Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Просвещение и культура кабардинцев и черкесов
Этнография - Народы Кавказа

В процессе исторического развития кабардинский и черкесский народы создали свою самобытную культуру. Конечно', в дореволюционный период она не могла быть и не была однородной по Своему социальному содержанию. Как и во всяком классовом обществе, у кабардинцев и черкесов имели место две культуры — эксплуататорской верхушки и угнетенных народных масс.

Живя бок о бок с русским народом и входя в русское государство, кабардинцы и черкесы испытали благотворное влияние передовой русской культуры. Однако в условиях царской России кабардинский и черкесский народы подвергались не только социальному, но и национальному угнетению. Царское правительство всячески тормозило рост их культуры. Только победа трудящихся в октябре 1917 г., создание Советского государства и марксистско-ленинская национальная политика Коммунистической партии обеспечили все возможности для культурного развития.

До Великой Октябрьской социалистической революции народное образование в Кабарде и Черкесии стояло на самом низком уровне. Грамотные в 1913 г. составляли всего 2—3% населения. Вплоть до XIX в. существовали только мусульманские школы (мектебе и медресе), но и они были доступны далеко не для всех. В 1820 г. в Нальчике была открыта русская школа для детей кабардинских князей и уорков, которых держали в качестве аманатов (заложников). Здесь обучали русскому и турецкому языкам, арифметике и некоторым другим предметам. Бывали также случаи поступления детей местных князей и дворян в русские учебные заведения, главным образом военные.

В 50-х годах XIX в. в Нальчике были созданы Школа военных воспитанников при полку и Окружная горская школа. Для царской администрации необходимы были помощники из среды местных народов, в первую очередь переводчики, мелкие чиновники и т. п. Задачу подготовки таких людей из преданной царизму местной социальной верхушки и выполняли эти школы, в которые принимали только детей дворянского звания. Число учащихся в Окружной горской школе не превышало 15—20 человек.

Ученики горской школы содержались за счет казны и за счет так называемых «кабардинских общественных сумм», которые складывались из средств, поступавших за аренду общественных земель, от денежных штрафов и т. п. Распоряжались этими суммами выборные доверенные от сельских обществ. Из этих же сумм выдавались стипендии обучавшимся в других городах.

По мере экономического и культурного сближения с Россией среди кабардинцев и черкесов возрастала тяга к изучению русского языка и приобщению к русской культуре. Материалы местных архивов содержат немало заявлений и ходатайств о зачислении в средние учебные заведения во Владикавказе, Ставрополе н других городах, о приеме в Окружнукь горскую школу в Нальчике.

Первые приходские училища появились в 90-х годах прошлого столе-’ тия. Это были одноклассные школы, в которых обучалось 30—40 детей, преимущественно из зажиточных семей. Программа предусматривала изучение лишь элементарной грамоты. Школы размещались в неприспособленных зданиях, часто без окон и дверей, без отопления. Не хватало классных досок и парт, свою мизерную зарплату учителя месяцами не получали. Число приходски'х училищ было невелико. В дореволюционной Черкесии их было всего пять. В Кабарде в 1912 г. работало 40 государственных (министерских) школ и две частные.

Несмотря на тяжелые условия, в которые были поставлены эти школы, они внесли определенный вклад в развитие народного образования. Преодолевая сопротивление духовенства и отсталых слоев населения, перенося лишения и невзгоды, прогрессивные русские учителя, энтузиасты своего дела несли знания в народ, приобщали кабардинцев и черкесов к передовой культуре.

Рассматривая вопрос о развитии культуры в дореволюционный период, нельзя не назвать имен ее передовых деятелей. До сих пор в народе живут наставления и изречения народного мудреца и общественного деятеля первой половины XVIII в. Жабаги Казанокова. Судя по многочисленным преданиям о нем, Казапоков принадлежал к крестьянской среде и являлся выразителем интересов трудового люда, боровшегося против феодального гнета.

В первой половине XIX в. выдвигается Шора Бекмурзин Ногмов {1794—1844). Он происходил из уорков, получил образование в мусульманском духовном училище, но вместо карьеры муллы избрал путь просвещения своего народа. Ш. Ногмов понимал силу знания и вместе •с тем для него было ясно, что это знание можно получить только из России. Ногмов в совершенстве овладел русским языком и сблизился с русскими учеными, в частности с известным кавказоведом академиком А. М. Шегреном.

Ш. Ногмов был первым ученым-лингвистом и историком своей страны. С его именем связана первая попытка создания кабардинской письменности. В 1840 г. он подготовил рукопись по кабардинской грамхматике, пользуясь алфавитом, составленным на русской основе. Сближение Ш. Ногмова с русской культурой осуждалось мусульманским духовенством, и он вынужден был пойти на уступки, результатом чего явилась вторая попытка создания грамматики с использованием арабской графической основы. Но и эта грамматика не была опубликована. После смерти Ш. Ногмова вышел в свет его труд «История адыгейского народа, со^ ставленная по преданиям кабардинцев». Эта работа является одной из первых попыток использования местного фольклора как исторического источника и во многих своих частях не утратила научной ценности до наших дней.

В 60-х годах XIX в. вступил на поприще общественно-просветительной деятельности Кази Атажукпн, имя которого связывается с первыми печатными книгами на кабардинском языке. В 1865 г. вышла в свет составленная и изданная К. Атажукиным первая кабардинская азбука. Он издал на кабардинском языке отрывки из нартского эпоса (1864 г.), перевел с русского на родной язык несколько рассказов и статей, в том числе «Ашик-Кериб» М. Ю. Лермонтова, статью великого русского педагога К. Д. Ушинского «О воде, воздухе и их видоизменениях» и др. К. Атажу- кин понимал значение русского алфавита и русского языка для кабардинцев. Он писал: «Алфавит из русских букв облегчит народу изучение русской грамоты и этим ускорит сближение кабардинцев с русскими и их просвещение». «Потребность к знанию русского языка не может Исчезнуть в Кабарде; ее положение и отношение к русским таковы, что ей обходиться без русского языка невозможно. Это сознают и будут сознавать сами кабардинцы» 9.

К. Атажукин практически боролся за осуществление своих идей. В 1866 г. в Нальчике были созданы курсы для учителей начальных школ, в которых намеревались ввести обучение кабардинскому языку на основе «Букваря» К. Атажукина. Но начинания прогрессивного деятеля встречали ожесточенное сопротивление со стороны реакционного мусульманского духовенства и находившейся под его влиянием части населения. Учителя, окончившие курсы, не нашли на местах ни поддержки, ни зданий для школ. К. Атажукин был вынужден покинуть родину.

Попытки создания кабардинской письменности продолжались и позднее, в 90-е годы XIX в., и были связаны с именем крупного русского ученого Л. Г. Лопатинского, работавшего в тесном контакте со своими учениками — кабардинцами П. Тамбиевьтм и Т. Кашежевым. Они записывали кабардинские фольклорные тексты, составили кабардинско-русский словарь. В 1906 г. П. Тамбиев составил новый букварь. Т. Кашежев, первый кабардинский этнограф, опубликовал в «Этнографическом обозрении» две ценные статьи по обычаям кабардинцев. Он был знаком с С. М. Кировым, считался «подозрительным» и был на «плохом счету» у царской администрации. Попытку создать национальную письменность предпринял также М. Фанзиев — выходец из бедной крестьянской семьи. В 1905 г. он составил кабардинскую азбуку -на арабской основе и создал букварь, отпечатанный в Дагестане в количестве 500 экземпляров, по которому обучал своих соотечественников грамоте.

Одним из ярких представителей местной интеллигенции являлся Нури Цатов, который в 1908 г. составил кабардинский алфавит на арабской основе и начал записывать образцы устного народного творчества. В 1914 г. он организовал у себя в селении кружок по изучению кабардинского языка, который называли «Цаговским университетом». В 1914—1918 гг. в Баксане работала школа, где велось преподавание с использованием алфавита Цагова. Поэт Бекмурза Пачев (1854—1936) также создал свой алфавит и, пользуясь им, записывал народные сказания, писал стихи и поэмы.

Н. Цагов и Б. Пачев дожили до советского времени и увидели свою родину счастливой и культурной.

Только в советское время образование перестало быть достоянием одиночек и получило всенародный характер.

Уже в первые годы Советской власти было сделано все возможное для расширения школ и привлечения в них детей трудящихся, в частности девочек, которые прежде не учились совершенно 10. Еще до войны была в основном ликвидирована неграмотность взрослого населения.

Огромное значение для развития культуры кабардинского и черкесского народов имело создание в 1924 г. кабардинской письменности и введение обучения на родном языке. Первоначально был использован латинский алфавит, а с 1936 г.— русский, приспособленный к фонетическим особенностям кабардинского языка.

В настоящее время обучение в начальной школе ведется на родном языке, который в старших классах, где языком обучения является русский, преподается как один из основпых предметов. Осуществлено всеобщее семилетнее образование и вводится восьмилетнее. Успешно развивается среднее образование. Перестройка школы в соответствии с законом «Об укреплении связи школы с жизнью и дальнейшем совершенствовании системы народного образования в СССР» обеспечивает соединение обучения подрастающего поколения с производственным трудом и тем способствует повышению уровня теоретических знаний учащихся и улучшению их ‘практической подготовки.

В 1958/59 учебном году в общеобразовательных школах Кабардино- Балкарии (а их более 260) обучалось около 67 тыс. человек, в том числе

около 16 тыс. на кабардинском языке. В Карачаево-Черкесии к осени 1959 г. работало почти 200 школ, среди них 56 средних и 66 неполных средних. Число школьников в области превысило 42 тыс. В республике и области созданы школы-интернаты.

Если до Октября образованные люди среди кабардинцев и черкесов насчитывались единицами, то в советский период в результате культурной революции выросла национальная интеллигенция — целые отряды учителей, врачей, библиотечных работников, работников науки и искусства — плоть от плоти и кровь от крови кабардинского и черкесского народов.

Еще в 1923 г. был организован Ленинский учебный городок — кузница кадров советской Кабардино-Балкарии. Это был своеобразный учебно- воспитательный комбинат, включавший в себя школу, медицинский, сельскохозяйственный, кооперативный техникумы, совпартшколу и т. п.

В Ленинском учебном городке (ЛУГ) учащиеся содержались за счет государства. В первую очередь сюда принимались дети погибших в борьбе за Советскую власть, а затем дети беднейшей части населения. Преподавали русские учителя, многие из которых на всю жизнь связали себя с Кабардино-Балкарией.

Из Ленинского учебного городка вышли многочисленные кадры партийных и советских работников, педагогов и женских организаторов. Студенты городка были активными проводниками передовых идей в селениях, участниками всех общественно-политических кампаний. Особенно велика их роль в деле ликвидации неграмотности, раскрепощения женщин, коллективизации сельского хозяйства.

В 1932 г. в Нальчике открылось первое в Кабардино-Балкарии высшее учебное заведение — Педагогический институт, на базе которого в 1957 г. был создан Кабардино-Балкарский университет. В республике имеется музыкальное училище, ряд техникумов, несколько сельскохозяйственных и фабрично-заводских пгкол. Немало кабардинских юношей и девушек обучается в вузах других республик и областей страны. В республике в 1958 г. было 226 массовых библиотек, 162 клубных учреждения, 156 киноустановок. В 1955 г. сооружен телевизионный центр. Издаются четыре республиканские (из них две на национальных языках — кабардинском и балкарском) и две районные газеты.

В Карачаево-Черкесии издается пять газет, в том числе четыре на национальных языках (кабардинском, карачаевском, абазинском, ногайском). В г. Карачаевске открыт Карачаево-Черкесский государственный педагогический институт. Он готовит учителей карачаевского, черкесского, русского языка и литературы, физики и математики. Подготовку кадров в области ведут также педагогическое, медицинское и зооветеринарное училища, училище механизации сельского хозяйства и другие специальные учебные заведения.

Местные научные учреждения, в их числе Кабардино-Балкарский научно-исследовательский институт и Карачаево-Черкесский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории, а также кафедры высших учебных заведений ведут плодотворную работу в различных областях знания. Многим кабардинским и черкесским ученым присвоены степени кандидатов наук, а проф. К. И. Керефов является доктором сельскохозяйственных наук. Звания заслуженного деятеля науки удостоен лингвист X. У. Эльбердов и заслуженного деятеля искусств Кабардино- Балкарской АССР — фольклорист и писатель А. Т. Шортанов.