Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народы Кавказа в эпоху камня
Этнография - Народы Кавказа

Кавказ был заселен с глубочайшей древности, с самых начальных моментоБ существования человечества. Многочисленные палеонтологические находки дают основание предполагать, что еще в конце третичного периода, в плиоцене, Кавказ составлял часть той обширной области, на которой протекал процесс очеловечения нашего обезьяноподобного предка.

Предположение это подтверждается находкой, сделанной недавно в Восточной Грузии. Здесь, близ сел. Удабио-Гареджи, были найдены костные остатки высшей человекообразной обезьяны, получившей в дальнейшем название удабнопитека. По своему строению удабнопи- тск был близок к группе дриопитеков, а эта последняя форма ископаемых обезьян признается обычно предковой формой по отношению к человеку.

Остатки удабнопитека были обнаружены совместно с остатками других животных: мастодонта, гиппариона, ацератерия и других представителей так называемой эльдарской фауны, получившей это название по сел. Эльдар, на границе Азербайджана и Восточной Грузии. Остатки характерных представителей этой фауны обнаружены на Кавказе во многих местах (на Таманском полуострове, в Ставрополье и др.), что позволяет ожидать в дальнейшем увеличения количества находок и костных остатков антропоидов.

На Кавказе же сделаны многочисленные находки наиболее ранних из числа известных в СССР орудий первобытного человека. Самые древние изделия человека, изготовленные в начале нижнего палеолита, представляют собой грубо оббитые каменные орудия миндалевидной формы, употреблявшиеся без рукоятки, и еще более грубые отщепы камня, имевшие неправильные очертания и крайне примитивные по технике раскалывания. Это так называемые ручные рубила шелльского и ашель- ского типов и отщепы клектонского типа. Время бытования этих орудий отстоит от наших дней на сотни тысяч лет и соответствует периоду существования первобытного человека (синантроп, атланхроп, гейдельбергский человек). На Кавказе каменные орудия этих древних форм впервые были встречены на высоких террасах Черноморского побережья, в окрестностях Сухуми, у сел. Яштух, Гвард, Кюрдере и др.

Наиболее богатое' местонахождение, доставившее сотни ручных рубил, било открыто1 после Великой Отечественной войны в Армении, у сел. Пир- малак, на холме Сатани-Дар. Здесь орудия изготовлялись первобытным человеком из обсидиана (вулканическое стекло) и базальта. Аналогичные орудия были обнаружены у сел. Арзни, близ Еревана.

В самое последнее время шелльские и ашельские орудия были найдены и на Центральном Кавказе — в Юго-Осетии (у сел. Лаше-Балта, Тигва, Гористави, Квернети и др.) и в Чиатурском районе Грузии.

На Северном Кавказе древнейшие орудия первобытного человека найдены в Прикубанье — у станицы Абадзехской и на реках Фортепь- янке под Майкопом, Марте, Псекупсе, Опчисе/ Шмлюке и др.

Нет сомнения, что в недалеком будущем имеющиеся сведения значительно увеличатся, но и того, что известно сейчас, достаточно для утверждения: уже в нижнечетвертичное время на Кавказе жил человек и в последующем, как показывают археологические находки, Кавказ был заселен постоянно.

Глубокая геологическая древность наиболее ранних изделий человека является причиной того, что почти повсеместно, где они бывают обнаружены (в том числе и в перечисленных выше кавказских местонахождениях), каменные орудия залегают не в том состоянии, как их первоначально оставил человек, а в перемещенных водой или ветром слоях. Исключения из этого бывают чрезвычайно редко.

Таким исключением является недавно открытая пещера Кударо в Юго-Осетии. Здесь обнаружены остатки ашельского времени, не потревоженные водой. Раскопки этого уникального памятника позволили выявить ряд бытовых деталей поселения древнейших людей: места хранения сырья, нуклеусов и заготовок, места выделки орудий, очаги. В большом числе найдены кости животных, на которых охотился ашель- ский человек. Больше всего обнаружено костей пещерного медведя. Представлены также остатки благородного и гигантского оленей, зубра, лося, тигро-льва и т. д. Раскопки в пещере Кударо существенным образом дополняют материалы о древнейшем населении Кавказа, полученные в разрушенных местонахождениях древнего палеолита.

Теперь можно с полной определенностью утверждать, что уже в эти отдаленнейшие времена человек был знаком с употреблением огня, и, помимо собирания растительной пищи, мог коллективно добывать крупных животных — быков, оленей разных пород и даже, вероятно, носорогов и слонов.

Еще более полные сведения имеются в распоряжении науки относительно жизни человека в конце нижнего палеолита, в так называемую мустьерскую эпоху. От этого времени сохранились, наряду с находками в перемещенных слоях, многочисленные остатки поселений в пещерах и под открытым небом. Известны они и на Кавказе.

Каменные орудия мустьерской эпохи несколько совершеннее, нежели орудия предшествующего времени, но все же очень примитивны по форме и не дифференцированы по назначению.

Археологические памятники мустъерского типа соответствуют по времени периоду существования неандертальца. Наиболее значительным поселением неандертальцев на Кавказе является обширная стоянка под открытым небом у станицы Ильской на Кубани, между Краснодаром и Новороссийском. Недавно пещеры с мустьерскими остатками обнаружены в Грузии, Азербайджане и Юго-Осетии. К мустьерскому же времени относятся нижние слои неоднократно заселявшейся пещеры у сел. Ах- штырь, в ущелье р. Мзымты близ Адлера. В Навалишинской и Хостинской пещерах, расположенных в соседних ущельях рек Кудепсты и Хосты, также имелись поселения мустьерского времени.

Находки мустьерских орудий известны на Кавказе во многих местам. Из них можно отметить, как более значительные или интересные по географическому положению, местонахождения: Келасури близ Сухуми, Очамчире на юге Абхазии, Аширабад в Армении, Тамарашени в Юго- Осетии, Лысая гора в Северной Осетии близ Орджоникидзе.

Стоянка неандертальцев у станицы Ильской, видимо, существовала длительное время, так как культурные остатки в виде каменных орудий и осколков раздробленных костей животных — остатков охотничьей добычи,— прослежены на значительной площади, причем можно было подсчитать, что первобытными обитателями стоянки было добыто не менее 2400 бизонов. Кроме костей бизона, на стоянке были найдены остатки мамонта, большеротого и благородного оленей, лошади, дикого осла, кабана, пещерного медведя, пещерной гиены и волка.

Основную, наиболее многочисленную охотничью добычу мустьерцев, обитавших в Ахштырской пещере, составляли, как можно определить по найденным здесь костям животных, пещерные медведи; кроме того, здесь найдены кости благородного оленя, муфлона, косули и кабана.

Несовершенство мустьерских каменных орудий, предназначавшихся к тому же не для добычи, а только для разделки туши убитого животного, показывает, что единственным возможным способом добычи тех могучих животных, кости которых были найдены на стоянках, являлась коллективная облавная охота.

Существенные изменения в развитии как материальной культуры человека, так и его физического типа произошли, в верхнепалеолитическую эпоху, примерно 40 тысячелетий назад. Это время характеризуется появлением первых людей современного физического типа, сменивших первобытного человека. Вместо немногих, недифференцированных по назначению орудий предыдущей эпохи появляется целый набор различных орудий, каждое из которых приспособлено для определенного вида работы: ножи, скребки для кожи, резцы для обработки дерева и кости,, проколки и т. д. Наряду с каменными орудиями начинают изготовлять костяные. Впервые появляются специальные орудия охоты — копья, дротики и гарпуны, изготовляемые как из кости, так и из кремня, а также украшения в виде различных подвесок из просверленных раковин и зубов животных, возможно, имевшие значение талисманов. Возникает изобразительное искусство.

Человек верхнего палеолита умеет уже сооружать прочные жилища типа полуземлянок. На Кавказе, однако, и в эту эпоху для устройства жилищ продолжают использовать пещеры и скальные навесы, что, конечно, естественно в горной стране. Не все части Кавказа в равной мере изучены археологически; большинство известных ныне пещерных поселений верхкепалеолитического человека найдено в богатой пещерами полосе известняков в Западной Грузии. Наиболее известными из них являются Моцаметские пещеры близ Кутаиси (Вирхова или Сакажиа, Уварова), рад пещер в окрестностях Чиатур (Гварджилас-Клде в Ргани, Мгвимев- ские гроты и др.), пещера Девис Хврели близ ст. Харагоули и пещера Саг- варджиле близ сел. Дзеври (примерно на половине расстояния между Кутаиси й Чиатурами), которая многократно бывала заселена в палеолите.

На Черноморском побережье Кавказа следы поселений верхнепалеолитического человека известны из средних отложений Ахштырской пещеры, а также в некоторых вторичных местонахождениях Абхазии, из которых наиболее значительными являются остатки стоянок под открытым небом у сел. Лечкоп, недалеко от Сухуми, и южнее, близ г. Гали.

В Южной долине Грузии, в долине р. Храми у сел. Бармаксыз, следует отметить -пещерную стоянку, относящуюся к концу верхнего палеолита. Того же возраста пещерное поселение, к сожалению, сильно пострадавшее от времени, известно в западной части Азербайджана, близ сел. Дашса- лахлы.

В Армении следы человека верхнепалеолитического времени обнаруживаются пока только по находкам (близ селений Джаткран и Нурнус в долкне р. Раздана) характерных каменных орудий на поверхности.

Люди верхнепалеолитической эпохи, подобно своим предшественникам — неандертальцам, поддерживали свое существование исключительно звероловством и собирательством, хотя промысел их был, конечно, более эффективным благодаря все совершенствующимся орудиям и приемам охоты.

Следы деятельности верхнепалеолитических людей повсеместно свидетельствуют о сходных формах хозяйственной жизни. Однако именно с этого времени намечаются некоторые отличия в культурном облике населения различных стран, проявляющиеся, нагцример, в различных формах сходных по назначению орудий, в украшениях, орнаментах и т. п. Большую роль в этом случае играли природные условия, в некоторых областях в большей, в других — в меньшей степени способствующие разобщенности населения; они же иногда играли существенную роль в определении преемственности культурного развития отдельных территорий.

Огромные пространства восточноевропейской равнины в четвертичном периоде превратились в безжизненную ледяную пустыню или малодоступную суровую приледниковую тундру, а продвижения или отступания ледника приводили к существенным изменениям в условиях жизни человека и в размерах доступной для заселения площади.

Ледниковые явления и на Кавказе достигали значительного размаха, но развитие ледников не выходило за пределы гор и не распространялось на равнину, как это, например, имело место на северных склонах Альп. Ни ледниковые явления, ни тектонические движения и вулканизм, также широко развитые на Кавказе в четвертичном периоде, не вызывали сколько-нибудь существенных изменений в условиях жизни первобытных обитателей Кавказа и не требовали значительных перемещений.

Все это не могло не сказаться на облике материальной культуры палеолитических обитателей Кавказа, развитие которой носит более последовательный и постепенный характер, нежели в областях, в большей мере задетых ледниковыми явлениями.

Образ жизни древнего населения Кавказа в последующую, мезолитическую эпоху, относящуюся уже к геологической современности и протекавшую в природных условиях, близких к современным, сравнительно мало отличался от образа жизни людей верхнего палеолита. Мезолитические памятники Кавказа пока еще изучены недостаточно. До самого последнего времени они были вовсе неизвестны. В настоящее время остатки поселений этой эпохи открыты и исследованы в Кабардино-Балкарии и в Дагестане (сел. Чох). В Баксанском ущелье был подвергнут раскопкам грот Сосруко, многократно заселявшийся челов-еком на протяжении мезолитической эпохи. Раскопки показали, что мезолитические обитатели Кабардино-Балкарии в основном занимались охотой. Добычу их составляли преимущественно олень, косуля и кабан. Интересно отметить, что в верхнем мезолитическом слое грота Сосруко были найдены десятки тысяч раковин сухопутной съедобной улитки, частично обожженных и раздавленных, перемешанных с золой и расколотыми костями животных. Употребление в пищу улиток отмечается в мезолитических памятниках и других стран.

Для ,эпохи мезолита характерно распространение комбинированных орудий —.копий, дротиков, ножей, стержень которых изготовлялся из дерева или кости, а рабочая часть (лезвие) — из камня. В гроте Сосруко были найдены в большом числе кремневые и обсидиановые вкладыши разной формы, служившие для оснащения деревянных и костяных орудии, а также костяные наконечники с прорезями для закрепления в них каменных вкладышей (в одном случае сохранившихся на месте).

К мезолитическому времени, как это показали находки в других странах, относится изобретение лука и появление первого домашнего животного — собаки.

Памятники последующего неолитического времени на Кавказе также еще мало известны, а многие находки, собранные на поверхности, не могут быть с достаточной уверенностью отделены от более поздних, так как некоторые формы каменных орудий употребляли наряду с металлическими не только в переходную к металлу энеолитическую эпоху, но и в развитом бронзовом веке.

Слой с остатками неолитической эпохи был встречен в верхней части отложений Ахштырской пещеры. Неолитические обитатели пещеры были знакомы уже с обработкой каменных орудий путем шлифования и с изготовлением грубой глиняной посуды. Важно отметить также, что среди костных остатков, найденных в неолитическом слое Ахштырской пегцеры, не обнаружено костей домашних животных. Очевидно, средства к существованию обитатели пещеры добывали путем охоты.

Еще два пункта на Черноморском побережье Кавказа доставили обильные находки неолитического времени. Это урочище Кистрик .близ Гудауты и сел. Одиши близ Зугдиди. В обоих пунктах найдено большое число каменных орудий, как изготовленных путем оббивки (главным образом мелкие орудия), так и шлифованных (в основном топоры). Интересной особенностью обоих местонахождений является наличие мелких кремневых вкладышей, вставлявшихся в костяные и деревянные стержни орудий, весьма близких по форме к таким же изделиям предшествующей мезолитической эпохи. Эта особенность в технике стоянок Кистрик и Одиши является свидетельством непрерывной технической традиции от мезолита до развитого неолита, что до некоторой степени служит указанием на отсутствие смены населения за это время.

На этих же стоянках обнаружены грубо обработанные каменные мотыжки, каменные терки и песты. Однако в этих находках нельзя еще видеть достоверного свидетельства появления земледелия. Скорее это были орудия добычи и обработки дикорастущих плодов, зерен, кореньев. Остатков глиняной посуды найдено мало.

Другая неолитическая стоянка — Тетрамица, обнаруженная в окрестностях г. Кутаиси, относится, видимо, к несколько более позднему времени, нежели Кистрик и Одиши. Здесь нет форм орудий, сохранившихся как пережиток от мезолита. В то же время здесь найдены двусторонне обработанные кремневые пластины с зубчатым краем, которые употреблялись в качестве вкладышей в костяную или в деревянную основу серпов — орудий несомненно земледельческих. Подобные серпы были распространены и позже, в бронзовом веке.

Обширная неолитическая мастерская для изготовления каменных орудий - и главным образом заготовок для них в виде крупных ножевидных пластан из обсидиана известна в Армении, у подножья горы Артени (Богутлу).

На Северном Кавказе наиболее значительными памятниками неолитического времени являются Агубековское поселение в окрестностях Нальчика и так называемый Нальчикский могильник. Оба они относятся к самому концу неолитической эпохи. Агубековское поселение, на котором были найдены кремневые ноши, скребки, наконечники стрел, шлифованные топорики, тесла и терки, а также глиняные сосуды, их фрагменты и обломок человечеемкой фигурки из глины, принадлежало населению, еще не знакомому с земледелием, известным уже в это время к югу от Кавказского хребта.

Нальчикский могильник — это родовое кладбище, имевшее вид плоского холмика, около 70 ем высотой, в котором раскопками было вскрыто 120 погребений (кроме того, большое количество их было разрушено до начала раскопок). Все покойники были положены на бок с подогнутыми ногами. Большинство из них было окрашено красной охрой. Как правило, погребения не содержали вещей. Лишь в немногих из них находились каменные орудия (сверленое навершье булавы, кремневые наконечники стрел, ножи, скребки) и украшения в виде браслетов из мягкого камня и подвесок из зубов диких животных (медведь, лисица, олень, бык, кабан).

Слишком мало пока что известно на Кавказе неолитических поселений с ненарушенным культурным слоем, чтобы можно было с достаточной полнотой характеризовать хозяйственный уклад неолитического населения Кавказа. Однако, исходя из тех материалов, которые имеются в нашем распоряжении, следует характеризовать неолитических обитателей Северного Кавказа как охотников и собирателей.