Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Присоединение Северного Кавказа к России
Этнография - Народы Кавказа

В XVI—XVIII вв. Кавказ становится объектом агрессии и ареной ожесточенной борьбы турецких и иранских феодалов, оспаривавших друг ‘ У ДРУга господство на Ближнем Востоке. В этот период Северный Кавказ подвергается бесцрерывным вторжениям и набегам со стороны крымских ханов, которые стали основным орудием агрессивной политики султанской Турции по отношению к горцам Кавказа. Набеги орд крымских ханов, часто поддерживаемые турецкими войсками, сопровождались беспощадным разорением страны, истреблением населения и уводом многих тысяч жителей в плен и рабство. Особенно страдали от этих набегов жители Западного Кавказа и Кабарды.

На Северный Кавказ распространилась также экспансия сефевид- ского Ирана. Однако персидским захватчикам удалось прочно утвердиться только в прикаспийской, преимущественно южной, части Дагестана.

В своей борьбе против турецкой и персидской агрессии народы Кавказа искали (помощи и защиты у русского народа, с которым их связывали давние узы дружбы и совместной борьбы против внешних врагов.

Исторические связи Кавказа с Русью уходят в далекое прошлое. Как указывалось выше, еще в период существования древнерусского государства предки нынешних кабардинцев, адыгейцев, ч^ркесов (касоги) и осетин (ясы) входили в его состав. В X в. русские избавили Северный Кавказ от хазарского владычества. В XIII—XIV вв. народы Кавказа и Руси боролись против общих врагов — монгольских ханов. Историческая победа русских войск на Куликовом поле сыграла решающую роль в освобождении народов Северного Кавказа от ига Золотой Орды.

Образование и укрепление Русского централизованного государства в XV—XVI вв. усилило тяготение к нему народов Кавказа. С другой стороны, и Русское государство, границы которого во второй половине XVI в. •систематически продвигались на юго-восток, оказывается теперь значительно более заинтересованным в кавказских делах. Борьба с осколками разгромленной Золотой Орды — татарскими ханствами Поволжья и Крыма— и стоящей за их спиной султанской Турцией особенно сближает Русское государство с народами Северного Кавказа, для которых в это время крымско-турецкая агрессия становится главной опасностью.

Блестящая победа, одержанная в 1552 г. русскими войсками над Казанским ханством, находившимся в союзе с Крымом и Турцией, вызвала -сейчас же соответствующий отклик на Кавказе. Буквально через месяц после взятия Казани, в ноябре 1552 г., в Москву прибыли «черкесские» 9 князья с просьбой, чтобы Иван IV «вступился в (них (за них), а их з землями взял к себе, в холопи, а от крымского царя оборонил» 10- Как показывает это обращение, для адыгских народов уже в это время стало совершенно очевидным, что единственным путем освобождения от крымско- турецкого порабощения может быть присоединение к России.

Русское государство, естественно, не могло равнодушно относиться к тому, что крымский хан и турецкий султан пытались утвердиться на Северном Кавказе. Переход в русское подданство многочисленных черкесских племен значительно ослаблял позиции Крыма и Турции на Северном Кавказе и в то же время закладывал здесь прочное начало русскому влиянию. Нельзя было также не считаться и с тем, что черкесы могли быть ценными союзниками в борьбе с крымчаками и турками, разорявшими своими набегами южные окраины Русского государства. Поэтому Иван IV охотно направил к черкесам своего посла Андрея Щепотева, чтобы тот на месте получил присягу о подданстве. В августе 1554 г. Щепотев возвратился в Москву с известием, что черкесы «дали правду (т. е. присягу) всею землею...» 11

С этого времени между Русским государством и черкесами, среди которых все более важную роль играют кабардинцы, устанавливаются уже постоянные дружественные отношения. Русские и черкесы начинают вести теперь совместную борьбу с Крымским ханством.

Окончательное присоединение в 1556 г. Астраханского ханства еще более приблизило Россию к Кавказу. Астрахань становится важнейшим центром экономических и политических связей с народами Кавказа вообще, с народами Северного Кавказа в особенности. Здесь развертывается крупная торговля армянских, азербайджанских и других кавказских купцов. Отсюда ведется все более увеличивающаяся торговля России с Кавказом.

Присоединение Астрахани привело к окончательному присоединению к России Большой Ногайской орды, князь которой Измаил еще в 1552 г. просил Ивана IV о принятии их в русское подданство и о защите от крымцев и других врагов. Часть ногайцев во главе с князем Казыем, соперником Измаила, откололась от своих соплеменников и ушла в Приазовье к крымцам, образовав здесь Малую Ногайскую орду (Казыев улус), которая лишь позднее присоединилась к России (в конце XVIII        —начале XIX в.).

В 1557 г. через Астрахань прибывают в Москву и дагестанские послы (из шамхальства и Тюменского ханства) с просьбой о принятии в подданство и о защите их от врагов «со всех сторон» 12. В том же- году русское подданство принимает и последняя группа черкесских князей с подвластным им населением. Прибывшие в 1557 г. в Москву послы кабардинских князей Темрюка и Тазрюта «бьют челом» Ивану IV, прося, чтобы Русское государство оберегало и их, как своих подданных, от всех врагов. Таким образом, завершается процесс первоначального включения в состав Русского государства предков кабардинцев, адыгейцев и черкесов, которые в 1957 г. торжественно отмечали как свой великий национальный праздник,— 400 -летие добровольного присоединения к России.

В 50-х годах XVI в. добровольно вступили в русское подданство также и абазины.

С этого времени еще больший размах принимает совместная борьба русских и народов Северного' Кавказа против общих врагов. В 1558 г. «черкасы пятигорские мнотие» двинулись вместе с русскими войсками в Ливонию, а главные силы черкесов вместе с русским войском и ногаями пошли «над Крымским (ханом) промышляти» 13. И в дальнейшем черкесские отряды принимают активное участие в Ливонской войне, а русские войска помогают народам Северного Кавказа защищаться от нападения крымчаков и турок.

Для закрепления политических связей Русского государства с народами Северного Кавказа царь Иван IV после смерти своей первой жены Анастасии Романовны женился в 1561 г. на дочери одного из влиятельнейших кабардинских князей, Темрюка Айдаровича (Идаровича). В 1563 г. Иван IV основал по просьбе князя Темрюка укрепленный город на Тереке для защиты Кабарды. В 1567 г. на левом берегу Терека против устья Сунжи было сооружено новое русское укрепление. Благодаря постройке этой крепости основной северокавказский путь, шедший от берегов Черного моря к Каспийскому, оказался закрытым для Крыма и Турции.

Передвигая русскую границу на Терек и строя здесь укрепления, правительство Ивана IV имело в виду также и оказание помощи Грузии, которая еще с конца XV в. обращалась за покровительством к России. Но, для того чтобы реально помочь Грузии, необходимо было открыть дорогу с Северного Кавказа в Закавказье. Наиболее удобным путем для сношений с Грузией был в то время путь через Каспийское побережье, который преграждал крупнейший владетель Дагестана — шамхал. В 60-х годах XVI в. русские войска вместе с кабардинцами неоднократно ходили войной на шамхала, который, наконец, вынужден был подчиниться и дать в 1578 г. согласие на постройку русского укрепления на реке «Овечьи воды» (вероятно, р. Койсу-Сулак).

Усилению русского влияния на Северном Кавказе всячески -препятствовали Крым и Турция. В 1569 г. султан Селим II послал большое турецкокрымское войско на Астрахань с целью отрезать Северный Кавказ от России. Укрепившись в устье Волги, Турция рассчитывала угрожать оттуда Русскому государству, захватить Северный Кавказ и через его территорию повести наступление против персидских владений в Восточнбм Закавказье. Однако поход 1569 г. закончился полной неудачей; получив известие, что на выручку Астрахани идут русские войска, турки с крымчаками поспешно отступили к Азову, понеся дорогой большие потери от напавших на них черкесов.

Но ж правительству Ивана IV, занятому тяжелой Ливонской войной, пришлось в дальнейшем пойти на некоторые уступки Крыму и Турции и ликвидировать русские укрепления на Северном Кавказе, которые были возобновлены лишь в 80—90-х годах XVI в., когда за помощью к России снова обращаются кабардинцы, дагестанцы, а также грузины и другие народы Закавказья. В 1588—1589 гг. по просьбе Кабарды и Грузии (Кахе- тии) при устье Терека была построена русская крепость Терки 14. В связи с этим русские войска снова выступают против шамхала (придерживавшегося турецкой ориентации) с целью открыть через его владения дорогу в Закавказье. Эти попытки были прекращены в связи с начавшейся польско-шведской интервенцией.

Воспользовавшись ослаблением Русского государства в начале XVII в., Турция и Крымское ханство усиливают свою агрессию на Северном Кавказе, добиваясь прежде всего подчинения себе адыгейцев и кабардинцев. Стремясь укрепить свое влияние среди адыгов, крымские ханы огнем и мечом распространяют у них мусульманство. Однако больших успехов в этом не добиваются. Основная масса адыгов продолжает придерживаться своих древних полуязыческихчполухриетианских верований и только феодальная верхушка принимает ислам, знакомый ей еще со времени Золотой Орды, пытаясь использовать его для укрепления своей власти над народом. Не удается добиться Турции и Крыму и прочной политической зависимости адыгских племен, которые ведут упорную борьбу за свою самостоятельность. Лишь отдельные адыгские князья признали себя вассалами крымского хана, и то в значительной мере потому, что рассчитывали с его' помощью усилиться за счет соседних феодальных владельцев.

О слабости позиций Турции и Крыма на Северном Кавказе в XVII в. ярко говорит тот факт, что через его территорию не был осуществлен ни один из намечавшихся в первой половине этого века походов крымско-турецкого войска в Закавказье 15. Воспользоваться северокавказским путем крымчакам и туркам мешал, помимо враждебности большинства местного населения, стоявший на Тереке русский город с сильным гарнизоном. Несмотря на все трудности, Россия 'продолжала удерживать за собой эту важную крепость.

Верность России сохраняет в это время большинство кабардинцев, которые в XVII в. неоднократно принимали участие в походах русских войск против крымчаков и турок. Усиливается в XVII в. тяга к России и среди народов Дагестана, подвергавшихся в это время жестокой агрессин персидских шахов. В 1610 г. многие кумыкские князья во главе с тарковским владельцем принесли в Терках присягу на русское подданство. Хо>тя в дальнейшем тарковский владелец и вынужден был вместе с большинством дагестанских владельцев признать себя вассалом шаха, но он тяготился этой зависимостью и настойчиво добивался покровительства России, считая себя почпрежнему ее подданным и часто направляя посольства в Моск- ‘ву (с 1614 по 1642 г.— 13 посольств). В первой половине XVII в. принимает русское подданство и другой крупнейший владетель Дагестана — уцмий кайтагский Рустем-хан.

В течение XVII в. продолжали расширяться политические связи России с народами Закавказья, которые все больше ориентировались на Россию.

В XVII в. наряду с политическими все более крепнут экономические связи России с Кавказом. Начавшийся в XVII в. процесс складывания всероссийского рынка, свидетельствовавший о значительных успехах русской экономики, приводит, в частности, к расширению торговли и обмена с Северным Кавказом, Закавказьем и Ближним Востоком. Большую роль в этих связях итрал Волго-Каспийский торговый путь, издавна знакомый русским купцам, которые приобрели тогда на Северном Кавказе новые опорные пункты для торговли с местным населением. Среди этих пунктов главным был Терский городок, находившийся при устье Терека. Терки стали прежде всего военным центром для местного русского населения — гребенских казаков, станицы которых были расположены в предгорьях («гребнях») по левому берегу Сушки и правому берегу Терека. Казаки, появившиеся на Тереке как вольные поселенцы, были еще при Иване IV привлечены на «государеву службу». Они -обзавелись хозяйством и находились в тесных дружественных отношениях с соседними горцами — кабардинцами, чеченцами, кумыками. Гребенские казаки помогли и терским воеводам наладить хорошие отношения с окрестными горцами. Вскоре вокруг Терок появились слободы: Черкасская (Черкесская), Новокрещенская, населенная горцами, принявшими христианство, Окоцкая, получившая свое наименование от горского племени окочан. Эти слободы уже в 1623 г., по словам посетившего Терки Ф. А. Котова 16, были «велики», а сам город был не только крепостью, но и значительным торговым центром. Здесь находились три гостиных двора — Старый, Новый и Билянский, в которых русские и восточные купцы вели торговлю.

XVIII век открывает собой новый период в истории русско-кавказских отношений. Окрепшее в XVII в. Русское государство приобретает теперь все более возрастающее значение в международных делах. Уже к концу XVII в. в войнах с Турцией и Крымским ханством обнаруживается явный перевес Русского государства. Но, воспользовавшись тем, что Россия в начале XVIII в. была отвлечена войной за выход к Балтике, а также распадом сефевидского государства в Иране, Турция старается расширить свое господство на Кавказе. В течение всей Северной войны правительство Петра I внимательно следило за делами на Кавказе, тем более, что и народы Кавказа, особенно армяне и грузины, вновь обращались к России за помощью. Сразу же после окончания Северной войны Петр I предпринял так называемый «персидский поход», в результате гхоторого под суверенитет России перешли все земли по западному и южному .побережью Каспийского моря с городами Дербентом, Баку, Рештом, Астрабадом, что было подтверждено соответственным договором с Ираном (1723 г.). Однако вскоре приобретенные при Петре I прикаспийские области были уступлены правительством Анны Ивановны Ирану. В 1732 г. по русско-иранскому договору русская граница отодвинулась на север до р. Куры, а в 1735 г.— до Сулака. Новые серьезные потери на Кавказе понесла Россия после русско-турецкой войны 1735—1739 гг., когда из состава ее владений была изъята Кабарда, объявленная по Белградскому миру «барьером» между двумя империями.

Немалую роль в этих потерях сыграла политика властителя Ирана Надира, который обещал правительству Анны Иоановны за возвращение Ирану прикаспийских областей стать союзником России в войне против Турции, а затем заключил сепаратный договор с Турцией, поделив с ней территорию Закавказья. В дальнейшем Надир стал готовиться к походу на Северный Кавказ, угрожая русским владениям. Однако в горах Дагестана Надир встретил решительный отпор. На протяжении почти семи лет, с 1736 по 1743 г., не прекращалась героическая борьба дагестанцев с иранскими захватчиками. В начале 1743 г. Надир с остатками своего войска ушел из Дагестана.

Поражение Надира в горах Дагестана предотвратило его поход в глубь Северного Кавказа. В то же время борьба с иранской агрессией способствовала укреплению связей народов Дагестана с Россией. Как сообщал в конце 1742 г. русский дипломатический чиновник Братищев канцлеру князю Черкасскому, все дагестанцы готовы были принять русское подданство и с нетерпением ждали, когда русские придут в Дагестан.

Со второй половины XVIII в. кавказские дела выдвигаются на первый план во внешней политике России. Это объясняется (прежде всего возросшей значимостью Кавказа в борьбе за выход к берегам Черного моря, приобретение которых становится теперь важнейшей внешнеполитической задачей царизма. Но Кавказ в глазах правящих кругов России второй половины XVIII в. приобретает, помимо стратегического, и самостоятельное политико-экономическое значение как объект колониальной эксплуатации. Начавшееся разложение феодально-крепостнической системы все более настоятельно требует захвата новых земель в целях колонизационных, торговых, промышленных. Это 'соответствовало не только интересам господствующего класса помещиков, но и интересам русского купечества, все более активно включавшегося в торговлю с Кавказом.

Существенно изменяется к этому времени и характер торговли России с Кавказом. Развитие мануфактур и вообще обрабатывающей промышленности в России XVIII в. приводит к тому, что во второй половине века русский экспорт в кавказские области -состоит уже преимущественно из промышленных товаров, в частности, из текстиля и металлических изделий. Кавказ, таким образом, начинает, хотя и медленно, становиться рынком сбыта для русской промышленности, что усиливает его экономические связи с Россией.

Во второй половине XVIII в. русским правительством делаются первые серьезные шаги к изучению природных богатств Кавказа. В 1763, 1768 и 1777 гг. на Северный Кавказ направляют геологоразведочные экспедиции, которые выясняют наличие здесь различных полезных ископаемых и составляют проекты их практического использования. Всестороннее изучение Кавказа и населяющих его народов предпринимает в это время Академия наук. Направленные ею на Кавказ экспедиции во главе с академиками Гюльденштедтом, Гмелиным и Палласом во многом способствовали лучшему ознакомлению с этим краем, показав его богатейшие экономические ресурсы.

Усиливаются и военные позиции России на Кавказе. В 60-х годах XVIII    в. на Северном Кавказе появляется первая линия русских военных укреплений, идущих от Кизляра, основанного в 1735 г., до Моздока, возведенного в 1763 г. Во время русско-турецкой войны 1768—1774 гг. русские войска ведут уже активные действия против Турции не только на Северном Кавказе, но и в Закавказье, где в качестве союзников России выступают Карталино-Кахетинское и Имеретинское царства.

Кючук-Кайнарджийский договор 1774 г. резко изменил положение на Кавказе в пользу России. Установленная этим договором независимость Крымского ханства от султанской Турции делала его фактически вассалом царской России. Турция, таким образом, теряла важнейшее орудие, с помощью которого она пыталась в течение ряда веков установить свое господство над народами Северного Кавказа, а Россия получила возможность влиять через Крым на дела прикубанских народов, ибо они, согласно Кючук-Кайнарджийскому договору, причислялись к владениям крымского хана.

По этому же договору Россия добилась от Турции окончательного отказа от притязаний на кабардинцев, которые по особому соглашению, заключенному с крымским ханом, были признаны русскими подданными. Окончательное воссоединение Кабарды с Россией означало также переход в русское подданство осетин, балкарцев, карачаевцев и абазин, находившихся в то время в зависимости от кабардинских князей. Особое значение приобретала в это время Осетия; через ее территорию шли важнейшие перевальные дороги в Грузию, присоединение которой к России теперь становилось первоочередной задачей русской дипломатии.

Для ограждения сделанных в Предкавказье земельных приобретений от возможных вражеских нападений и для подчинения присоединенных племен и народов было решено продолжить Кизляро-Моздокскую линию от Терека до Дона. С этой целью в 1777—1779 гг. от впадения р. Малки в Терек до устья Дона было построено десять укреплений (в том числе будущие города Георгиевск, Ставрополь, Азов), составившие так называемую Азово-Моздокскую линию.

Включение в 1783 г. в состав России Крыма, а также признание Портой Оттоманской 29 декабря того же года Кубани границей русских владений на Западном Кавказе дало возможность завершить присоединение к России Прикубанья. В 1784 г. по правому берегу Кубани были построены три укрепления — Преградный стан, Прочный окоп и Григорипо- лис, ставшие первыми опорными пунктами для защиты этой части русской границы от вторжений из Закубанья, перешедшего теперь под непосредственное верховенство султанской Турции.

Плодородные земли Предкавказья, оказавшиеся за линией русских укреплений, царское правительство начало щедро раздавать крупнейшим русским помещикам, которые переводили сюда своих- крепостных из центральных губерний России. К концу столетия царизм успел раздать на Северном Кавказе свыше 500 тыс. десятин земли. Одновременно с этим правительство начинает проводить массовую колонизацию Северного Кавказа, переселяя сюда казачество и государственных крестьян. Привлекается на Кавказ и городское население. Наряду со старыми городами Кизляром и Моздоком, появляются новые города, преобразованные из некоторых военных поселений, в том числе станица Екатериноградская, ставшая административным центром созданного в 1786 г. Кавказского наместничества.

Энергично закрепляясь на Северном Кавказе, правительство Екатерины II вело в то же время подготовку присоединения Восточной Грузии. В июле 1783 г. в крепости Георгиевске на Северном Кавказе уполномоченные царя Ираклия II подписали договор о переходе Карталино-Кахетин- ского царства под протекторат России. Вместе с тем были приняты срочные меры к улучшению дороги в Грузию. Благодаря самоотверженной работе полутора тысяч русских солдат, через Дарьяльокое ущелье и Крестовый перевал в течение трех месяцев был проложен колесный путь вместо прежней вьючной тропы. Так было положено начало так называемой Военно-Грузинской дороге, ставшей в дальнейшем основным путем, связывавшим Закавказье с Северным Кавказом и Россией. Для обеспечения безопасности этого пути в 1784 г. от Моздока до Дарьяльского ущелья было построено четыре укрепления, в том числе Владикавказ, который в XIX в. стал одним из важнейших русских городов на Северном Кавказе.

После окончания русско-турецкой войны 1787—1791 гг. царское правительство переселило на Кубань часть запорожских казаков, составивших так называемое Черноморское казачье войско, на которое возложили охрану русской границы от берегов Черного моря до устья Лабы. Вытянувшиеся вдоль правого берега Кубани поселения черноморцев во главе с городом Екатеринодаром положили начало Черноморской кордонной линии, состоявшей из многочисленных постов и пикетов. Черноморцы, число которых в 1795 г. уже достигло 25 тысяч, стали энергично обзаводиться хозяйством и вступили в дружественные отношения с жившими за Кубанью адыгейцами, снабжавшими черноморцев на первых порах хлебом, скотом, медом и другими продуктами, а также сукнами, циновками, холодным оружием и другими изделиями своих ремесленников в обмен на русские товары. В дальнейшем для торговли с горцами на Черноморской линии были устроены специальные меновые дворы.

В первой половине XIX в. кавказский вопрос стал важнейшей составной частью «восточного вопроса» — этого узлового вопроса внешней политики всех великих европейских держав того времени, что крайне осложнило завершение процесса добровольного присоединения народов Кавказа к России. Иран и Турция при активной поддержке западноевропейских держав, прежде всего Англии и Франции, напрягали все свои силы, чтобы не допустить окончательного вхождения Кавказа в состав России. Со своей стороны и царизм, выражая интересы русских помещиков и нарождавшейся русской промышленной буржуазии, стремился поскорее закончить политическое завоевание Кавказа.

В 1801 г. было оформлено окончательное присоединение Восточной Грузии (Карталино-Кахетинского царства) к России. С этого момента Россия получает неоспоримое преобладание на Кавказе. Опираясь на присоединенную часть Грузии и пользуясь сочувствием большинства населения края, Россия быстро расширяет свои владения по обе стороны Кавказского хребта. В 1803—1804 гг. под протекторат России вступают Мингрелия, Имеретия и Гурия. Одновременно правительство Александра I возобновило переговоры с владетелями Дагестана и Азербайджана, которые еще в конце XVIII в., после заключения Георгиевского трактата с Грузией (1783 г.), добивались подданства России. В результате переговоров, ведшихся в сентябре — декабре 1802 г. в г. Георгиевске, уполномоченные шамхала тарковского, уцмия каракайтагского, кадия табасаранского и ханов дербентского, бакинского, талышинского и шемахинского подписали союзный договор с Россией, фактически означавший включение этих территорий в ее границы. В 1803 г. в русское подданство было принято Аварское ханство и присоединены Джаро-Белоканы, где жили аварцы, лакцы и другие народы Дагестана. Таким образом, за какие-нибудь два-три года иод властью России оказались почти весь Дагестан и значительная часть Закавказья, причем подавляющая часть этой территории была присоединена мирным путем, без всякой борьбы.

В результате русско-персидской войны 1804—1813 гг. по Гюлистан- скому договору Иран признал переход к России Дагестана и Северного Азербайджана, а по Туркманчайскому договору 1828 г. была присоединена к России Восточная Армения. В результате русско-турецких войн 1806— 1812 гг. и 1828—1829 гг. было подтверждено присоединение к России всего Закавказья, и Турция отказалась от своего суверенитета ца побережье Западного Кавказа от устья Кубани до Бзыби, которое по Адрианополь- скому договору 1829 г. перешло к России.

Таким образом, вся территория Северного Кавказа теперь окончательно вошла в состав Российской империи.