только адаг — борона типа похци.

С середины XIX в. в Северной Осетии распространились различные бороны с металлическими зубьями. Применение фабричного плуга и железной бороны позволило расширить обработку почвы за счет распашки целины и улучшить качество обработки.

Сеяли в апреле — мае. Посев производился вручную. Через месяц после сева начиналась прополка кукурузы и других культур. Для прополки и окучивания кукурузы употребляли ручную мотыгу (рувдзн) состоявшую из небольшой железной согнутой мотыжки, прикрепленной к деревянной длинной ручке.

Уборку урожая зерновых осуществляли серпами (зехсырф) работы местных кузнецов. Режущая часть осетинского серпа, сравнительно небольшая по размеру, имела зубчатый край. С конца XIX в. появляются покупные серпы с широким лезвием.

В Юго-Осетии, кроме указанного серпа осетинского типа, бытовал, особенно в низинных районах, грузинский серп (ламгам), имевший большую плоскую рабочую часть. Жнец, работавший таким серпом, должен был надевать на три пальца левой руки, считая от мизинца, деревянные рукавицы для предохранения пальцев от порезов. В уборке хлебов участвовали мужчины и женщины, однако скашивание косой, распространенное в основном в предгорных районах, было только мужским делом.

По окончании жатвы хлеб свозился к селу, где устраивался ток для молотьбы. В высокогорных районах скошенный хлеб в снопах свозили волоком на особых плетенках (мззхъи) или на горских санях. Молотили обычно с помощью крупного рогатого скота, который гоняли по кругу, по разложенным на току снопам 1. Для того чтобы животные при молотьбе не поедали хлеб, надевали на них намордники, сделанные из деревянных прутьев. Кукурузу во многих местах молотили путем выколачивания зерен из початков палкой. Обмолоченные хлеба просеивали на ветру.

В сельскохозяйственных работах осетин наряду с индивидуальным трудом применялись также коллективные формы земледельческого труда. Это выражалось в том, что родственные и соседние дворы соединяли свой сельскохозяйственный инвентарь и скот для совместной обработки земли. Такое соединение — супряга (земцадис или галамбал) вызывалось хозяйственной необходимостью, так как большинство крестьянских хозяйств не имело требуемого для пахоты количества тягловой силы. На пахоте и других сельскохозяйственных работах практиковались и иные формы взаимопомощи. Так, при пахоте целины, при жатве и так далее применялась помощь, называемая зиу. Заинтересованный двор обращался за помощью к соседям и родственникам, которые в течение дня работали бесплатно на объявивший зиу двор. Компенсацией являлись лишь угощение и ответная помощь при объявлении зиу другими дворами. С ростом классового расслоения формы коллективного труда стали использоваться помещиками, а затем кулачеством в целях эксплуатации трудящихся крестьян.

В XIX в., особенно в пореформенный период, весьма распространенной формой эксплуатации крестьян была испольщина (хзгддцон). Малоземельные крестьяне пахали помещичью и кулацкую землю своим инвентарем, получая за это часть урожая, обычно не более половины.

Судя по археологическим материалам, животноводство, как и земледелие, является древнейшим занятием осетин. Особенно большое место оно занимало в горных районах Осетии. Разводили овец, коз, крупный рогатый скот, лошадей.

Животноводство в плоскостной Осетии не только летом, но часто и зимой базировалось на подножном корму. В горах зимой скот либо находился на стойловом содержании, либо перегонялся в плоскостные районы Северного Кавказа.

В горах значительная часть общественных выгонов и пастбищ была захвачена крупными скотоводами — помещиками и кулаками, которые сосредоточивали в своих руках основную массу поголовья овец, коз и крупного рогатого скота. Трудящееся крестьянство испытывало острый недостаток в стойловом корме. Перегон скота на плоскость был также для многих невозможен вследствие высокой арендной платы за пастбища.

В силу природных условий в горных районах овцеводство преобладало над разведением крупного рогатого скота. Разводилась особая горная грубошерстная порода овец, получившая название осетинской. Эта порода отличалась своей молочностью, большим отложением жира (курдюк), вкусным мясом. Преобладали овцы с темно-бурой шерстью, так как этот цвет предпочитался для изготовления сукон и бурок.

На пастбищах молочное хозяйство вели мужчины-пастухи, в домашнем быту это дело лежало исключительно на женщинах. Доили коров и овец два раза в день — вечером и утром. В горах доили в деревянный сосуд (къзврта), выдолбленный домашним способом из обрубков дерева. Употребляли также сосуды из козьей шкуры — тичъи. Для процеживания молока служила деревянная цедилка в виде чаши с двумя крылоподобными широкими ручками, с отверстием в дне. Дно прокладывалось мелким сеном, через которое процеживалось молоко. Во второй половине XIX в. появились покупные железные ведра, сита. Пастухи разливали прореженное молоко в широкую деревянную бочку (гарз) и заквашивали его в\ыр или подготовляли для сбивания в масло.

В горах скот содержался часто в самом жилище крестьянина. Одноэтажный дом крестьянина-бедняка в этом случае делился на две половины, одна из которых отводилась для скота. У крестьян среднего достатка дом нередко строился в два этажа, причем первый этаж, выстроенный из крупных камней, обычно предназначался для содержания скота.

У богатых скотоводов имелись овчарни и скотные дворы. На зиму большая часть помещичьего и кулацкого скота перегонялась на плоскость.

Подготовляя скот к перегону на летние пастбища, принято было таврить молодняк. Тавро (дамгъзе) было в прошлом знаком родовой, а впоследствии семейной собственности. Первоначально тавро представляло собой геометрический знак, а в XIX в. он часто стал заменяться начальными буквами имени и фамилии главы дома. Мелкий рогатый скот не таврили, а делали надрезы (гакк) на ухе.

Перегон скота, принадлежавшего крестьянам одного села, производился по возможности одновременно. Обычно выбирали ответственного за перегон. Дворы, имевшие небольшое количество скота, совместно нанимали пастуха или выделяли пастухов из каждого дома поочередно. Зажиточные и кулацкие хозяйства имели отдельных наемных пастухов.

Труд пастуха оплачивался очень плохо. Обычно он получал известную часть приплода, размеры которой определялись каждым хозяином произвольно. Такая форма оплаты открывала широкие возможности для эксплуатации пастухов. Еще более тяжелым было положение подпаска; нередко он совсем не получал плату, работая только за питание.