Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Хозяйство адыгейцев. Селения и жилища. Одежда
Этнография - Народы Кавказа

В прошлом Адыгея была отсталой аграрной областью. Ведущей отраслью хозяйства являлось земледелие, uлавным образом хлебопашество.

Древнейшими зерновыми культурами адыгейцев были просо и ячмень, причем просо до середины XIX в. оставалось основной культурой. В дальнейшем вместо традиционного проса стали в значительном количестве производить пшеницу и кукурузу. С ростом товарности хозяйства известное значение приобрели также технические культуры — подсолнечник, табак и др.

В степях и предгорьях господствовала переложная система земледелия, а в горах — подсечная. Агротехника и земледельческие орудия были несложными. Земельные участки, расположенные на склонах гор, очищали от камня и проводили к ним воду из горных ручьев при помощи ирригационных систем. Для борьбы с ливнями и горными потоками, которые смывали верхние слои почвы, применяли водоотливные каналы, укрепленные камнями и лесозащитными полосами.

Землю пахали деревянным плугом и сохой, имевшими железные лемехи.. Плуг был без передка и имел два отвала и прямое дышло. В него впрягали обычно две пары волов. Боронили деревянными боронами с металлическими или деревянными зубьями и волокушами. Широко применялись мотыга и заступ, особенно в горах. Для уборки хлеба употребляли серп и косу. Молотьба производилась на току посредством вытаптывания колосьев под ногами животных. Хлеб хранился в больших крытых корзинах — сапетах {коны), обмазанных глиной. Для хранения1 кукурузы пользовались необма- занными сапетами.

Изредка встречались водяные мельницы. Каждый двор- имел свои ручные мельницы несложной конструкции; иногда зерно толкли в ступе.

Немаловажным подспорьем в питании являлись фрукты. Садоводство и виноградарство Оы- ли особенно распространены у жителей гор. Сады всюду заботливо обрабатывались. Адыгейцы издавна были знакомы с таким важным приемом плодоводства как прививка. Об иг садах высоко отзывался И. В> Мичурин. Местные сорта плодовых деревьев, в осооенности яблони и груши, отличались высокой урожайностью, а также долговечностью и выносливостью.

Немногим уступало земледелию по своему значению в экономике животноводство. Разводили овец, коз и меньше — крупный рогатый скот. Как* и другие адыгские народы Северного Кавказа, адыгейцы были отличными наездниками, и коневодство издавна сделалось их национальным занятием. Однако в течение первой половины XIX в., вследствие военных действий и потери части территории, оно стало постепенно сокращаться. Скотоводческое хозяйство велюсь примитивным способом (практиковались перекочевки скота и тебеневание — содержание его в зимнюю пору на подножном корму).

Занимались адыгейцы и птицеводством. Разводили кур, уток, гусей, индеек. Одним из давних хозяйственных занятий было пчеловодство. Еще в- древности бортническое пчеловодство сменилось сапеточным. Из меда приготовляли различные напитки.

Удельный вес рыболовства в хозяйстве Адыгеи в XIX — начале XX в. был невелик. Известную роль играла охота.

Еще в древности, как об этом свидетельствуют остатки древних рудников и данные фолькора, адыгейцы научились добывать железо, медь и другие металлы. Добычей руды, выплавкой металла и производством металлических изделий занимались мужчины.

Как до’присоединения к России, так и в последующий период ремесленники среди1 адыгейцев были сравнительно малочисленны. Кузнечное дело стало единственным промыслом, поднявшимся до положения настоящего ремесла, т. е. производства на заказ. Иногда один кузнец обслуживал весь аул; кузнец работал обычно один или с мальчиком-помощником.

Обработкой шерсти — очень древним и весьма распространенным промыслом— занимались женщины. Главным материалом служила овечья шерсть. Изготовляли сукна, бурки, кошмы, ковры и ковровые шерстяные ткани. Из овчин шили шубы, шапахи, зимние шаровары и пр. Меньшее значение имела обработка козьих шкур. Развит был шорный промысел.

Вплоть до середины XIX в. грузы перевозили на двухколесных арбах, которые первоначально были приспособлены только для воловьей упряжки. Лошадь использовалась преимущественно как верховое животное. В пореформенный период двухколесную арбу вытеснила четырехколесная, казачьего типа, запряженная парой лошадей. В конце XIX — начале XX в. территорию Адыгеи в двух местах пересекли железнодорожные пути (Краснодар — Новороссийск, Армавир — Туапсе).

Селения и жилища

В XVIII и первой половине XIX в. у адыгейцев имелись различные типы аулов (хъабл) *. При выборе'л-еста для поселения принимались во внимание хозяйственные соображения и вопросы обороны. В Закубанье и на Черноморском побережье предпочитали селиться селениями-усадьбами, разбросанными на большом пространстве. На возвышенных местах по ущельям Причерноморья селились преимущественно отдельными хуторами. Для пребывания со скотом б горах устанавливались временные стоянки — коши в виде шалашей, балаганов, палаток. В местностях, прилегающих к степной полосе, постоянная опасность внешних нападений заставляла селиться в небольших по размерам аулах с общей оградой 2. В центре таких аулов в XIX в. находились мечеть и базар, на окраинах — мельницы. Вокруг аулов были расположены площадки для молотьбы хлеба, стога сена и скирды хлеба, а также кладбища, почитаемые могилы, священные рощи и деревья.

Адыгейские поселения на ранней стадии их развития являлись, по-ви- димому, родственными объединениями. Это видно из сохранившихся до последнего времени следов родовых патронимических кварталов. Феодально- фодовая знать жила своими аулами, с крепостными и рабами, табунами лошадей и стадами.

В пореформенный период облик адыгейских аулов изменился. К началу XX в. они стали приобретать черты русских станиц. Начали появляться элементы регулярной планировки. Однако многие национальные особенности не были утрачены. По-прежнему селились мелкими аулами, преимущественно отдельными племенами или родовыми группами — патронимиями.

Типичная адыгейская прикубанская усадьба состояла обычно из трех отделенных друг от друга плетневыми заборами дворов, обнесенных одной общей оградой, с одними воротами со стороны дороги и несколькими перелазами, и калитками. Форма усадьбы обычно четырехугольная. В центре главного двора помещался жилой дом. Почти в каждой усадьбе имелась кунацкая (хъак1эщ), состоявшая из одной комнаты с примыкавшей к ней конюшней для лошади гостя. Ее ставили на лучшем месте и обносили высоким плетнем. Позднее она устраивалась в самом доме. Хозяйственные достройки, находившиеся на главном дворе, размещались вдоль забора. Это были кухня, пекарня, курятник, амбары для зерна, сарай или навес с ручной мельницей и ступой для проса, навесы и сараи для хранения сельскохозяйственных орудий. К главному двору примыкал со своими хозяйственными постройками отдельный двор для лошадей и рогатого скота. ‘Особый двор устраивался для молотьбы и просушки сена. При усадьбе находились огороды и сады.

При всем разнообразии местных особенностей планировка усадьбы п архитектура построек были в основном одинаковы. Хозяйственные шше- щения строились по образцу жилых, но несколько проще. Все -постройки делались преимущественно из плетня, обмазанного глиной3, и покрывались камышом или соломой. Строившиеся в XIX — начала XX в. адыгейские дома имели прямоугольную форму. Эволюция жилища шла от одной комнаты к нескольким. Первоначально эта комната была одновременно кухней, спальней и т. д. Для каждого женатого сына строился отдельный дом, либо к жилому дому пристраивалось новое помещение, обязательно с очагом и отдельной дверью в наружной стене. Дом делился на две половины — мужскую и женскую. Правая половина дома предназначалась для мужчин, левая — для женщин. Важным элементом жилища был пристенный очаг (оджэкъ) на глинобитном полу. Над ним плетеный, обмазанный глиной дымарь. Очаг примыкал либо к наружной стене, либо к внутренней, разделяющей жилище на две половины.

Обстановка жилого дома была сравнительно незатейливой — низенькие нары, низкие резные диваны, столики на трех ножках — анэ (1анэ), табуретки и скамейки. В большом ходу в домашней обстановке были подушки. В комнате размещались кухонные принадлежности и самодельные сундуки с разным домашним имуществом. Употреблялась в большинстве случаев деревянная посуда. У феодальной знати обстановка и украшения кунацкой были обычно богаче, чем в жилом доме. Здесь сосредоточивались самые ценные вещи напоказ гостям. После присоединения к России привозные- предметы стали постепенно вытеснять местные изделия и широко внедрялись в быт адьпейцев. Большое распространение получили русская посуда, самовары, керосиновые лампы; у зажиточных начали появляться вилки, салфетки и т. д.

Адыгейцы сидели обычно на низеньких скамейках. Пища подавалась на маленьких столиках. Определенного часа для приема пищи не было. Семья не собиралась для еды вместе. Отец и мать ели отдельно; отец не ел никогда за одним столом со своим сыном. Женщины, девушки и дети обычно обедали в отдельном помещении. Более изысканные блюда готоь вили для гостей и в праздничные, торжественные дни. За столом соблюдался строгий этикет, главное содержание которого состояло в уважении к гостю и старшим. Тщательное мытье рук перед едой и после еды былообязательным. Если хозяин был моложе гостя, то за стол садился один гость. Все это время хозяин должен был стоять и наблюдать за столом, чтобы вовремя подать очередное блюдо. Если же с гостем сидели за столом равные ему по возрасту, то никто из них не мог прекратить еду прежде гостя. Гость был окружен вниманием не только хозяина, но* также его родных и соседей; заботу о госте они считали своим долгом и выполняли его строго.

Одежда

Национальная мужская одежда состояла из следующих основных частей. На тело надевалась рубашка-(джан), застегивающаяся на груди. У богатых она шилась из дорогих тканей. Рубашка заправлялась в широкие, суживающиеся к щиколоткам шаровары. На рубашку надевался шелковый или бумажный бешмет (къэп- тал) на подкладке, со стоячим воротником, длинными рукавами и застежкой от воротника до пояса. У зажиточных он шился из тонкого сукна и отделывался вышивкой и галуном.

Черкеска (цый) для большинства крестьян являлась праздничной одеждой и имелась далеко не у каждого. Изготовлялась она из местного коричневого сукна. Знатные и богатые старались добыть для черкески фабричное сукно преимущественно светлых тонов.

Черкеска шилась в талию, с цельной опинкой, передаами и вставными боками, без воротника и подкладки, с широкими длинными рукавами. Полы черкески спускались несколько ниже колен. Спереди она закрывала часть груди, а на талии плотно застегивалась рядом маленьких пуговиц, и подпоясывалась узким кожаным ремнем с серебряными украшениями. На груди с обеих сторон пришивались карманчики (газырницы), куда вставлялись специальные трубочки — газыри. До середины XIX в., покж газыри служили патронташами, газырницы делались из кожи. Позднее их заменили матерчатыми. Материалом для газырей служили кость, дерево, металл. Богатые отделывали газыри серебром. Распространено было ношение кинжала 4.

Верхней одеждой служила и бурка (к!ак1о) — длинная войлочная накидка без рукавов. На шее она завязывалась шнурками или застегивалась, на пуговицы. Во время своих странствований адыгеец никогда не расста- вали суконный башлык (шъхъарыхъан).

Головные уборы были разнообразны: высокие папахи из бараньей шкуры, на толстой подкладке, низкие папахи с узким меховым околышком и суконным верхом, суконные фески. В плохую погоду поверх шапки одевали суконный башлык (шъхьарыхъон).

Преобладающими цветами в мужском костюме являлись черный, серый, коричневый, белый. Более яркие цвета допускались только для бешмета и башлыка. Из красного сафьяна делались праздничная обувь и га- зырницы.

Обувь была трех видов: чувяки — цуапъэ (наиболее распространенный вид обуви), сапоги и поршни. Подошвы поршней для ходьбы по скалам делали с ременным переплетом, а для обыкновенной носки — целые. Для езды верхом надевали поверх шаровар ноговицы, натягиваемые до колен. Их делали из цельного куска войлока или кожи и укрепляли под коленами широкими войлочными или кожаными подвязками.

Женщины носили две 1рубашки: нижнюю (более короткую) и верхнюю — длинную, как платье, плотно облегавшую фигуру и подвязанную шнуром, а также широкие, суживающиеся книзу до щиколоток шаровары. Отличительной особенностью девичьей одежды являлся корсет, который надевался на голое тело и не снимался даже во время сна. Благодаря корсету адыгейки имели тонкие талии. Замужние женщины корсет уже не носили.

Поверх рубахи надевался короткий кафтанчик, застегивающийся на груди массивными серебряными застежками (в бедных семьях металлическими посеребренными) иногда с чернью. Кафтанчик обшивался галуном, рукава и полы украшались золотым шитьем. По своему покрою он был аналогичен мужскому бешмету. В дальнейшем этот кафтанчик превратился в нагрудник (бгуж) с металлическими застежками.

Женское платье (сай) сходно по покрою с черкеской. Для платья предпочитали темные цвета. Богатые шили его из шелковой материи, атласа, бархата, плюша, бедные — из сатина, шерсти и пр. Края и низ обшивались серебряным или золотым галуном, а затем они украшались богатой вышивкой из золота или серебра. На узких рукавах была такая же отделка. Платье имело спереди разрез до пояса. Из-под рукавов, достигавших локтей, были видны рукава кафтанчика и рубашки. Обязательной частью женской одежды был пояс — серебряный или из простого металла. Самым бедным считался пояс из материи. Выходя из дома, женщины закутывались в шаль. В костюме замужних женщин, особенно пожилых, преобладали темные цвета. Девушки носили одежду светлых тонов.

До замужества девушки заплетали волосы в одну или несколько кос и могли их не покрывать. К волосам прикрепляли подвески в виде полосы тонкой белой ткани, скрученной и спускавшейся до подола. Для замужних женщин считалось большим стыдом показывать свои волосы. Выходя из своей комнаты, хотя бы к свекрови, женщины закрывали голову платком. Однако только после первых родов молодые женщины начинали носить головной убор замужней женщины — платок, который облегал лоб и завязывался под подбородком. Парадным головным убором служили круглые шапочки, обшитые галуном и повитые белой кисейной фатой.

Знатные и зажиточные адыгейки, а также невесты, выходя из дома, надевали на ноги подставки в виде скамеечек, сделанных по форме ступни и обтянутых бархатом, иногда в металлической оправе с инкрустациями и тамгой. Обычно же носили чувяки из красного сафьяна или простой кожи.

Одежда крестьян отличалась от одежды знати качеством материи, отделкой и формой. Рабы (унауты) носили обноски одежды своих господ.