Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Сельское хозяйство кабардинцев и черкесов
Этнография - Народы Кавказа

Сочетание широко развитого скотоводства, оослужи- вавшего почти все нужды полунатурального хозяйства и частично дававшего излишки для продажи, с земледелием потребительского характера, пчеловодством, огородничеством (в очень слабой степени) и промыслами — таковы основные черты хозяйства кабардинцев и черкесов до конца XIX в. У черкесов преобладающее значение скотоводства сохранялось до Великой Октябрьской социалистической революции. У кабардинцев же в результате значительного расширения в пореформенный период земледельческого хозяйства роль земледелия и скотоводства в экономике стала примерно одинаковой.

Разводили лошадей, крупный рогатый скот, овец, коз. Применялась система отгонного скотоводства. Стада почти все время содержались на подножном корму: летом — на горных . пастбищах, зимой — в степи.

Кабардино-черкесский фольклор пронизан скотоводческими темами, особенно часто воспеваются табуны и замечательные кони — верные друзья горца. Вплоть до XIX в. скот (быки, бараны) служил денежной единицей. О значении скотоводства говорят и так называемые «хохи» (хъуэхъу) — благопожелания, провозглашавшиеся при начале пахоты и других работ, а также во время свадьбы и имевшие в прошлом характер молитвы божеству плодородия. Основными пожеланиями были: «Молока у них, как воды в реке Балк! Их сыры, как колеса, огромны. В верховых конях никогда не нуждаться! Их бараны-овцы цвета голубого с зеленоватым отливом, с курдюками, огромными, упитанными, плотными. Хох! Близнецами ягнятся. Отаву сочную, водоросли, камыши уплетают. Чтобы у них тысячи овец рысцой бежали. Чтобы восемь сотен резвилось, то в одну, то в другую сторону прыгая». И даже, когда автор «хоха» выходят за пределы чисто скотоводческих пожеланий, его образы связаны с излюбленным занятием: «Что бы на весы ни положили, было бы увесисто, тяжело, как вымя коровье». Невестки пусть будут «нежны устами, как ягнята!»

Цикл скотоводческого хозяйства был таков. Весной, до окота овец, стада паслись вблизи селения, но уже к маю, как только ягнята окрепнут, начиналось движение стад на весенние пастбища. С наступлением лета (в начале июня), когда трава на весенних пастбищах была вытоптана и жара становилась довольно сильной, стада переходили выше — на горные пастбища и находились здесь до середины сентября. Затем начинался перегон скота на прежние места, где к этому времени вырастала новая трава. К началу ноября стада опять перегоняли в аулы. Здесь некоторая часть скота оставалась на зиму, большая же часть откочевывала в степи на зимние пастбища. Цикл этот несколько различен для разных видов скота, но общая схема одинакова.

Перегон скота требовал огромного напряжения сил пастухов. Недостаток корма, трудности организации водопоя, а часто и недостаток воды, длинный утомительный путь — все это не могло не вызвать падеж скота, особенно молодняка; если к этому прибавить трудность переправ вброд черев быстрые горные реки, нападения волков и т. д., то станет ясно, какой ответственной, даже в один только период перегона, была роль пастухов, табунщиков, сторожей, каково было значение правильной организации перегона.

Большое экономическое значение до конца XIX в. имело коневодство, которое было любимейшим и весьма почетным занятием. Много столетий назад кабардинская лошадь приобрела.,славу, далеко выходившую за пределы Северного Кавказа. В прошлом конское мясо и молоко употреблялись в пищу, но в основном лошадь ценилась как верховое животное. Кабардинская порода лошадей отличается исключительной выносливостью и неприхотливостью. Лошади в большинстве случаев круглый год находились под открытом небом, на подножном корму. Соединенные в табуны (до 200 матюк) лошади последними спускались с горных пастбищ, где паслись все лето, переходя с места на место. Зимой лошадей держали на зимних пастбищах, подкармливая сухим кормом. При табунном коневодстве лошадь до трех лет паслась на свободе, не зная узды. С трех-четырех лет ее начинали объезжать, приучать к седлу, а с пяти лет она считалась вполне 'пригодной для верховой езды. Постоянной тренировкой для лошадей являлись скачки, излюбленное народное развлечение, которые устраивались на похоронах, свадьбах, во время таврения лошадей, в связи с окончанием полевых работ и т. д. Мальчики с малых лет приучались к верховой езде, а подростки являлись не только полноправными, но часто и основными участниками скачек. Славой хорошего наездника гордились и князья, и табунщики,

Лошадей таврили особой «печаткой» — фигурно изогнутой железной пластинкой, укрепленной на конце металлического стержня. Раскаленной «печаткой» на крупе лошади выжигался знак — тамга ( дамыгъэ). Тамга, в прошлом родовой знак, впоследствии стала привилегией феодалов. Крепостные таврили своих коней тамгой феодала. Тамга наиболее прочно удерживалась именно в таврении лошадей, хотя ее можно встретить в качестве изображения родового знака и на других предметах, например на дверях кунацкой, на чашах, музыкальных инструментах, могильных памятниках и т. д. Использование чужой тамги-тавра считалось преступлением. День таврения жеребят был большим праздником.

Коневодство в прошлом сосредоточивалось в руках князей и дворян, пользовавшихся даровым трудом своих крепостных, а иногда и рабов. Отдельные князья владели сотнями голов лошадей.

После крестьянской реформы табунное коневодство стало быстро падать, так как крупные феодалы-коневладельцы, лишившись даровой рабочей силы, не сумели перевести свое хозяйство на новый лад, с применением наемного труда. В конце XIX—начале XX в. развитие земледелия отняло часть зимних пастбищ, рабочих рук и частично изменило самый характер коневодства. Наряду с верховыми стали разводить рабочих лошадей. Этим занимались в помещичьих и кулацких хозяйствах. Коневодство -приобрело товарное значение, но техника коневодства осталась црежней.

Значительную роль играло у кабардинцев и черкесов овцеводство. Овцы удовленюряли разнообразные потребности хозяйства, давая мясо, сало, молоко, овчину и шерсть. Овцы шли и на продажу, главным образом в Закавказье. Обычной породой была местная курдючная грубошерстная овца, славившаяся своим вкусным мясом. Овцы распределялись по хозяйствам весьма неравномерно, крупные стада сосредоточивались в руках феодальных владельцев, позднее — кулачества. Овцы паслись весь год на подножном корму, совершая тот же путь перекочевок, что и лошади, хотя в несколько иные сроки. Во время пребывания на пастбищах кош переносили на новое место каждые 15—20 дней, чтобы избежать излишнего загрязнения почвы и обеспечить овец кормом. Весной и осенью овец стригли. В это время обычно устраивалась «помощь» родственников и соседей. Оплатой за 'труд служило обильное угощение. Ко времени осенней стрижки приурочивалась расплата с пастухами.

В конце XIX в. произошли изменения и в овцеводческом хозяйстве. Рост дифференциации крестьянства приводил к увеличению количества хозяйств, не имевших овец, число которых к 1917 г. в некоторых районах Кабарды доходило до 64%. В то же время свыше 60% овец сосредоточивалось в руках кулачества. В черкесских аулах Зеюко, Эльбурган и Хабез накануне революции 68% хозяйств не имели овец.

Крупный рогатый скот служил тягловой силой, а также удовлетворял потребности в мясе, молоке, кожах. В летнее время часть крупного рогатого скота угоняли на пастбища. В селениях оставляли лишь рабочих волов и некоторое число коров. Зимой скот находился в аулах и на зимниках, где, кроме подножного, получал и сухие корма. Крупный рогатый ско! распределялся между крестьянами более равномерно, чем овцы и лошади. Все же к концу XIX в. в Кабарде было до 4% не имеющих коров, а в Черкесии — до 2%. В то же время кулаки имели десятки голов крупного рогатого скота.

Нужды щзестьянского хозяйства частично удовлетворялись и за счет разведения домашней птицы, в особенности кур и индеек.

Отгонная система скотоводства создавала особые условия быта для значительной части населения. Большое число наемных пастухов и крестьян, пасших собственный скот, в течение многих месяцев было оторвано от семьи, от оседлой жизни, лишено самых элементарных удобств.

Пастухи получали плату главным образом скотом. Одной из форм скрытой эксплуатации была организация коллективного выпаса стада. Уходить на далекие пастбища, имея несколько голов скота, было невозможно, и этим1 пользовались крупные хозяева. Угоняя скот на пастбища, они предлагали мелким хозяевам присоединить скот к своему стаду. За право совместного отгона бедняки платили прежде всего трудом, пася скот главы объединения — кулака. Иногда никто из членов семьи кулака и не принимал участия в пастьбе, а во главе коша ставился старший пастух, руководивший всей работой и игравший роль приказчика хозяина.

Скотоводство никогда не было исключительным занятием1 кабардинцев и черкесов. Давность занятия земледелием нашла отражение в их языке, в котором имеются названия основных зерновых культур (ячменя, проса, полбы, пшеницы, кукурузы). Вплоть до конца XIX в. первое место в посевах зерновых занимало просо.

Землю пахали тяжелым деревянным плугом. Этот плуг имел железный лемех и резак, деревянный отвал, а также приспособления, позволявшие регулировать глубину и ширину борозды. В плуг запрягали не менее четырех пар волов. В горных районах применялась более легкая деревянная соха с железным лемехом. Кабардинский тяжелый плуг, очень близкий к грузинскому и украинскому, свидетельствует об относительно высоком уровне техники вспашки. Бороной из хвороста заметали землею посеянные семена. Убирали урожай при помощи серпа, а иногда и косы. Кукурузные початки ломали руками. Молотили хлеб, гоняя скот, запряженный в специальное ярмо, по разложенным на току снопам:. В ошнце XIX в. появились каменные катай, заимствованные у соседей — казаков.

Зерно хранилось в плетеных амбарах, разделенных на закрома по виду зерна, а также в больших плетеных корзинах, обмазанных внутри глиной. Зерно мололи на ручных жерновах, имевшихся в каждом доме, или на водяных небольших мельницах. Для обдирки проса употреблялись массивные крупорушки в виде большого деревянного жернова, укрепленного на подставке, на которую садилась верхом работавшая женщина. Для дробления кукурузы служили большие ступы с пестом, укрепленным на рычаге и приводившимся в движение ногами.

Такова была несложная техника ведения земледельческого хозяйства, сохранившаяся во многом вплоть до Октябрьской революции.

В 'сельскохозяйственных работах существовало строго соблюдаемое разделение труда по полу. Пахота, боронование, сев были мужским делом. Во время пахоты женщинам даже не разрешалось появляться в поле. Уборка проводилась в основном тоже мужчинами, хотя в ней принимали участие и женщины. На ручных 'мельницах, крупорушках, ступах работали преимущественно женщины.

Система ведения хозяйства была переложно-залежная, причем участок использовался от 6 до 12 лет. По мере истощения земли запахивали другой участок, а первый отдыхал 8—10 лет. Землепользование было общинным, с ежегодными переделами между хозяйствами одного квартала 1 и более редкими переделами между кварталами в целом. Надел выделялся на каждый дом (двор), а в некоторых селениях пропорционально числу упряжек,, что создавало выгодные условия для кулаков, имевших много волов.

Пахать начинали обычно в мае, который и назывался «пахотным месяцем». На этот месяц все работоспособные мужчины селения выезжали в поле, строили там шалаши или общий длинный балаган, в котором и жили до окончания пахоты и сева. Уборка приходилась на сентябрь, который назывался «жатвы месяц», а кукурузу убирали и в октябре. Октябрь носил название «месяца, в который молотят хлеб». Эти названия месяцев также указывают на то, что земледелие было древним и весьма важным занятием кабардинцев и черкесов.

Значительные изменения произошли в сельском хозяйстве в конце XIX и особенно в начале XX в. В этот период Кабарда и Черкесия вовлекаются в общий процесс капиталистического развития России, что способствовало росту товарности земледелия, однако главным образом в Кабарде. Железная дорога Ростов — Владикавказ, построенная в 70-х годах XIX в. (позднее от нее была отведена ветка ск Нальчику), обеспечивала вывоз зерна из Кабарды. В конце XIX— начале XX в. несколько возросла посевная площадь и изменилось соотношение культур (уменьшился удельный вес проса, увеличились посевы пшеницы, ячменя и в особенности кукурузы).

Дедовские способы ведения хозяйства, экстенсивное использование земель уже не отвечали требованиям зарождавшейся новой экономики. В конце XIX в. появляется интерес к улучшению земледельческого хозяйства. В Кабарде на общественных сходах ставится вопрос о создании сельскохозяйственной школы. Это пожелание не было осуществлено царскими чиновниками. Но кабардинцы и чаркесы учились у русского населения Северного Кавказа. Обмен хозяйственным опытом, происходивший и раньше, в этот период несомненно возрос.

В конце XIX— начале XX в. деревянный плуг постепенно вытесняется покупным железным, появляются деревянные и железные бороны и даже кое-какие сельскохозяйственные машины. Само собой разумеется, что более совершенная техника сосредоточивалась главным образом в руках местного кулачества и помещиков и служила средством усиления эксплуатации основной массы крестьянства. Беря на время у кулака плуг, чтобы вспахать свое поле, бедняк и члены его семьи всю зиму отрабатывали долг.

В сельском хозяйстве стали использовать и лошадь. Если раньше она предназначалась только для верховой езды, то теперь ее стали запрягать в телеги, линейки, а также и в плуг, хотя волы не утратили своего значения как тягловая сила вплоть до коллективизации сельского хозяйство.

Влияние русских соседей благоприятно сказалось на развитии огородничества у кабардинцев и черкесов. Картофель, свекла, капуста стали известны им от русских.

Одним из наиболее древних и пщроко распространенных занятий было пчеловодство. Мед занимал значительное место в пище, заменяя сахар и входя составной частью в ряд наиболее любимых народных кушаний. Ульи представляли собой конусообразные, обмазанные глиной корзины с округлым дном (сапетки), с маленьким летком. Их устанавливали на невысокой скамейке или подставке и прикрывали сверху соломой. На лето ульи перевозили на пастбища, богатые медоносными растениями. Пчеловоды объединялись в артели, совместно нанимая специалиста-пасечника, который оставался на пастбище все лето, в то время как помогавшие ему хозяева ульев после роения пчел возвращались домой. После возвращения в селение и обора меда устраивался традиционный праздник.

После Великой Октябрьской социалистической революции в сельском хозяйстве кабардинцев и черкесов произошли коренные изменения. Советская власть сделала достоянием трудового народа зе-мли, принадлежавшие русским и местным помещикам, а также царской казне. Под руководством Коммунистической партии, в братском союзе с рабочим классом трудовое крестьянство Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии успешно осуществило социалистическое преобразование сельского хозяйства. Большая работа по развитию сельскохозяйственного производства проделана в республике и области в послевоенный период, особенно в течение последних шести-семи лет.

Кабардинские и черкесские колхозы и совхозы — крупные многоотраслевые хозяйства. В большинстве колхозов по 500—1000 дворов. Колхоз разбивается на ряд бригад, построенных по разным системам. Полеводческие бригады комплектуются по территориальному признаку, так что несколько соседних кварталов составляет одну бригаду; животноводческие, садоводческие, огородные бригады чаще веет бывают сборными со всего селения. Иногда каждая полеводческая бригада имеет свой бригадный двор, в других случаях в селении имеется общий колхозный двор, на котором сосредоточиваются сельскохозяйственные машины, рабочий скот, амбары для семян и т. д. Животноводческие фермы находятся вне селений.

В условиях колхозного и совхозного производства степные и предгорные земли Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии превратились в изобильные поля. Внедрение многопольных севооборотов, применение искусственного орошения, минеральных и органических удобрений, обработка земли современными машинами значительно повысили урожайность. Только за 1953—1958 гг. в Кабардино-Балкарии, например, урожай зерновые увеличился в 3,4, а кукурузы — в 5,7 раза. В Карачаево-Черке- сри^&а эти же годы валовой сбор зерна, увеличился в 2,2 раза, а кукурузы — более чем в 10 раз. Изменился самый достав культур. Из года в год увеличиваются посевы пшеницы, но одновременно возрастает и процент Земель, занятых кукурузой, имеющей значение и пищевой, и кормовой, и технической культуры (из кукурузы вырабатываются патока, спирт, крахмал и др.)* Новыми для этих мест являются посевы таких технических культур, как подсолнечник, конопля, кенаф.

Непрерывно повышается, уровень механизации сельскохозяйственных работ. В Кабарде механизация обработки почвы и уборки урожая достигает 90—95%. На территории Кабардино-Балкарской республики работает около 60 колхозных электростанций. В 1962 г. будет закончена электрификация всех колхозов республики. Широко применяется машинная иехника и в сельском хозяйстве Карачаево-Черкесии. В 1958 г. на полях колхозов и совхозов области работало 1313 тракторов^ 606 комбайнов и много других машин.

Из среды кабардинцев ж черкесов выросли квалифицированные кадры механизаторов. Внуки тех, кто пахал землю 'Деревянными пйугамд и молотил зерно* гоняя по разложенным снопам скот, научились управлять самыми сложными машинами.

Земли полеводческих бригад занимают большую площадь и иногда, особенно в предгорных районах, значительно удалены от селений. Поэтому каждая бригада имеет свой полевой стан (еще в 30-х годах Кабардино-

Балкария явилась одной из застрельщиц организации культурных полевых станов). Порой это целый поселок, включающий в себя большие дома- общежития, столовую, клуб и иногда баню. Постройки стана делаются обычно из самана, редко из камня, обмазаны «глиной и 'побелены, покрыты черепицей. Перед ними посажены деревья и часто устроены цветники. Помещения оборудованы фабричной 'мебелью.

Наряду € полеводством значительное развитие получили в Кабардино- Балкарии и Карачаево-Черкесии другие отрасли земледелия: овощеводство, садоводство и т. д. Садоводство, столь естественное в местных условиях, широко развилось только после революции, точнее, даже после коллективизации сельского хозяйства, и сейчас занимает в хозяйстве большое место, особенно в степных и предгорных районах. В Кабарде площадь под садами за 40 лет выросла более чем в 20 раз. В Карачаево-Черкесии только с 1953 по 1959 г. площадь садов возросла с 897 до 3405 га. Кроме посадки новых садов, занимаются также окультуриванием (путем прививки культурных сортов) диких плодовых лесов, которыми покрыты большие площади.

Для кабардинцев и черкесов нотой культурой является виноград. В настоящее время не только имеются специализированные совхозы и колхозные виноградники, но и у себя на приусадебных участках колхозники начинают выращивать виноград.

Животноводство продолжает играть важную роль в хозяйстве Кабарди- но-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Создан ряд специализированных животноводческих совхозов и конных заводов. В колхозах горной зоны животноводство занимает ведущее положение. В летнее время скот по-прежнему пасется в горах. Но в зимний .период животноводческого хозяйственного цикла внесены большие изменения. Количество зимних пастбищ и сенокосов лимитирует рост животноводства при условии сохранения зимнего выпаса скота. Площадь зимних пастбищ сокращается с ростом посевных площадей. Отсюда вытекает ряд мер. В их числе стойловое содержание скота, а также выгон части скота на зимний .период за пределы республики и области. Значительная часть крупного рогатого скота, в первую очередь коровы, переведена на зиму на стойлювое содержание, а в отношении других видов окота возросло значение подкорма в зимнее время. Стойловое содержание крупного рогатого скота потребовало строительства хороших теплых помещений. Большая работа проведена по улучшению породности скота. Созданы племенные совхозы. Все это способствовало увеличению продуктивности скота, в частности, повышению удоев2.

По новому пути идет и развитие овцеводства. Местная овца, обслуживавшая нужды натурального хозяйства, давала трубую шерсть. В настоящее время, кроме местных пород, разводят помесных овец мясо-шерстно- го типа с полутонкой длинной шерстью. В плоскостных районах разводят и тонкорунных овец. За последние годы во многих колхозах налажена электрострижка овец.

В области коневодства, особенно сильно пострадавшего за годы Великой Отечественной войны, также имеются значительные достижения. Крупные коневодческие фермы колхозов и ряд конных заводов способствуют восстановлению конского поголовья. Ведется большая работа по улучшению породы. Кабардинская лошадь принята как основная улучшающая порода для всего Кавказа. Табунный способ содержания лошадей обеспечивает сохранение качеств кабардинского коня.

Новым для Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии видом скота являются свиньи, разведение которых, так же как и употребление свинины в пищу, запрещалось исламом. Поэтому наличие свиноводческих ферм в кабардинских и черкесских колхозах свидетельствует не только о хозяйственных успехах, но и об изживании религиозных предрассудков.

Организация перегона и вьшаса скота приобрела государственное значение. Весьма интересными учреждениями являются так называемые штабы Зольских 3 и горных пастбищ. В весенне-летний период в эти штабы, которые находятся на территории пастбищ, переводятся специалисты и часть работников руководящих органов сельского хозяйства. Основные задачи штаба — организация перегона и выпаса скота, санитарно-ветеринарный надзор и помощь колхозным фермам. При штабе имеются лаборатория, ветеринарная лечебница и штат зоотехников и врачей, ведущих работу и в стационаре, и путем разъездов по пастбищам. Здесь же установлены противоклещевые ванны для скота, через которые регулярно по расписанию пропускается весь скот, находящийся на пастбищах. Около штаба расположены сыроваренный завод и кооператив, обслуживающий пастухов.

Штабы пастбищ проводят также большую политическую и культурно- воспитательную работу, которой руководят парторг и комсорг пастбищ, назначаемые Обкомами КПСС и ВЛКСМ на пастбищный сезон.

В клубах, имеющихся при штабах, демонстрируются 'кинофильмы, проводятся концерты, вечера художественной самодеятельности и танцы. Здесь собираются пастухи со всех ближайших кошей. Клубные библиотеки снабяйают пастухов литературой. Штабы имеют свои рации. Ежедйев- но на пастбища прилетает самолет, доставляющий почту и газеты. Как непохоже все это на условия жизни пастухов в прошлом, на долгие месяцы оторванных от всего мира.

Разительно изменился и материальный быт пастухов. Не только весенние, но и высокогорные летние пастбища покрыты сетью уютных беленьких домиков с черепичными крышами. Это—«культурные каши», сменившие прежние пещеры и шалаши. Кроме жилых помещений, на фермах имеются отдельные кухни с плитой для приготовления горячей пищи и различные хозяйственные постройки. Возле кошей устроены плетеные загородки и навесы для скота. Особым благоустройством отличаются молочно-товарные фермы (МТФ), так как они наименее подвижны. В более трудных условиях живут табунщики, что связано с частыми перегонами лошадей, вследствие чего постройка постоянных кошей для них нерациональна.

На кошах работает много молодежи, в том числе со средним образованием. Эту работу любят, ею увлекаются;, ее избирают как специальность. После коллективизации на кошах ^появились женщины и девушки. Они работают не только как доярки или поварихи, -но в ряде случаев и как бригадиры, пользуясь авторитетом и уважением. Заботливая рука девушек чувствуется во всем быте на кошах, в их убранстве, даже в одежде пастухов. Среди девушек много гармонисток. Любимым развлечением после работы являются .музыка и танцы.

Вовлечение женщин в работу на пастбищах, расширяющееся с каждым годом, имеет большое значение для производства и одновременно способствует культуре быта на кошах. В первые годы колхозного строительства были организованы периодические выезды женских шефских отрядов на пастбища, а теперь женщины работают там весь сезон.

Одежда работающих на кошах сейчас обычно городского типа, но сохранились войлочные шляпы, меховые папахи и тулупы, мягкая кожаная или матерчатая обувь. У табунщиков часто встречается полный национальный костюм, что объясняется его удобством при подвижном образе жизни. Когда в селениях в будни видят человека в национальном костюме, то говорят: «Табунщик спустился с гор». Необходимой принадлежностью табунщика является бурка. Бурка и обувь, равно как и тулупыг выдаются колхозом в качестве производственной одежды.

Коренным образом изменилось питание пастухов. Колхоз снабжает коши пшеничной и кукурузной мукой, мясом, иногда овощами (молочные- продукты имеются на месте). Повара (обычно женщины) обеспечивают работников фермы порячей пищей, которой раньше пастухи не видели месяцами.

Так неузнаваемо изменился труд и быт животноводов в условиях колхозного хозяйства.

Прежней осталась только любовь народа к животноводству, гордость своим прекрасным скотом, особенно знаменитой кабардинской лошадью. Занятие животноводством передается от отца к сыну, и нередко можно услышать гордые заявления: «В нашем роду все коневоды», «Шесть поколений табунщиков за моей спиной» и т. п. Ежегодным смотром достижений в области коневодства являются скачки в Нальчике и Черкесске, собирающие массу зрителей.

Доходной отраслью хозяйства для многих колхозов и совхозов служит птицеводство. На птицеводческих фермах разводят кур, индеек, в меньшей степени гусей и уток.

Пчеловодство и в настоящее время имеет у кабардинцев и черкесов большое значение. Многие колхозы организовали пасеки, оборудованные рамочными ульями. Колхозные пасеки на лето перевозят в горы, для чего используются как телеги, так и автомашины. Пчеловоды, обслуживающие пасеку, живут в шалашах или в маленьких домиках-вагончиках, доставляемых на пастбище одновременно с пчелами. В тех районах, в которых достаточный медосбор может быть обеспечен без перекочевки, пасеки располагаются в садах. Наряду с общественным пчеловодством многие колхозники занимаются этим делом и в индивидуальном порядке. В таких случаях ульи находятся во дворе или в саду, часто в специально устроенной ограде. Употребляют как рамочные ульи, так и саиетки старого типа (последние преимущественно в подсобном хозяйстве колхозников).

Исторические решения XXI съезда КПСС, планирующие развитие нашего хозяйства на семилетие, направлены на достижение такого роста сельскохозяйственного производства, чтобы в изобилии обеспечить население продуктами питания, промышленность — сырьем и удовлетворить все другие потребности советского общества в сельскохозяйственных продуктах.

В связи с этим в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии по семилетнему плану намечается значительный рост валовой продукции сельского хозяйства примерно в следующих пропорциях:

 

Кабардино-Балкарская

АССР

Карачаево-Черкесская автономная область

Зерно ....

в 1,5 раза

в 1,5—2 раза

Мясо....................

в 2 »

в 5 раз

Молоко . . .

более чем в 2 раза

в 4,2 раза

Шерсть . . .

почти в 3 раза

в 3 »

Труженики сельского хозяйства республики и области с энтузиазмом взялись за выполнение намеченной программы, стремясь досрочно выполнить задания семилетки.