Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Дороги и средства передвижения у кабардинцев и черкесов. Селения и жилища
Этнография - Народы Кавказа

До Великой Октябрьской социалистической рево- люции в Кабарде и Черкесии существовали только грунтовые дорога и горные тропы. В этих условиях выработались соответствующие средства передвижения и перевозки тяжестей.

Наиболее распространенным средство!^ передвижения была верховая лошадь. Местные седла хорошо приспособлены для езды в горах и поэтому быстро распространялись среди казачества на Северном Кавказе. Такое седло представляет собой деревянный остов-ленчик с высокими луками, между которыми укладывается толстая кожаная подушка, имеющая форму четырехугольника с округлыми углами и вдавлинами на каждой стороне. Седло снабжено тебеньками — четырехугольными кусками толстой кожи, предохраняющими ноги седока от лошадиного пота. По горным тропам тяжести перевозили на лошади вьюком, для чего употребляли ковровые переметные сумы (хурджины), покупавшиеся чаще вюего в Дагестане. Переносили тяжести и на спине в заплечных мешках из козлиной или овечьей шкуры. Для перевозки сена в горах употреблялись деревянные сани. Тяжести перевозили на деревянной двухколесной арбе, в которую запрягали пару волов. Под влиянием русского населения в начале XX в. широко вошла в быт более удобная и вместительная «бричка» (по местной терминологии) в виде длинной четырехколесной телеги, запрягаемой парой лошадей.

В советское время произошел полный переворот в дорожном строительстве. В Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии сейчас почти нет селения, куда бы не могла пройти автомашина. Всюду проведены автомобильные дороги, лучшими из которых являются шоссе Пятигорск — Нальчик — Орджоникидзе и Пятигорск — Черкесск, соединяющие Черкесск и Нальчик с Пятигорском и Орджоникидзе. На трассах этих шоссе или в непосредственной близости от них раположен ряд районных центров.

Широкое развитие в республике и в области получил автомобильный транспорт. Связь с районами осуществляется автобусами. В колхозах и совхозах основные грузы перевозят на автомашинах. Многие семьи имеют свои (Мотоциклы или автомашины.

Наряду с автотранспортом, ставшим господствующим средством передвижения, употребляются телеги и линейки, запряженные лошадьми, а также арбы, в которые запрягают волов. Арбы чаще всего встречаются на горных дорогах. Не исчезла т быта и верховая лошадь. Наибольшее значение она имеет в горах при выпасе скота и его перегонах, когда стада сопровождаются верховыми пастухами. Сохранилась, особенно в горных районах, транспортировка грузов на ослах, главным образом в личном хозяйстве колхозников.

Железнодорожная ветка от г. Прохладного до Нальчика соединяет столицу Кабардино-Балкарской республики с основной северо-кавказской магистралью. В Карачаево-Черкесии в 1927 г. построена железная дорога, связавшая Черкесск с Невинномысском.

Нальчик связан с * Пятигорском и Орджоникидзе, а через них и со всем Советским Союзом регулярными рейсами самолетов. В летнее время при помощи самолетов осуществляется связь Нальчика с горными и Золь- скими пастбищами. Значительное развитие получила гражданская авиация и в Карачаево-Черкесии.

Селения и жилища

Принято считать кабардинцев и черкесов «горскими народами». Однако этот термин можно применять к ним, как и к адыгейцам, лишь условно. Кабардинские и черкесские селения располагаются в степях и предгорьях. Поэтому они совершенно не отвечают установившимся представлениям о горских аулах и резко отличаются, например, от селений народов Дагестана, тип жилища которых складывался в условиях горных районов.

Кабардинские и черкесские селения (къуажэ) в первой половине XIX в. представляли собой небольшие группы беспорядочно раскиданных усадеб, окруженных плетнем или канавой. Около усадьбы феодала группировались усадьбы подвластных ему уорков и крестьян. К усадьбам примыкали огороды и поля. Селения время от времени переносились на другое место. Это было связано с рядом причин — характером земледелия (переложно-залежная система), межфеодальными столкновениями и распрями, нападением врагов извне и др. В 1860-х годах в результате проведения земельной реформы были укрупнены кабардинские селения, что имело также целью облегчить управление и надзор за «беспокойными горцами». 116 мелких селений Кабарды были объединены в 39 крупных аулов. При объединении старые названия селений часто сохранялись в названиях кварталов.

Усадьба (пщ1ант1э) крестьянина среднего достатка состояла из просторного двора, обнесенного плетнем, а в горных районах — низким каменным забором. В глубине двора находился жилой дом. Во дворе располагались отдельная постройка для кухни, навес для хозяйственных надобностей, сапетки для зерна, помещение для лошади, курятники и т. п. К жилому двору примыкал скотный двор с помещениями для скота и приусадебный участок с посевами кукурузы и овощей.

Богатые усадьбы выделялись своими размерами, в особенности величиной скотного двора, количеством построек, а также наличием возле усадьбы отдельного дворика с небольшой постройкой — кунацкой (хъэ- щ1эщ) 4. Во дворе князя или уорка встречались также жилища для рабов — чаще всего пристройка к кухне или конюшне.

Жилой дом (унэ) представлял собой деревянный остов из столбов, заплетенный ветвями орешника и обмазанный глиной. Пол был глинобитный, потолка не было совсем. Двухскатную или четырехскатную крышу делали из плетней, положенных на стропила и покрытых камышом, соломой или сеном. Дом имел форму прямоугольника и состоял из одной или нескольких комнат. От количества комнат зависела длина дома, так как все они располагались в ряд под одной крышей. Из каждой комнаты двери вели во двор. Проходных комнат не было. Окна (обычно одно в комнате) закрывались на ночь деревянной ставней. Иногда окно затягивали пузырем, а со второй половины XIX в. появились стекла.

Очаг устраивали в виде камина у стены между дверью и окном. Огонь разводили на полу, над огнем устанавливали примыкающий к стене широкий, плетенный из прутьев и обмазанный глиной дымарь, выходивший за пределы крыши в виде высокой и широкой трубы. Внутри дымаря устанавливали перекладину, с которой спускалась цепь для подвешивания котла. Трубу никогда не закрывали. Такой очаг давал тепло только во время топки.

Как видно из вышесказанного, дома были довольно примитивны и неудобны. «Зимой в доме было темно, холодно, в дверь снег задувало, от очага жарило, в трубу дождь лился>ь—говорят старики.

Такой тип жилища — легкие плетневые постройки — был известен у адыгов с глубокой древности, что подтверждается и археологическими данными, и свидетельствами путешественников. По-видимому, это было связано с отсутствием иного материала для жилищ, с хозяйственным укладом и тревожной исторической обстановкой.

Количество комнат в доме определялось числом брачных пар в семье. Главная комната — унешхо (унэмхуэ — большой дом) была местом обитания родителей с детьми, но по мере женитьбы сыновей выделялись или пристраивались отдельные помещения — лагуна (лэгъунэ) для каждой брачной пары. Кунацкую строили так же, как дом, но из одной комнаты. У менее зажиточных для кунацкой не строили отдельного домика, а выделяли одну из комнат в жилом доме.

Хозяйственные постройки также делались из плетня, обмазанного глиной, покрывались соломой или сеном и имели часто круглую или овальную форму. Особенно своеобразны были круглые кухни с оригинальным устройством крыши. В центре круглой плетн'евой постройки в землю вбивали столб, на верхушку которого надевали колесо от арбы. За обод колеса крепили деревянные жерди, другие концы которых укладывали на стеньг постройки. Поверх жердей накладывали камыш или сено. Так цолучаласъ круглая, грибообразная крыша.

В литературе высказывалось соображение, что подобного рода круглые постройки могут служить доказательством того, что кабардинцы раньше были кочевниками и жили в юртах. Но это предположение не имеет оснований и не подтверждается никакими материалами. Круглая и овальная формы очень удобны и целесообразны при строительстве плетневых домов и встречаются у многих народов, которые никогда не были кочевниками. Наиболее близки к кабардинским и черкесским домам по способу постройки и форме дома адыгейцев, а также плетневые дома абхазов и жителей Западной Грузии.

Внутреннее убранство жилища было весьма простым, мебель располагалась на установленных обычаем определенных местах. На почетной половине, в глубине комнаты, за очагом, стояла кровать хозяина, деревянная, широкая, с высокими стенками с трех сторон. На день постель убирали на специальные полки или на сундук в углу комнаты. Пустая кровать застилалась у богатых ковром или войлоком, а у бедных — циновкой и служила диваном. Второй такой же диван стоял против очага. На задней стене находилось несколько полок, иногда соединенных в виде стеллажа. На них стояли сундуки с одеждой, лежала постель. На стенах у богатых висели ковры, оружие. У очага вешали намазлык — коврик, войлок, циновка или просто шкурку животного, подстилавшуюся во время молитвы. Одежду вешали на колышки вбитые в стены. С балок крыши спускались деревянные вешалки из тонкого ствола де;рева с сучками или железные кованые (у богатых), по форме имитирующие деревянную развилку.

В непочетной половине, у двери, на полках, идущих по боковой стене, располагалась хозяйственная утверь. Парадную посуду расставляли на верхней полке, иногда вдоль всех стен. Столов в комнате не было. Маленькие круглые столики на трех ножках подавали только во время еды, а в обычное время вешали на стену.

Всю домашнюю работу делали на полу. Мужчины обычно сидели на низких деревянных скамеечках, а женщины часто просто на полу, на подушке или куске шкуры.

Обстановка кунацкой была такой же, только здесь отсутствовали полки с хозяйственной утварью. В кунацкой не готовили, а угощение приносили из дома. На стенах ее обычно висели несколько намазлыков и музыкальные инструменты для гостей. Прямое назначение кунацкой — место приема гост-ей, но фактически она, особенно в княжеских и дворянских домах, служила местом пребывания всей мужской части семьи. «Большой дом» днем был царством женщин и застать там в это время хозяина считалось неприличным. Он приходил только ночью. Неженатая молодежь мужского пола и ночевала в кунацкой, если там не было гостей. Кунацкая феодала служила и его приемной, куда к нему приходили по делам, где собирались со всего селения послушать певца или рассказчика, обсудить дела и т. п. Правом входа в кунацкую пользовались все мужчины, кроме рабов и крепостных, которые могли войти лишь по зову хозяина для услуг. Мальчики старше трех лет могли также находиться в кунацкой, и рассказы, которые они слышали там, являлись для них первой, а чаще всего и единственной школой. Однако молодежь, а также и крестьяне не имели права сидеть в кунацкой, если там находился феодал. Они могли только стоять у входа. Кунацкая была у каждого зажиточного хозяина, а у богатых людей их было две — «большая» для наиболее почетных гостей и «малая» для близких родственников. Гостей-женщин принимали в унешхо.

Жилища и службы для феодала строили и ремонтировали его крестьяне и рабы. Остальные строили для себя дома сами, призывая на помощь родичей и соседей. Мужчины строили плетеный каркас дома, а женщины обмазывали его глиной.

До конца XIX в. классовые различия в жилище кабардинцев сказывались не очень резко. Характер построек был общим для князя и для крестьянина, а уровень домашнего быта — весьма невысок. Сейчас рядовой колхозник живет в доме, во много раз лучшем, чем был дом князя начала XIX в. Но при всей примитивности построек в усадьбе феодала имелись специфические для нее черты — наличие отдельной кухни, обслуживаемой рабами — унаутами (унэ1ут), постройка для жилья унаутов, отдельно стоящая кунацкая, разделение дворов на парадные и хозяйственные, Влияние ислама сказалось в наличии отдельных помещений для нескольких жен и усилении изоляции женщин.

Во второй половине XIX в. в жилище кабардинцев и черкесов под влиянием русской культуры происходят существенные изменения. Русские соседи-казаки многое переняли от кабардинцев —"одежду, конское снаряжение, ряд обычаев, но в отношении жилища, наоборот, решающим было русское влияние. В этот период в домах кабардинцев и черкесов появились окна со стеклами в деревянных рамах обычного типа, ставни и наличники, деревянные полы и дощатые потолки. В первую очередь эти улучшения делались в лагуне. Наряду с очагами появились плиты и печи с настоящими дымовыми трубами. Навес вдоль дома стал превращаться в веранду, иногда застекленную.

Крыши в конце прошлого столетия в некоторых домах стали покрываться черепицей или железом. Сами 'дома строили из самана, а то и из камня. Постепенно начала изменяться и планировка дома. Появились крылечки и сени.

Некоторые из этих улучшений были доступны только богатым (каменные и кирпичные дома, железные крыши), ко многие новшества не требовали особых затрат и распространялись более широко. Важно было то, что под влиянием русских создался новый, более удобный тип жилища.

В 1869 г. на весь Кабардинский округ насчитывалось всего 41 домов усовершенствованного типа и они принадлежали помещикам и кулакам, но в начале XX в. в каждом селении появилось несколько таких жилищ, а рамы и стекла в окнах были уже повсеместно.

Во внутреннее убранство жилищ начали проникать городские предметы — настенные зеркала, столы, стулья, фабричные ковры и посуда. В этот период и в постройке домов и в их убранстве стали гораздо резче проявляться классовые различия. Каменные дома князей Атажукиных или Бота- шевых напоминали дома русских помещиков. Дом коннозаводчика Коцева состоял из 17 комнат, полы в некоторых комнатах были покрыты линолеумом. Наряду с этим беднейшее крестьянство жило в настоящих лачугах.

Утварь обычно отличалась простотой. У всех слоев населения, особенно у крестьянства, посуда была из дерева — чашки, миски, ложки и т. п., которые либо изготовлялись хозяевами, либо покупались. Из особого сорта тыквы делали различные сосуды для хранения жидкостей или сыпучих продуктов. Из козлиной, бараньей и телячьей кожи изготовляли мешки для хранения и особенно перевозки муки, соли и других продуктов. В каждом хозяйстве имелся большой медный или чугунный котел для варки мяса и «пасты». Котел был обязательной частью приданого. Если владелец отпускал крепостного на волю, он был обязан снабдить его котлом. Мелкие полушаровидные котлы использовались для поджаривания пышек в масле, для подсушки зерна и т. п. Наиболее ценными предметами из утвари были котлы, медные кувшины для воды, железные вилки и шампуры, большие сковороды — все это покупалось или делалось на заказ у местных кузнецов и пришлых медников — грузин или дагестанцев. Поэтому изобилие металлической посуды считалось признаком богатства и ее расставляли и развешивали на виду.

Интересно отметить, что в то время как в одежде различных слоев населения имущественные и сословные различия отражались не только в количестве вещей, но и в качестве материала, в утвари различия были в основном количественные.

В конце XIX— начале XX в. и в утвари произошли значительные изменения. Сначала только у богатых, а потом и у остальных горцев все шире и шире стала распространяться стеклянная, фаянсовая и эмалированная посуда. Русские фабрики и заводы, приспособляясь к спросу, начали выделывать чугунные местной формы котлы, чугунные кувшины для подогревания воды, эмалированные кумганы для умывания, фаянсовые чашки, близкие по форме к местной деревянной чашке, и т. п. В богатых домах появились фарфор и серебро.

Неуклонный рост материального благосостояния и культуры трудящихся кабардинцев и черкесов после Октябрьской революции ярко отразился в их жилище и общем виде селений.

Большие по размерам, но беспорядочные дореволюционные селения с узкими переулками, домами, стоящими глубоко во дворах, неузнаваемо изменились в результате проведенной перепланировки селений, а также и потому, что большая часть домов была перестроена или выстроена заново. Часть жителей из густозаселенных селений переселилась в новые.

Характерной чертой современных кабардинских и черкесских селений является строгая их планировка — прямые длинные и широкие улицы. Для этого надо было проделать большую работу по перестройке, а иногда и передвижке домов. Во многих селениях устроены тротуары из плотно укатанной земли или мощеные, отделенные от мостовой канавами и рядами деревьев. В некоторых селениях главная улица покрыта асфальтом. Все селения радиофицированы. Большая часть их освещается электричеством.

Общественные здания расположены в центре селения. Если в первые годы Советской власти для сельских учреждений и школ использовались бывшие княжеские или кулацкие дома, то в настоящее время большинство общественных зданий выстроено заново. В селениях имеются школы, клубы с киноустановками, библиотеки, магазины, бани. В некоторых селениях построены специальные дома для престарелых колхозников и гостиницы.

Однако и кабардинские, и черкесские селения не утратили своего национального облика, несмотря на перепланировку и наличие, в ряде случаев, стандартных домов, построенных по архитектурным проектам.

Ярче всего это сказывается в общем виде усадеб. Большие дворы сохранились в большинстве усадеб до сих пор, хотя колхозная форма хозяйства делает их необязательными, Поросший зеленой травой, с деревьями, а иногда и клумбами цветов, такой двор производит приятное впечатление и создает ощущение простора, свободы. На дворе располагается ряд построек. Это прежде всего жилой дом, затем отдельная кухня, многочисленные сапетки для зерна, курятники, гусятники, навес для скота и для топлива и т. н. Все надворные постройки (сделаны из самана или плетня, обмазанного глиной; только характерная в прошлом камышовая крыша заменена черепичной.

Жилые дома строятся обычно из самана, нередко с облицовкой из красного кирпича. Свежая побелка делает постройки нарядными. Особенно красиво выглядят жилой дом и кухня: красная черепичная крыша, белые стены, в нижней части обмазанные глиной, либо покрашенные серой или синей краской; двери и переплеты окон, деревянный карниз крыши, балюстрады балкона покрашены масляной краской, чаще всего зеленого или голубого цвета. Каждый дом имеет открытую галерею или застекленную веранду, на которую выходят двери из комнат. Яркость сочетания красок подчеркивается красными связками перца, почти всегда висящими на балконах и под крышей дома. По крыше кухонь и других надворных построек иногда вьются толстые стебли с крупными листьями тыкв, громадные желтые плоды которых лежат на крышах или свешиваются с них. Ко двору примыкают огород и фруктовый сад. Раньше дом строили обычно в глубине двора боковой стеной к входу во двор, чтобы изолировать домашнюю жизнь семьи от внешнего мира.

В настоящее время дома строят вдоль улицы, причем боковая или задняя стена, обращенная к улице, не является, как ранее, глухой; она снабжена окнами, а часто и второй входной дверью. В случае постройки дома в глубине двора он ставится фасадом к улице.

Несмотря на то, что земляной пол часто еще сохраняется, он уже не является «землей». Дом ставится на прочном фундаменте, скрепляемом известью и цементом. Внутреннее пространство на высоту фундамента выкладывается булыжником и засыпается землей. Все это утрамбовывается, а затем вымазывается глиной. Таким образом, пол поднимается над землей на 60—70 см. Однако все чаще земляной пол заменяют деревянным.

Галерею часто делают застекленной и превращают в запасную летнюю комнату, в которой спят. Если во дворе нет отдельной постройки для кухни, то готовят на кирпичной плитке, сложенной под открытым небом, или устанавливают на лето переносную железную печку на галерее.

Значительным отличием от прошлого является отсутствие отдельного дома для гостей — кунацкой. В настоящее время роль кунацкой выполняет лучшая из комнат дома. Это отнюдь не значит, что утратился обычай гостеприимства. Изменилось только отношение к гостю, которого теперь вводят в свой дом, укладывая спать в одной из комнат. Уничтожение кунацкой, куда женщина не допускалась, есть в то же время стирание неравенства между мужчиной и женщиной, уничтожение изоляции женщин. Это означает приближение хозяина, главы дома, к семье, к жене и детям, к их заботам и интересам, способствующее созданию в семье новых, советских отношений. Большое внимание уделяется внешней отделке дома и окраске его деревянных частей, устройству ставень, наличников. Наличники часто украшаются резьбой. Раньше эту работу выполняли русские плотники, в настоящее время ее делают и местные мастера. Во многих домах появились русского типа крылечки с навесом.

Тенденция к украшению жилища иногда выливается в совершенно новые формы. Так, в кабардинском сел. Кызбурун-П встречаются нарядные домики, расписанные яркой синей краской, что в сочетании с белыми стенами, красной черепичной крышей и зеленью вокруг делает эти дома радостными и уютными. Тип разрисовки различен. В одном доме хозяйка, женщина средних лет, применила для разрисовки традиционный орнамент-трафарет для золотого шитья, получив таким образом расположенные по углам дома синие полосы с белыми фигурками узора. Другой дом расписан молодой невесткой — комсомолкой, окончившей семилетку. Она не связана традиционными формами орнамента и разрисовала весь дом вольным растительным узором от руки. Роспись домов встречается редко, но стремление к яркости и многоцветности выражается в яркой раскраске дверей, ставень, а иногда фундамента дома.

В строительстве домов большую помощь колхозникам оказывает кол- Ждз, выделйя транспорт, строительные Материалы. Вдовам, инвалидам, сиротам возводит дома специальная бригада колхоза. В основном же дома строят сами хозяева со своей семьей, нанЕРмая специалиста для плотницких работ. Иногда на помощь приходят и сосе'ди, следуя не только старым традициям, но и новому, возникшему в колхозе, чувству взаимопомощи и коллективизма.

Весьма значительны изменения во внутренней планировке дома и использовании отдельных помещений. Традиционная в прошлом вытянутая форма дома, в котором все комнаты (иногда шесть — восемь) находились рядом, но были изолированы друг от друга и имели отдельные выходы во двор, все более уступает место квадратным домам из нескольких комнат, соединенных между собой дверями. В связи с уменьшением числа членов семей вследствие обычного теперь выделения женатых сыновей отпала необходимость в постройках большого размера. Часто встречаются дома в три-четыре комнаты. Рост культурного уровня и материального благосостояния создает новые потребности. Поэтому теперь нередко можно видеть отдельные комнаты для девушек и юношей, которые раньше ночевали в унешхо вместе с родителями. Нередки особые комнаты для гостей, иногда играющие и роль столовых.

Внутри дома стены побелены, потолок покрашен масляной краской, пол деревянный, крашеный илд глинобитный. Почти во всех домах электрическое освещение. В каждой комнате печка с плитой. Разница со старым жильем разительна, и особенно подчеркивают ее в своих высказываниях старики, ,в памяти которых еще живо воспоминание о холодном и неуютном старом жилище,

В комнатах современная городская мебель: кровати, столы, стулья, этажерки, шкафы, большие настенные зеркала, нарядные занавески и цветы на окнах. Над кроватью обычно вешают коврик, кусок ткани, циновку. В каждом доме на столах, полках или этажерках книги. Таков обычный вид жилой комнаты.

В кухне, отдельной или внутри дома, встречается очаг старой формы, рядом с которым часто ставят плиту. В кухне сосредоточены почти все остатки старинной утвари и обстановки, что объясняется наличием очага, требующего утвари старого типа, а также и тем, что кухня (или комната с очагом внутри дома) служит обычным местопребыванием старших членов женской половины семьи, сохранивших привычки и навыки прошлого.

В связи с изменением устройства очага и заменой его плитой изменился состав кухонной утвари. Наряду с большими котлами, подвешиваемыми над очагом, при варке пищи на плите употребляются алюминиевые и эмалированные кастрюли, сковородки и чайники. Широко распространенная в прошлом деревянная и медная посуда почти вышла из употребления. Сохраняются лишь деревянные ступки и медные кувшины для умывания. Посуда фабричной работы стала преобладающей. Во многих домах имеются радиоприемники, телевизоры, патефоны. Кроватей часто больше, чем членов семьи; лишние предназначены для гостей. Из предметов национального обихода в качестве декоративного элемента употребляются циновки и покупные ковры. В употреблении предметов и в деталях убранства видно сохранение некоторых местных традиций. Так, при наличии обычных столов во время еды употребляются, особенно пожилыми людьми, старинные круглые цизкие столики. Домашнюю работу (шитье на ручной машине, приготовление цищи и т. п.) многие хозяйки предпочитают делать на полу или табуретке, сидя на низенькой скамеечке или просто на корточках. Обычный стол нередко заменяет прежние полки. На нем расставляют предметы, подчеркивающие благосостояние семьи и имеющие декоративное значение,— посуды, вазы и т. п.

Раньше имущество семьи хранилось в сундучках, стоявших на полках вдоль стен. Сейчас пользуются чемоданами, составленными аккуратной горкой на обычном или специально сделанном низеньком столе в одном из углов комнаты. Во многих домах, чемоданы заменены шкафами. Если раньше постель на день убиралась и на кровати оставляли только войлок или циновку, то сейчас убранству кроватей уделяется весьма большое внимание. Красивые покрывала, наволочки с прошвами, различные накидки украшают постель.