Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



ИССЛЕДОВАНИЯ ОКЕАНОВ И ПРИПОЛЯРНЫХ ОБЛАСТЕЙ
Этнография - История географических открытий

Исследование океанов

В последние годы ХѴПІ в. исследователи уделяли много внимания Тихому океану, в особенности той его части, которая лежит к югу от экватора, в результате чего была открыта большая часть расположенных здесь групп островов. Этот интерес не угас и в XIX в., когда правительствами посылалось множество прославленных судов для производства научных наблюде: ний. В большинстве случаев эти экспедиции давали и некоторые географические результаты.

Первым в хронологическом порядке океаническим путешествием было плавание русских—капитана И. Ф. Крузенштерна, командира шлюпа «Надежда», и Ю. Ф. Лисянского, командира шлюпа «Нева». Им было дано задание—отвезти в Японию русское посольство[1]. Но это плавание имеет и более широкий интерес, ибо им ознаменовано первое вступление русских в воды южного полушария, а притом экспедиция проделала ценную географическую работу. Суда вышли из Кронштадта в июле 1803 г. и после некоторой задержки в Фалмуте пересекли Атлантический океан и обогнули мыс Горн. В феврале 1804 г. суда вошли в Тихий океан и произвели первые съемки и астрономические определения на Маркизских островах. Отсюда Крузенштерн проследовал на Камчатку и далее в Японию, где после бесплодного пятимесячного ожидания получил отказ японцев принять русского посланника. Повернув на север, он исследовал пролив, отделяющий Сахалин от материка, но здесь прибавил немного к тому, что до него сделали Лаперуз и Броутон. После этого Крузенштерн отплыл на Камчатку, но позже вернулся к северному Сахалину и исследовал северную часть пролива между островами и материком. Крузенштерн ошибочно заключил, что Сахалин соединяется с материком и является полуостровом Азии. Ошибка эта была исправлена лишь Невельским, полувеком позже.

Тем временем в северной части Тихого океана Лисянский открыл названный его именем остров и произвел ряд астрономических определений на западном берегу Северной Америки, где он забрал также большой груз пушнины. После этого оба судна отплыли в Кантон, выгрузили там свои товары и в августе 1806 г. вернулись в Кронштадт. Экспедиция эта имела большое значение как благодаря произведенным ею глубоководным замерам температур в океане, астрономическим определениям, наблюдениям над течениями и приливами и собранному этнографическому материалу, так и по прямому вкладу в географию Тихого океана[2].

Работу Крузенштерна продолжил служивший бод его начальством лейтенант О, Е. Коцебу, посланный в 1815 г. с заданием— отыскать путь через Берингов пролив и вернуться вокруг Северной Америки в Европу, Его корабль «Рюрик» обогнул мыс Горн в январе 1816 г., посетил остров Пасхи и проследовал к архипелагу Паумоту, где был сделан ряд открытий- После плавания к Берингову морю, где Коцебу положил на карты острова Диомида*, он повернул к Маршальским островам, где сделал дальнейшие открытия. В июле 1818 г. Коцебу вернулся обратно в Балтийское море.

Хотя Коцебу и не удалось разрешить главной поставленной ему задачя, он внес значительный вклад в географию Тихого океана и во многом улучшил существовавшие до него карты западного побережья Аляски, где памятником его работы остался названный в его честь залив Коцебу. Большую ценность представляют также отчеты входивших в состав экспедиции естествоиспытателей[3].

Третьим русским путешествием в Тихом океане была экспедиция Ф. Ф. Беллинсгаузена на шлюпе «Восток» и лейтенанта М. П. Лазарева на шлюпе «Мирный». Беллинсгаузен ранее плавал под начальством Крузенштерна, а Лазарев уже совершил плавание по Тихому океану в 1814 г. Их совместное, начатое в 1819 г. предприятие было единственной в XIX в. русской антарктической экспедицией. На Тихом океане свои главные исследования путешественники произвели на островах Паумоту в июле и августе 1820 г. и открыли в ходе их семнадцать небольших островов. Эти открытия на Тихом океане были, однако, не более, чем вступлением к основной работе Беллинсгаузена в Антарктике, к которой мы вернемся позже в соответствующем разделе.

Прежде чем перейти к французским и английским путешествиям, закончим сначала историю русских предприятий в этой области, из которых мы можем остановиться лишь на самых крупных[4]. В 1823—1826 гг. Коцебу совершил второе кругосветное путешествие. Спутником его на этот раз был физик Ленц, проделавший пенную научную работу в области океанографии Важнейшими открытиями Копебу была группа островов Беллинсгаузена (под 150°48' ю. ш. и 154°30' з. д.) и нескольких островов из группы Маршальских[5].

В июле 1826 г. Коцебу вернулся в Россию, а в сентябре следующего года в плавание вышел капитан Ф. Литке на шлюпе «Сенявин». Он посетил северную часть Тихого океана, где продолжил работу Коцебу и открыл в Каролинской островной цепи несколько островов, которые ныне носят имя Сенявина. Особенно важно произведенное им исследование побережья Северо-Восточной Азии, и крупнейшую ценность представляет материал, собранный сопровождавшими его учеными, в особенности в области ботаники, зоологии и геологии[6].

Французы сохранили свой интерес к южной части Тихого океана и в первой половине XIX в. и послали туда ряд крупных экспедиций. Экспедиция Бодена к южному берегу Австралии почти ничего не дала, но входивший в ее состав картограф Луи Де-Фрейсине был послан в 1817 г. вновь на судне «Урания» для изучения явлений в области магнетизма в бассейне Тихого океана. Он посетил западное побережье Австралии и, как и первые голландские мореходы, дал ему неблагоприятную географическую характеристику, а Тимор показался ему земным раем. С этого острова он совершил большое плавание по Тихому океану, пройдя через Каролинские, Марианские и Сандвичевы острова к группе Самоа, где остров Роза, названный им так в честь сопровождавшей его жены, остается памятником одного из его немногих настоящих открытий. Он отправился обратно в Европу вокруг мыса Горн и потерпел крушение у Фолклендских островов

Фрейсине сделал ряд полезных наблюдений в соответствии с главной целью своего путешествия, и наблюдения эти были продолжены и дополнены его помощником Дюперрей, который был в 1822 г.отправлен в самостоятельную экспедицию на судне «Кокийэ». Он провел месяц на Фолклендских островах, внимательно изучил их, после чего пересек Тихий океан в направлении к Новой Ирландии. После плавания в морях, омывающих Новую Гвинею, он зашел в Новый Южный Уэльс и Новую Зеландию, где сделал несколько небольших открытий. Вслед за тем Дюперрей направился через Каролинские острова к Новой Гвинее и совершил плавание между островами Индонезии. Помимо открытия нескольких мелких островов, Дюперрей собрал большой материал по магнитной девиации.

Работу его продолжил один из наиболее выдающихся французских исследователей морей и океанов Дюмон-Дюрвилль. В только что описанном путешествии он был спутником и сослуживцем Дюперрея, а в 1825 г. сам вышел в море на том же судне «Кокий», переименованном в «Астролябию». Во время своего путешествия он окончательно установил, что Лаперуз потерпел кораблекрушение у острова Ваникоро (из группы Санта-Крус). Тот же факт был установлен в 1826 г. капитаном Диллоном, посланным в экспедицию при поддержке английских властей в Индии, но во время путешествия Дюрвилля французы ничего не знали об этом. Дюр- вилль сильно продвинул изучение островов Тихого океана. Результатом его плавания вдоль северного берега Новой Гвинеи и на Новую Зеландию было улучшение карт соответствующих морей. Дюрвилль проделал также денную работу на островах Фиджи, Каролинских и Молукских. В 1829 г. он вернулся во Францию.

В 1837 г. Дюрвилль был послан в новое путешествие в южные полярные моря с заданием—отыскать ту новую землю, которую видели будто бы зверобои. Тихоокеанское плавание Дюрвилля представляет собой не более, чем интерлюдию между его первым -плаванием на юг примерно до 45° з. д. и его второй попыткой в 1839 г., когда он отплыл из Хобарта на юг и открыл Землю Адели. В течение двух проведенных им в Тихом океане лет он проделал большую работу по изучению географии его западной части.

Еще два путешествия свидетельствуют о том интересе, какой приобрело в то время исследование океанов. В 1831 г. Фицрой на -корабле «Бигл» продолжал ту работу, которую он произвел на этом же корабле по восточному и западному побережьям Южной Америки. В ходе кругосветного плавания он посетил архипелаг .Паумоту, острова Общества, Новую Зеландию, Австралию и острова Килинг. Помимо полезной работы с хронометрами, которая велась в течение всего путешествия, экспедиция вооружила огромным опытом Чарльза Дарвина и дала ему достаточный материал не только для его известного сочинения «Путешествие на корабле «Бигл»[7], но также и для его «Геологических наблюдений в Южной Америке» и «Строения и распространения коралловых рифов».

Вскоре после возвращения «Бигла», американский морской офицер Чарльз Уилкс вышел в большое, но не совсем удачное плавание. Так же как и Дюрвилль, он был отправлен в Антарктику, где положил на карту Землю Уилкса несколько западнее открытой французами Земли Адели. В Тихом океане он приступил к съемке островов Паумоту (работа была закончена в 1840—1841 гг. его сослуживцем Ринггольдом), зашел на Таити, на острова Самоа, в Австралию, в Новую Зеландию, на острова Тонга, Фиджи и Сандвичевы, после чего отправился к западному побережью Северной Америки, где сделал несколько крупных открытий в районе реки Колумбии. Вслед за тем Уилкс пересек Тихий океан в направлении с востока на запад к Маниле и вернулся на родину вокруг мыса Доброй Надежды. Спутником его в этом путешествии был крупный американский геолог Дана, воспользовавшийся случаем, чтобы собрать материал для своего труда «Кораллы и коралловые острова», а также для многих статей по океаиогра- фии. Этой американской экспедицией заканчивается первый период исследований океанов[8].

Исследование морей и океанов в течение второй половины XIX в. характеризуется числом и важностью экспедиций, посланных скорее для изучения самих океанов, чем омываемых ими участков суши. Этот новый период открылся научной экспедицией к островам Тихого океана австрийского судна «Новара». Одним из непосредственных результатов ее был классический научный труд по Новой Зеландии Хохштеттера. Однакоже самым выдающимся путешествием этого периода было плавание английского суяна «Челленджер»- Эта научная экспедиция опиралась на опыт судов «Лайтнинг» и «Поркгопайн», работавших в водах, омывающих Британские острова на западе, и была проведена при поддержке Британского адмиралтейства и Королевского общества. Командиром судна был Нейрс, руководителем научной работы—Чарльз Томсон, а одним из участников—натуралист Джон Меррей. Маршрут плавания был составлен с таким расчетом, чтобы «Челленд- жер» пересек или, по крайней мере, частично пересек Атлантический и Тихий океаны как с севера на гог, так с востока на запад, и организаторы экспедиции не щадили усилий, чтобы обеспечить максимальную полноту и точность ее научной работы.

«Челленджер» отплыл из Ширнесса 7 декабря 1872 г. и вернулся обратно 26 мая 1876 г* До октября 1873 г. судно плавало по Атлантическому океану, дважды пересекши его северную часть и один раз южную. Выйдя из Кептауна, «Челленджер» прошел в высоких широтах к Мельбурну. В Тихом океане судно посетило Новую Зеландию, Индонезию, Я понию, Сандвичевы острова, Таити и южное побережье Чили. Обратно в Ширнесс судно вернулось через Магелланов пролив, Монтевидео, остров Вознесения и Азоры, Приводим заключительные фразы из общего описания путешествия:

«Плавание благополучно завершено, и цели, поставленные экспедиции, достигнуты. Нет сомнения в том, что оно значительно поднимет наш национальный престиж водной изсамых популярных областей службы флота; обследования произведены; глубины промерены; рельеф дна океана, его природа и температуры, состав донных отложений—все изучено гидрографическим персоналом экспедиции. Профессора Томсона и его талантливых помощников можно смело поздравить с благополучным окончанием их трудов, давших столько материала различным отраслям естественных наук и другим областям знания».

Результаты работ экспедиции были опубликованы в пятидесяти больших томах, представляющих большой научный интерес. Среди этих результатов мы можем выделить следующие:

1)                Доказательство того, что отклонение показаний компаса может быть определено на судне так же точно, как и на берегу, если судно подходит для этого по своим магнитным свойствам.

2)              Определение (впервые) глубин и общих очертаний больших океанических бассейнов.

3)              Определение океанических температур и установление того факта, что глубже ста морских сажеией (183 .м) эти температуры перестают зависеть от смены времен года.

4)              Доказательство постоянства донных температур на больших океанических пространствах.

5)             Точное определение географических координат многих островов и скал, долгота которых до тех пор оставалась неуточненной.

6)             Съемка и картографирование множества малоизученных угол- жов мира и биологическое изучение их.

7)             Определение океанических течений, как поверхностных, так и на различных глубинах.

8)            Более глубокое знакомство с деталями строения и с вероятным процессом образования коралловых островов.

С течением времени наука получила новые материалы, но основные, установленные «Челленджером» факты остались непоколебимыми. Преемником «Челленджера» явились германское судно «Газель» (1875—1876 гг.), произведшее множество промеров глубин Северной Атлантики, и американское военное судно «Туска- рора» (1874—1876 гг.), проделавшее в особенности ценную работу в северной части Тихого океана. После них важную работу в облат сти океанографии проделал Александр Агассиз. Работа его в 1877—• 1880 гг. на судне «Блейк» ограничилась бассейном Караибского моря, в конце же века и вновь в 1904—1905 гг. он работал на судне «Альбатрос» в Тихом океане. В ходе своих путешествий Агассиз покрыл более 160 тыс. км, и его научные заслуги дают ему место в первом ряду океанографов.

Очень пенную работу проделал ряд других хорошо известных судов[9]. В 1895 г. «Пингвин» открыл глубокую впалину в южной части Тихого океана, получившую название «Пингвиновой»;

в 1899 г. американское военное судно «Нерон» нашло, также в Тихом ркеане, самое глубокое из всех известных тогда мест (5160 морских саженей, то есть 9420 м)\ рекорд этот был побит в 1912 г. немецким судном «Планета», открывшим у берегов Минданао впадину «Суайр-Дип», глубиной в 5340 морских сажей (9800 м). Капитальное значение имели также плавания голландского судна «Сибога» в водах Индонезии (1899—1900 гг.)» а также Джона Меррея и И, Йорта (J. Hjort) на судне «Михаель Саре» в Атлантическом океане (1910 г.). Задуманная немнами большая атлантическая экспедиция на судне «Метеор» не была доведена до конца из-за ряда несчастных случайностей, но она поработала в целях завершения съемки Атлантического океана и сделала большой вклад в дело батиметрии в южных широтах (1925—1927 гг.). Многочисленные антарктические экспедиции наших дней имеют также оборудование для океанографических исследований, но хотя нет сомнения в тем, что каждый год будет приносить новые факты, общая структура ложа и вод океана теперь уже более или менее известна[10]. Как и исследование суши, современное исследование океанов, чтобы оправдать себя, должно перейти с экстенсивного пути на интенсивный.

Полярные области* Введение[11]

Неудачный исход предшествующих попыток и общий упадок интереса к исследованиям в данном направлении повели почти к полному прекращению путешествий в полярные области до самого начала XIX в., если не считать тех, которые ставили себе непосредственной целью открытия в Азии или Америке, а в Арктику при этом проникали лишь попутно. Все же это общее положение имеет несколько исключений. В 1664 г. голландец Виллем Вламинг совершил плавание к северу от Новой Земли, а его соотечественник Корнелиус Роуле даже претендовал на открытие в 1700 г. какой-то земли к северу от нее. Английский капитан Джон Вуд также совершил плавание в водах, смывающих Новую Землю в 1676 г., но не сумел отыскать нужный ему морской проход в Японию. Он пришел к заключению, что Новая Земля соединяется с Гренландией. Четвертое путешествие, совершенное голландским китобоем Корнелиусом Гилесом, привело к открытию так называемой Земли Гилеса к северо-западу от Земли Франца Иссифа; однакоже русская экспедиция 1928 года «сообщила, что эта земля—миф»[12].

Результаты путешествия Гилеса дошли до Дениса Баррингтона, который в свою очередь довел их до сведения лондонского королевского общества и английского правительства и поставил перед ним воіірсс о пссылке экспедиции к полюсу. Начальником экспедиции был назначен капитан Фиппс. Экспедиция вьшла в 1773 г., но, пройдя вдоль ледяного барьера отШпиибергена до Новой Земли, не сумела найти в нем прохода на сеЕер. В коние XVIII в. из Дании и Голландии было псслано несколько других экспедиций; но потрясения, вызванные войнами в Европе, а также длинный список неудач помешали систематическим исследованиям в этой области.

Решить большую часть важнейших проблем полярной географии удалось лишь в XIX в. Произошло это примерно в следующем порядке: сначала шли попытки открыть Северо-западный проход. После того как в этом направлении цель была достигнута, интерес исследователей переместился к самому полюсу. Далее исследование пошло по линии отыскания Северо-восточного прохода и изучения омываемых северными полярными морями земель, главным образом Гренландии и Шпицбергена. Отдельно шло исследование Антарктического континента и открытие Южного полюса,

Северо-западный прэход и Канадский Архипелаг[13]

Когда с окончанием наполеоновских войн освободилось большое число опытных моряков, разрешение проблем Северо-запад- пого прохода стало чуть ли не вопросом чести для них. Но к тому времени ученые уже поняли, что даже если удастся открыть такой проход, экономическое значение его будет ничтожным. Поэтому те исследования, какие были предприняты с 1818 г., начиная с первого путешествия капитана Джона Росса, ставили себе чисто научные дели и положили начало систематическому изучению Арктики.

Ледовые условия в приполярных морях казались благоприятными, ив 1817 г. одному гамбургскому судну удалось проследовать вдоль берега Гренландии от 60 до 70° с. ш. Поэтому, и главным образом по инициативе Джона Барроу, в 1818 г. были снаряжены и отправлены в Арктику две экспедиции. Первая, в состав которой входили два судна—«Доротея» под командованием капитана Бьюкена и «Трент» под командованием лейтенанта Франклина,—достигла омывающих Шпицберген вод, но большой работы не проделала, вторая же в составе «Изабеллы», которой командовал Джон Росс, и «Александера», которым командовал лейтенант Парри, направилась к Баффинову заливу.

Вот как формулировал цели и задания экспедиции Джон Барроу:

«Из тех трех направлений, по которым шли поиски прохода из Атлантического океана в Тихий, наименее обещающим является Северо-восточный... Совершенно иначе стоит вопрос о Северо- западном проходе, который должен быть гораздо короче, и о пути через полюс, который должен быть самым коротким. Как опытные мореходы, так и выдающиеся ученые считают, что Северный полюс доступен со стороны моря, и совершенно точно известно, что несколько судов в разное время было отнесено на три или четыре градуса севернее Шпицбергена и обычных рубежей китобойного промысла. Если Полярное море судоходно до 84° с. ш., то для прохода судов вплоть до самого Северного полюса не может быть никакого другого физического препятствия, кроме массива суши. Нет никаких поводов предполагать, что температура у полюса зимой ниже, чем на 80° с. ш., и есть основания думать, что летом она выше, поскольку хорошо известно, что температура на 80°с. ш. [под одним и тем же меридианом! обычно не ниже, а во многих местах гораздо выше, чем на 70° с. ш. ...Иначе дело обстоит с Северо-западным проходом. На основании опыта mhofhx прежних попыток его отыскания, теперь мы уже более или менее ясно представляем себе, где примерно его можно найти, если он вообще существует. Мы знаем.., что по северному берегу Америки, южнее Полярного круга, прохода внутрь нет, но мы еще не знаем, соединяется ли этот берег [с Гренландией или же уходит в сторону, соединяясь с северным побережьем Америки'. Многие аргументы говорят в пользу этого последнего предположения [течения, лес- плавник, айсберги, карты эскимосов]. Лучшие географы нашего времени сходятся во мнениях о том, что Гренландия должна быть либо островом, либо архипелагом... Та или иная из предпринятых экспедиций, вероятно, сумеет разрешить вопрос о том, является ли Гренландия островом. Если ответ окажется положительным, то в связи с ним вырастает следующий вопрос: существует ли непрерывный водный путь между Тихим и Атлантическим океанами... В то же время, надо сразу же ясно сказать себе, что если такой проход между обоими океанами и существует, в чем мы почти уверены, это вовсе не значит, что он окажется судоходным для больших судов, хотя, с другой стороны, нельзя не согласиться с тем, что там, где могут пройти громадные айсберги, должны пройти и крупные суда. Выяснение этого обстоятельства и является задачей экспедиции капитана Росса».

Таково было в 1818 г. мнение крупнейшего теоретика в области географических исследований. Оно представляет собой очень большой шаг вперед по сравнению с самоуверенными догадками, высказанными двумя столетиями раньше Хемфри Гилбертом, отражает рост знаний, накопившихся в результате опыта прежних путешествий, и служит отправной точкой новых.

Надежды адмиралтейства на то, что Бьюкен «задержится на несколько дней в районе полюса и произведет все те наблюдения, какие ему сможет подсказать интересная и беспримерная ситуация», не оправдались: экспедиция достигла лишь края полосы пакового льда к северо-западу от Шпицбергена и не сумела пробиться сквозь него. Тем временем Росс проверил на месте существовавшие к тому времени сведения о Баффиновом заливе, исследовал часть восточного побережья Баффиновой земли и проник в залив Ланкастер. Увидав нечто простиравшееся поперек входа в залив и принятое им за землю, вопреки возражениям своих товарищей офицеров, он вернулся на родину. Таким образом, из-за незнания полярных условий и неподготовленности для работы на Крайнем Северо-западе результаты оказались ничтожными.

В следующем году Парри со своими судами «Гекла» и «Грай- пер»вышел в плавание для исследования того пролива, который не сумел исследовать Росс. Достигнув 4 августа 1818 г. залива Ланкастер, суда легко прошли далее на запад по проходу, названному ими именем Барроу, открыли тянувшийся далее на 1000 км на запад судоходный фарватер и проплыли прямо по той мнимой «земле», которую Росс назвал горами Крокера. Они открыли части побережья островов Батерст и Мелвилл и на этом последнем острове зазимовали. В июне 1820 г. Парри пешком прошел остров до его северной оконечности, а в августе экспедиция сделала тщетную попытку пробиться далее на запад. В ноябре суда вернулись в Темзу. Они произвели очень большую работу и показали, насколько было мало вероятным найти проход через пролив Барроу[14].

В 1821 г, Парри был отправлен в новую экспедицию с поручением—отыскать проход на более низких широтах, чем те, на которых лежит пролив Мел вилл. Суда «Гекла» и «Фьюри» исследовали земли к северо-западу от Гудсонова залива и открыли пролив Фьюри и Геклы, отделяющий Баффинову землю от полуострова Мелвилла.

Тем временем Франклин совершил крупную сухопутную экспедицию и кроме того совершил плавание на восток от устья реки Коппермайн к мысу Тарнэгейн.

В 1824 г, Парри совершил свое третье путешествие, снова к заливу Ланкастер. Целью его было найти проход через залив Принца-Регента, но путешествие оказалось неудачным, отчасти из-за трудных ледовых условий, отчасти из-за аварии с кораблем «Фьюри»,

После этого экспедиции следовали одна за другой почти ежегодно. В 1825 г. Бичи на судне «Блоссом» прошел Беринговым проливом и, продолжая работу Кука, достиг на востоке мыса Барроу, В следующем году Франклин исследовал берег от реки Маккензи на запад, ие дойдя лишь 260 км до мыса Барроу» а Ричардсон прошел вдоль берега в восточном направлении до устья реки Коппермайн, Таким образом, на всем побережье оставался неисследованным лишь маленький отрезок между мысом Принца Уэльского (так окрещенного Куком) и мысом Тарнэгейн (окрещенного Франклином). Этот отрезок был исследован в 1837 г. Дизом и Симпсоном.

В 1829 г. Джон Росс и его племянник Джемс Кларк Росс проникли в залив Принца-Регента и 13 августа достигли того пункта, где в 1825 г* Парри покинул свой корабль «Фьюри». Росс открыл землю, названную им Бутией в честь покровителя экспедиции Феликса Бута, и после нескольких сухопутных путешествий определил местонахождение магнитного полюса. Он совершил также переход по морским льдам к земле на западе, которую он назвал Землей Короля Вильяма. Он исследовал ее северную часть до мыса Виктории и сообщал об исключительно мощных льдах на берегах. Отряд Росса провел вэтих областях четыре зимовки, пока его не подобрало, наконец, в Ланкастерском проливе китобойное судно и не отвезло обратно в Англию, Посланная на розыски их в 1833 г., экспедиция под начальством Джорджа Бека проследовала по Большой Рыбной реке до Северного Ледовитого океана и,  таким образом, нанесла еще одну точку на карту североамериканского побережья. Последние белые места были ликвидированы Дизом и Симпсоном в 1838—1839 гг., Рэ—в 1846 г. и Холлом— в 1864 г.[15]

Мы подходим к последнему акту драмы поисков Северо-запад- ного прохода—экспедиции Джона Франклина 1845 г. До того как заняться ею, подведем вкратце итоги создавшемуся накануне его плавания положению. Попытки найти проход через пролив Мелвилла, залив Принца-Регента, пролив Фыори и Гекла и Берингов пролив—все кончились неудачей. К северу от пролива Барроу был известен общий контур берегов и заливов до пролива Мелвилла, а к югу—до мыса Уокер, на западной стороне залива Пил. Известно было также все побережье Северной Америки, включая часть Земли Уолдестона, Земли Виктории и острова Короля Вильяма, который, как предполагали, соединяется с Бутия-Феликс.

Франклин[16] отплыл из Англии 19 мая 1845 г. Ему было предписано «итти к мысу Уокер», а оттуда «стараться дойти, насколько возможно по прямой, до Берингова пролива». Он сам на месте должен был решить, итти ли ему проливом Веллингтона или через проход к западу от острова Норт-Сомерсет. Он выбрал последний вариант, и, как показали обстоятельства, выбрал правильно, Все же сначала Франклин попробовал итти проливом Веллингтона и шел так, пока дорогу совершенно не преградили льды, посл^ чего он вернулся на юг новым путем—между островами Батерст и Корнуоллис. Этот путь и явился, собственно, первым открытием экспедиции. Зиму 1845/46 г. экспедиция провела на острове Бичи. Как только льды позволили, корабли Франклина «Эребус» и «Террор» двинулись на юг по заливу Пил и провели вторую зимовку в паковых льдах у 70°5' с. ш. и 98°23' з. д. Из-за незнания полярной географии экспедиция не сделала никакой попытки пройти к востоку от острова Короля Вильяма и все лето 1847 г. дрейфовала во льдах. Все, что мы знаем о судьбе экспедиции после этого, основывается на скудных сведениях, собранных экспедициями, отправленными на поиски Франклина. Всю историю можно прочесть на одном листке бумаги, найденном в 1859 г. на острове Короля Вильяма лейтенантом Хобсоном. На этом листке сначала фигурирует запись, сделанная лейтенантом Гором о том, что экспедиция провела зиму 1846/47 г. (неправильно, следует: 1845/46 г.) на острове Бичи. «Экспедицией командует Джон Франклин. Все в порядке». Далее следует: «24 мая 1847 г. отряд в составе двух офицеров и шести моряков покинул суда». Это был доверенный лейтенанту Гору отряд, посланный для исследования острова Короля Вильяма и достигший мыса Виктории. Вторая запись, сделанная кругом, на трех полях листка, повидимому, рукой Фицджемса, гласит:

«25 апреля 1848 г. 22 апреля, в 5 лигах к северо-северо-западу от нашего теперешнего местонахождения, мы покинули корабли ее величества «Террор» и«Эребус», на которых мы затерты льдами с 12 сентября 1846 г. Офицеры и матросы, всего 105 душ, под командованием капитана Ф. Р. М. Крозье, высадились в этой точке, находящейся под 69°37'42"с. ш. и 98°41' з. д. Эта бумага найдена лейтенантом Ирвингом под каменной пирамидой (cairn), повидимому, поставленной Джемсом Россом в 1831 г. [в 4 милях к северу][17], где ее оставил покойный командир Гор в июне [надо—в мае] 1847 г. Столб (pillar) Джемса Росса, однакоже, найден не был, и бумага была перенесена к тому месту, на котором он воздвиг столб. Сэр Джон Франклин умер 11 июня 1847 г., и на сегодняшний день общие людские потери экспедиции исчисляются в девять офицеров и 15 матросов».

На верхнем поле подписи: «Джемс Фицджемс, капитан корабля ее величества «Эребус», и Ф. Р. М. Крозье, капитан и старший офицер», и приписка: «Мы отправляемся завтра, 26-го к реке Бекс-Фиш». Все, что известно о дальнейшей судьбе экспедиции, основывается на рассказах эскимосов, видевших издали отряд, численностью примерно в 40 человек, двигавшийся на юг в поисках пищи. По имеющимся предположениям, отряд погиб где-то между полуостровом Аделаиды и рекой Грейт-Фиш. Нет сомнения, что они нашли истинный Северо-западный проход, хотя и не имели возможности совершить плавание по нему. Неудача их объясняется рядом причин: неправильными морскими картами, на которых не был на- несен проход к югу от острова Короля Вильяма, в силу чего руководители экспедиции двинулись в южном направлении, к западу от этого острова, и застряли в непроходимых льдах; испорченной провизией, поставленной недобросовестным купцом Голднером, и, пожалуй, не меньше, чем всеми другими обстоятельствами,— отвращением путешественников того времени к тюленьему мясу. Пеший поход путешественников был жестом отчаяния, так как к началу их марша в апреле им почти нельзя было надеяться на дичь.

Открытия, совершенные самой экспедицией Франклина, были относительно невелики, но последствия ее—очень значительны: Она установила традицию борьбы с опасностями в полярных путешествиях, которая живет и в наши дни, и, что важнее всего, на поиски ее было послано большое количество спасательных экспедиций, фактически довершивших открытие Северо-западного прохода. Недостаток места заставляет нас ограничиться кратким указанием лишь на важнейшие из них.

Первой в 1848 г. была послана экспедиция Джемса Росса, избравшая путь через Баффинов залив. Она объездила па санях около 240 км западного побережья острова Норт-Сомерсет, но не нашла никаких следов Франклина и- его спутников. Но если экспедиция и не достигла своей цели, она сыграла большую роль в том отношении, что позволила бывшему тогда в чине лейтенанта Леопольду Мак-Клинтоку научиться санной разведке в арктических условиях.

Пока, таким образом, работала экспедиция Росса, Ричардсон и Рэ вышли на поиски Франклина по-суху из Канады, тогда как Келлетт, двигаясь со стороны Тихого океана, по дороге открыл остров Геральд.

1850 год отмечен рядом экспедиций, важнейшей из которых была экспедиция Г. Остина, под начальство которого перешел Мак-Клинток. С ней была связана работа китобойного судна, принадлежавшего В. Пенни. «Из всех арктических экспедиций эта была самая счастливая, благополучная, наилучшим образом руководимая и самая успешная. Ее санные отряды в ходе своих поисков проделали пешком 7025 миль и открыли 1255 миль новой земли» (К. Маркхем). Их открытия охватили восточный берег острова Мелвилла, восточный берег острова Корнуоллис, северо-западный, северный и восточный берега острова Принца Уэльского, остров Рассела, южный и западный берега острова Батерст и южный берег острова Мелвилл, причем, последний был открыт самим Мак-Клинтоком.

Пока отряды Остина вели поиски со стороны Баффинова залива, Коллинсон и Мак-Клюр были посланы с той же целью со стороны Берингова пролива. Коллинсон провел 1850 г. в Бо- фортовом море, в следующем году поднялся по проливу Принца Уэльского, а в 1852 г. прошел через залив Коронации к заливу Кембридж и исследовал на санях пролив Виктории между Землей Виктории и островом Короля Вильяма. Путешествие Коллинсона было одним «из наиболее замечательных и удачных из всех известных» (Г рили).

Тем временем Мак-Клюр через залив Франклина проник в пролив Принца Уэльского, а его сухопутные отряды выявили тот факт, что Земля Бенкса—на самом деле остров, и исследовали северную и южную окраины Земли Уоллестона. Летом 1851 г.

он совершщи плавание вокруг южной части острова Бенкса и достиг залива Мерси на северном берегу, где и провел зиму 1851/52 г* С зимовки он посылал время от времени поисковые партии на соседние земли, пока его не выручила санная партия, послан* ная с флотилии под командованием Эдуарда Белчера. Таким образом, Мак-Клюр и его экипаж прошли пешком по льду замерзшего Северо-западного прохода и вернулись в Англию через Баффинов залив.

В 1850 г, американская экспедиция под начальством Э. Де-Ха- вена исследовала пролив Веллингтона и обнаружила к северу от него новый участок суши, названный ею Землей Гриннелла, а на самом деле являвшейся частью острова Девон. Суда Де-Хавена крепко вмерзли в лед и вместе с ним совершили дрейф протяжением более 1600 км.

В 1851 г, капитан В. Кеннеди перезимовал в заливе Принца- Регента, а весной 1852 г. открыл пролив, отделяющий остров Норт-Сомерсет от материка Северной Америки. Этот проход, ныне известный как пролив Белло, получил свое название по имени участвовавшего в экспедиции французского офицера Ж- Белло. Другая экспедиция, под командованием Рэ, спустилась в 1851 г. вниз по реке Коппермайн, проследовала к Земле Уоллестона и осмотрела значительную часть восточного побережья Земли Виктории. Ему мы обязаны первыми определенными сообщениями

о судьбе Франклина, полученными от эскимосов.

Все же свидетельств о судьбе Франклина было слишком мало, и английское правительство решило выслать новую спасательную экспедицию для его поисков. В соответствии с этим из Англии отплыла большая флотилия под командованием Эдуарда Белчера для достижения, как гласила инструкция, «двух главнейших целей... во-первых, для того чтобы одно парусное и одно паровое судно сделали попытку пройти через пролив Веллингтона, и, во- вторых, чтобы два таких же судна продвинулись до Земли Мел- вилла». По прибытии к южному концу пролива, Белчер разделил свои силы: сам с Г. Ричардсом и Шерардом Осборном отправился на север, капитана же Келлета и Мак-Клинтона отправил на запад. Северная партия проделала ценную работу, открыла остров Порт-Корнуоллис, несколько других островов к северу от полуострова Гриннелла и часть острова Батерста. Однако западный отряд сделал еще больше. В течение 1852 г. Мак-Клинток и другие совершили несколько коротких путешествий; во время одного -из них лейтенант Мечем нашел оставленное Мак-Клюром письмо. В следующем году отряду удалось продвинуться далеко вперед. Мак-Клинток покрыл 2270 км, из которых 1220 км пролегало по совершенно неизвестной территории, причем открыл и частью исследовал остров Принца Патрика. «Путешествие Мак-Клин- тока,—заявил в 1909 г. К. Маркхем,—это самое большое достижение в Арктике из всех нам известных». Мечем исследовал южный и западный берега земли Принца Патрика и почти достиг точки, от которой Мак-Клинток повернул в обратный путь. Мечем покрыл 1885 км; из них 1265 км пролегало по неизвестной территории. Таким образом, он вместе с Мак-Клинтоком завершил важнейшее открытие. Вези Гамильтон совершил путешествие в 1065 км и охватил неизвестную территорию к северу от острова Мелвилла. Вдобавок к этому лейтенант Пим спас экипаж МакКлюра. Хотя разногласия между Белчером и его подчиненными и мешали экспедиции, она проделала чрезвычайно важную работу.

Рэ в 1854 г., во время съемок западного побережья полуострова Бутии, собрал точные данные об отступлении и гибели какой-то ■большой группы людей. В его руки попали также кое-какие веши этой группы, после чего не осталось сомнений, что это были остатки экспедиции Франклина. На этом английское правительство •успокоилось и свернуло дальнейшие поиски судов «Эребус» и «Террор». Однакоже вдова Франклина решила продолжать поиски и заручилась в этом поддержкой Мак-Клинтока, совершившего в 1857 г. свою знаменитую экспедицию на судне «Фокс». Он исследовал восточную сторону острова Короля Вильяма, завершил ■открытие острова Принца Уэльского и произвел частичный осмотр пролива Мак-Клинтока. Всего экспедиция прошла около 1300 км по вновь открытым ею пространствам. Еще одним успехом экспедиции было обнаружение лейтенантом Хобсоном уже цитированного выше документа, являющегося единственным прямым свидетельством о судьбе экипажа Франклина[18].

Поиски Франклина в корне изменили существовавшие до того времени карты арктических земель к северу от Канады, но не привели ни к открытию судоходства через Северо-западный проход, ни к обнаружению достаточно солидных вещественных остатков погибшей экспедиции. Дальнейший свет на трагедию пролили экспедиции Холла, предпринятые вдоль северного побережья Канады в 1864 и последующих годах. Он собрал у туземцев много серебра с погибших судов и исследовал короткий, оставшийся неизученным отрезок побережья полуострова Мелвилл. Он обнаружил также один скелет и говорил с видевшими Франклина эскимосами.

Впервые на судне «Йоа» Северо-западным проходом прошел Р. Амундсен в 1903—1905 гг.[19]. Он определил точное положение северного магнитного полюса (70° 30' с. ш. и 95° 30' з. д.), после

чего, следуя по маршруту Франклина и проливу Диз, вышел в Тихий океан[20].

Большое и важное путешествие среди островов Канадского1 архипелага, положенных на карту при поисках Северо-западного прохода, совершили в 1898—1902 гг. Свердруп и Изаксен. Они прошли почти по всему западному берегу острова Эллсмира, оба берега пролива Джонсона и острова к западу от острова Эллсмира. Свердрупу удалось почти сомкнуть район работы более ранних исследователей архипелага с районом работы Олдрича на дальнем севере, В свою очередь, его работу продолжил МакМиллан (1913—1917 гг,), вышедший из Эты на западном берегу Гренландии. Он исследовал большую часть острова Эллсмира и частично охватил территории, открытые Свердрупом. Помимо многих положительных открытий, он сделал также одно отрицательное, а именно—доказал, что виденная Парри «Земля Крокера» на самом деле не существует. Обе эти экспедиции практически завершили выяснение контуров островов к северу от Канады.

Много нового в Арктике сделала канадская арктическая экспедиция 1913—1918 гг. под руководством В, Стефансона.

«Его съемки сократили площадь неизвестных морей *и земель примерно на 100 ООО кв. миль. Из них 65 ООО кв, миль ориентировочно приходится на море Бофорта, 10 ООО миль—на Северный Ледовитый океан, к западу от острова Принца Патрика, и почти 20 000 миль—на район к востоку и северо-востоку от э^ого острова. Помимо проверки открытий его предшественников и выяснения деталей ранее неизвестных берегов, он сделал также и ряд самостоятельных открытий между 73° и 86,2° с. ш. и 98° и 115“

Вновь открытые земли лежат к северу от острова Мел вил л.

Экспедицию постигло большое несчастье, так как судно «Кар- лук», на котором находилась часть экспедиции, было раздавлено льдами и затонуло; экипаж пробрался к острову Врангеля, и часть его была спасена судном, посланным капитаном шхуны «Карлук» Бартлеттом, который в поисках помощи мужественно* прошел пешком в Сибирь. Один из четырнадцати оставшихся в живых членов команды был спасен благодаря смышлености собаки Молли, которая, таким образом, также отличилась в арктических морях.

Несмотря на это несчастье, была проделана большая работа,, и отчет экспедиции является самым ценным научным трудом по^ Канадской Арктике из всех существующих[21].

Из Канады был послан ряд экспедиций и на Крайний Север. Экспедиция Расмуссена (1921—1924 гг.) произвела съемку обширной территории на полуострове Мелвилл и Земле Кокберна (северной части Баффиновой земли); что касается южной части Баффиновой земли, то за последние полвека немало поездок по ней совершили канадские чиновники, .хотя до недавнего времени' значительная часть собранных ими материалов предназначалась лишь для служебного пользования.

Большой материал по Канадской Арктике собрали в ходе своих ежегодных объездов патрули канадской конной полиции. Далее следует упомянуть еще и экспедицию Г Крейгера и Р. Бьяре (1,930 г.). Они отправились с полуострова Баш (остров- Эллсмир), на котором тогда был расположен крайний северный полицейский пост, и достигли северо-восточной оконечности острова Акселя Хейберга. Далее, как можно предполагать, Крей- гер «в поисках пищи для собак исходил охотником все западное побережье острова и, повидимому, перешел на остров Мейген. Здесь, вероятно, он и его отряд зимой 1930/31 г. погибли от голода». Проведенные полицией в очень трудных условиях тщательные розыски не дали никаких более точных указаний о судьбе исследователей. В 1934—1935 гг. много поработала на' острове Эллсмир экспедиция Оксфордского университета. Она' увидела новую горную цепь на земле Гранта к югу от хребта Чел- ленджер, открытого Нейрсом, и уточнила топографию Земли Гриннелла и побережья самого острова Эллсмир.

В более южных районах лабрадорская экспедиция Форбс- Гренфелл (1931, 1932 и 1935 гг.) произвела аэрофотосъемку крайнего севера Лабрадора, а в 1935 г. д-р Кемселл совершил важный полет над неизвестной территорией в северной части Британской Колумбии и на юго-востоке территории Юкон.

Немаловажное значение имели также произведенные Стефан- соном исследования в море Бофорта, где в 1907 г. большое путешествие на санях проделал Миккельсен. Этот район оставался почти не исследованным до самого последнего времени, хотя экспедиция Мак-Миллана со стороны его восточной границы и Стефансо- на с юга способствовали значительному сокращению белых пятен. Именно в этом районе и проделал в 1926—1928 гг. очень ценную работу во время своих полетов Губерт Уилкинс. В течение первого' года он предпринял лишь разведочные полеты, имевшие, тем не- менее, большую ценность, поскольку они происходили над боль-

цііши, еще не изученными районами Аляски. В 1927 г. Уилкинс достиг точки под 77°45' с. ш, и 175° з. д. и отсюда, из-за аварии, должен был совершить часть обратного путешествия пешком. «Главным достижением воздушной экспедиции было определение океанической глубины в крайней достигнутой ею точке» ^ориентировочно—5540 м). Второй полет в направлении Земли Гранта пришлось прервать на 200-й миле из-за густого тумана.

В ходе своей третьей воздушной экспедиций (1928 г.) Уилкинс перелетел с мыса Барроу до Шпицбергена и дал кое-какие новые сведения о море Бофорта, но ему сильно мешала плохая погода. -Сам по себе, однако, полет был великолепным достижением, и его можно смело включить в число крупнейших путешествий лз северных водах Канадского архипелага.

Евразийский архипелаг и Северо-восточный проход

Первым на Ново-Сибирских островах побывал в 1770 г. русский купец Ляхов, открывший также острова его имени[22]. В 1809 — 1812        гг, на них вновь побывал и произвел частичную съемку Ге- денштром, но работе его сильно мешали трудности путешествия[23]. [Вследствие этого в 1821 г. для съемки вышла другая экспедиция, под командованием лейтенанта Анжу; съемка была закончена, но из-за тонкости льда и разводьев экспедиции не удалось проникнуть дальше на север и проверить правильность сообщения о существовании там еще какой-то другой земли[24].

Пока Анжу вел свою работу, Врангель производил санные разъезды с базы в устье Колымы, Прежде всего, в 1820 г. он произвел съемку побережья от реки Колымы до мыса Шелагского. 'В следующем году он проехал 225 км на север, но ие нашел никаких новых земель, а в 1823г., проехав почти 1450км, не обнаружил на севере той возвышенной земли, о которой говорили корен- цые жители. Ничего не дало еще более длинное путешествие, совершенное в 1824 г. Эту землю увидел в 1849 г. Келлет, открывший лежащий вблизи нее остров Гералд, а впервые ее исследовал в 1881 г. лейтенант американского флота Берри. Земля эта известна теперь под именем острова Врангеля[25].

Из-за неуловимости этой земли в географические сочинения уого времени вкрались значительные ошибки, и некоторые географы склонны были даже думать, что к северу от Сибири лежит боль- шой материк. Миф этот был рассеян путешествием Де-Лонга на судне «Жаннетта», совершенным в 1879 г. Он проник в Арктику через Берингов пролив и имел в виду перезимовать на этой земле, но, несмотря на все поиски, никакого массива земли не обнаружил, а нашел лишь два маленьких острова—Жаннетту и Генриетту. Судно его было раздавлено льдами, и Де-Лонг и его спутники отправились пешком на Ново-Сибирские острова. В этом походе он сделал свое третье открытие—остров Беннета. В конце концов отряд достиг северного побережья Азии, но сам Де-Лонг и еще несколько человек умерли от голода, не дождавшись шедшей к ним помощи[26].

В 1885 г. русские возобновили исследование Ново-Сибирских ■островов. На этот раз дело было поручено Э. В. Толлю, который достиг их со стороны Сибири. В 1893 г. этот талантливый и умелый путешественник вернулся на северное побережье Азии и на острова и сделал весьма ценные геологические открытия. В 1900— І902 гг. он вышел в новое путешествие, побывал на острове Беннета, но, к несчастью, погиб на обратном пути[27].

Новая Земля была известна западным европейцам еще со времени первых поисков Северо-восточного прохода[28], но в картах возникла какая-то путаница, и так до XVIII в. у географов не было ясного представления, была ли она частью материка, или нет. Однакоже в 1760 г. русские послали на Новую Землю специальную экспедицию, которой удалось пройти через Карское море и обогнуть северную оконечность Новой Земли. Это плавание вокруг всей Новой Земли, потребовавшее двух зимовок на восточном берегу, решило первую, связанную с островами про^ блему[29].

В XIX в. было предпринято дальнейшее и более детальное исследование Новой Земли. В 1819 г, русские отправили экспедицию для съемки побережья, но судну так и не удалось достигнуть Новой Земли[30], Два года спустя к ряду своих путешествий,, продлившихся до 1824 г., приступил Литке; в ходе их он произвел съемку западного побережья до мыса Принца Нассауского на севере, но не сумел пробиться через льды, на которые он натолкнулся в этой области*. В 1832—1833 гг* Пахтусов в частном порядке совершил плавание вокруг южного острова, а в течение следующих трех лет изучал восточное побережье Новой Земли к северу от Маточкина Шара[31]. Следующая в порядке временя правительственная экспедиция 1838 г. перезимовала в северной части западного побережья, но болезнь скосила столько участников» что ей не удалось добиться никаких крупных результатов[32]. В 1869 г. Пеллизер добрался до точки в 50 км к северу от мыса Принда Нассауского, а в 1870 г. Иогансен совершил второе плавание вокруг всей Новой Земли.

После Иогансена на землях вокруг Карского моря побывал еще ряд научных и торговых экспедиций, обогативших географию новыми существенными деталями. Важнейшую роль сыграли экспедиции, связанные с поисками Северо-восточного прохода. Одно из такого рода предприятий, а именно экспедиция Вейпрехта и Пайера, приступила в 1871 г. к изучению Новой Земли. Судно Пайера было затерто льдами и отнесено дрейфом на север; к его открытиям мы еще вернемся.

Более успешной была экспедиция А. Э. Норденшельда, который в 1875 г. совершил предварительное путешествие на Новую Землю, в 1876 г. в ходе второй экспедиции добрался до устья Енисея, а в июле 1878 г. вышел в свое знаменитое плавание на корабле «Вега». Вот что записал Норденшельд почти точно через год после отплытия:

«К 11 часам утра [19 июля 1879 г.] мы достигли середины пролива, соединяющего Северный Ледовитый океан с Тихим... Мы разрешили, таким образом, задачу и достигли цели, к которой -стремилось столько народов... теперь, по прошествии 336 лет, когда большинство опытных моряков пришло к выводу, что предприятие это неосуществимо, мы впервые прошли, наконец, Северо- восточным проходом... Правда, теперь этот проход уже не нужен в качестве торгового пути между Европой и Китаем, но судьба даровала этой нашей и предшествовавшим шведским экспедициям счастье открыть для судоходства море и дать возможность целой половине материка сообщаться по морю с великими океанами земного шара»[33].

Дальнейшие подробные сведения о северном побережье Сибири дали экспедиции на судне «Мод» (1918—1920 и 1922—1925 гг.) и произведенные русскими в 1910—1915 гг. съемки[34]. В 1913 г. русские исследовали и открыли новую землю к северу от мыса Челюскина. В 1914 г. они вновь побывали на ней, но не смогли установить полные ее очертания, хотя и определили ее южный и восточный края. Земля эта, вначале названная Землей Николая П, теперь известна под названием Северной Земли[35]. Съемки русских исследователей тех лет охватили все европейское побережье Арктики от Берингова пролива до Баренцова моря.

За последние годы огромную научную работу на Крайнем Севере проделал Советский Союз, Большую роль в ней сыграли ледоколы и авиация. Одна из экспедиций открыла в 1930 г. к востоку от Земли Франца Иосифа новый остров (Землю Визе), небольшой остров между Новой Землей и Северной Землей и группу островов вблизи последней (острова Сергея Кирова)1. Оставленный на Северной Земле отряд закончил в 1932 г. ее съемку2. Как эта экспедиция, так и ряд последующих изучали полярные районьг с целью установления морского сообщения вокруг Северной Азии. В 1932 г. экспедиция на ледоколе «Сибиряков» совершила плавание вокруг Северной Земли и в течение двух месяцев прошла’ весь Северо-восточный проход3. В следующем году ледокольный пароход «Челюскин» попытался совершить плавание в оба конца,, но дошел лишь до пункта на восток от Берингова пролива. Здесь он был затерт льдами, отнесен на север и в конце концов погибг экипаж высадился на лед и был спасен авиацией. Исследование шло с возрастающим успехом, и в 1934 г. «Литке» проделал плавание из Владивостока в Мурманск меньше чем в три месяиа,, а в 1935 г. по этому пути прошел ряд торговых судов.

Это достижение, по крайней мере отчасти, является результатом организации сети научных станций по всему побережью Арктики. Большинство из них радирует сводки погоды и данные о  движении льдов, а некоторые являются исходными пунктами для важной работы. Примерами могут служить давшая важные картографические и другие материалы большая Анадырь-Чукот- ская экспедиция 1931—1934 гг., геологическая экспедиция к югу от мыса Северного 1933—1934 гг. и съемки С. В. Обручева на Чукотском полуострове в 1934—1935 гг. Воздушная разведка над Камчаткой и крайней северо-восточной оконечностью Азии: выявила много новых деталей.

Крупные успехи были достигнуты русскими в больших исследованиях Арктики с воздуха. В 1936 г. был совершен беспосадочный* перелет через всю Советскую Арктику[36]. Русские летчики совершили перелет из Лос-Анжелоса в Москву через Аляску и Берингов пролив, другая группа летчиков в 1937 г. совершила первый' беспосадочный перелет через Арктику[37]. В 1937 г. русские летчики1 высадили группу русских ученых в точке вблизи Северного^ полюса для производства научных наблюдений с дрейфующей льдины[38].

Эта короткая сводка ии в какой мере не исчерпывает огромной работы русских в Арктике, делающей большую честь ряду талантливых ученых, среди которых следует упомянуть профессора

О.Шмидта, занимавшего (ко времени выхода второго издания этой книги, в 1937 г,) пост начальника Главного управления' Северного Морского Пути и трижды проделавшего путь по Северо- восточному проходу, и заместителя директора Арктического института, ленинградского профессора В. Визе.

Поиски Северо-восточного прохода привели к случайному открытию Земли Франца Иосифа. Это произошло следующим обра- зом. Как мы уже говорили, затертый в 1872 г. льдами Пайер вынужден был перезимовать в Арктике. В августе следующего года* он увидел землю, и позже прошел до нее пешком и осмотрел ее. Пайер провел вторую зимовку в Арктике в 1874 г., еще раз побывал на вновь открытой земле и уже более серьезно изучил ее. К ранее открытым им островам Вильчека и Гохштеттера он прибавил на этот раз острова Галля, Гогенлоэ и крайнюю оконечность суши в Старом Свете—мыс Флигели. Далее он видел какие-то смутные контуры, которые он называл Землей Рудольфа, а еще дальше—голубые горы, названные им Землей Короля Оскара и Землей Петерманна[39]. Пайеру в конце кондов удалось вырваться из пакового льда, хотя судно пришлось оставить во льдах; Пайера спасли русские у берегов Новой Земли.

Работу Пайера продолжил Лей (Leigh) Смит, заснявший в 1880 г. большую часть архипелага. В следующем году он потерпел крушение у острова Нордбрука и вынужден был зазимовать на нем. Смит дал много нового материала о Земле Франца Иосифа. Его работа была далее продолжена Ф. Джексоном, путешествия которого охватили район почти в пятнадцать градусов по долготе '(от 42° до 56° в. д.) и 130 км по широте (от лежащего к югу от 80-й параллели острова Нордбрук до 81° 2Г с. ш.). Джексон спас Нансена, сделавшего рискованнейшую попытку добраться до Северного полюса, а последний во время обратного путеше- •ствия, в свою очередь, прибавил кое-что новое к карте Земли Франца Иосифа.

В 1898 г. В. Уэлман исследовал острова восточной оконечности архипелага, а Болдуин открыл несколько островов, в том числе остров Грэем-Белл. Были привезены сообщения о существовании чеще какой-то земли к востоку от острова Рудольфа.

Клубок всех этих сообщений о новооткрытых землях распутала экспедиция герцога Абруццкого, совершенная в 1899—1901 гг. Ему удалось определенно доказать, что крупные, виденные Пайером земли, так же как мелкие, виденные Болдуином острова, на самом деле не существуют, и показать, что весь массив архипелага был почти целиком погребен подо льдом. Один из участников этой экспедиции, Каньи, сделал в 1901 г. смелую попытку достигнуть ■Северного полюса.

С тридцатых годов на острове Гукер работает советская метеорологическая станция; русские научные экспедиции проделали большую работу на архипелаге, а в 1932 г. было впервые произведено плавание вокруг него8. В 1933 г. было открыто еще много новых островов и исправлена карта открытых ранее. С тех пор работа идет не ослабевая. В 1936 г. был произведен первый полет на этот архипелаг. В настоящее время на острове Рудольфа работает метеорологическая станция.

Тогда как Земля Франца Иосифа была открыта лишь в XIX в., соседний архипелаг Шпицберген[40] был открыт в XVI в.\ хотя, быть может, викинги побывали на нем и в XII в. Корабли заходили на него в XVII в., а в 1773 г. на нем побывал Фиппс. Бьюкен и Франклин зашли на Шпицберген в і818 г. и произвели кое-какие наблюдения на Датском острове. В 1824 г. на Шпицбергене были Клевринг и Сейбин, а в 1829 г.— Парри. Однакоже все это были случайные посещения, совершённые в ходе путешествий, не имевших своей специальной целью исследование Шпицбергена.

В 1838—1839 гг. французское судно «Решерш» под командованием капитана Фавра доставило на Шпицберген группу ученых, проделавших на нем ценную научную работу. Однакоже настоящими пионерами-исследователями Шпицбергена являются шведские ученые, первым из которых был О. Торрель (1858 г.). Его спутником был впоследствии прославившийся своими полярными путешествиями А Э. Норденшельд. В 1861 г. Торрель вновь вернулся на Шпицберген и занялся в особенности северной и северо- западной частями архипелага Один из его спутников побывал на Северо-Восточной Земле и острове Фиппс. В 1864 г. Норден- шельд занимался специально изучением южных и юго-восточных островов и проливов архипелага и составил карту Шпицбергена, по точности превосходившую карты всех других полярных районов. В 1868 и в 1872 гг. он вновь побывал на Шпицбергене в связи со своими арктическими экспедициями, для которых архипелаг служил базой, и в шестой раз приезжал на Шпицберген в 1890 г. Дальнейшая работа других шведских ученых выявила ряд новых деталей архипелага, который в настоящее время можно считать хорошо известным.

Как ни важны исследования шведов, большую долю в исследование Шпицбергена внесли и англичане. В 1871—1872 гг. Лей- Смит исследовал отдельные участки северного побережья и Северо-Восточной Земли; экспедиция М. Конуэя дала съемку почти 1550 кв. км территории центрального Шпицбергена, так же как крупные результаты в разных областях науки; Конуэю удалось совершить плавание вокруг почти всего архипелага. В. Брюс исследовал прибрежный остров Принца Карла; много материала для географии Северо-Восточной Земли дал также ряд экспедиций, предпринятых Оксфордским университетом (1921—1924 гг.), кружком географических исследований того же университета (1933 г.) и А.  Р. Гленом (1935—1936 гг.). За последнюю четверть века субсидируемые норвежским правительством экспедиции ведут упорную работу по изучению и картографированию всей группы островов.
Новый период изучения Гренландии оті ^ывается 12 мая 1721 г., со времени отплытия Ганса Эгеде с семьей из Дании в Гренландию. Он высадился вблизи Годтхоба на западном берегу и зазимовал там. Эгеде прожил в Гренландии до 1736 г. и собрал болыиоіі материал об острове, в особенности же о его юго-западной части, где была зимовка. Он положил начало новой колонизации Гренландии, в результате которой к концу XVIII в. на ее западном берегу выросло десять поселков.

XIX век ознаменовался чрезвычайно энергичным исследованием Гренландии. Многие полярные путешественники заходили по пути в те или иные точки побережья и обогащали карты новыми деталями. Так, например, в 1818 г. Росс освежил старые данные об отдельных частях Баффинова залива: в 1852 г. Инглфилд нанес па карту около 1000 км побережья вблизи пролива Смита, а в 1853 г. Кейн довел съемку до ледника Гумбольдта; в 1871 г. Холл достиг широты 82°07'; в 1876 г* экспедиция Нейрса произвела исследование берега за пределами Рипалс-Харбор и в 1882 г. экспедиция Грили—Локвуда нанесла на карту еще одну нов\ го большую полосу побережья.

На восточном берегу Скорсби в 1822 г. положил на карту территорию между 64 и 75° с. нь и уже в следующем году Клевринг и Сейбин добавили к этому свои материалы по району вблизи 74° с. ш. В 1829 г, Граа начал съемку с мыса Фарвель, провел ее за 65° с. ш., а зимой 1830—1831 гг. производил в Гренландии новые исследования.

Если в первую половину XIX в. исследования ограничивались главным образом побережьем, то во второй половине произошел поворот. Он начался рядом больших путешествий по южной Гренландии Г. Ринка; с 1853 г. они растянулись на пятнадцать лет. В 1869 г. Кольдевей и Пайер достигли острова Сейбин у восточного побережья и, продолжая итти в северном направлении, дали Земле Императора Вильгельма ее нынешнее название и частично исследовали фиорд Франца Иосифа. Эти путешествия, вдіесте с работой Инглфилда и его преемников на западном берегу, способствовали накоплению значительного материала о побережье Гренландии и подготовили те полные риска путешествия, которые впервые дали нам представление о внутренней Гренландии.

В 1870 г. А. Э. Норденшельд, выйдя от острова Диско, сделал попытку пересечь всю Гренландию, но потерпел неудачу, В ходе его второй экспедиции 1883 г. он прошел лишь 120 км от фиорда Аулацивик. Пять лет спустя, в 1888 г., Нансен пересек Гренландию с востока на запад—от точки на восточном побережье под
64°30' с. ш. до Годт^оба. Это замечательное и совершённое в очень трудных условиях путешествие впервые дало представление об истинном характере Внутренней Гренландии[41].

Вслед за путешествием Нансена последовали другие крупные путешествия во внутреннюю, главным образом крайнюю северную часть страны. В 1886 г. Пири, выйдя с побережья (около 69°30' с. ш.), проник примерно на 190 км в глубь Гренландии. Еще через шесть лет он начал крупное путешествие исследованием залива Инглфилд и совершил затем оттуда переход в северо-восточном направлении к фиорду Индепенденс. В 1893 г. он приступил к новым путешествиям на севере и в 1895 г. вновь вышел к фиорду Индепенденс. В 1900 г. он достиг крайней северной оконечности Гренландии на широте 83°37'2.

Через каких-нибудь четырнадцать лет карта Гренландии коренным образом изменилась. Все же оставался ряд важных вопросов, к решению которых и приступили исследователи XX в. Первой по времени была экспедиция герцога Орлеанского (1905 г.).' Он достиг восточного побережья на 78°І6' с. ш. и продолжил работу, начатую до него Кольдевеем и Пайером. На следующий год Гренландию посетила экспедиция Милиуса-Эриксена на судне «Данемарк», поставившая себе целью исследовать побережье от мыса Бисмарка (под 77° с. ш.) до рубежа, достигнутого Пири в 1900 г. Один из участников экспедиции, Л. Кох, не дошел лишь сорока миль до мыса Виков, руководитель же и два члена экспедиции погибли в ходе исследования фиорда Индепенденс. В 1909 г.' в Гренландии работали две экспедиции. Де-Кервен из фиорда Квараяк проник в глубь страны на расстояние примерно 130 км. Севернее экспедиция на судне «Алабама» (1909—1912 гг.), посланная отчасти для выяснения обстоятельств смерти Милиус-Эрик- сена, нашла оставленные им научные материалы и осмотрела также фиорд Данемарк.

В год окончания экспедицией «Алабамы» ее трудов К. Расмуссен совершил сбою первую экспедицию на судне «Туле». Он пересек северную Гренландию, вышел к фиорду Данемарк, а из него вернулся на западное побережье. В 1912 г. во второй раз пересек Гренландию Де-Кервен, вышедший из Якобсхавна и достигший восточного побережья у фиорда Сермилик. Путешествие его имело большое значение, поскольку при этом переходе через Гренландию он прошел почти 700 км. Третий переход через Гренландию был сделан И. Кохом в 1912—1913 гг. Он намеревался также перезимовать на Земле Дроннинг-Луизе и изучить ее геологию и географию; хотя это ему не удалось, он успешно вышел к западному берегу и достиг Провена.

Новые материалы о Гренландии дала вторая экспедиция Расмуссена и Л. Коха на «Туле» в 1916 г. и экспедиция 1920—1923 гг. в ознаменование двухсотлетнего юбилея вторичной колонизация Гренландии, в ходе которой руководитель Л. Кох совершил путешествие вокруг северной Гренландии. Обе экспедиции проделали большую работу, в результате которой закончено было нанесение на карту всего побережья Гренландии.

Пока известные исследователи совершали свои привлекавшие всеобщее внимание путешествия, шло научное довольно подробное изучение Гренландии и в более скромных масштабах. Оно началось в 1876 г. и после 1878 г. перешло в ведение комиссии по руководству геологическим и географическим исследованием Гренландии. В результате ее работ Гренландия теперь изучена лучше всех американских арктических областей, даже некоторых, лежащих значительно южнее. Но все же и на ней есть еще не изученные местности; одной из них, в восточной Гренландии, и занялась •кембриджская экспедиция 1926—1929 гг. Ее руководитель Дж. Уорди организовал успешный подъем на пик Петерманна и собрал много ценного материала о местности к северу от залива Скорсби.

Эта экспедиция типична для многих посетивших различные части Гренландии за последнее десятилетие. Недостаток места не дает нам возможности подробного разбора всех этих экспедиций из Норвегии, Дании, Франции и США, в особенности же экспедиций Мичиганского университета (руководитель—профессор В. Хоббс), Оксфордского и Кембриджского университетов. Все же на некоторых из них мы должны остановиться по причинам, которые станут читателю ясными позже.

Мы уже упоминали об исследованиях Л. Коха. Он и в дальнейшем продолжал весьма успешно возглавлять или направлять исследования датчан в северо-восточной Гренландии. Его экспедиции работали в Гренландии в 1926—1927, 1929, 1930, 1931 — 1934 и 1936—1937 гг. Самая крупная из них с общим штатом в 375 человек провела в Гренландии между 71 и 76° с. ш. четыре лета и три зимы. Были получены большие результаты в области геологии; обширные, до того не известные территории засняты с земли или с воздуха; были произведены многие другие научные наблюдения.

Несколько южнее два норвежца, М. Мерен и А. Хейгард, совершили переход через внутренний ледниковый покров от лед- иика Камаруюк (под 71°10' с. ш.) на западном побережье, откуда они вышли 6 июля 1931 г., к полуострову Стриндберг на восточном берегу, куда они прибыли 18 августа.

Этот же ледник явился одним из главных объектов исследовательской работы германской экспедиции А. Вегенера, производившей метеорологические и другие наблюдения. Профессор
Вегенер имел в виду организовать три метеорологические станции: одну на западном берегу, другую во внутренней части Гренландии (7108' с. ш., 40°з. д.) и третью на восточном берегу у залива Скорсби. Ледниковая станция проработала всю зиму. На следующее лето Вегенер привел туда смену, но сам умер на обратном пути. Экспедиция лишилась, таким образом, своего выдающегося руководителя, уже до того три раза побывавшего в Гренландии и завоевавшего себе мировое имя в качестве геолога. Спутники Вегенера остались в Гренландии и продолжали работы, в особенности по изучению толщины ледника (по их измерениям она доходит до 2700 м).

Еще южнее работала британская арктическая экспедиция по разведке авиатрассы под руководством Г. Уоткинса. Свою базу Уоткинс оборудовал на материке к западу от Ангмагсалика, а под 67°3' с. ш. и 41°48' з. д. организовал ледниковую станцию, где А. Курто (Courtauld) прожил в одиночестве зимой 1930/31 г. пять месяцев. Главные силы экспедиции произвели некоторые исследования внутри Гренландии и также съемку восточного побережья от базы в северном направлении до фиорда Кангерд- лугсуак.

После того как Курто был сменен, один отряд (в составе Д. Скотта, А. Стивенсона и лейтенанта М. Линдсея) пересек внутренний ледник от базы до Ивигтута на юго-западе, другой отряд (Дж. Раймилл и В. Хемптон) направился на северо-запад через ледник и вышел к Хольстенборгу на западном берегу; сам же Уоткинс вместе с Курто и капитаном П. Лемоном прошел на маленькой шлюпке вдоль восточного побережья до Нанорталика. Эта экспедиция произвела большие съемочные работы и так же, как экспедиция Вегенера, собрала ценный материал в связи с проектом воздушного сообщения между Европой и Америкой.

В 1932 г. Уоткинс вернулся на восточное побережье Гренландии и на этот раз организовал свою базу в 160 км к северу от Ангмагсалика у Лейк-Фиорда. Он научился управлять каяком не хуже эскимосов, но 20 августа, когда он охотился на тюленей, с ним случилось какое-то несчастье и он утонул. Руководство экспедицией перешло в руки Д. Раймилла, и работа продолжалась. Были собраны новые ценные материалы для проектируемой авиатрассы.

Участник экспедиции Уоткинса 1930—1931 гг. лейтенант М. Линдсей вернулся в 1934 г. в Гренландию для окончания съемки горного массива между горой Форель и заливом Скорсби. Удобнее всего было проникнуть в этот район с запада, и экспедиция Линдсея успешно пересекла внутренний ледник от Якобсхавна до старой базы британской арктической экспедиции по разведке авиатрассы.
Первоначальные попытки достигнуть полюса делались все к востоку от Гренландии и нами уже разбирались. Напомним в связи с этим, что их исходной целью было не исследование Арктики, а разрешение приобревшего уже почтенную давность вопроса о северном «проходе» к Тихому океану. Поэтому мы и отнесли их в раздел нашей книги, посвященный поискам Северо-западного прохода; и здесь достаточно в этой связи лишь напомнить о путешествиях Фиппса и Бьюкена.

В 1827 г. капитан Парри выдвинул проект «путешествия к Северному полюсу в лодках на полозьях—по льду или по открытой воде, там, где возможно». Базой своей экспедиции он сделал Шпицберген, откуда достиг 82*45' с. ш., зайдя, тгким образом, за достигнутый Фиппсом рубеж (80° 48' с. ш.), и установил рекорд, продержавшийся до 1876 г.

После этого центр тяжести переместился в области к западу от Гренландии, где велись энергичные поиски Северо-западного прохода, и лишь через несколько лет после окончания этих поисков возобновились путешествия к полюсу из областей, лежащих к востоку от Гренландии* В 1868 г. Норденшельд, отплыв из Шпицбергена, достиг крайнего рубежа судоходства в арктических водах — 81°42' с, пт Вторая экспедиция Норденшельда, тоже с базы на Шпицбергене, в общем была неудачной: удалось исследователю лишь по льду достичь острова Фиппс.

Тем временем судно «Германий» под командой капитана Коль- девея произвело в 1868 г, попытку плавания вдоль восточного побережья Гренландии. После того как попытка оказалась безуспешной, Кольдевей отплыл на Шпицберген и оттуда, к северу от архипелага, достиг 81°05' с. ш. Вторая его экспедиция, предпринятая в 1869 г., не принесла ничего нового делу исследования полюса, хотя и проделала полезную работу в Гренландии.

Все эти попытки проникнуть в Арктику к востоку от Гренландии дают нам какое-то мерило для суждения о следующем крупном путешествии, С большой смелостью и вместе с тем на основе логических выводов из накопленного фактического материала Ф. Нансен решил дать своему судну вмерзнуть в лед, с тем чтобы его дрейфом отнесло к полюсу. В 1893 г. он отплыл на судне «Фрам», прошел вдоль берега Евразийского континента и дал судну вмерзнуть в лед к северу от Ново-Сибирских островов. Дрейфом «Фрам» был отнесен до 85°57' с. ш., но еще до этого Нансен покинул корабль и сделал попытку добраться до полюса пешком. Ледовые условия оказались неблагоприятными, и он пробился лишь до 86°12' с. ш. Все же это было большим достижением, блестяще задуманным и умело выполненным. Нансену, конечно, посчастливилось: в критический момент подвернулся случайный
'лолень, которого удалось убить; ушел живым от навалившегося на него медведя спутник Нансена, Йогансен, и оба они неожиданно повстречались в 1896 г. с Джексоном, занимавшимся исследованием Земли Франца Иосифа. Но если даже и сбросить со счетов благоприятную - игру случая, являющуюся должной наградой редчайшему мужеству, экспедиция Нансена остается одной из самых замечательных и ценных во всей истории полярных исследований. «Фрам» пробыл во льдах пять месяцев и вышел на чистую воду лишь 13 августа 1896 г. к северу от Шпицбергена. Командир судна капитан О. Свердруп достоин места рядом с Нансеном за свои заслуги в области выявления истинного характера значительной части Арктики[42].

Земля Франца Иосифа , куда Нансен прибыл пешком, служила исходной базой для целого ряда попыток достичь полюса. Экспедиции Пайера (1874 г.), Уэлмена (1894 г.) и Джексона (1894 г.) были все более или менее прямо связаны с открытиями на самом архипелаге или вблизи него, и ни одной из них не удалось зайти особенно далеко на север. Крайним рубежом был достигнутый Пайером мыс Флигели (81°5Г с. ш.). Более успешной оказалась экспедиция герцога Абруццкого (1901 г.). Один из ее участников, капитан У. Каньи, вышел с Земли Франца Иосифа 11 марта и 25 апреля достиг 86°34' с. ш., побив, таким образом, рекорд Нансена. Достижение Каньи тем более замечательно, что ему приходилось бороться с тяжелыми препятствиями и лишениями. Ре< корд Каньи продержался до 1906 г., по поскольку он был побит Пири в другом (западном) полушарии, результаты, достигнутые Каньи и Пири, трудно сравнивать между собой.

Остается упомянуть еще два вида исследований. Начатое в 1918 г. плавание судна «Мод» является примером исследования, объединяющего методы Нансена с техникой нового времени. Р. Амундсен прошел на «Мод» в 1918—1920 гг. Северо-восточным проходом. После некоторых аварий Амундсен сделал в 1921 г. попытку повторить нансеновский опыт—дал «Мод» вмерзнуть в лёд и отправиться дрейфовать, сам же вылетел к Северному полюсу на самолете. Ни та ни другая попытка не увенчались успехом. «Мод» была отнесена дрейфом примерно по тому же маршруту, что и «Фрам», и хотя на шхуне производились ценные наблюдения, географических открытий было сделано мало. Самолет Амундсена потерпел аварию, произошли и другие несчастья, но в конце концов Амундсен и его спутники все же вылетели к полюсу на двух летающих лодках. Им удалось достигнуть 87°43' с. ш:

По возвращении Амундсен, при финансовой поддержке Л. Элсуэрта, перелетел Северный полюс на дирижабле «Норге», поднявшись со Шпицбергена и сделав посадку на мысе Барроу. В 1928 г. Амундсен погиб при попытке спасти генерала Нобиле[43],

48. Северные полярные области—II: продвижение к Северному полюсу.

также пытавшегося перелететь через полюс на дирижабле. Смерть его была большой утратой для дела исследований. Он побывал на обоих полюсах, открыл Южный полюс и прошел как Северо- западным, так и Северо-восточным проходом. Его жизнь была синтезом всех полярных исследований. Его работа характеризовалась находчивостью и многогранностью, а также и большим- мужеством; трагическая же гибель Амундсена при благородной попытке спасти другого находится в полном согласии с теми крепкими устоями взаимной помощи, какие создались и выросли[44] у исследователей Арктики1.

Амундсен не был пионером исследования Арктики с воздуха. Еще в 1897 г. Андре и два его товарища отправились к Северному полюсу со Шпицбергена на свободном аэростате. Они достигли- 82°56' с. ш., откуда пешком вернулись на Белый остров (Гиллес)- к востоку от Шпицбергена, где и умерли. Дневники их, найденные норвежской «свальбардской и арктическо-океанской экспедицией» 1930 г., были немедленно опубликованы.

Пионерского характера работа Бинни па Шпицбергене в 1924 г. продемонстрировала возможность работы авиации в полярных районах, и в мае 1926 г. Р. Берд и Ф. Беннет на самолете «Фоккер»- совершили полет на полюс и обратно, отнявший лишь пятнадцать часов. В 1937 г., как мы уже выше отмечали, русская авиационная экспедиция высадила у полюса на лед группу ученых и без всяких осложнений вернулась обратно. Русские ученые имели намерение- пробыть год на льдине[45].

Новый период полярных исследований из областей к востоку от Гренландии в новейшее время открылся путешествием за Шпицберген Фиппса, установившего первый рекорд; мы считаем уместным закончить историю этого периода достижениями русских воздушных экспедиций, продолживших работу Фиппса и осуществивших во много раз больше того, о чем мечтал Барроу— «остаться хотя бы па несколько дней вблизи полюса и произвести^ там научные наблюдения».

Полярные экспедиции к западу от Гренландии

В течение первой половины XIX в. полярные исследования* к западу от Гренландии строились примерно так же, как и к востоку от нее. Открытый Баффином вход в пролив Смита все еще- оставался крайним северным рубежом, и все внимание исследователей было направлено на отыскание Северо-западного прохода. Из этих поисков родились экспедиции, отправившиеся выручать Франклина, одна из которых, под начальством Инглфилда, определила в 1852 г. общие очертания пролива Смита, изучила новые отрезки побережья и исследовала также пролив Джонса.

Преемником Инглфилда был Кейн, достигший в 1853 г. на судне Инглфилда «Эдвенс» 78°37' с. т., откуда его санные отряды добрались до мыса Фрезера на острове Эллсмир и мыса Конституции в Гренландии[46].

Следующий шаг вперед сделал із 1860—1861 гг. Хейс, хотя открытие его носило случайный характер. Хейс исследовал остров Зллсмир между 77° и 78° с. ш. и, как ему казалось, «открыл свободный от льдов Северный Ледовитый океан». На самом деле это был пролив Кеннеди; однакоже слухи о сенсационном открытии возродили надежду на быструю победу над Арктикой, С этой надеждой совершил свою экспедицию на судне «Полярис» Холл в 1870—1873 гг., достигший 82°26' с. ш. Исследовав часть Гренландии, сам Холл умер, отряд же его завершил изучение пути к Северному Ледовитому океану[47].

В 1875 г. за Холлом последовала английская экспедиция Д. Нейрса. Судно его «Элерт» перезимовало в Арктике под 82°25' с. ш., и два участника его экспедиции собрали большой новый географический материал* А. Г* Маркхем достиг 83°20' с.ш., что ■было очень большим достижением. Олдрич, идя в западном направлении по окраине Земли Гранта, изучил и нанес на карту еще более 300 км побережья* Дальнейшие открытия на Земле Гранта сделала экспедиция Грили—Локвуда (1881—1883 гг.), добравшаяся до фиорда Грили на западном берегу и сделавшая также ряд важных открытий в Северной Гренландии, включая остров, названный в честь Локвуда*.

Окончательное достижение полюса явилось результатом замечательных путешествий Р. Э. Пири, в общей сложности охвативших одиннадцать лет (1898—1909 гг.). В ходе своей первой попытки Пири добрался до прежней базы экспедиций Грили—Форт- Конгера на острове Эллсмир, где он занялся исследованием Земли Гранта, объединив тем самым области, где работал Свердруп, с областями работы Грили и Олдрича. После этого он перешел на северную Гренландию и достиг лежащего под 83°37' с. ш. мыса Виков. После неудачной зимовки 1900/01 г. Пири сделал в 1902 г. попытку пробиться как можно дальше на север, причем достиг 84°І7' с. ш, В 1905 г., выйдя с Земли Гранта и достигнув 87566' с. ш., он побил свой старый и установил новый рекорд, а в 1909 г. его долгие и настойчивые усилия и великолепные организационные способности получили должную награду: выйдя с мыса Колумбии, он достиг Северного полюса[48].

Южный полюс                                                                                                        >-

Выдающиеся достижения Джемса Кука, его утверждения о существовании южного континента и увлечение исследованием других областей земного шара объясняют тот странный, на первый взгляд, факт, что в течение целого полувека после второго путешествия Кука в водах Антарктики побывало очень мало исследователей[49]. Единственным крупным исключением была экспедиция 1819—1821 гг. под командованием Беллинсгаузена. Она была и единственной русской экспедицией в Антарктику[50].

Беллинсгаузен достиг Южной Георгии в конце декабря 1819 г. и, продолжая плыть в южном направлении, открыл три острова к северу от Южных Сандвичевых островов. Повернув на восток, он в первый раз пересек южный полярный круг под 3° з. д.[51], во второй—под 18° в. д.[52] и в третий раз—под 36° в. д.2 Беллинсгаузен продолжал плавание еще на значительное расстояние за 60“ го. ш., после чего повернул к Сиднею. С этого момента началось уже разобранное нами выше его тихоокеанское плавание (см. выше, раздел 1). В сентябре суда экспедиции достигли Сиднея

и в ноябре вышли в новое плавание в высокие широты. Они пересекли южный полярный круг в четвертый раз под 164°34' з. д.,

в пятый—под 120° з. д. и в шестой—под 103° з. д. Вскоре после этого экспедиция достигла крайней южной точки путешествия под 69°52' ю. ш. и 92°10' з. д. Этот триумф увенчался открытием сначала острова Петра I, а затем Земли Александра I, где до Беллинсгаузена уже успели побывать китобойные суда[53]. Отсюда Беллинсгаузен направился к Южной Георгии, где и закончилось это замечательное полярное путешествие[54].

«Изучение трассы плавания судов Беллинсгаузена показывает, что если они и на градус с четвертью не дошли до достигнутого Куком рубежа, все же его шлюпы «Восток» и «Мирный» прошли кюгу •от 60° ю. ш. более 242 градусов по долготе, из которых 41 градус приходится на моря за южным полярным кругом, тогда как суда Кука «Резолюшн» и «Адвенчур» покрыли к югу от 60° ю. ш. лишь 125 градусов по долготе, из которых только 24 градуса приходится на моря за южным полярным кругом. Но это еще не все. Та тщательность, с которой Беллинсгаузен умышленно пересек все огромные разрывы, оставленные его предшественником, создала полную уверенность в том, что к югу от 60° ю. ш. повсюду лежит открытое море» (X. М и л л[55]).

В конце своего плавания по водам Антарктики Беллинсгаузен повстречал промышленника Палмера и очень удивился, узнав, что область вокруг Южно-Шетландских островов была, повидимому,

хорошо известна[56]. Это объяснялось тем, что здесь охотилось множество зверобойных и китобойных судов, снаряженных предприимчивыми, главным образом американскими, промышленниками. Что именно эти суда открыли—установить трудно, так как промышленники были мало склонны распространяться о районах своей добычи, но мы можем, по крайней мере, предположить, что Южно-Шетландские острова были известны промышленникам еще до их официального открытия В. Смитом в 1819 г. За Смитом последовал Брансфилд, посланный для исследования этих остро- вон командующим тихоокеанской морской станцией капитаном

В.       Ширреффом, и начиная с этого времени (1820 г.) мы уже больше- знаем об открытиях промышленников, В 1821 г. Палмер открыл часть Земли Грэема, а Пауэлл в ходе своего плавания 1821 — 1822 гі\ нашел Южные Оркнейские острова. Еще более важное значение имело путешествие Уэдделла на юг по морю, названному им в честь Короля Георга IV. Он достиг точки под 74°15' ю. ш. и 34°lfi'' 45" з. д., где дувший с юга свежий ветер лишил его возможности: продвигаться далее в этом направлении.

Некоторые открытия являются следствием предприимчивости, торгового дома Эндерби, предложившего капитанам своих судогс добиваться, по возможности, новых открытий в ходе их зверобойной и китобойной работы. Таким именно путем ГЗиско не только дополнил наблюдения, сделанные под высокими широтами Беллинсгаузеном , по и открыл в 1831 г* Землю Эндерби, а в следующем году—острова Аделаиду и Бпско. Плавание его охватило 160 градусов по долготе к югу от 00° ю. ш., из которых почти 50 градусов* приходится на моря за южным полярным кругом, что было немаловажным достижением.

Другой капитан на службе торгового дома Эндерби, по фамилии Кемп, открыл в 1834 г. Землю Кемпа, и третий, Баллепи, нашел названные в его честь (в 1839 і\) острова, «впервые доказав тем самым наличие суши за южным полярным кругом к югу от Новой Зеландии» (М и л л).

Плавания этих промышленных судов сыграли большую роль не только благодаря сделанным ими открытиям, по и благодаря тому живому интересу, который они пробудили в Европе и Америке, и поскольку они повели к трем антарктическим экспедициям нового типа. Первой из них по времени была французская- экспедиция Дюмон-Дюр вилл я, в 1838 г. побывавшая в той части Антарктики, что лежит к югу от Америки, и видевшая землю Луи-Фшшппа и остров }Куанвилля. Дюрвилль ші разу не приставал к берегу и, повидимому, вообще с неохотой плавал под высокими широтами. В конце своего тихоокеанского путешествия ов вновь вернулся в Антарктику и открыл в 1840 г. лежащую к югу от Австралии Землю Адели.

Американская экспедиция под командованием лейтенанта Уилкса (1840 г.) открыла другую землю поблизости от открытой Дюрвиллем Земли Адели. Уилксу пришлось испытать много трудностей, так как суда его не были приспособлены для долговременной борьбы со стихиями и к тому же экипаж судов был не вполне надежен. Однакоже Уилкс упорно продолжал плавание под высокими широтами, давая имена ряду точек на том массиве, который он принимал за Антарктический материк. Недавняя экспедиция Дугласа Моусона показала, что по крайней мере часть «открытий» Уилкса па самом деле была воображаемой.

«Несмотря на эту неувязку»,—говорит Моусон,—работа Уилкса имеет большую ценность. Он оконтурил массив пакового льда, в том виде, в каком он был в 1840 г., и промерами установил ряд. мелких мест, являющихся более убедительными свидетельствами, близости земли, чем его обычные туманные и часто малообоснованные утверждения. Но если мы так резко критикуем работу Уилкса, мы не должны недооценивать его ни как прекрасного- моряка, ни как выдающегося, волевого руководителя. Полное- опасностей 2000-мильное плавание судна «Вепсен» по усеянному льдинами морю под высокими южными широтами, в зоне, где даже летом часты штормы, всегда останется крупнейшим достижением».

На старых картах «Земля Уилкса» покрывала сорок градусов, по долготе (100—140° в. д.), теперь же Дуглас Моусон пришел к заключению, что Земля Уилкса охватывает значительно более скромную территорию в непосредственном соседстве с Землей Адели.

Третьим и важнейшим из этих плаваний была экспедиция Джемса Кларка Росса на судне «Эребус» в сопровождении «Террора», под командой Ф. Крозье (1840—1843 гг.). Главной целью, плавания было продвинуть науку о магнетизме «путем производства обширной серии наблюдений в высоких южных широтах». На самом деле, экспедиция проделала гораздо более чем «серию наблюдений». Пользуясь открытием Валлени умышленно избегая тех районов, где видели землю Дюрвилль и Уилкс, Росс «взял курс восточнее (170° в. д.), которым пытался проникнуть, на юг, если удастся, вплоть до самого магнитного полюса». В январе 1841 г. Росс начал пробиваться сквозь паковый лед, 9-го числа..

вышел из него в чистую воду, а еще через два дня совсем близко подошел к земле, на которой был виден горный хребет (Адмиралтейства). Росс проследовал от мыса Эдар в южном направлении, /пока 28 января не открыл две высокие горы, названные им Эребус и Террор. 2 февраля он достиг самой высокой широты, 78°4' ю. ш., но не мог продвинуться дальше через ледяной барьер, преграждавший проход в море Росса. Так как подходящего места для зимовки здесь не нашлось, Росс повернул на север и в апреле 1841 г. прибыл в Тасманию.

В ноябре Джемс Росс вновь отплыл на юг «с целью найти проход в ледяном барьере, явившемся крайним рубежом его предыдущего путешествия». 18 декабря экспедиция вступила в пак и в .день Нового года пересекла южный полярный круг в 2250 км к востоку от той точки, где она пересекла его первый раз. Однакоже из пака вырваться не удалось, и к 28 января Росс оказался лишь под 67°39' ю. ш. я 156° з. д. В ожесточенной борьбе с тяжелыми метеорологическими условиями Росс повернул обратно лишь после того, как достиг точки 78°9'30 " ю. ш. и 161°27' з. д. Отсюда Росс взял курс на Фолклендские острова, которых и достиг 5 апреля 1842 г.

В свое третье антарктическое путешествие Джемс Росс отплыл 17 декабря 1842 г. Он намеревался итти прямо на юг вдоль 55і з. д. в надежде натолкнуться на продолжение Земли Луи-Филиппа, идя вдоль которой он рассчитывал сочетать съемку побережья с проникновением в высокие широты. 28 декабря он увидел остров Жуанвилля, но не сумел проникнуть сколько-нибудь далеко на юг. Тогда он взял курс на восток, пересек маршрут Уэдделла, .достиг 12° з. д., откуда сделал новый бросок на юг и в конце концов достиг крайнего южного рубежа этого своего путешествия под 71°30' ю. ш. и 14°5Г з. д. Итак, неудачей окончилась и эта третья попытка достигнуть Южного полюса. На обратном пути его постигла новая неудача, поскольку попытка найти острова Буве не увенчалась успехом. К концу сентября 1843 г., спустя почти ровно четыре года после отплытия в Антарктику, суда прибыли в Англию.

Джемс Росс сделал больше, чем любой из исследователей Антарктики. Не считая множества научных наблюдений, он положил на карту южных полярных районов Землю Виктории и придвинулся к полюсу ближе любого из его предшественников.

Продолжателем работы Росса был лейтенант Мур, но если не считать предположительного открытия им земли под 64° ю. III. и 49° в. д. и некоторых дополнительных магнитных наблюдений, он не внес ничего нового в дело исследования Антарктики. На путешествии 1844 г. исследование Антарктики обрывается вплоть до самого конца столетия. Одно судно совершило путешествие

в южные воды в 1850 г., а «Челленджер» заходил в антарктические воды в 1874 г., но продолжателя работы Дюрвилля, Уилкса и Росса не находилось. По возвращении Росса его суда были посланы на поиски Северо-западного прохода, и интерес всех мореплавателей того времени сосредоточился на Арктике.

Мимоходом следует упомянуть одну экспедицию. В январе 1874 г. китобойное судно под командованием немца капитана Э. Далльмана в ходе занятия китобойным промыслом достигло земли Грэема. Никаких подражателей этот пример не нашел вплоть до 1892 г., когда четыре судна вышли из Данди (Шотландия) в южные моря на китобойный промысел. На судне «Валена» отправился один из наиболее умелых исследователей как северных, так и южных приполярных морей В. Брюс. Возможностей для научных наблюдений было мало, но суда все же достигли острова Жуанвилль и нашли там норвежца Ларсена, открывшего  1893 г. Землю Оскара II. Другое китобойное судно достигло точки у 69°10' ю. ш. и 76°12' з. д., и оттуда Эвенсен видел Землю Александра I. Еще одно судно отвезло Борхгревинка в 1894 г. на мыс Эдар (Adare). Это был первый человек, высадившийся на континенте Антарктиды.

Китобойные экспедиции на этих пароходах возвестили собой новую фазу открытий в Антарктике, и за ними вскоре последовали серьезные исследовательские путешествия. Первая экспедиция такого рода под командованием лейтенанта А. Де-Жерляш на судне «Бельгика» отплыла в августе 1897 г. из Антверпена и в январе следующего года достигла Южно-Шетландских островов. Был открыт пролив, отделяющий архипелаг Палмера от материка, судно проследовало вдоль земли Грэема до Земли Александра I и, продолжая итти в юго-западном направлении, достигло 71°30' ю. ш. Здесь судно вмерзло в лед и за зиму было вместе с паком отнесено дрейфом на значительное расстояние; лишь 14 января 1899 г. оно сумело вырваться. Хотя экспедиция не открыла никаких новых земель, она выполнила большую и цен* ную работу, «беспримерную по длительности и регулярности повседневных научных наблюдений в условиях Крайнего Юга» (Мил л).

Вторая экспедиция—под начальством Борхгревинка на судне «Южный Крест»—вышла из Темзы в конце августа 1898 г. и 17 февраля 1899 г. высадилась на мысе Эдар. Судно вернулось на зиму в Новую Зеландию, оставшийся же на суше в деревянной избушке отряд провел зиму, изучая окрестности мыса Эдар. На следующее лето экспедиция занялась исследованием моря Росса, где судно достигло'крайнего южного рубежа, 78Э2Г ю. ш., а санный отряд— 78°50" ю. ш. Экспедиция проделала значительную картографическую работу, но, вообще говоря, она дала меньше научных резуль* татов, чем от нее ожидали.

Третья экспедиция—на судне «Вальдивия» (командир—капитан Креч)—25 ноября 1898 г. вновь открыла остров Буве и сделала целый ряд промеров глубин в высоких широтах.

К этому времени в научных кругах развился большой интерес к Антарктике. Под давлением географов-ученых Клементса Маркхема и Джона Меррея в Англии и д-ра Г. Неймайера в Германии исследователи с большой энергией принялись за работу. 9 января 1902 г. из Англии отплыл на судне «Дисковери» капитан Р. Скотт и 9 января 1902 г. высадился на мысе Эдар. В море Росса была открыта Земля Эдуарда VII и проделана большая и ценная работа. Перебазировавшись в восточную часть моря, Скотт установил островное положение гор Эребус и Террор и показал, что «залив» Мак-Мурдо был на самом деле проливом. Армитедж совершил первое путешествие по высокому плато. Летом 1902 г. Скотт, Щеклтон и Уилсон совершили путешествие на санях до 82°17' ю. ш., а в следующем году Скотт, идя, прямо в западном направлении, зашел далеко в глубь высокого материкового плато и достиг точки под 77°59' ю. ш. и 146°33' в. д. В сентябре 1904 г. после долгого и успешного путешествия судно «Дисковери» вернулось в Англию. Экспедиция не только узнала много нового о море Росса, но своими путешествиями по суше выявила природу внутренней части Антарктиды.

Вторая экспедиция, под руководством профессора Э. Дрыгаль- ского на судне «Гаусс», отплыла из Киля 11 августа 1901 г., зашла на острова Кергелен и Херд и затем отправилась к материку Антарктиды, стремясь коснуться его между тем местом, где предположительно кончалась Земля Уилкса (возвышенность Нокса), и Землей Кемпа. Здесь была открыта Земля Императора Вильгельма II и на ней конусообразный пик Гауссберг. За зиму и весну были собраны ценные научные материалы, и к ноябрю 1903 г. «Гаусс» вернулся на Эльбу.

Третья экспедиция, под начальством О. Норденшельда, отплыла в октябре 1901 г. из Швеции на судне «Антарктик» и в январе 1902 г. завидела Южно-Шетландские острова. В это и в следующее лето экспедиция провела исследование моря к востоку от Земли Луи-Филиппа, установила островной характер Земли Росса и проделала большую научную работу. Судно Норденшельда погибло, и он с несколькими людьми застрял в глухом углу Антарктиды, но благодаря счастливой случайности его партия, спасательный отряд и оставшиеся в живых члены экипажа судна почти одновременно сошлись и были увезены домой аргентинским военным судном «Уругвай».

Четвертая экспедиция, под руководством В. Брюса, вышла в ноябре 1902 г. из реки Клайд на пароходе «Скотия». Экспедиция ставила себе целью провести чисто научные исследования в районе моря Уэдделла, и собранный ею большой научный материал пол-
ностью оправдал это предприятие. Крайняя достигнутая экспедицией точка лежит под 74°Г ю. ш. и 22° з. д., и участники ее видели, хотя и не посетили новую землю, названную по имени двух финансировавших экспедицию людей Землей Котсов. Экспедиция исправила произведенные Россом в этой части океана промеры глубин.

Пятая экспедиция, под руководством Ж- Шарко на судне «Франсэ», первоначально вышла с целью спасти О. Норденшельда, когда же ее опередило в этом аргентинское судно, Шарко перешел на исследовательскую работу, В ходе двухлетних плаваний он нанес много новых деталей на карты западного побережья земли Грэема и достиг Земли Александра I.

Эти пять экспедиций, следовавшие непрерывно одна за другой в течение первого пятилетия нынешнего века, произвели переворот в географии Антарктического материка и сыграли непосредственную роль в решении многих его проблем. Все же оставались нерешенными задачи, которые только и могли быть решены усилиями и энергией будущих путешественников. Местоположение магнитного полюса—цель экспедиции Джемса Росса—все еще не было определено; Южный полюс все еще не был открыт; и пока еще очень мало было известно относительно внутренних областей того материка, который участник экспедиции на судне «Челленджер» Меррей считал сплошным массивом суши, а по предположениям других он состоял из двух больших островов.

Первую проблему решила экспедиция, совершенная в 1908 г. Щеклтоном и, так же как экспедиция Росса и Скотта, направившаяся в море Росса, Участники ее проф. Т. Дейвид и Дуглас Моусон достигли Южного магнитного полюса у 72°25' ю. ш. и ]55°16' в. д. Сам Шеклтон сделал мужественную попытку добраться до Южного полюса, достиг 88°23' ю. т., но из-за недостатка продовольствия и дурной погоды вынужден был повернуть обратно. Его пример продемонстрировал, однако, что при умелой организации возможно добраться до Южного полюса1.

Полюса достигли две экспедиции 1911 и 1912 гг. Первым побывал на полюсе Р. Амундсен, о блестящей работе которого в Арктике мы уже упоминали выше. Он провел зиму на краю Барьера Росса в Заливе Китов, откуда, направившись прямо на юг, 14 декабря 1911 г. достиг полюса. Амундсен шел по новой территории, собрал большой материал о внутренней части материка и совершенно четко установил, что Южный полюс расположен на массиве суши2.
Капитан Р. Скотт на судне «Терра-Нова», используя как базу залив Мак-Мурдо, вышел с четырьмя товарищами к полюсу и 17 января 1912 г. достиг его. Все пятеро погибли во время обратного путешествия, которое увековечено в истории исследований благодаря героизму Отса и трогательной последней записи в дневнике Скотта. Но помимо этой драматической стороны, экспедиция на «Терра-Нова» (1910—1913 гг.) показала ценную научную работу в землях, прилегающих к морю Росса, и открыла и нанесла на карту Землю Отса[57].

Пока длились эти два путешествия, японская экспедиция, организованная Тиоку Сирасе, совершила два плавания в Антарктику. В 1911 г. она достигла моря Росса, но дурная погода вынудила ее повернуть обратно. В следующем году она вернулась в море Росса и высадила на Барьер отряд, которому удалось достигнуть 80°5' ю. ш. Другой отряд побывал на Земле Короля Эдуарда VII, Экспедиция сделала очень мало, но, если учесть ее слабое оборудование, она была все же смелым предприятием.

Как только проблема полюса была решена, исследователи переключались на более детальное изучение менее крупных районов. Уже в 1908—1910 гг. Шарко вернулся в Антарктику на судне «Пуркуа-па?» («Почему бы нет?»), обнаружил и нанес на карту Землю Шарко (к западу от Земли Александра I) и исследовал море до 124° з. д. В 1912 г. германская экспедиция Фильхнера зашла в море Уэдделла и открыла Землю Луитпольда к югу от Земли Котсов. Наконец, очень важная «Австралазийская антарктическая экспедиция» Дугласа Моусона на «Авроре» исследовала район между Землями Виктории и Вильгельма И, положила на карту Земли Короля Георга V и Королевы Мэри, исправила некоторые ошибки Уилкса и проделала ценную работу по океанографии.

Все же никто еще не пересек континент Антарктики. Впервые задумал такой переход В. Брюс, и это же было одной из задач экспедиции Шеклтона на «Эндьюренс», но он ее не разрешил. Шеклтон имел в виду выйти в путь со стороны моря Уэдделла, пересечь материк Антарктиды и встретиться на противоположном краю с отрядом, который должен был выйти со стороны моря Росса. Этот отряд справился с возложенной на него задачей и к январю 1916 г. забросил продукты на базу у горы Хоп (83°30' ю. ш.).Но сам Шеклтон не смог высадиться на побережье моря Уэдделла: судно его «Эндьюренс» было отнесено на север, раздавлено льдами и погибло. Отряд Шеклтона оказался в беспомощном состоянии на льдине, которую в конце концов отнесло к острову Элефант. Шеклтон и несколько других участников его отряда совершили плавание в открытой лодке до Южной Георгии,

пересекли этот гористый остров, вышли к поселку Стромнесс и вернулись обратно, чтобы спасти оставшихся в живых участников экспедиции. Таким образом, Шеклтону не удалось достигнуть главной поставленной себе цели, но экспедиция принесла кое-какую пользу науке. В особенности много для познания Моря Уэдделла дал дрейф судна «Эндьюренс», послуживший ценным дополнением к открытиям Брюса и Фильхнера. Путешествие Шеклтона от острова Элефант до Южной Георгии остается одним из самых замечательных эпизодов во всей истории открытий в Антарктике.

В 1921 г. Шеклтон вновь вышел в плавание на судне «Квест», но в январе 1922 г. умер на Южной Георгии. Его целью было исследование побережья к западу от Земли Эндерби и работа в малоизвестных водах между Южно-Шетландскими островами и островом Гоу в южной Атлантике. Экспедиция продолжала работу и после смерти Шеклтона, теперь уже под начальством Ф. Уайльда. Были определены, по словам Уайльда, границы и условия пакового льда на протяжении 2500 миль, считая от 18° в. д. до 52° з д. в зоне между 63 и 70°ю. ш., но неблагоприятные условия не дали возможности произвести исследования какой- либо суши.

Исследование Антарктики продолжается, и здесь, так же как в Арктике,! успехом используется авиация. Четыре работавшие в 1928 и 1919 гг на Крайнем Юге экспедиции прибегали к услугам самолетов тех или иных типов, и по краю материка было сделано іксколько важных открытий. В 1928—1930 гг. адмирал Р. Берд, устроив базу в Литл-Америке близ Залива Китов, осмотрел Землю Мери-Берд, лежащую к востоку от Земли Короля Эдуарда V/I, и совершил большое санное путешествие к хребту Королевы Мод, где ему удалось дополнить и исправить работы Амундсена. 28 и 29 ноября 1929 г. был совершен успешный полет к полюсу и обратно[58].

В конце 1928 г. Г. Уилкинс совершил полет в южном направлении к востоку ‘от Земли Грэема; он открыл новую часть материка Антар' тики, названную им Землей Херста, и решил (ошибочно, как это теперь установлено), что Земля Грэема есть архипелаг.

В 1929 г. Дуглас Моусон на судне «Дисковери» открыл Землю Мак-Робертсона и нанес, таким образом, новую важную деталь на карту. Позже он исследовал окраину материка к западу от Земли Короля Георга V и доказал, что некоторые «земли», якобы виденные Уилксом и Дюрвиллем, на самом деле не существуют. В конце 1930 г. он открыл новые земли—Сабрину и Землю Принцессы Елизаветы—и вновь побывал на Земле Мак-Робертсона.

Я. Рийсер-Ларсен на судне «Норвегия» открыл в 1929—1930 гг. Земли Королевы Мод и Принцессы Марты, а в течение последующего сезона совершил плавание вокруг континента, побывал в неизвестной области между этими двумя вновь открытыми землями, открыл и положил на карту Землю Принцессы Рагнхильды.

50. Южные полярные области—II: XX в.

Открытия «Норвегии» были проделаны в ходе ее океанографической работы и занятия китобойным промыслом в водах Антарктики. Аналогичную хотя и менее обширную работу провело исследовательское судно «Дисковери II». В 1929—1930 гг. судно произвело съемку Южных Сандвичевых островов, подтвердившую точность работы Кука, и проделало большую другую работу, а в 1932 г. совершило плавание вокруг Антарктиды. В ходе этого последнего путешествия экспедиции удалось добыть материал, представляющий большую ценность для более точного определения положения Антарктиды и субтропических конвергенций. В 1937 г.

суднопродолжало работу по океанографии и гидрографической съемке и сумело оказать денную помощь Берду, Элсуэрту и Раймиллу.

В 1934 г. норвежцами были вновь произведены крупные открытия. Ларе Кристенсен видел к западу от Земли Вильгельма II новую землю, названную им Землей Принцессы Астрид. Он закончил свою экспедицию плаванием вокруг Антарктиды. В следующем году танкер «Торсхавн» открыл Землю Ингрид-Кристенсен. Отряд высадился на побережье у 68°39' ю. ш. и 78°36' в. д. и водрузил там норвежский флаг. Судно прошло вдоль берега 445 км, из которых 105 км оказались свободными от льда и снега.

В результате открытий последних тридцати лет значительная часть побережья Антарктического материка, к западу от Земли Мери-Берд до моря Уэдделла, теперь известна, по крайней мере в своих очертаниях, однакоже остается еще большое белое пятно на карте между Землей Мери-Берд и Землей Грэема. Все еще остается открытым вопрос о структуре и форме Антарктиды и о том вообще, континент ли это или два больших острова. Много способствовала разрешению этого вопроса последняя из южных полярных экспедиций—антарктическая экспедиция Берда 1933—1935 гг. Базой ее была сделана Литл-Америка, сам Берд отправился на 190 км на юг для производства научных наблюдений, главные же силы экспедиции взялись за дальнейшее изучение земли, ранее открытой Бердом к востоку от Литл-Америки, и совершили поход к хребту Королевы Мод. По возвращении на базу Берд совершил несколько полетов на юг. Вначале ему казалось, что он нашел пролив, разделяющий континент на две части, но в конце концов пришел к- заключению, что «к востоку от 150° з. д., от 75° ю. ш. до полюса на протяжении 1000 миль прохода быть не может».

Отсутствие такого пролива, повидимому, подтверждает также и Элсуэрт. В 1933 г. он собирался совершить перелет от Залива Китов через всю Антарктику, но при выгрузке самолет его был •сильно поврежден, и от полетов пришлось отказаться. В 1935 г. юн решил сделать новую попытку и с этой целью высадился на «острове Данди к северо-востоку от Земли Грэема, откуда он совершил полет почти до залива Китов. Путешествие отняло девятнадцать дней, часть которых была проведена в разбитых наспех лагерных стоянках на материке, где были произведены астрономические определения. Это было замечательным достижением и показало, что при соответствующих условиях и умелом уходе можно совершенно по-новому пользоваться самолетами для целей исследования... Теперь можно быть вполне уверенным, что нигде по трассе Элсуэрта нет рассекающего континент пролива.

Дальнейший свет на характер Антарктического континента •пролила английская экспедиция на Землю Грэема, совершенная в 1934—1937 гг. под руководством Д. Раймилла. Судно экспедиции—шхуна «Пенола»—вернулось в Англию летом 1937 г., и полностью результаты работы экспедиции еще неизвестны. Все же уже теперь ясно, что она входит в число важнейших предприятий этого рода в текущем веке. Экспедиция произвела съемку около 1600 км побережья-и большого внутреннего района Земли Грэема. Полеты в южном направлении показали, что многие сообщенные Г. Уилкинсом детали неверны и что Землю Грэема правильнее рассма- тривать не как архипелаг, а как часть материка. Территория Земли Александра I оказалась гораздо большей, чем предполагалось раньше, и было обнаружено, что она отделяется от Земли Грэема длинным и узким проливом, шириной в среднем в 24 км, то обоим берегам которого тянутся довольно высокие горы, совершенна отличного друг от друга внешнего вида и структуры»* Если учитывать скромное оборудование экспедиции, малочисленность состава и несколько несчастных случайностей, то эти результаты можно считать вполне удовлетворительными.

Таким образом, за последнее время география Антарктиды обогатилась обширным новым материалом. Постепенно обрисовываются контуры континента и на карте появляются черты рельефа. Неизбежны исправления старых теорий. Росс поместил горы Эребус и Террор на континенте, Скотт убрал их на остров. Уилкс «открыл» земли, которые Моусон затем устранил. Этот процесс должен развиваться, и накопление нового материала следует рассматривать не как доказательство неполноценности или небрежности путешественников-пионеров, а как свидетельство лучших методов и более высокой техники исследования. Такие изменения неизбежны в истории географических исследований[59].

ДОПОЛНЕНИЯ[60]

1. Китайские путешественники

Китайцы знали о Римской империи или по крайней мере о ее восточной части, вероятно, еще до восшествия на престол императора У Ди (140—87 гг. до н. э.); в годы его же правления из Китая на запад был отправлен посол с политическим поручением. Посол (Чжан-Цянь) достиг Ферганы около 138 г. н. э. и пробыл в ней на положении полу-пленного до 126 г., когда вернулся в Китай. «Он привез сведения, основанные на личном знакомстве со странами по Яксарту (Сыр-Дарье) и Оксусу (Аму-Дарье), а также расспросные данные о землях к западу от них» (Юл). Результатом его путешествия было открытие караванного пути из Китая на запад. Морской путь на запад стал, повидимому, известен лишь в самом начале II столетия н. э. Китай находился в близком контакте как по суше, так и по морю с Индией, куда из Китая ходило множество буддийских паломников. Первым из них, о котором мы имеем достоверные сведения, был Фа-Сянь, вышедший в 399 г. н.э. из Шаньси, проследовавший через Хотан и Памир в Индию и вернувшийся в 415 г. Из позднейших паломников более всех прославился Сюань-Цзан, совершивший свое путешествие между 628 и 645 гг., посетивший множество областей Индии и оставивший ценнейшее описание своего паломничества. Китайские буддисты продолжали ходить в Индиго в течение еще четырех последующих столетий. По словам путешественников нашего времени, их описания очень точны. Однако собранные ими сведения не дошли до Европы, и поэтому нет оснований придавать им слишком большое значение в общей истории исследований2.

Открытие Америки до Колумба

Под выражением «открытие Америки до Колумба» обычна имеется в виду предположительное открытие Америки в XV в.; о том, что в Америке еще ранее побывали норманны, споров почти нет, так как имеется слишком много доказательств этого. Вопрос сводится н тому, побывал ли в Америке кто-либо после норманнов н до Колумба. Существующие по этому поводу предположения можно свести к трем:

1)             Северное побережье Америки открыли датчане, с которыми, быть может, были связаны также и португальцы. Доказательства в пользу этого утверждения мало убедительны и не дают возможности прийти к какому-либо определенному заключению.

2)              Ньюфаундленд, или прилегающую часть материка Северной Америки, открыли португальцы. Это утверждение базируется на значительных натяжках в толковании некоторых документов и на свидетельстве нескольких карт начала XVI в. Поддержкой в широких кругах ученых оно не пользуется.

3)              Часть побережья Южной Америки открыли португальцы. Это утверждение базируется главным образом на интерпретации нескольких старинных карт XV в. и звучит несколько более убедительно, чем второе, ввиду действительной активности португальцев к югу от островов Зеленого Мыса и ввиду географического соотношения между Западной Африкой и Южной Америкой; но и в этом случае окончательной уверенности нет, и вопрос, вероятно, навсегда останется открытым.

Известны попытки использовать в качестве доказательства верности этой теории Тордесильясский договор. В 1479 г. португальцы согласились оставить Канарские острова в руках испан 1  ев, сами же сохранили власть над Северо-Западной Африкой, Гвинеей и южными атлантическими островами. Подозревая, что Колумб вторгся в их зону, португальский король в 1493 г. потребовал неукоснительного исполнения договора. Со своей стороны, Испания добилась от папы четырех булл, последовательно звучавших все более и более угрожающе по отношению к португальцам. Вторая из этих булл установила демаркационную линию в ста лигах к западу и югу от Азорских островов и островов Зеленого Мыса, четвертая же признавала права испанцев в Индии при условии, что они доберутся туда раньше португальцев. Тордесильясский договор 1494 г. фиксировал демаркационную линию в 370 лигах к западу от островов Зеленого Мыса. Этот договор нельзя рассматривать иначе как компромисс. Португальцы добивались демаркационной линии, которая шла бы с востока на запад и дала бы им возможность обеспечить свой путь на Дальний Восток вокруг Африки; они согласились на установление демаркационной линии с севера на юг, но отодвинули ее так далеко на запад, что она оставляла в их руках полный контроль над южной Атлантикой. Таким образом, договор этот, по существу, тесно связан с давним португальским стремлением к судоходству вокруг Африки и вряд ли может служить доказательством открытий на Западе.

Известны также претензии представителей других европейских народов, в том числе басков, валлийцев и ирландцев, на то, что честь открытия Нового Света до 1492 г. принадлежит именно им, но серьезно считаться с подавляющим большинством таких утверждений не приходится.

Среди многочисленных работ на английском языке по этому вопросу укажем, кроме упомянутых выше более старых трудов Бизли и Харриса, также следующие работы: Бабкок, «Легендарные атлантические острова» (ИЛ Н. Babcock, «Legendary Islands of the Atlantic», 1922) и Ларсен, «Открытие Америки за двадцать лет до Колумба» (S. Larsen, «The Discovery of America Twenty Years before Columbus», 1925).

Путешествие Де-Фонте

Имя Де-Фонте встречается в приведенном нами выше отрывке из дневника Кука (см. гл. IX, раздел 2). Вероятно, такого путешествия никогда не было, хотя некоторые географы и считают, что оно на самом деле имело место. По сохранившемуся рассказу, Б. Де-Фонте в 1640 г. будто бы отправился во главе экспедиции к западному побережью Северной Америки, а одному отряду удалось добраться с запада через ряд рек и озер до пролива Девиса. Де-Фонте утверждал, что это путешествие доказывает будто бы, что Северо-западного прохода не существует.

Анианский пролив

Пролив этот (см. гл. VIII, разд. 3, и гл. XV, разд. 2) обычно считался крайним западным участком Северо-западного прохода, непосредственно ведущим в Тихий океан. Географы допускали его существование па севере по аналогии с Магеллановым проливом на юге Америки. Выдвигалось ложное утверждение, будто в 1500 г. Анианский пролив был открыт португальцем Гаспаром Корте- реалом.

Насколько известно, впервые этот пролив был показан на одной карте 1556 г.[61]

 


[1] Посланником был назначен Николай Петрович Резанов, один из директоров Российско-Американской торговой компании, зять Григория новича Шелихова. Шлюпы «Надежда» и «Нева» принадлежали этой компании и должны были доставить грузы в русские владения на Камчатке и Аляске. Литературу см. в примечании 1 на стр. 520.—Прим. ред.

[2] Автор дает здесь примечание: «О работах русских в Тихом океане см. «The Pacific—Russian Scientific Investigations, 1926».

Автор ссылается здесь на сборник, выпущенный в 1926 г, АН СССР к третьему международному Тихоокеанскому конгрессу. Русское название сборника АН СССР: «Тихий океан. Русские научные исследования», Л., 1926.

[3] См. Коцебу, лейтенант, «Путешествие в Южный океан и в Берингов пролив для отыскания Северо-восточного морского прохода, предпринятое

[4] В первой половине XIX в. состоялось 36 русских кругосветных плаваний; из них 19 перечислены, как главнейшие, у М. С. Боднарского в «Очерках по истории русского землеведения», стр. 237, так как они сопровождались научными исследованиями,—Прим. ред.

г См. Коцебу, «Путешествия вокруг света ...на военном шлюпе «Предприятие» в 1823—1826 гг.», СПБ, 1828.— Прим. ред.

[6] См. Ф. Литке, капитан, «Путешествие вокруг света... на военном шлюпе «Сенявин» в 1826—1829 годах», СПБ, 1834—1835 (новое изд., Гео- графгиз, М.., 1948).—Лрим. ред.

[7] Эта книга несколько раз переводилась на русский язык. Переведены и изданы в 1949 г. и записи из дневников Дарвина вовремя этого путешествия.—Прим. ред.

[8] Из прочих не* описаны путешествия Бичи (1826 г.) на Бонинские острова и архипелаг Паумоту, Лапласа (1837—1840 гг.) на Таити, Маркизские и Гавайские острова и Белчера (1840 г.) на Ново-Гебридские острова н архипелаг Бисмарка.—Прим. автора.

[9] Автор не знает или умалчивает об огромной океанографической работе, которая проводилась русскими. Особенное значение для океанографии имели блестящие работы Степана Осиповича Макарова, произведенные им на Тихом океане на корвете «Витязь» в 1886 —1889 гг. (см. С. О. Макаров, «Витязь» и Тихий океан», СПБ, 18е4). О русских дореволюционных океанографических работах см. Ю. М. Шокальский, «Из истории географии» ЛЦ 1926 (главы «Обследование океанов» и «Северное полярное пространство»). После революции советские ученые сделали важнейший вклад в океанографию, особенно в изучение Северного Ледовитого океана.—Up им. ред.

[10] Действительность опровергает это оптимистическое заявление автора, «...Применение эхолота продолжает коренным образом изменять наши прежние представления о рельефе как прибрежных, так и открытых частей мирового океана.., К 1946 г. в Тихом океане между 10э и 30° ю. ш. и между 145' в. д. и 165° з. Д. обнаружено эхолотом около 100 плосковершинных пиков, конусами поднимающихся с больших глубин... В последнее время почти повсеместно эхолотом открываются все новые и новые подводные каньоны, прорезывающие материковый склон почти до 2000 л» {И. Зубов, примечание 39-е к книге Валло, «Общая география морей», Учпедгиз, 19Щ.—Прим. ред.

[11] Литература о полярных путешествиях очень обширна. Из старых английских работ все еще сохраняет свою ценность Барроу, «Хронологическая история путешествий в Арктические страны» ( fohn Barrow, «А Chronological History ol Voyages in the Arctic Regions», ISIS). Из общих трудов назовем следующие: 1 рили, «Справочник по полярным открытиям» (Д. W. Gre- el\\ «Handbook ої Polar. Discoveries», 4th ed., 1910); его же, «Полярные страны в XX в.» («The Polar Regions in the 1 wentieth Century»); английское издание—1929 г.; (американское издание—1928 г., пестрит ошиб

[12] Земля Гилеса—это, повидимому, то же, что Белый остров, который Петерманн с самого начала неверно нанес на карту. На Белом острове был расположен лагерь экспедиции Андрэ.—Прим. автора.

[13] См. Кроуз, «Поиски Северо-западного прохода» (N. М. Crouse, «The Search for the Norths-west Passage», 19,34), где дается общая сводка исследований,— Прим. автора.  Y1 \

[14] В J822 г. в Петербурге вышли две книги русского историка морских открытий В. Верхау «Путешествия капитанов Росса и Букана в Северные полярные страны» и «Путешествие капитана Парри в 1819 г. для открытия северо-западного пути».—Прим„ ред.

[15] Эти сухопутные экспедиции рассматриваются нами более подробно в гл. XV, в разделе 1.—Прим. автора.

[16] В книге Альберта ЭДаркхема, «Жизнь Джона Франклииа и Севером западпый проход» (Л. Markham., «Life of sir John Franclin and the North west Passage», 1891) содержатся, наряду с отчетом об экспедиции самого Франклина, также и описания множества других полярных путешествий.—Прим. автора.

На русском языке сборник материалов «Арктические походы Джона Франклина» выпущен в 1937 г., издательством Главсевморпути, Л., 1937. В этот сборник вошли также материалы о важнейших экспедициях, отправленных на поиски Франклина.—Прим. ред.

[17] Факсимиле этого документа см. в книге «Арктические походы Джона Франклина», Л., 1937, стр. 317,— Прим. ред.

[18] Кое-какие остатки экспедиции Франклина обнаружил в сентябре 1930 г. майор Баруош во время полета над побережьем острова .Короля Вильяма.—Прим. автора.

[19] В 1875 г. неудачную попытку пройти Северо-западным проходом сделал Юнг.—Прим. автора.

[20] Книга Амундсена об этом плаваний переведена на русский язык^ Р. Амундсен, «Плавания Северо-западным проходом на судне «Йоа»>

1935.—Прим. ред.

[21] См. В. Бартлетт, «Последнее плавание «Карлука», Л., 1936.— Прим. ред.

[22] См, В. /О. Визе, «Моря Советской Арктики, история исследования». "Изд. Главсевморпути, Л0 1939. (Глава «Ново-Сибирские острова и море Лаптевых», стр. 370—404.) Уже Михаил Стадухин видел ближний Ляхов- ский остров в 1644 г., а Вагин и Пермяков в 1712 г. побывали на этом острове.—Прим. ред.

[23] Матвей Матвеевич Геденштром был начальником экспедиции, снаря

вов лейтенантом Анжу», «Записки Гидрографического департамента», VII, 1849. Вместе с Анжу йпись берегов Сибири от Оленеха до Индигирки лроизводили штурманы Ильин и Бережных.—Прим. ред.

[25] См. Ф. Врангель, «Путешествие к северным берегам Сибири и по Ледовитому морю, совершенное в 1820—1824 гг. экспедицией... Врангеля»,

чч.    I—II, СПБ, 1841. Врангель по расспросным сведениям и по полету птиц, который он сам неоднократно наблюдал, нанес на карту большой остров между Восточно-Сибирским и Чукотским морями, что в высшей степени ■облегчило задачи более поздних исследователей. Именно Берри первый и предложил назвать этот остров «Землей Врангеля». Остров Гералд, о котором упоминается в тексте, лежит к востоку от острова Врангеля, у 175° з. д.— Прим. ред.

[26] См. Де-Лонг, «Плавание «Жаннетты», Изд. Главсевморпути, Л., 1936. См. также С. Лаптев, «Трагедия в ледяной пустыне», Иркутск, 1937.— Прим. ред.

[27] См. «Отчеты о работах русской полярной экспедиции, находящейся под начальством барона Толля, 1900—1904 г.», ч. I—IX, 1901—1904.

[28] Новая Земля стала известна прежде всего русским, от которых англичане получили некоторые сведения о ней во второй половине XVI в.—Прим. ред.

[29] Речь идет о промысловой экспедиции Саввы Лошкина, который по собственной инициативе совершил это путешествие (с двумя зимовками), пред- положительно в 1760—1762 гг. См. В. Ю, Визе, «Русские полярные мореходьс из промышленных, торговых и служилых людей XVI—XIX вв.», биографический словарь* изд. Главсевморпути, 1948, Автор не сообщает о более поздней» но очень важной исследовательской экспедиции штурмана Федора Роз- мыслова в 1768—1769 гг. О нем см. Визе, «Моря Советской Арктики», изд. 3-є, и И. Чулков1 «Экспедиция на Новую Землю под начальством Розмыслова в 1768—1769 гг.» (по архивному делу), Архангельск, 1898.—Прим. ред.

[30] Имеется в виду неудачная (из-за цынги) экспедиция лейтенанта А. Лазарева на конфискованном английском бриге «Кэтти», переименованном в «Новую Землю». См. В. JO. Визе, «Моря Советской Арктики», Л,, 1939, стр. 96.— Прим. ред.

[31] Этот замечательный исследователь Новой Земли умер в 1835 г. в возрасте 36 лет. Во второй экспедиции принимал деятельное участие А. К- Ци- волько. См, М. #. Рейнеке, «Экспедиция подпоручика Пахтусова для описи восточного берега Новой Земли», «Записки Гидрографического департамента», 1842—1844. О Пахтусове см. также Боднарский и Визе, указанные сочи- нения.—Прим, ред.

1838 г. под начальством лейтенанта Циволько, которого после его смерти, (в марте 1839 г.) сменил прапорщик Моисеев. Но это была третья экспедиция с участием Циволько; за год до этого, в 1837 г., он доставил на Новую Зем.пго на судне «Кротов» академическую экспедицию Бэра, которая сделала очень, много для изучения геологии, растительности и животного мира этого острова. См. М. М. Соловьев, «Бэр на Новой Земле», Л., 1934.—Прим. ред.

[33] Ряд работ Норденшельда переведен на русский язык. Последнее изда^ ние Л. Е. Норденшельд, «Путешествие вокруг Европы и Азии на пароходе «Вега», тт. I—II. Теперь доказано, что Норденшельд не первый обогнул на судне Таймырский полуостров. Почти за два с половиной столетия до него это сделали неизвестные русские мореходы. См. Л. П. Окладникову «Русские полярные мореходы XVII в. у берегов Таймыра», Изд. Главсевморпути, 1948.—Прим ред.

[34] Пользу в этом отношении принесла и описываемая нами ниже экспедиция Нансена на «Фраме».—Прим. автора.

s Речь идет о русских экспедициях 1913—1914 гг. на пароходах ледокольного типа «Таймыр» и «Вайгач» под начальством Б. А. Вилькицкого. Именем Бориса Вилькицкого в советское время назван был пролив между Северной землей и Таймырским полуостровом. См. Визе, указанное сочинение.—Прим. ред.

[36] Этот перелет от Москвы до острова Удд (ныне Чкалов на Охотском море) был совершен великим советским летчиком Валерием Павловичем Чкаловым (1904—1938 гг.) вместе с летчиком Г. Ф. Байдуковым и штурманом А. В. Беляковым 20—22 июля 1936 г. по маршруту, указанному "товарищем И. В. Сталиным. Покрыто без посадки расстояние в 9374 км в очень тяжелых метеорологических условиях.—Прим. ред.

[37] 18—20 июня 1937 г. Чкалов, Байдуков и Беляков, по заданию И* В. Сталина, совершили первый в истории беспосадочный трансарктический перелет через Северный полюс из Москвы в США, покрыв более 12 ООО км воздушного пути. 12—14 июля того же года этот перелет повторила другая группа советских летчиков (Громов, Юмашев и Данилин), поставив при этом мировой рекорд дальности полета без посадки по прямой.—Прим. ред.

Прим. ред.

[39] В XVI в. Шпицберген (Грумант), задолго до голландцев, посещался русскими поморами. Об этом свидетельствует письмо датского короля ФреДе- рика II от 1576 г. одному из его подданных норвежцев с приказом войти вено- шение с русским кормчим, ежегодно плававшим на Грумант из Колы (см. Визву указанное сочинение).—Прим. ред.

гин», достигшего севернее острова Рудольфа 82°24' с. ш.—Прим. ред.

[41] См. Ф. Нансен, «На лыжах через Гренландию», М., 1931.—Прим. ред.

9 См. Р. Пири, «По большому льду к Северу», СПБ, 1906.—Прим. ред.

[42] Книга Нансена в полном или сокращенном виде под названием «Среди льдов и во мраке полярной ночи» (или под сходными названиями) несколько раз переводилась на русский язык; только с 1898 по 1902 г. вышло по крайней .мере четыре перевода, в том числе один под редакцией Д. Н. Анучина.— Лрим. ред.

[43] Речь идет о катастрофе с дирижаблем «Италия» итальянской полярной экспедиции Нобиле. В спасении оставшихся в живых участников экспедиции решающую роль сыграли советский ледокол «Красин» и советская авиация.— При к pi'i),

[44] См. Ю. М. Шокальский «Роальд Амундсен (1872—І928 гг.)». «Известия» Государственного Русского географического общества», т, LXI, чч. І—ІІ^ стр, 335—403, 1929.

Ряд работ Амундсена переведен на русский язык, некоторые —по нескольку раз. В 30-х годах вышло в русском переводе собрание его сочинений.— Прим. ред.

[45] См. выше, примечание 1 на стр. 543—Прим. ред.

[46] См. Э. Кэн> «Путешествия и открытия 2-й Грин ел ьс кой экспедиции в северные полярные страны для отыскания сэра Джона Франклина, совершенные в 1853, 1854 и 1855 гг.», пер. Тихменева, СПБ, I860.— Прим. ред.

[47] О Холле см. «Арктические походы Джона Франклина», Л., 1937, гл. XELI—■ XIV.—Прим. ред.

[48] Книга Пири несколько раз переводилась на русский язык Советские издания: Р. Пири, «Северный полюс». Предисловие и примечания В. Ю. Визе. Изд. Главсевморпути, 1935; 2-е изд.. Географгиз, 1948.— Прим. ред.

[49] Утверждения Кука о существовании южного континента сопровождались, однако, заявлениями, которые могли только оттолкнуть других исследователей от поисков этого материка. Он писал (а авторитет его был очень велик): «Смело могу сказать, что ни один человек никогда не решится проникнуть на юг дальше, чем это удалось мне. Земли, что могут находиться иа юге, никогда не будут исследованы...» А для тех, кто все-таки решился бы si а новые поиски южного материка, Кук высказывал такие безотрадные суждения: «Это земли, обреченные на вечную стужу, лишенные тепла солнечных лучей... Если кто-либо обнаружит решимость и упорство... и проникнет дальше меня на юг, я не буду завидовать славе его открытий. Но... миру его открытия принесут не много пользы». Иными словами, Кук утверждал, что достигнуть южного континента нельзя, да и незачем.—Прим. ред.

[50] Напоминаем, что последнее издание этой работы Бейкера вышло іі 1945 г.,—за три года до новой советской экспедиции к берегам Антарктиды.—Прим. ред.

[51] Как известно, в экспедицию были снаряжены два военных корабля < шлюпа)—«Восток» под командой Фаддея Фаддеевича Беллинсгаузена и «Мирный» под командой Михаила Петровича Лазарева. В первый же раз, 16 января 1820 г., русские подошли к Антарктическому материку у широты 69°23' (по показанию Лазарева) или 69° 21' 28* (по показанию Беллинсгаузена), а именно к той части континента, которая в наше время* называется «Землей Кронпринцессы Марты». В письме Лазарева «Описание плавания шлюпов «Восток» и «Мирный» в 1819—1821 годах» есть следующее очень важное место: «16 генваря (1820) достигли мы широты 69°23', где встретили матерой лед чрезвычайной высоты и в прекрасный тогда вечер... простирался оный так далеко, как могло только достигать зрение... Это было в долготе 2°35'W от Гринвича. Отсюда продолжали мы путь свой к осту, покушаясь при всякой возможности к зюду, но всегда встречали льдішыіі материк, не доходя 70°».— Прим, ред.

[52] 9 февраля 1820 г. русские второй раз подошли к материку Антарктиды несколько западнее «Земли Принцессы Рагнхильды». Один из участников экспедиции (Новосильский) отмечает: «С 7 февраля появились небольшие дымчатые птицы вроде ласточек... Таких же птиц мы видели у острова Георгия; следовательно, нет сомнения, что близ 69° ю. ш.л долготы от 15° и дале» к востоку должен находиться берег». Уже этих двух достижений вполне достаточно, чтобы признать русский приоритет в открытии материка Антарктиды.—Прим. ред.

а На этот раз, 14 февраля, русские приблизились, но не подошли почти вплотную (как подходили ранее) к Антарктиде в районе Земли Королевы Мод —Прим. ред.

[53] Ни один из участников русской экспедиции не встретил на Земле Александра I каких-либо следов посещений китобоев, и нет никаких доказательств, что иностранные китобойные суда посещали в то время береговые воды этого сектора Антарктиды. Автор принял на веру необоснованные утверждения некоторых американских «историков», будто американский промышленник Палмер открыл в ноябре 1820 г. какой-то берег к югу отЮжно-Шет- ландских островов (то есть северо-восточный берег Земли Грэсма, крупнейшего и самого северного из островов, примыкающих к Антарктиде). Никаких указаний на такое открытие нет и в корабельном журнале самого Палмера. Цель этого измышления—подтвердить ссылкой на мнимое «право первого открытия» претензии США на захват Антарктиды. Сам автор ниже относит открытие Палмером части Земли Грэема к 1821 г. Во всяком случае это открытие (если оно было в действительности) было сделано после встречи Беллинсгаузена с Палмером у Южно-Шетландских островов. Палмер во время встречи сообщил русским об огромной добыче денных шкур, но ничего не сообщил об открытии не известной еще земли (см. «Плавания шлюпов «Восток» и «Мирный» в Антарктику в 1819, 1820 и 1821 годах», Географгиз, 1949, стр. 158) — Прим. ред.

[54] См. Ф. Ф. Беллинсгаузен, «Двухкратные изыскания в Южном Ледови

том океане и плавание вокруг света в продолжение 1819, 1820 и 1821 годов ■совершенные на шлюпах «Востоке» и «Мирном».., тт. I—II, СПБ, 1831 (но

[56] Беллинсгаузен и Лазарев зраліг, что з<і два года до и их Южно-Шетландские острова были открыты англичанином В. Смитом, который закончил. пх краткую опись в октябре 1819 г. Лазарев по этому поводу писал: «Так как. в Англии и, можно сказать, по всей Европе заключили, что открылась, наконец, та матерая на юге земля, которую так долго искали... то мы по одному названию Южной экспедиции обязанностью почііи таковое заключение нли еще более подтвердить, или вовсе оное опровергнуть ТЄАЇ, чтобы обойти ЗСЛПЇО С'ЛЮ с южной стороны...»— Прим. ред.

[57] Р, Скотт, «ДкеЬник капитана Р. Скотта», Пг. (б. г.), 416 стр.Дкевник Скотта в русском переводе в 20-х годах был переиздан.—Яркж. ред.

[58] См. Р. Бэрд, «Завоевание Антарктики», М , 1931.—Прим. ред.

[59] Как указал президент Географического Общества Союза ССР академик Л, С. Берг в своем докладе «Русские открытия в Антарктике и современный интерес к ней» на общем собрании Общества 10 февраля 1919 г., за последние годы «вопрос об Антарктике... приобретает острый характер. Причина этого ясна—с Антарктикой связаны очень реальные интересы...» После доклада президента и ряда выступлений членов Общества была вынесена резолюция, констатирующая «выдающуюся роль русских исследователей- ученых в деле открытия Антарктики, опровергнувших своими открытиями утверждения ряда иностранных исследователей,,, отрицавших существование Антарктического материка». Из этого, как указано в резолюции, «...вытекает бесспорное право Советского Союза на участие в решении вопросов Антарктики, Всякие попытки решать вопрос о режиме Антарктики без участия Советского Союза не могут найти никакого оправдания. Вопросы Антарктики должны решаться прежде всего теми государствами, которые имеюг историческое право на участие в таком решении. Между тем, согласно опубликованным в мировой печати сообщениям, некоторые государства пытаются добиться решения вопросов Антарктики без участия Советского Союза,, против чего Географическое Общество Союза ССР не может ве протестовать самым решительным образом.

Всякое решение вопроса о режиме Антарктики без участия Советского* Союза не может иметь законной силы, и СССР имеет все основания не признавать любого такого решения». (См. Л. С. Берг, Русские открытия в Антарктике и современный интерес к ней». Географгиз, М., 1949).—Прим. ред.

[60] Авторские дополнения ко 2-му изданию 1937 г., перепечатанные без изменений и в издании 1945 г.—Прим. ред.

0 Подробнее о китайских открытиях см. И. П. Магидович, «Очерки ПО' истории географических открытий», т. I, М., 1949, стр. 9—12.—Прим. ред.

[61] Подробно об Анианском проливе см. JI. С. Берг, «Открытие Камчатки и экспедиции Беринга, І725—1742 гг.», М., 1946.—Прим. ред.