Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Религиозные верования карачаевцев. Здравоохранение и народное образование
Этнография - Народы Кавказа

Господствующей религией в Карачае был ислам суннитского толка, «распространившийся здесь в XVIII в. По преданиям, проводником ислама в Карачае был каоардинский мулла Исхак-эфенди. В каждом селении имелось по нескольку мечетей. Эфенди (муллы) получали значительные доходы не только от совершения треб, но и за обучение мальчиков и «лечение» больных. Обычные мусульманские религиозные сборы, основным из которых был зекят, дополнялись штрафами, налагавшимися за непосещение мечети. А так как карачаевцы проводили большую часть времени вне селений, на кошах, штрафные суммы достигали значительных размеров.

В народе сохранилась память о доисламском периоде и сопротивлении карачаевцев введению новой религии. Например, некоторые роды до конца XIX в. не отказались от употребления свинины и хранили «на счастье» свиные кости и кожу.

Несмотря на то, что мусульманское духовенство вело активную борьбу с пережитками более ранних (религиозных верований, многие из них продолжали существовать. Стойко сохранялось почитание деревьев, камней и пр. Почитаемые камни были у отдельных родов (Байрамкуловых, Бид- жиевых), а некоторые почитались всеми карачаевцами. Например, Къара- чайны къадау ташы («Основной камень Карачая»), кусочки которого клали под углы строящегося дома, в сундуки и т. п. Близ сел. Хурзук находилась священная сосна — джанъыз терек.

Наряду с представлением о едином верховном божестве — Тейри карачаевцы верили в духов-покровителей. Божеством охоты считался Апсаты, покровителем овец — Аймуш, в реке жила «мать воды» — Су у анасы. В лесу жили духи — агъач киши. Каждый участок .земли имел своего незримого хозяина — джер ийеси. Интересно отметить общность наименований местных божеств-покровителей с божествами других народов Кавказа. Например, карачаево-балкарское божество Апсаты и осетинское — Авша- ти, карачаевское — Аймуш и кабардинское — Емиш.

Наиболее ярко сохранялись представления о домашнем духе-покрови- теле, для которого оставляли пищу около очага. Он имел ряд названий — юй ийеси (хозяин дома), байчы (делающий богатство), юй бийче (княгиня дома) и др. Юй ийеси представлялся в виде длинноволосой женщины, которую можно превратить в слугу человека, отрезав и спрятав ее волос.

Целый цикл обрядов и жертвоприношений был связан со скотоводством. Магические способы охраны скота от сглаза, от волков сочетались с обязательными жертвоприношениями (къурманлыкъ) при выгоне стад на пастбища и возвращении с них, окоте, случке и т. п. Во время покоса значительную роль играл ряженый (акъсакъал), имевший много общего с кабардинским ажэгъафэ, действовавшим во время пахоты 7. Во время случки и во время пахоты старшая женщина семьи пекла калач, который надевался на рога производителя, а при пахоте — на рога быков, запряженных в плуг. Во время пахоты этот калач съедали молодые люди. Старикам его «сть запрещалось. В обоих случаях это, видимо, имело целью увеличить плодородие земли и скота. Именно поэтому его пекла женщина-мать и поэтому же его запрещалось съедать старикам.

На изменениях обычая вызывания дождя можно проследить влияние ислама на древнейшие верования. Наиболее старинным магическим обрядом из одновременно существовавших можно считать обливание друг друга водой и купание в воде наряженного осла. Наряду с этим прибегали к чтению молитв над камушками, которые затем опускались в реку. Здесь магический прием опускания камней в воду получил свое мусульманское дополнение в виде чтения молитв.

Как и у других мусульманских народов Кавказа, у карачаевцев слабее всего сохранились пережитки первобытных представлений в обряде похорон, имевшем общемусульманский характер. Представление о материальной жизни за гробом можно проследить только в обычае изображать на могильных памятниках «необходимые» покойнику вещи. На памятниках начала XX в. можно видеть даже часы, галоши, зонтики, швейные машины и т. д.

В целом вследствие сравнительно позднего проникновения ислама первобытные представления и обычаи карачаевцев сохранялись в быту сильнее, чем у многих других горцев Кавказа. И сейчас, когда религиозные предрассудки окончательно изживаются, это необходимо учитывать для правильного направления научно-атеистической пропаганды.

Здравоохранение и народное образование

Тяжелые условия жизни трудящихся карачаевцев до революции и отсутствие медицинской помощи (в Карачае не было медицинских работников, если не считать нескольких фельдшеров) способствовали распространению различных болезней. Широко распространенная «медицинская деятельность» знахарок и мулл приводила к большой смертности населения, особенно детей. В Карачае встречалась проказа, свирепствовала оспа, обычны были заболевания зобом (по-карачаевски макъа — лягушка). Характер социальных болезней получили ревматизм к глазные заболевания.

Причины заболевания видели в порче (сглазе) или вселении «черного духа»; в этих объяснениях явно проступают первобытно-религиозные представления, сохранению которых способствовала деятельность мулл, которые подвизались и в роли гадальщиков, «напускавших» и «снимавших» порчу, конкурируя со знахарками — хыйнычы. Большой интерес имеют следы древних представлений о том, что знахарки, гадалки и предсказательницы получали свою «силу» от духов, с которыми они якобы находились в плотской связи.

Применялись магические способы лечения. От оспы лечили при помощи воды, в которой предварительно обмывали девять маленьких лепешек (дыммыл), испеченных в золе очага. Сажу с надочажной цепи клали в воду, собранную из девяти родников, и это считалось лекарством от ряда болезней. В обоих случаях можно проследить связь с почитанием очага и надочажной цепи. Муллы, выступавшие в качестве лекарей, .изготовляли дуа, т. е. писали на бумаге чернилами или куриной кровью несколько слов из корана. Надпись смывалась в воде, которую затем пили. Нередко бумажка зашивалась в тряпочку и надевалась на больного. Знахарки, кроме различных магических средств, применяли лечение травами, но, не умея поставить диагноз болезни и определить дозировку, они и в этих случаях нередко приносили вред.

Лечением вывихов и переломов, как у животных, так и у людей занимались костоправы (сюйек уста). Приемы, выработанные в скотоводческом хозяйстве,— неподвижные повязки, вправление вывихов — иногда были полезны и для людей, но все это проводилось в условиях недостаточной чистоты, без дезинфицирующих средств. К тому же у карачаевцев существовал обычай, сходный с кабардинским, по которому <к больному с переломом кости собирались родные и знакомые и не давали ему уснуть, развлекая песнями и танцами. Обычай этот истощал силы больного, уменьшал сопротивляемость его организма.

С первых же лет Советской власти в Карачае развернулась энергичная борьба за оздоровление быта. Решающую роль для успеха этой борьбы сыграло повышение материального и культурного уровня жизни не только в селениях, но и на кошах. Ныне в Карачае нет ни одного населенного пункта, в котором бы не оказывалась медицинская помощь. В районных центрах имеются больницы, оснащенные необходимым медицинским оборудованием, в селениях — участковые больницы и амбулатории, врачебные и фельдшерско-акушерские пункты. На территории Карачаево-Черкесии созданы прекрасные курорты, имеющие всесоюзное значение. Наиболее известен из них туберкулезный курорт Теберда в Карачае.

Все же старые суеверия и «дедовские» способы лечения еще не изжиты полностью. Борьба с ними должна смыкаться с проведением научноатеистической пропаганды.

Народное образование в Карачае в прошлом в основном сосредоточивалось в руках мусульманского духовенства и сводилось к заучиванию наизусть текстов корана. За обучение детей родители платили барашками; и кукурузой, ученики косили траву и возили дрова своему учителю. Но и это образование доступно было немногим, не только из-за платы, но и потому, что труд подростка имел большую ценность в хозяйстве и учиться' ребятам было некогда.

По мере сближения с русским населением возникла тяга к изучению русского языка и грамоты. Первая русская школа была открыта в Карачае в 1879 г. К началу первой мировой войны в Карачае имелись всего одна двухклассная школа, 11 одноклассных и одно ремесленное училище. Они содержались на народные средства. Общее число учеников не превышало 450. Это были дети зажиточной части населения. Девочки совершенно не обучались. Грамотность у карачаевцев составляла всего 4,5 %.

Задача ликвидации неграмотности населения и развития народного образования стала одной из первых забот Партии и Советской власти. Карачаевская письменность первоначально была создана на основе латинского алфавита (1924 г.), но в 1939 г. переведена на русскую графическую основу, что способствовало более широкому приобщению карачаевцев к русской культуре. Еще до войны была в основном ликвидирована неграмотность и осуществлено всеобщее семилетнее обучение. Преподавание в младших классах ведется на родном языке, в старших — на русском.

Большое внимание уделяется подготовке национальных кадров интеллигенции. Ныне карачаевцы имеют своих научных работников, учителей, врачей, агрономов, инженеров, работников литературы и искусства. В г. Карачаевске открыт Карачаево-Черкесский государственный педагогический институт с заочным отделением. Карачаевцы составляют значительную часть студентов этого института и различных техникумов области. Очень возросло знание русского языка. Это дает возможность карачаевским юношам и девушкам учиться в вузах и техникумах Москвы, Ленинграда и других крупных культурных центров страны.

Очагами культуры в селениях являются клубы, библиотеки, районные дома культуры и т. д. В Карачаевском районе, например, в 1957 г. имелось 14 клубов, 2 дома культуры, 26 библиотек, 2 избы-читальни, 19 киноустановок. Более половины работников культуры — карачаевцы.

С 1923 г. на карачаевском языке выходит областная газета, носящая ныне название «Ленинын Байрагъы» («Ленинское знамя»). Национальное книгоиздательство выпускает на карачаевском языке художественную литературу, учебники и другие книги. На карачаевском языке ведутся радиопередачи.

Научно-исследовательский институт Карачаево-Черкесии и соответствующие кафедры Педагогического института проводят большую работу по изучению истории, языка и фольклора карачаевского народа.