Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Изобразительное искусство кабардинцев и черкесов. Музыка и танцы. Фольклор и литература
Этнография - Народы Кавказа

В прошлом изобразительное искусство кабардинцев и черкесов было тесно 'связано с производством бытовых предметов из дерева, камня, кожи, шерсти, т. е. имело прикладной характер.

Резьбой украшали деревянную посуду и отдельные бытовые предметы — чесалки для шерстн, катки и вальки для белья. Резьба была несложной, имела геометрический характер и выполнялась при помощи простого ножа. Занимались ею чаще всего пастухи на кошах.

Резьба по камню, раскрашенная красками, встречалась на надгроб- яых памятниках. Характер ее — розетки, каймы цветочного узора, изображения бытовых предметов, «необходимых покойному на том свете». По более позднему местному осмыслению, эти изображения должны были указать на пол, а в иных случаях на характер занятий умершего. Резьбой украшали также каменные столбы — коновязи, которые сооружались во дворах богатых людей. Резьбу по камню выполняли местные мастера, а также пришлые дагестанцы, работавшие на заказ. Иногда приходилось подолгу дожидаться, пока приезд мастера позволит родным соорудить памятник. Такие памятники стоили дорого и ставились только на могилах богатых. Резьба по камню и дереву являлась мужским делом.

В руках женщин был сосредоточен ряд производств, связанных с искусством украшения бытовых предметов. По [древности, распространенности и высокому мастерству следует отметить в первую очередь вышивание золотом.

Манера шитья золотом указывает на происхождение его от аппликации. Известны мелкие изделия — кисеты, мешочки и т. п., украшенные аппликацией из пузыря, кожи, реже — материи. Узор, вырезанный из этих материалов, нашивали на ткань. Тот же принцип аппликации применяли и в золотом шитье. В качестве фона употребляли сукно, бархат, а в старину, видимо, также кожу.

Вышивали золоченым серебром, позднее канителью. Канитель привозили из Турции и Закавказья, в XIX в. — из России. Вышивкой украшали одежду (бешметы, башлыки, части женского костюма), иногда обувь, кисеты, которые дарили жениху и его родным, мешочки для рукоделия, футляры для гребня, ножниц, зеркала, часов и т. п. Позднее, с некоторой европеизацией быта, появились шитые золотом подчасники, подставки под лампу, покрывала и т. п.

Золотошвейное искусство 'стало исчезать в конце XIX в., и теперь мастериц почти совершенно не сохранилось. Однако традиция украшения праздничной одежды золотым шитьем осталась, для чего используются старые вышивки. Вышивание шелком или шерстью стало известно в XIX в. и было заимствовано у русских.

Вышивание золотом тесно смыкается с другим видом художественного рукоделия — тканьем галунов, плетением тесемок и шнуров. В этой, тоже очень трудоемкой, работе девушки достигали замечательных результатов. Галуны, исключительные по плотности тканья и блеску, украшались узором, получавшимся из сочетания серебряных, золотых и черных ниток. Характер узора — прямолинейный геометрический или сильно стилизованный растительный. Галуны ткали на дощечках, причем основа одним концом прикреплялась к металлическому крючку, защеплявшемуся за пояс, а другим привязывалась к гвоздю в столбе или стене.

К области народного искусства относится также весьма распространенное плетение узорных циновок. В качестве сырья использовалась болотная трава — чий, которая подвергалась предварительной обработке. Станок для плетения циновок имел вид деревянной рамы, на которую на определенном расстоянии одна от другой вертикально натягивались нити основы. Они проходили через отверстия в небольшом подвижном бруске, который служил для прибивания утка. Роль утка выполняли стебли чия. Переплетаясь различным способом с основой, они образовывали узор. На готовое изделие в отдельных местах иногда нашивали помпоны из цветной шерсти. Циновками заменяли покупные ковры — вешали их на стену, днем клали на кровать. Часто циновка служила молитвенным ковриком — намазлыком.

Ювелирное дело еще в первой половине XIX в. было развито довольно сильно. Ювелиры изготовляли украшения, женские и мужские пояса, застежки для женского платья и бурок, а также украшали оружие. По характеру орнамента, по его стилю изделия местных мастеров отличаются от обычного кубачинского или дагестанского орнамента. Целый ряд орнаментов шитья золотом имел аналогии в ювелирных изделиях, особенно в женских украшениях. Из технических приемов ювелирного дела шире всего применялись чернь и гравировка.

К мужским видам прикладного изобразительного искусства можно отнести и тиснение по коже. Тиснением украшались части седла (тебеньки) и различные мелкие веши из кожи — бумажники, дорожные стаканы для воды и т. п. Набор инструментов для тиснения был несложен. Главное место среди них занимали штампы, которые обычно делались в виде печаток (как правило, из оленьего рога) с рельефным узором. При набивке на коже получались углубленные или выпуклые (если набивали с изнанки) узоры. Кроме штампов, употребляли железные или костяные иглы для нанесения линейных узоров. Характер орнамента-тиснения — прямо- линейпый геометрический (розетки, полумесяцы, ромбы и т. п.).

В настоящее время народное прикладное искусство представлено главным образом циновками, которые выделываются в большом числе везде, где это позволяет наличие материала. Вышивание золотом исчезло совершенно, хотя сохранившиеся от прошлого вещи ценятся и употребляются. Работа эта очень сложна, трудоемка, требует многолетней выучки и большой затраты времени. Современная девушка с ее широкими интересами, занятая и учебой, и трудом, и общественной деятельностью, не находит времени для этой кропотливой работы, тем более, что последняя связана главным образом с изготовлением национальной одежды, которая теперь выходит из обихода. Современные рукодельницы предпочитают более быструю и простую вышивку, заимствованную от русского населения. Золотое шитье может возродиться только в форме профессионального занятия мастериц, объединенных в артели, чему должно предшествовать обучение их у немногих еще знающих это искусство пожилых женщин.

Артель «Горянка» в Нальчике является пионером интересного дела — организации ковроделия. Ковры изготовляются по присланным из Института художественной промышленности в Москве образцам узоров, но вместе с тем имеется интерес к созданию ковров тематических и на основе национальных узоров.

Станковое изобразительное искусство — живопись, графика — раньше совершенно отсутствовали у кабардинцев и черкесов; этому способствовал ислам, запрещавший изображать человека и животных. За годы Советской власти подготовлейы национальные кадры художников и скульпторов. Кабардино-Балкарский союз художников объединяет более 30 человек. Среди них художники кабардинцы Н. Жерештиев, В. Темирканов, скульпторы Ф. Калмыков, Ш. Тхакумачев и др.

В послевоенные годы большое внимание уделяется сбору и изучению замечательных народных орнаментов. В 1957 г. был издан первый выпуск альбома «Народное творчество адыго-кабардино-черкесов. Орнамент».

Музыка и танцы

Музыкальные инструменты кабардинцев и черкесов общи с некоторыми другими народами Северного Кавказа. Это шык1эпшынэ — скрипка с тремя струнами и смычком из конского волоса. При игре ее держат вертикально, как виолончель; бжъамий — род флейты; пхъэц1ыч — трещотка из нескольких связанных вместе чинаровых дощечек. Известен также щипковый музыкальный инструмент типа балалайки — пхъэпшынэ. Существовал в прошлом и инструмент типа 12-струнной арфы. В Кабардино-Балкарском республиканском музее хранится единственный экземпляр этой арфы, представляющий собой реконструкцию, сделанную руками народного певца и музыканта Мамышы Казиева. Подобный инструмент был известен у осетин, сванов, абхазов. Очень широко вошЛа в быт гармоника, ставшая национальным инструментом. Сначала на ней играли исключительно женщины. Они сопровождали своей музыкой танцы. Теперь появились и гармонисты-мужчины.

Наиболее распространенный танец — къафэ. Это парный танец, исполняющийся девушкой и мужчиной и состоящий из ряда фигур, грациозных и пластически законченных. Основная фигура танца — поочередное наступление и отступление обоих танцующих, делающих при этом легкие движения руками. Къафэ танцуют под гармонику и трещотку или хлопанье в ладоши. Иногда танец сопровождается пением. Другой излюбленный танец — удж, во время которого девушки и парни парами под руку двигаются по кругу медленным шагом, с ритмически повторяющимся легким припаданием на одну ногу. Наконец, весьма популярен танец типа лезгинки — исламей. Мастерское исполнение танца всегда было широко распространено в Кабарде и Черкесии. С малых лет ребята упражнялись в этом искусстве. Для девушки (замужние женщины не танцевали) танцы были смотром ее красоты, изящества, наряда. Первый выход на танцы был как бы признанием совершеннолетия девушки.

Помимо танцевальной музыки, необходимо отметить наличие у кабардинцев и черкесэв богатого песенного творчества. Роль певца-импровиза- тора (джэгуак1уэ) в прошлом была исключительно велика. Он являлся не только исполнителем, но и непосредственным создателем песни и ее мелодии, хранителем богатейшего наследия прошлого, творчески работающим над ним. Народные певцы сопровождали воинов во время боя, вдохновляя их на борьбу, оплакивая погибших, высмеивая трусов. Значение их песен было огромно. Свидетельством этого является поговорка «Гробница разрушается, но песня до разрушения мира не исчезнет».

Народные бродячие певцы собирали вокруг себя толпы народа. Певец речитативом произносил текст песни на фоне хора, исполнявшего в унисон басовые ноты — ежъу. Основная мелодия иногда исполнялась на музыкальном инструменте и сопровождалась речитативом певцачюлиста и ежьу.

Под общим названием уэрэд (песня) известны героические, трудовые, бытовые, исторические песни. Очень интересны мелодии песен-плачей (гъыбзэ) и колыбельных (лэу-лэу). Коротенькие песни (къэбжэк!) типа частушек, часто сатирического содержания, пели обычно на вечеринках в зимнее время.

Долгое время для кабардинцев и черкесов считалось характерным одноголосое пение. Однако записи старинных песен, произведенные за последнее время, показывают, что у них было и многоголосие. Известны и инструментальные мелодии — обрядовые, пастушьи и др.

Кабардино-черкесская музыка еще в XIX в. привлекала внимание русских композиторов — А. Алябьева, М. Балакирева, С. Танеева, записавших народные песни. Фортепьянная фантазия Балакирева «Исламей» создана на основе мелодии одноименного танца.

Народное музыкальное и хореографическое искусство кабардинцев и черкесов получило в советское время дальнейшее развитие. В редком колхозе нет ансамбля песни и пляски, имена лучших исполнителей широко известны. То же самое можно сказать и о певцах, причем, если раньше известностью пользовались главным образом старики, то в настоящее время почетное место среди певцов занимает молодежь, в том числе и девушки. Искусство народных певцов с особой яркостью выявляется во время больших колхозных празднеств и общенародных торжеств.

В 1934 г. был создан Государственный ансамбль песни и танца Кабардино-Балкарии, с успехом выступающий в нашей стране и за рубежом. Ансамбль является лауреатом Всесоюзного и Всемирного фестивалей молодежи. Государственный ансамбль песни п танца имеется также в Карачаево-Черкесской автономной области. Репертуар ансамблей, равно как и колхозных певцов и танцоров, состоит не только из старинных танцев и песен, он значительно обогащен советскими песнями и танцами. В работе ансамблей утверждается многоголосый хоровой стиль, обогащающий традиционное народное вокальное искусство. Артисты ансамблей прекрасно исполняют песни и танцы других народов СССР — русские, украинские, грузинские, азербайджанские и др.

На развитии современной 'кабардинской и черкесской музыки благотворно сказалось влияние музыкальной культуры русского и других народов Советского Союза. Советские композиторы А. Аврамов, Т. Шей- блер, С. Ряузов не только занимались записями и изучением кабардиночеркесской народной музыки, но и создали инструментальные, вокальные и симфонические произведения, использовав национальные темы. Имеются подобные произведения и у таких крупных композиторов, как С. Прокофьев, Н. Мясковский, В. Мурадели, Л. Книппер. Появились молодые национальные композиторы — М. Балов, X. Карданов, С. Ахметов.

Помощь русских музыкантов находит свое выражение и в подготовке национальных кадров как в музыкальных школах Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии, так и в центре. Группа кабардинских юношей и девушек окончила оперную студию при Ленинградской консерватории, а ныне работает в республиканской филармонии. В Ленинградской консерватории получили образование первая кабардинка-дирижер, работающая в Кабардино-Балкарском государственном ансамбле песни и танца, ныне заслуженная артистка РСФСР Б. Бленаова и пианистка М. Шериева.

Советская Кабардино-Балкария, наряду с русским, имеет свой национальный театр. Создание его было делом весьма сложным, так как до революции здесь не знали театра, хотя некоторые элементы театрализации имелись в играх ажегафа, устраивавшихся во время пахоты. В первые годы Советской власти появились отдельные театральные кружки и агитбригады. В 1934 г, была организована театральная студия в Нальчике. В 1937 г. образовался колхозно-совхозный театр, поставивший несколько переводных пьес («Коварство и любовь» — Шиллера, «Платон Кречет» — Корнейчука) и произведений местных драматургов Н. Шартанова. М. Тубаева и др.

Молодому театральному искусству Кабардино-Балкарии большую помощь оказали мастера русского драматического искусства. В кабардинской студии при Государственном институте театрального искусства им. А. В. Луначарского, организованной в 1934 г., был подготовлен ряд актеров, которые, объединившись с колхозно-совхозным театром, образовали Кабардинский государственный драматический театр.

Театр успешно работает над лучшими образцами русской и мировой классики, произведениями современных русских и национальных драматургов, а также писателей других народов Советского Союза. Он систематически выезжает в колхозы и рабочие поселки. В самых отдаленных селениях научились понимать и любить пьесы Островского и трагедии Шекспира. С искренним волнением следят зрители за переживаниями издавна любимых героев фольклора Каншаубий и Гашаугаг, за героической борьбой молодогвардейцев. В коллективе театра много крупных мастеров сцены, в их числе народный артист РСФСР М. Сонов, народные артисты республики М. Тубаев, К. Кумахова, А. Тухужев и др.

В Карачаево-Черкесии функционирует областной русский драматический театр (в г. Черкесске). Ведется подготовка к созданию националь ного театра. Для этой цели в 1957 г. в Ленинградском театральном институте им. А. Н. Островского открыта карачаево-черкесская студия.

Фольклор и литература

Одним из наиболее древних слоев каоардинс- черкесского фольклора является нартский апос, распространенный у ряда других народов Северного Кавказа. Нартский эпос сложился на последних ступенях развития первобытнообщинного строя. В феодальный период этот эпос частично подвергся влиянию идеологии господствующих классов, искажавших подлинную народную его основу. В настоящее время нартские сказания — этот замечательный памятник народного творчества — изучены и опубликованы на кабардинском и русском языках.

Весьма древними являются произведения культового характера, из которых выделяются хохи. Большое место в фольклоре занимают сказки и легенды. Известны сказки о животных, а также бытовые, сатирические и др.

Яркой образносаыо отличаются песни-плачи (гъыйзэ) о погибших и умерших, в которых даются не столько конкретные характеристики героев, сколько идеальные образы. Наиболее интересным не только по тексту, но п по мелодии является цикл песен об Андемиркане, относящийся к XVI в.,— яркий образец творческих сил народа. Наряду с героическим образом Андемиркана — сына князя от цростой женщины, боровшегося с князьями,— в этом цикле мы встречаемся с рядом типичных образов, частично сатирического характера («пши Бесленей с брюхом, как студень» и т. п.). В этом цикле, так же как и во многих других произведениях, ясно выступает тема борьбы народа, представителем которого является Андемиркан, с феодалами. Вообще в фольклоре и этого периода и более поздних времен можно ясно различить две струи: подлинно народную и другую — отражавшую мировоззрение угнетателей-феодалов, позднее кулачества. Помимо крупных форм, это ясно прослеживается в псалъэжъ — пословицах и поговорках.

Кабардино-черкесский фольклор интересовал многих великих русских писателей — Пушкина, Толстого, Горького, но особенно он отразился в творчестве Лермонтова, который был отличным знатоком народов Кавказа и глубоким ценителем их устного народного творчества.

За годы Советской власти создано и записано много произведений устного народного творчества. Народные певцы воспевали героев гражданской и Великой Отечественной войн, бессмертного Ленина и мудрость Коммунистической партии.

Пафос строительства социализма и коммунизма, дружба народов, борьба за мир — все это нашло свое отражение в фольклоре. Большой популярностью пользуются также новые любовно-лирические песни и сатирические частушки.

Известны имена сказителей и певцов Амирхана Хавначева, Кельчуко Сижажаева, мелодиста Идриса Кожарова и др. Созываются совещания творцов советского фольклора, певцов и музыкантов.

Работу по собиранию и изданию фольклорных материалов ведут научно-исследовательские институты Кабардино-Балкарской АССР и Карачаево-Черкесской автономной области.

Кабардинская и черкесская литература неразрывными нитями связана с устным творчеством. Замечательный поэт Бекмурза Пачев был знатоком, собирателем и одним из творцов народной поэзии. В его творчестве ярко звучали мотивы социального протеста и призывы к борьбе цротив угнетателей. Поэт горячо приветствовал своими поэмами и стихами победу Великой Октябрьской социалистической революции.

Одним из крупнейших советских кабардинских поэтов был Али Шоген- цуков (1900—1942), автор ряда поэм, стихов, песен и романа в стихах «Камбот и Ляца». Произведения А. Шогенцукова дают яркую картину жизни трудового народа Кабарды и его многовековой борьбы со своими угнетателями. Замечательны в его поэзии образы кабардинских женщин.

Крупным кабардинским поэтом является Алим Кешоков. Его произведения подлинно народны и насыщены идейным содержанием. Поэт часто использует мотивы и образы устного народного творчества, его стихам свойственна афористичность, присущая кабардинскому фольклору.

Менее развита в Кабарде проза, но и она уже представлена значительными произведениями (повести и рассказы X. Теунова и Ад. Шогенцукова, роман «Горцы» А. Шортанова и др.)*

Хорошо известны в Карачаево-Черкесии и вне ее пределов произведения черкесских писателей и поэтов X. Абукова, X. Гашокова, М. Дышено- ва, А. Охтова, А. Ханфенова и др.

Кабардинская и черкесская литература развивается под благотворным воздействием литературы русского народа и других народов СССР. Особо следует отметить роль А. М. Горького, весьма интересовавшегося культу- <рой адыгских народов и непосредственно помогавшего росту их литературы.