Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Города и одежда у кабардинцев и черкесов
Этнография - Народы Кавказа

До Великой Октябрьской социалистической революции на территории Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии городов не было. Центр Нальчикского округа — Нальчик был основан как укрепление в 1822 г. В 1838 г. возле крепости образовалось военное поселение, а в 1871 г. Нальчик преобразовали в слободу. Вплоть до революции он оставался грязной неблагоустроенной слободкой с несколькими лавками и карликовой промышленностью ('известковые и кирпично-черепичные заводы, на которых работало всего 33 рабочих). Но зато в Нальчике было 22 питейных дома. В 1901 г. среди жителей слободы было всего 12 кабардинцев.

В настоящее время Нальчик (87 тыс. жителей) является не только административным, но и промышленным центром Кабардино-Балкарской республики. Здесь имеется ряд крупных предприятий, в том числе машиностроительный завод, крупнейшая на Северном Кавказе кондитерская фабрика, мясокомбинат и др.

Учебные заведения, в их числе Кабардино-Балкарский университет, научно-исследовательский институт, театр, филармония, музей, библиотеки, кинотеатры и т. п., характеризуют Нальчик как важный культурный центр. Возросло, особенно за последние годы, благоустройство города, общественное и жилищное строительство. Нальчик — город-сад, чистый, нарядный, обладающий одним из лучших на Северном Кавказе парком, ничем не напоминает грязную слободу дореволюционного периода.

Совершенно новым и очень своеобразным городом является Тырны-Ауз^ построенный в узком горном ущелье. В городе воздвигнуты большие каменные дома, улицы асфальтированы и озеленены. Построены школы, больницы, клуб, стадион и т. п.

В пределах республики имеются теперь и другие города — Прохладный, Дошукино, а также 'несколько рабочих поселков городекого типа.. Общая численность кабардинцев, живущих в городах Кабардино-Балкарии,— около 23 тыс. человек.

В Карачаево-Черкесии на месте станицы Баталпашинской вырос областной центр Черкесск. Промышленные предприятия города — завод «Молот», мебельная фабрика, мясокомбинат, маслодельный завод и др. Население Черкесска сравнительно невелико (41 тыс.), но здесь имеются областной театр, краеведческий музей, научно-исследовательский институт истцрии, языка и литературы, ряд учебных заведений. Проводятся большие работы по благоустройству и озеленению города, построено много больших и красивых зданий. Совершенно заново выстроен другой город области — Карачаевск, расположенный у впадения Теберды в Кубань.

Кабардинцы и черкесы, живущие в городах и непосредственно соприкасающиеся с русскими, имеют возможность ближе знакомиться с их обычаями и образом жизни, что помогает им в перестройке старого быта. Связь, горожан с селениями способствует быстрейшему перенесению новых бытовых нэбыков и в деревню.

Одежда

Национальная одежда кабардинцев и черкесов, как и всякая народная одежда, складывалась в результате воздействия ряда экономических, исторических и географических условий. Поскольку в их хозяйстве не было иного сырья для ткани, кроме шерсти, меха, кожи, войлока, то основные части костюма делали из этих материалов. Однако рано завязавшиеся торговые сношения с другими народами расширили ассортимент товаров и в одежду, особенно женскую, рано вошли привозные хлопчатобумажные, льняные, шелковые и тонкие шерстяные ткани. Привозные ткани в первую очередь были доступны зажиточным. Большая часть населения, особенно до второй половины XIX в., нередко испытывала «ситцевый голод». Так или иначе из женской одежды шерстяные домотканые материалы были вытеснены полностью уже с середины прошлого века.

Национальный мужской костюм сложился в условиях большой подвижности мужской части населения, связанной с характером хозяйства и образом жизни. Необходимой принадлежностью всадника являлась длинная оурка (щашуэ), заменявшая в походе дом и постель. Укрепленная в виде заслона или палатки на кольях, в качестве подстилки и одновременно покрывала, она спасала от холода, снега ж дождя. В жару ее надевали для защиты от палящих лучей солнца. Во время встречного ветра бурку поворачивали задом наперед, чтобы ее не раздувало ветром. Неудобна она была только для пешехода. Поэтому пастухи употребляли обычно короткие старые бурки. Местные бурки по прочности и легкости считались лучшими на Кавказе. Теплой одеждой служили также овчинные нагольные шубы, которые носили пастухи на кошах и пожилые люди в селениях.

Верхней одеждой являлась также черкеска (цей) из домотканого или фабричного сукна, чаше всего черного, бурого или серого. В дореформенный период белые черкески и бурки разрешалось носить только лицам, принадлежавшим к феодальному классу. Длина черкески зависела от моды. Так, например, в начале XX в. носили очень длинные, до щиколоток, черкески. Обычная же их длина — немного ниже колен. По обеим сторонам груди на черкеске нашивались кармашки для деревянных трубочек- газырей, в которых раньше хранили заряды для ружей. До появления огнестрельного оружия на этих местах делались обычные карманы, как это иногда встречалось на рабочих черкесках и в XIX в. В XVII—XVIII бв. парадные черкески имели разрезные откидные рукава, позднее — прямые широкие.

Под черкеску (поверх нательной рубашки) надевали бешмет (къэп- тал) — кафтан с высоким стоячим вюротнитгом, застежкой спереди посредине до пояса, длинными и узкими рукавами; длина его несколько выше колен. Богатые бешмет шили из бумажной, шелковой или тонкой шерстяной материи, часто ярких цветов; крестьяне — из домотканого сукнау а позднее из бумажной ткани. Бешмет был домашней или рабочей одеждой. Черкеска же в прошлом для большинства крестьянства была только праздничной одеждой и имелась далеко не у каждого. Штаны шили из домашнего или покупного сукна, и они имели очень простой покрой — две штанины соединялись большим ромбовидным клином и собирались у пояса специальным шнурком.

Весьма важной частью костюма являлся головной убор, наиболее устойчиво сохраняющийся вплоть до последнего времени. Головной убор носили не только для защиты от холода, жары, но и «для чести». Наиболее распространенный тип голодного убора — меховая папаха с суконным донышком. Форма ее менялась, следуя велениям местной моды. Главным образом изменялась высота околыша. В летнее время носили войлочную шляпу с широкими полями. В ненастную или холодную погоду поверх меховой папахи надевали суконный башлык. Башлык всегда брали с собой в дорогу и носили его на плечах, пока он не понадобится. Парадные башлыки делали белыми или цветными и украшали галунами и золотым шитьем.

По материалам конца XVIII — начала XIX в. известны мужские суконные шапки, украшенные галуном и напоминающие митры. Носили и цилиндрические шапочки с широким галуном на околышке, позднее характерные только для женщин. Однако эти типы головных уборов носили только князья и уорки.

На ноги надевали кожаные или войлочные ноговицы и кожаную мягкую обувь со швом посредине подошвы — чувяки (вакъэ). Князья и уорки часто носили красную сафьяновую обувь, украшенную галунами и вышитую золотом. Такая обувь из тонкой кожи была мало пригодна для пешехода, но зажиточный горец редко ходил пешком. Бедняки носили грубую обувь из сыромятной кожи. Тонкая обувь из сафьяна служила признаком знатного происхождения, и в фольклоре имеется образное выражение о борьбе крестьян с феодалами, как о борьбе сыромятных башмаков с сафьяновыми. Упомянем еще кожаный узкий дояс с серебряными бляшками и подвешенными к нему сальницей, ружейной отверткой, кресалом и т. п. У стариков кожаный пояс часто заменялся матерчатым.

Удобный и изящный мужской костюм, приспособленный к обрасу жизни горцев, широко распространился за пределы Кабарды и Черкесии. Скотовод, охотшш и воин одинаково удобно и свободно чувствовали себя в одежде, точт> пригнанной по фигуре и не стесняющей движения.

В первой половине XIX в. у кабардинцев и черкесов еще бытовали шлемы и кольчуги из железных или стальных колец, надевавшиеся на подкольчужник* Руки защищали металлическими налокотниками и боевыми рукавицами. Такого рода воинский костюм был, конечно, доступен только феодальной верхушке и, так же как оружие, передавался из поколения в поколение. В феодальный период щегольство в одежде для мужчин считалось излишним. Знатный кабардинец мог в доказательство своей воинской лихости ходить в рваной черкеске, но оружие его было всегда богато украшено. К концу XIX в. идеал феодального воина сменился лдеалам богатого и солидного дворянина-землевладельца; князья и уорки (мелкие феодалы) стали уделять своему костюму много внимания.

Большой интерес представляет женский костюм, сложный по форме и ярко отражающий социальные различия. Женщина надевала на тело прямую длинную рубаху(джапэ) из бумажной или шелковой ткани, чаще всего красного или оранжевого цвета. Она была видна в разрез платья. Под рубахой носили шаровары (гъуэншэдж), собранные внизу. С периода возмужания на девушку надевался короткий кафтанчик, сходный по по- покрою с бешметом. На груди он застегивался несколькими (до 20) парами массивных серебряных застежек. Цвет кафтанчика — темно-красный, черный, реже — синий. Кафтанчик обшивали галуном, а рукава и в особенности полы его украшали золотым шитьем. Поверх кафтанчика надевали длинное платье (босцей), по покрою сходное с черкеской. Платье имело спереди разрез, через который были видны серебряные застежки кафтанчика и его полы, часто украшенные вышивкой.

Нарядное платье шили из бархата или шелка темных цветов и украшали галунами ж золотым шитьем. Рукава платья в конце XVIII — начале XIX в. делались длинными разрезными, позднее стали шить платье с цельными рукавами до локтя и из- под них были видны рукава кафтанчика и рубашки. Но в торжественных случаях к рукаву платья прикрепляли подвески в виде широких и длинных лопастей, богато вышитых золотом, имитировавшие более ранние откидные рукава. Пояс с серебряной пряжкой дополнял нарядный костюм княжны или дворянки.

Пожилые женщины носили ватный стеганый къэптал, покроенный по образцу платья. Молодые женщины, согласно местному обычаю, теплой одежды носить не могли. Они защищались от холода только шерстяной шалью.

Головной убор имел разнообразные формы, которые связывались с различными периодами жизни женщины. Девочка ходила в платке или даже с открытой головой, но когда она, по местному выражению, «начинала ходить на танцы», т. е. созревала для замужества, то надевала так называемую «золотую шапочку» (дыщэпы1э)у которую носила и после замужества до рождения первого ребенка. Шапочка имела высокий твердый околыш, украшенный золотым или серебряным галуном или вышивкой, п закругленную, конусообразную или плоскую верхушку из сукна или бархата, украшенную галунами, а иногда и серебряной шишечкой на верхушке.

Поверх шапочки накидывался тонкий шелковый платок, конец которого заматывался вокруг' шеи. Девушки из знатных семей носили также подвески к косам в виде полосы тонкой белой ткани, скрученной наподобие веревки и спускавшейся до подола. Женский головной убор, надевавшийся после рождения первого ребенка, состоял из небольшого платка темного цвета. Концы его пропускали сзади под волосами, заплетенными в косы, и завязывали на темени особым узлом. Сверху накидывали шаль (1элъэщ1). Волосы были совершенно скрыты. Платье и шаль дарил молодой женщине ее отец к рождению ребенка.

Таким образом, перемена головного убора отмечала периоды отрочества, половой зрелости и перехода в разряд женщин-матерей.

На ногах носили сафьяновую или кожаную обувь, сходную с мужской,— чувяки. Свадебная и вообще парадная обувь часто была красного цвета.

Одним из показателей сословного различия служил цвет одежды. Платья красного цвета разрешалось носить только женщине дворянского происхождения.

Будничная одежда крестьянки шилась из дешевой покупной, а до середины XIX в. частично и из домотканой шерстяной ткани и состояла из рубахи, шаровар, кафтанчика и платья, подпоясанного матерчатым или кожаным с галуном по!ясом. На голову девушки надевали большую шаль, а замужние под шаль еще маленький платочек.

Рабыни носили обноски с барского плеча. Их одежда часто сводилась к рубахе и штанам из домотканого сукна. Рабынь, которые сопровождали княгинь, одевали прилично, «а то княгине будет стыдно».

Обувь в виде высоких скамеечек, сделанных по форме ступни и обтянутых бархатом с серебряными украшениями, была принадлежностью только женщины высшего сословия. Такую обувь надевали при торжественных выходах и она была обязательна для невесты. В фольклоре она служит символом богатой и праздной жизни.

Принадлежностью дворянского девичьего костюма был кожаный корсет с деревянными планками — куэншыбо. Идеалом красоты знатной девушки была тонкая талия и плоская грудь. Для достижения этой цели на девочку 10—12 лет надевали корсет, с которым она не расставалась ни днем, ни ночью вплоть до выхода замуж. Снимался он в первую брачную ночь и уже навсегда. Шнуровка корсета тщательно запутывалась подругами, одевавшими невесту, и жених должен был проявить особую ловкость при его снятии. Утром девушки осматривали корсет, и если он оказывался поврежденным, то в сатирической песенке жестоко осмеивали нетерпение новобрачного. Корсет носили только девушки из феодальной среды.

Как видно из изложенного, в женском костюме ярко отразились сословные различия. Одежда знатной женщины была типичным феодальным нарядом, подчеркивавшим высокое происхождение, богатство и праздность его носительницы. Это обстоятельство, а также его красочность способствовали тому, что он стал образцом для феодальной верхушки соседних народов, вносивших в его покрой и в орнамент вышивки свои национальные черты.

Усилившиеся после крестьянской реформы связи Кабарды и Черкесии с Россией не могли не отразиться на одежде. Освобождение зависимых сословий сняло феодальные запреты с определенных форм и расцветок одежды, и постепенно материал, покрой и цвет одежды начали зависеть прежде всего от материальных возможностей и вкуса. Кулачество подражало в своей одежде высшему сословию.

Развитие русской текстильной промышленности и расширение внутреннего рынка усилили ввоз русских тканей. Женская одежда стала шиться целиком из фабричных тканей, что сделало ее более удобной и гигиеничной.

Праздничные черкески, особенно у богатых, шились из тонкого фабричного сукна разных цветов.

Покрой мужской одежды в основном остался прежним, но в женской одежде сильно сказалось городское влияние. Платье шили отрезным, юбку закладывали складками, разрез спереди маскировали или не делали совсем, изменился способ вшивания рукава и т. п. Рубаха и шаровары приобрели характер белья*

Очень значительные изменения произошли в одежде кабардинцев и черкесов в советское время. Женский национальный костюм почти совсем исчез.

Девушки и молодые женщины одеваются совершенно по-городско- му. Причем если еще несколько лет пазад выбирались фасоны, близкие к фасонам национальной одежды, т. е. платья с длинными рукавами, то теперь часто шьют платья и кофточки с короткими рукавами. В холодное время года носят готовые пальто, часто меховые. Не расстаются только с шалью, береты встречаются редко и почти никогда не носят шляп. Лишь у самых старых женщин можно еще видеть остатки старого костюма — длинное платье в талию, но уже без разреза от пояса до подола, два платка на голове. Национальный женский костюм до сих пор считается обязательным для невесты, но и в этом случае он имеет упрощенные форкы. Шапочка, шаль, платье с разрезом, серебряные застежки и пояс — вот его .состав. Кроме свадьбы, костюм такого рода можно увидеть во вре~ мя праздников, но чаще всего у участников самодеятельных коллективов. Большинство девушек на праздники надевает модные платья городского покроя, сшитые с большим умением и вкусом. От прежней формы одежды осталась только любовь к длинным рукавам и неглубокому вырезу у ворота.

За последние годы замечаются также большие отклонения от прежней привычной темной гаммы цветов костюма в целом, от преобладания однотонных гладких материй. Все чаще можно увидеть платья не только ярких расцветок, но и пестрые, с цветами и т. д. Это связано с новым, более жизнерадостным мироощущением. Характерно, что тяга к яркости, многоцветное™ выявилась, как мы видели, и в раскраске домов (Двери, ставни), й в убранстве комнат.

Одежду городского типа повсеместно носят и мужчины. Национальный колорит костюма больше всего сохранился среди табунщиков и пастухов, для которых бурка, обувь из сыромятной кожи и пр. служат как бы профессиональной одеждой. Черкеску надевают очень редко — по праздникам, иногда в сочетании с оружием — кинжалом. Широко распространено лишь лошение войлочных шляп и папах. До Великой Отечественной войны часто носили так называемую «кавказскую» рубашку, широкую, с длинными рукавами и высоким стоячим мягким воротником. На груди она застегивалась шпуровыми узелками, которые продевались в шнуровые же петли. Так же застегивался и низ рукава. Поверх рубашки одевался узкий кожаный пояс с серебряным набором. После войны «кавказская» рубашка вытеснена рубахами обычного типа.

В прошлом из-за отсутствия средств в трудовых семьях не только мужчины. но и женщины обходились одной сменой одежды. Теперь же в каждом доме имеется богатый выбор одежды. Вошло в обиход трикотажное и другое белье. Девушка старается иметь несколько выходных платьев, не говоря уже об обычных.