Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



АВСТРАЛАЗИЯ И ИНДОНЕЗИЯ
Этнография - История географических открытий

Тогда как о территории других континентов европейцы накопили значительный материал еще до начала новой эпохи исследований, исследование Австралии, Новой Гвинеи и Новой Зеландии целиком укладывается в последние полтораста лет. Очень мало сделано для изучения даже некоторых крупнейших островов Тихого и Индийского океанов, хотя европейцы знали и посещали такие острова, как Борнео или Суматру, целых три столетия.

Научное исследование Индонезии фактически началось со времени путешествий А. Уоллеса (1854—1860 гг.); в Новой Зеландии кое-какое изучение внутренних районов началось уже в первой половине XIX в., но большой толчок к колонизации был дан лишь открытием золота в Отаго в 1861 г. Точные очертания Новой Гвинеи оставались неясными вплоть до 1873 г., когда капитан Морсби посетил юго-восточную оконечность острова. Хотя начало исследования внутренней части острова можно датировать 1858 г., когда Уоллес поселился на его северном берегу, все же в течение последующих пятнадцати лет было сделано очень мало.

Что касается Австралии, которой мы посвящаем большую часть этой главы, то исследование ее распадается на три периода. В течение первого из них, открывшегося в 1788 г. основанием поселка в Порт-Джексоне, работа ограничивалась изучением побережий, а также рек, берущих свое начало за восточными горами. Этот закончившийся к 1848 г. период можно назвать периодом изучения систем рек Меррей—Дарлинг. В течение этого периода более или менее выяснились также окончательно контуры побережья и кое-какие успехи были сделаны на западе, а в 1841 г. Эйр своим путешествием поперек Австралии связал воедино эти два района исследования.

Следующий период охватывает годы с 1843 по 1875, в течение которых выявились все основные черты географии Австралии; после этого начинается третий период, задачей которого является заполнение деталей, в особенности по западной стороне континента.

Австралия (1788—1842 гг.)

Хотя общие очертания побережья Австралии были определены уже голландскими исследователями и Джемсом Куком, все же поселившимся в 1788 г. в Порт-Джексоне англичанам предстояло выявить ряд деталей. Именно из этого поселка капитан Мэтью Флиндерс и Джордж Басс начали свое исследование залива Ботани-Бей и реки Джордж. После Ботаии-Бея они перешли к съемке побережья к югу от него, а в 1798 г. Басс, как и раньше—в открытой шлюпке, совершил одинпадцати-иедельное плавание вдоль побережья и по проливу, отделяющему Австралию от Тасмании. Бурный характер вод привел его к убеждению, что это был именно пролив, а не залив, хотя доказать свою теорию он тогда еще не смог. Эта проблема была решена к концу 1798 г., когда Басс и Флиндерс на судне «Норфолк» пересекли пролив и объехали Тасманию кругом, установив путем наблюдений местоположение наиболее выдающихся точек.

Следующим этапом была съемка южного побережья, которое оставалось все еще недостаточно известным, в особенности по восточной стороне. Флиндерсу было дано задание исследовать это побережье, особенно между заливом Кинг-Джордж на юго-западе и мысом Кейп-Хау на юго-востоке. В 1801 — 1802 гг. он совершил с этой целью весьма удачное плавание, в ходе которого открыл два крупных залива: Спенсера и Св. Викентия, а также остров Кенгуру. Вскоре после выхода из залива, Энкаунтер Флиндерс повстречал французское судно «Географ» с научной экспедицией Бодена на борту. Этот исследователь сделал несколько открытий на южном побережье, хотя и не столько, сколько утверждалось позлее.

«Через эту точку, находящуюся под 35°40' ю. ш. и 138э58' в. д.,—писал Флиндерс,—проходит западная граница открытий по южному побережью, сделанных капитаном Боде^ ном, и восточная граница открытий, сделанных мной на судне «Инвестигейтор». Однакоже Перон, натуралист в составе экспедиции, претендует от имени Франции на открытие всех земель между Уэстерн-Порт в Бассовом проливе и архипелагом Нейтса; и эту часть Нового Южного Уэльса он назвал «землей Наполеона».

Своими съемками южного побережья Флиндерс оказал географии большую услугу тем, что опроверг теории некоторых географов, утверждавших, что Австралия разделена неким проливом на два больших острова.

Позже, в 1803 г., Флиндерс совершил плавание вокруг всей Австралии и особенно внимательно изучил восточное побережье и залив Карпентария. Вслед за Куком он может претендовать на славу крупнейшего исследователя Австралии со стороны моря; некоторые его съемки, сделанные иногда в очень трудных условиях, остаются частично непревзойденными до' сих пор.

В 1817—1822 гг. капитан Кинг провел ряд географических экспедиций вдоль западного и северного побережий Австралии и внес много ценных улучшений в существовавшие морские карты. Работа его, так же как и работа Флиндерса, отличалась высоким качеством, и ею закончился период исследований, в центре которого стояла задача изучения очертаний берегов Австралии.

В первоначальный период исследование внутренней части Австралии ограничивалось ближайшим хинтерландом Сиднея. Через десять лет, благодаря работе губернатора Нового Южного Уэльса А. Филиппа, капитана Тенча и лейтенанта Дауэса, местность между реками Хоксбери и Непеан была уже хорошо изучена, но колония стала перед серьезными трудностями. Места было мало, население росло, но природа Голубых гор' делала их преодоление чрезвычайно трудной задачей. За исключением экспедиции Баралльера, которому удалось зайти на 220 км за реку Непеан, ни один исследователь не сумел перевалить за этот хребет.

На время колонисты прекратили исследование внутренней части страны, но засуха 1813 г. принудила их возобновить экспансию. В соответствии с этим лейтенант Лоусон, Д. Блэксленд и В. Уэнтворт выступили из фермы Блэксленда по реке Саут- Крик «с целью отыскания прохода в Голубых горах между Западной рекой и рекой Гроуз». Они углубились в горы до* вершины Блэксленд, за которой обнаружили плодородную и обильно орошаемую местность. Вслед за ними прибыл правительственный топограф Д. В. Ивенс, добравшийся до равнины Батерст и долины реки Маккуари. После этого колонисты перегнали через горы свои стада рогатого скота и овец, проложили дорогу, а в 1815 г. был основан город Батерст. В том же году Ивенс открыл реку Лаклан.

Таким образом удалось разрешить первую и главную географическую проблему, а именно—перевалить через горы. Это поставило на очередь вторую задачу: предстояло выяснить, куда текли реки, верховья которых были известны колонистам. За решение задачи взялся Джон Оксли. В 1817 г. он достиг реки Лаклан, но дальнейшему его продвижению по ней помешали огромные болота. По этой причине он повернул на восток, дошел до реки Маккуари, ниже Батерста, но не сумел выяснить, куда она течет. В 1818 г. Оксли сделал вторую попытку, проплыл 210 км по реке Маккуари, но и здесь, примерно на 31°ю. ш., болота не дали ему продвинуться дальше. Тогда Оксли повернул на восток, открыл реку Каслри, пересек хребет Арбутнот, вышел на великолепную равнину Ливерпул и в сентябре достиг реки «Пил» (то есть Намой). Он перевалил горы в обратном направлении, вышел к Порт-Маккуари и проследовал вдоль побережья на юг до Порт-Стивгнса.

Разрешить загадку рек Оксли не сумел, но его предположение -о том, где они должны кончаться, заслуживает внимания. Он писал;

«Утверждение, что мы достигли края моря или озера, в которое впадает эта масса воды [то есть река Маккуари}, может совершенно резонно показаться основанным только на простой догадке; но если то, что я видел собственными глазами, дает мне право высказать какое-либо предположение, то я не колеблясь бы -ска- вал, что мы были где-то на пороге внутреннего моря или озера, по всей вероятности, обмелевшего и постепенно заполняющегося теми мощными отложениями, какие несут воды, стекающие в него из более высоких мест. Замечательной чертой Австралии является то, что горы либо тянутся вдоль самого побережья, либо на сравнительно небольшом расстоянии от него».

Работа Оксли была продолжена ботаником А. Каннингемом, открывшим в 1823 г. проход Пандора и тем самым—более короткую дорогу к равнине Ливерпул. В 1827 г. он перевалил через хребет Нэндьюар и добрался до реки Кондамайн и Дарлинг-Даунса; а в 1828 г. открыл со стороны залива Мортон путь в горы, с высоты которых он сумел окинуть взором всю территорию, исследованную им годом раньше.

Высказанные Каннингемом в 1828 г. предположения о структуре внутренней части континента занимают среднее место между ошибочными, хотя и вполне закономерными для того времени представлениями Оксли, и действительным положением вещей.

«Поскольку между 34° и 37° ю. ш. тянется огромная впадина, подверженная в периоды затяжных дождей частичному затоплению полыми водами нескольких рек, стекающих в нее с восточных гор, где они берут свое начало, и поскольку вся местность между указанными параллелями имеет общий наклон к северо-северо-западу и северо-западу, мы с достаточным основанием можем из этого заключить: либо часть этой отдаленной внутренней области занята крупным озером, либо в результате слияния этих больших рек—Маккуари, Каслри, Гуайдир и Дю- мареск, не говоря уже о сети мелких потоков, которые на тцки* низменностях неизбежно сливаются,—образуется одна или несколько мощных рек, которые текут поперек континента..', к северному или северо-восточному берегу; на некоторых частях последнего, по данным новейших съемок [то есть произведен* ных Кингом], существуют очень широкие устья, через которые в море могут излиться даже крупнейшие реки».      I

В это время важное путешествие на юго-запад совершили Г. Юм и В. Г\ Ховелл (1824 г.). Они выступили сухим путем из Лейк-Джорджа, где жил Юм, пересекли реку Муррумбиджи, увидели покрытые снегами Австралийские Альпы и, перепра- вившись через реку Меррей (которую они назвали рекой Юм)і, вышли к реке Гулбарн.

«За все свои путешествия,—писал Ховелл,—мне не приходилось видывать лучших пастбищ для овец. Холмы по реке Гул- барн почти совершенно безлесны и до самых вершин одеты травой,. которая по впадинам просто превосходна».

Юм и Ховелл проследовали дальше через современный штат Викторию и вышли к Порт-Фшшппу, не сумев, однако, разрешить загадку рек. Вместо этого Ховелл прибавил к списку уже накопившихся гипотез еще свою собственную.

«Мне кажется,—писал он,—что они изливаются в громадное озеро, в свою очередь имеющее сток в океан либо на северо- восток, либо на юго-запад,—в этих направлениях часть побережья низменная...».                                                                                                                                                                                           ;

Проблема, таким образом, еще более разрослась в результате открытия новых рек с внутренним стоком и еще более усложнилась благодаря все новым и новым гипотезам. Решена эта про^ блема была Чарльзом Стартом и Томасом Митчеллом. Засуха 1826—1828 гг. была настолько сильна, что, по словам Старта, яземля так выгорела, что на ней не осталось и следа растительности. Колонисты перегнали свои стада рогатого скота и овец в отдаленные местности, где были трава и вода, ибо здесь не осталось уже ни того ни другого». Таким образом, путешествие Старта было вызвано как стремлением установить течение вновь открытых рек, так и необходимостью отыскания пастбищ.

Старт, спутником которого в этом путешествии был Юм, выступил из Сиднея в сентябре 1828 г. и через некоторое время достиг того пункта на реке Маккуари, от которого Оксли повернул в обратный путь. Отсюда Старт и Юм пошли каждый своим путем, но оба в северном направлении, чтобы отыскать, где и как обойти болота, и позже, соединившись, открыли 1 января 1829 г. реку Боган. Они пошли по этой реке, пока не вышли на берег «могучего Дарлинга», вода которого оказалась слишком соленой для питья из-за присутствия соленых ключей. Поэтому они повернули обратно к исходной точке и после короткого роздыха вновь выступили в направлении к реке Каслри, которой и достигли 10 марта. Речка оказалась пересохшей, но путешественники исследовали ее ложе и обнаружили, что она впадала в Дарлинг. На этом Старт решил закончить путешествие «не из-за недостатка средств, а из убеждения в бесплодности дальнейших поисков». Все же его путешествие принесло ту пользу, что помогло нанести на карту по крайней мере отрезок реки Дарлинг и установить, куда впадают две из открытых Оксли рек.

Потерпев неудачу в северо-западном .направлении, Старт решил сделать попытку в юго-западном. Выйдя из Сиднея в ноябре 1829 г., он направился по старому маршруту Юма и 7 января 1830 г. спустил в воду лодку на реке Муррумбиджи. Это «смелое и отчаянное предприятие», как его характеризовал сам Старт, увенчалось успехом. После недельного плавания Старт достиг места впадения реки в Меррей.

«Мне лично,—писал Старт,—открытие реки доставило особенное удовлетворение, так как оно не только подтвердило мои предположения о конечной судьбе Муррумбиджи и оправдало мои, на первый взгляд, поспешные и необдуманные поступки,., но и обеспечило конечный успех данного мне поручения».

23 января Старт достиг того места, где в Меррей впадала другая река, и сделал правильный вывод, что это может быть только река Дарлинг. Исследователь продолжал плыть по реке, пока 9 февраля не достиг ее устья, «Прямо передо мной,—писал Старт,—простиралось великолепное озеро, вполне пригодное для того, чтобы принять в себя воды приведшей нас к нему могучей реки... Горные цепи теперь были еще более ясно видны. Они тянулись в направлении с севера на юг и находились в сорока милях от нас. Очертания их носили правильный и непрерывный характер; к югу они постепенно понижались, на севере же заканчивались высоким обрывом. Я не сомневался в том, что перед нами была гора Лофти, о которой сообщал капитан Флиндерс, и что передо мной та цепь, которая тянется к востоку от залива Св. Викентия».

Вскоре после этого путешественники достигли моря, но не раньше чем обнаружили, к своему разочарованию, что «великолепное озеро» было слишком мелко для судоходства.

После этого Старт решил вернуться обратно по той же реке Меррей вверх по ее течению. Несмотря на невероятные лишения и усталость ему удалось добиться цели, и 26 мая 1830 г. он прибыл назад в Сидней* Оба его путешествия имели громадное значение. Первое из них показало, что гипотеза Оксли о суще- ствоваиии какого-то громадного болота внутри Австралии была неправильной, второе выявило истинную природу внутренних рек юго-восточной Австралии.

Окончательно проблема была разрешена майором Томасом Митчеллом в ходе его трех путешествий, В 1831 г. он пересек равнину Ливерпул, вышел к реке Намой, а в начале февраля достиг реки Гуайдир, Проследовав на короткое расстояние по ней, он повернул на север, сделал петлю к Дарлингу и проследовал по нему до устья Гуайдира. Поскольку запасы его были раскрадены, а два человека из состава его отряда убиты туземцами, Митчелл решил вернуться. Ему удалось, по его собственным словам, «доказать, что любая текущая в северо-западном направлении река должна заходить намного севернее 29° ю. ш. Все же реки к югу от этой параллели..» как выяснилось, целиком принадлежат к бассейну Дарлинга».

Митчелл обнаружил, что река Дарлинг была далеко не такой, какой ее видел во время своего первого путешествия Старт; по его словам, она была «не шире Темзы у Патни» (юго-запад- ное предместье Лондона).

Второе путешествие Митчелла, предпринятое в 1835 г., не совсем подтвердило его первые впечатления. На этот раз он проследовал по реке Боган до ее впадения в Дарлинг и у слияния их построил Форт-Барк. Вода Дарлинга оказалась пресной, что вновь противоречило сообщению Старта, и Митчелл решил проследить ее течение до конца. После 480-километрового путешествия, добравшись до местности, где почти не было деревьев и очень мало травы, он повернул обратно.

«Теперь не остается сомнений,—писал он,—что это и есть та река, место впадения которой в Меррей видел Старт; а продолжать съемку до самого пункта слияния не было достаточно важным делом, чтобы из-за него подвергаться опасности».

В свое третье и самое удачное путешествие Митчелл вышел в 1836 г. У него, повидимому, существовали все еще крайне путаные представления по поводу истинной природы бассейна Меррей—Дарлинг, и он воображал, что внутри его находились четко выраженные горные цепи. Далее, он, вероятно, забыл свои первоначальные предположения по поводу Дарлинга и начал сомневаться в том, впадает ли он действительно в Меррей. Он стал даже думать, не принял ли Старт реку Лаклан за Дарлинг. Он начал с того, что проследовал по течению Лаклана до его слияния с Муррумбиджи, откуда продолжал путь до той точки, где в Меррей впадает Дарлинг, и поднялся по последнему до того места, где он превращается в цепь озер или луж и где можно ступать по его ложу. «Стоя на противоположном, или правом, берегу этой безнадежной реки,—записал он,—я решил, что далее итти не имело смысла: мы точно знали, какая это была река».

Вернувшись на Меррей, Митчелл поднялся по реке и 8 июля открыл небольшую реку, названную им «в силу ее некоторого сходства с одной маленькой речушкой в Англии» Лоддоном. В этом более широком участке долины Меррея он нашел также ряд других рек, и вся местность в целом произвела на него прекрасное впечатление. Он записал:

«Наконец-то мы открыли вполне пригодную для заселения цивилизованным народом область, которой, быть может, суждено когда-либо стать частью великой империи. Леса здесь не слишком много, но достаточно для любой цели; почва прекрасна, и климат умеренный; с трех сторон область омывается океаном; ее пересекают и орошают могучие реки и бесчисленные ручьи. Я первый европеец, исследовавший горы и потоки этого рая, повидавший его живописные пейзажи, ознакомившийся с его геологической структурой и способствовавший своей работой эксплоатации тех естественных богатств, которые в недалеком будущем неизбежно станут на службу новому народу».

Нечего и говорить, что открытия Митчелла имели крупнейшее значение, но, увлекшись, он приписал себе одному более ранние открытия, совершенные другими путешественниками— Юмом и Ховеллом.

15 июля Митчелл нанес на карту Грампианские горы, еще через три дня открыл реку Виммеру, а в последний день месяца набрел на новую реку, названную им Гленельг, «согласно обычаю— в честь его превосходительства министра колоний». Повернув на юг, но не следуя точно долине реки, Митчелл вышел 20 августа к морю. Он сделал определение широты, произвел сгемку устья реки и прилегающей местности и, как он прибавляет, «войдя вновь в устье реки с моря, я угостил своих людей бутылкой виски, во время распития которой река была торжественно окрещена Гленельг».

Продолжая путь на восток, Митчелл достиг залива Портленд, где нашел новоселов, лсивших там уже два года и занятых «доставкой овец и рогатого скота в количествах, размеры которых ограничивались лишь числом судов, которые можно было достать для их перевозки». В результате этого путешествия довольно четко определились основные черты структуры бассейна Меррей—Дарлинг к востоку и югу от Дарлинга.

Обрисовавшийся в общих чертах контур был заполнен рядом более мелких экспедиций. А. Макмиллан и граф Стжелецкий первыми проникли в страну Гипсленд, лежащую между полуостровом Уилсон и мысом Хау. Эта страна была совершенно изолирована от Мелбурна непроходимыми горами и лесными чащами, но и с моря до нее было нелегко добраться, так что до посещения ее в 1840 г. этими двумя исследователями она оставалась фактически совершенно неизвестной, В том же году на реке Кондамайн был основан поселок, а в 1841 г. Стюарт Рассел прошел по течению этой реки до ее слияния с Дарлингом, Таким образом, к 1842 г» Юго-восточная Австралия была более или менее обследована б целом и хорошо изучена в отдельных частях. Постепенно в нее проникли колонисты, а по мере заселения обрастала новыми деталями и карта1.

Тем временем кое-какие успехи были достигнуты и со стороны западного побережья. Слухи о том, что французское правительство замыслило широкие колонизационные проекты, привели к оккупации англичанами в 1826 г, залива короля Георга. В следующем году капитан Стерлинг исследовал реку Суон (Лебединую) и дал о ней благоприятный отзыв, а в 1831 г. капитан Баниистер связал обе эти области—залива короля Георга и реки Суон—воедино своим путешествием.

В 1836 г. лейтенант Ро предпринял путешествие из Перта в восточном направлении, но ничего важного, кроме соленых озер, вроде озера Браун, не открыл. В следующем году к исследованиям приступил лейтенант Грей, и дело пошло быстрее. Грей получил указание—отплыть морем к реке Принс-Реджент (у 15° ю. ш.) и оттуда пройти к большому заливу за Дампьер лендом.

«Вам придется,—гласила инструкция,—напрячь все силы, чтобы добраться оттуда до реки Суон, так как, идя этим путем, вам придется следовать вдоль неизученного побережья, что вынудит вас переправляться через все крупные реки, которые текут из внутренней части Австралии по направлению к морю, омывающему западный берег Австралии»,

Грей выступил в свое путешествие в глубь Австралии с реки Принс-Реджент 17 декабря 1837 г., но после отчаянных четырехмесячных усилий так ничего й не добился, не считая исследования рек Гленельг[2] и Принс-Реджент* К концу апреля Грей отплыл на остров Маврикия. В сентябре он вернулся на реку Суон и с нее совершил два небольших путешествия в глубь неизвестного хинтерланда.

В 1839 г. он совершил свою последнюю экспедицию, отплыв из Фримантла к заливу Шаркс (у 25° ю. ш.)* откуда он намеревался отправиться на исследование области, лежащей к северо-востоку от залива. По несчастной случайности, он высадился на совершенно безводном острове. Пока он занимался бесплодными поисками воды, разразился ураган, во время которого погибли все его припасы. Все же он открыл к северу от залива Шаркс реку Гасконь и провел некоторое время в ее долине. Вслед за тем недостаток продовольствия вынудил его повернуть обратно в Перт. Отряд отплыл в двух открытых шлюпках, вынужден был по дороге зайти в залив Кантом за водой, и во время этой операции обе шлюпки потерпели крушение. Ничего не оставалось делать, как итти пешком до Перта, расположенного в 500 км к югу от залива. Грей вышел вперед, чтобы выслать навстречу остальным помощь, и добрался до Перта 21 апреля, прочие же участники отряда—9 мая. Плодами путешествия было открытие около десятка рек, включая Гасконь, Мерчисон, Гриног и Ирвин, так же как части «горных цепей» Дарлинг и Виктория.

В эти же годы Уикхем и Стокс исследовали другие части побережья, включая устья рек Фицрой, Виктория, Аделаида, Альберта и Флиндерс, а также долины некоторых из этих рек.

Таким образом, довольно большие успехи были достигнуты как на западном, так и на восточном побережьях. В 1841 г. большее трансконтинентальное путешествие, связавшее оба эти района исследования, совершил Эйр. У Эйра была овцеводческая ферма примерно в 240 км к северу от Аделаиды. В 1839 г. он исследовал часть хребта Флиндерс к северо-западу от открытой им реки Броутона. С одной из гор, позже получившей название Маунт-Эйр, он видел озеро Торренс. После его поездки в Аделаиду с сообщением о произведенных им открытиях, он был послан для ознакомления с побережьем к западу от Порт-Линкольна, что он и сделал, дойдя до залива Стреки. Отсюда он направился на восток через северную часть полуострова Лин- колна (ныие полуостров Эйр) и вышел к заливу Спенсер.

В 1840 г. Эйр выступил в северном направлении, зашел по хребту Флиндерса дальше чем прежде, пока, введенный в заблуждение наличием множества небольших соленых озер, ие пришел к ошибочному заключению, что озеро Торренс раскинулось огромной подковой и что оно совершенно преграждает дальнейший путь. В соответствии с этим от горы Хоплесс он повернул обратно. Его курьезная ошибка относительно озера Торренс отразилась на картах того периода и была исправлена лишь в 1858 г.

Эйр вернулся к своей базе снабжения у горы Арден и направился затем к заливу Стреки, откуда произвел множество вылазок в западном направлении. Получив новые припасы из Аделаиды, 25 февраля 1841 г. Эйр выступил из залива Фаулере в новую экспедицию. На этот раз его спутниками были Джон Бакстер и три туземца. Попытка такой маленькой экспедиции

с явно недостаточными средствами пересечь весь континент была, конечно, безумием, и отряд действительно сильно страдал от голода и жажды. Эйр, однакоже, был полон решимости продвигаться дальше. Туземцы стали обнаруживать недовольство, что не должно вызывать удивления, так как 9 апреля отряд был все еще почти в 1000 нм от места своего назначения, а еды осталось только на три недели, 19 апреля Бакстер был убит и двое туземцев бежало. Эйр все продолжал итти вперед, пока, к июню месяцу, все его припасы не пришли к концу. Здесь его спас совершенно неожиданный счастливый случай. Ему удалось привлечь сигналами внимание проходившего судка и получить от него помощь. Подкрепив свои силы, он продолжал свой путь к заливу короля Георга, которого достиг 14 июня, а оттуда прошел в стоящий на заливе город Олбени.

Эйр сделал мало открытий. Он сумел, однакоже/ доказать то* что многие уже предполагали до него, а именно, что в Австралийский залив не впадала ни одна крупная река. Путешествие его также доказало тяжелые природные условия страны, отделяющей Южную Австралию от Западной. Все же славой своей он обязан скорее успеху рискованного предприятия, чем какому- либо ценному вкладу в географическую науку,

Австралия (1843—1875 гг.)

Первый значительный шаг вперед после Эйра сделал крупный ученый —путешественник Людвиг Лейкхардт. В 1844 г. оь вышел с целью найти удобный путь от залива Мортон до Порт- Виктории» Последний был городком, основанным вблизи более старого, но к тому времени уже заброшенного поселка Порт- Эссингтона на северном побережье Австралии, 7 октября Лейк- хардт достиг реки Кондамин и, следуя в северо-западном направлении, пересек водораздел, отделяющий ее от реки Доусон, вниз по течению которой он и прошел. Следуя все в том же северо- западном направлении, он пересек хребет Экспедиции и в феврале 1845 г. достиг южных притоков реки Бардкин. По долине этой реки Лейкхардт перевалил через лежащие в северном направлении горы, вышел к реке Линд и частью по ней, частью по реке Митчелл добрался к заливу Карпентария. Пройдя вдоль его южного берега и переправившись через ряд рек, в середине сентября Лейкхардт достиг Порт-Виктории. В Сидней он вернулся морем.

В ходе этой экспедиций Лейюсардт сделал много ценных открытий. Он покрыл маршрут длиной в 4800 км, обнаружил множество рек и гор, а также ряд пригодных для сельского хозяйства районов и разрешил свою задачу отыскания пути' от восточного побережья к северному.
Два года спустя Лейкхардт выступил в новое путешествие, на этот раз с целью пересечь материк Австралии с востока на запад, но через некоторое время пропал без вести. Все экспедиции, посланные на поиски, вернулись, не обнаружив ни малейшего следа его отряда.

В 1846 г. Митчелл совершил путешествие, связавшее работу Лейкхардта с достижениями его предшественников. Митчелл все еще был убежден, что за рекой Дарлинг простирается водораздельный хребет, за которым течет другая большая река. Захватив с собой большой топографический отряд, он выступил в путь для проверки этого предположения. Он переправился через реку Нарран, вышел к реке Кулгоа и, продвинувшись вверх по ней к реке Балонн, устроил свою базу снабжения на том месте, где теперь стоит город Сент-Джордж. Отсюда отряд продолжал свой путь вверх по реке Когун до самого водораздела и открыл пересохшее ложе реки Мараноа.

Митчелл продолжал свой путь на запад до реки Уоррго, откуда повернул па север и, перевалив через хребет Карнарвон, вышел к реке Ногоа, Обнаружив, что эта река течет на восток, он оставил ее, повернул на северо-запад и достиг точки приблизительно у 21*30' ю. ш. и 147°10' в. д. Здесь он увидел, что двигаться дальше—значило бы лишь зайти в ту область, в которой уже побывал Лейкхардт* и поэтому решил повернуть обратно. Иа обратном пути он открыл верхнее течение реки Барку и проследовал по ней, пока у него хватало продовольствия. Экспедиция Митчелла была весьма успешной, и хотя он сам и не представлял себе этого, река, верхнее течение которой он открыл, была в своем нижнем течении до него открыта Стартом.

В 1844 г. Старт вышел из Аделаиды и, поднявшись вверх по рекам Меррей и Дарлинг, закончил незавершенную им самим в 1830 г. и Митчеллом в 1835—1836 гг. работу по исследованию Дарлинга. После этого он направился на северо-запад, миновал озеро Фром и открыл область, названную им Большой Каменистой Пустыней и два «крика» (системы реки Барку), названных именами Стжелецкого и Купера. В январе 1846 г. Старт прибыл обратно, совершив в высшей степени успешное путешествие, во время которого он почти достиг географического центра Австралии. В сочетании с его прежними достижениями в этой области данная экспедиция дает ему право на место в первом ряду исследователей Австралии. Вышел он в путешествие в поисках в центре Австралии хороших пастбищ, о существовании которых он одела^ заключение, изучая перелеты птиц, однакоже вместо этого рн^аеткійшшь скудно орошенную страну. Может быть, эта обе- тбв^нщгРземля лежала где-то дальше, но полной уверенности у него уже не было.
«Хорошо было бы,—писал Старт,—приподнять то покрывало, которое все еще скрывает лик страны, даже если бы этот лик, как сказано пророком, испепелил человека, узревшего его».

Работа Старта и Митчелла была доведена до конца Э. Б, Кеннеди, который был послан в 1847 г, из Сиднея с заданием выяснить, впадает ли река Барку в залив Карпентария, как считал Митчелл, или же, что казалось более вероятным, она течет в юго- западном направлении. Он последовал по маршруту Митчелла и проник дальше его в глубь материка. Угроза голодной смерти заставила его повернуть обратно, но он все же проник достаточно глубоко, чтобы опровергнуть предположение Митчелла и установить связь Барку с реками, открытыми Стартом. На обратном пути он дополнил имевшиеся к тому времени сведения о реках Уоррго и Кулгоа некоторыми новыми данными.

В 1848 г. Кеннеди был вторично послан в экспедицию, на этот раз для исследования Квинсленда. Он выступил в путь из залива Рокингем-Бей (у полуострова Йорк) с целью выйти к северном оконечности полуострова. Это ему почти удалось, но он был убит в тот день» когда был у своей цели. О его судьбе рассказал сопровождавший его туземец; другие, отставшие члены отряда были позже спасены.

Две другие экспедиции завершили получение общего абриса северного Квинсленда. В 1846 г. Ф. и А. Джардины прошли вдоль западного берега полуострова и в начале марта 1847 г. вышли к его северному побережью против острова Олбени. Они лишились большей части своего рогатого скота, сильно пострадали от туземцев и так же, как отряд Кеннеди, вернулись, с обескураживающими известиями. Однакоже совершенно другие известия привезла научная экспедиция В. Ханна, выступившая для изучения этой области вплоть до 14° ю. ш., главным образом для отыскания в ее недрах ценных минеральных богатств и в первую очередь золота. Ханн нашел золото на реке Палмерс-Крик, собрал множество ценных сведений и продвинул дело детального изучения рек Лейкхардт, Линд, Гилберт и других.

Постепенно раздвигались на восток и рамки изученной территории Западной Австралии. На юго-западе Дж^ Ро совершил путешествие от Перта до города Олбени, а оттуда до хребта Рассела, где недостаток воды и продовольствия принудил его повернуть обратно. Поэтому он прошел вдоль побережья на запад до Олбени, оттуда пересек область в направлении залива Географ и прибыл, наконец, в Перт. Экспедиция дала новые материалы по географии, геологии и ботанике района.

К северу от Перта Ф. Грегори открыл в 1846 г. озе^о Мург брат же его, А. Грегори, выступил в путешествие с целью достичь реки Гасконь и исследовать хинтерланд залива Шаркс. Он выступил в северо-западном направлении, прошел около 1500 миль и достиг 27° ю. ш., ио не разрешил поставленной себе главной задачи.

Продолжением этих открытий была работа, проделанная экспедицией Р. Остина в 1854 г. и второй экспедицией Ф. Грегори в 1857 г. Первый иэ них открыл реку Каукауинг, проследовал на северо-восток до горы Кеннет и от нее повернул на северо-запад. Он переправился через реку Мерчисон, но вскоре из-за недостатка воды вынужден был повернуть обратно. В 1857 г. Ф. Грегори проследовал по реке Мерчисон до реки Импи, а в 1858 г., выйдя из бассейна реки Гасконь, исследовал реку Лайонс и достиг горы Огастес (названной так в честь его брата). В 1861 г. он совершил свое третье путешествие. Выступив из залива Никол на побережье, он направился вначале на юг, открыл реку Фортскью и проследовал по ней, насколько это было возможно. За ней он открыл реку Ашбертон и дошел до места, откуда была видна гора Огастес. Вернувшись к заливу Никол для пополнения запасов, Грегори прошел на восток, сколько позволяла местность, открыл реки Юл, Шоу, Де-Грей и Оковер, но не сумел проникнуть в пустыню, лежащую к востоку от последней из названных рек. Он спустился вниз по реке Оковер к побережью, а оттуда к исходной точке своего путешествия.

Экспедиции Ф. Грегори сыграли значительную роль. Он дал точное и подробное физико-географическое описание посещенных им мест и открыл несколько плодородных областей. Плодом его путешествий было основание в 1863 г. поселка вблизи реки Де-Грей.

Успешно шло и исследование Южной Австралии. В 1856 г. Баббадж пересек местность, окружавшую «подковообразное» озеро Торренс, и открыл озеро Бланш. В следующем году для съемки этой местности был послан Гойдер, по возвращении сообщивший, что он видел множество пресноводных озер. Его рассказы были опровергнуты начальником топографического управления Фрилингом, заявившим, что

«все те обширные заливы, какие Гойдер описывает в своем отчете, утесистые мысы, острова между северным и южным берегом, являются лишь результатом миража и на самом деле не существуют. Теперь выяснилась также неправильность вывода его отчета, будто уровень озера Торренс подвержен лишь самым незначительным колебаниям».

В 1857 г. на исследование области вокруг хребта Гоулер выступай две экспедиции—Хака и П. Э. Уорбертона, но привезенные'ими сообщения были противоречивы. В следующем году

Баббедж открыл озеро, вначале получившее название Грегори, а позже переименованное в Эйр, но его сообщению не поверили Он был отозван, а вместо него послан Уорбертон. Последнему удалось установить, что озеро Торренс вовсе не имело подковообразной формы, и заключение его было подтверждено Дж, Стюартом, также занявшимся изучением области к западу от озера Эйр и открывшим реки Чемберс-Крик и Нил.

Пока, таким образом, со всех сторон шло выявление отдельных деталей физической географии Австралии, исследователи приступили к ряду трансконтинентальных путешествий- В этой связи нелишне напомнить, что одно такое путешествие уже совершил Лейкхардт и что он поплатился жизнью при попытке совершить второе, В 1855 г. А, Грегори выступил в экспедицию с целью изучения реки Виктории в Северной Австралии и отыскания следов экспедиции Лейхардта, Он высадился вблизи Пирс-Пойнт, успешно проделал исследование реки Виктория, открыл реку Старте- Крик, после чего отправился примерно по той же трассе, котором следовал в 1845 г, Лейкхардт, но несколько дальше от побережья. В декабре 1856 г. он вышел в Порт-Кертис на восточном побережье. Экспедиция его была успешной, хотя отыскать Лейкхардта ему не удалось. Два года спустя, в ходе следующей экспедиции,^ Грегори закончил исследование реки Барку, проследовал по ней до реки Стжелецкого и оттуда через озеро Бланш направился к Аделаиде, Таким образом, А. Грегори удалось совершить два весьма важных трансконтинентальных путешествия, открыть большие новые области и во многих отношениях дополнить работу более ранних путешественников, пробивавшихся в глубь континента с юга или востока.

Первыми путешественниками, пересекшими Австралию с юга на север, были Барк и Уилс.Им было дано задание—исследовать Центральную Австралию и выйти к заливу Карпентария, вблизи открытой в 1841 г. Стоксом реки Альберт. В октябре 1860 г. они вышли из Меыинди по реке Дарлинг, в ноябре прибыли на реку Барку и в феврале следующего года достигли эстуария реки Флиндерс, До побережья, однакоже, они не добрались. На обратном пути, при попытке пройти от реки Купере-Крик к Аделаиде, оба эти руководителя экспедиции умерли. Научные результаты экспедиции малы по сравнению с затраченными на нее средствами, и Барк и Уилс не могут претендовать на место в первом ряду исследователей. Своей славой они обязаны скорее своей трагической смерти, чем достижениям в области географии.

Гораздо более ценные услуги географии оказали те отряды, что были посланы к Центральную Австралию на поиски экспедиции Барка и Уилса. Хауитт добрался до реки Куперс-Крик и спас оставшегося в живых участника экспедиции Кинга. Мак-Т£инлен прошел на запад от озера Бланш, проследовал по рекам Купере-

Крик и Мюллер и вышел к устью реки Альберт в заливе Карпентария. Он вернулся в Квинсленд по реке Бардкин и в своем отчете засвидетельствовал, что значительная часть земли, обычно считающаяся пустыней, представляла собой в хороший сезон прекрасное пастбище. Ландсбро, который отправился в путешествие с реки Альберт, открыл реку Герберт, вернулся на реку Олбени и оттуда, пройдя сушей к рекам Флиндерс и Томсон, достиг Барку. Далее он проследовал по реке Уоррго к реке Дарлинг. Уокер отправился по побережью от Рокгемптона к рекам Бардкин и Альберт, вернувшись обратно по рекам Томсон и Барку. В результате всех этих исследований выяснились почти все основные черты физической географии Австралии к востоку от линии, проведенной от реки Альберт к заливу Спенсера.

Что касается территории к западу от этой линии, то Дж. Стюарт в 1858 г. исследовал страну к северу от озера Гэрднер, а в 1860 г. приступил к ряду путешествий, целью которых было пересечь материк с юга на север. Он вышел из Аделаиды, прошел к западу от озера Эйр и открыл множество рек, в том числе реки Албергу и Фивк и горную цепь, названную им в честь губернатора Южной Австралии хребтом Мак-Доннелла. 22 апреля он достиг того, что считал географическим центром Австралии, и назвал находившийся вблизи него «высокий холм» «Центральной горой Старта». Позже гора была переименована в честь самого открывшего ее Стюарта (Сентрал-Маунт-Стюарт). Вскоре после этого туземцы повели себя так угрожающе, что дальше двигаться было неблагоразумно.

В январе 1861 г. Стюарт сделал вторичную попытку, добравшись па этот раз несколько ближе до северного побережья. Он вышел своей прежней дорогой и прошел у подножья хребта Ал- бертон, вблизи которого набрел па речку, получившую название Ньюкасл-Уотер, но пробиться дальше сквозь густую чашу скраба (зарослей кустарника) не смог. Недостаток продовольствия и воды заставил его повернуть обратно.

Третье и последнее свое путешествие Стюарт совершил в 1862 г. На этот раз ему удалось найти путь сквозь «скраб» и открыть речку Дели-Уотерс. 30 июня он переправился через реку Ропер и проследовал далее по одному из ее северных притоков—реке Чемберс. Перевалив через водораздел, Стюарт воспользовался долиной Аделаиды для дальнейшего продвижения и, по необходимости делая по болотистой местности обходы, достиг побережья

«Таким образом... мне удалось добиться великой цели, стоявшей перед нашей экспедицией, и провести за собой целым и невредимым весь отряд, являющийся живым свидетелем нашего успеха. Мы прошли по самой чудной местности, которую когда-либо видел человек, прекрасной до самого побережья, в полумиле от которого катит свои никогда не иссякающие воды река. От Ныокасл-Уотер до морского пляжа наши лошади оставались не- поенными только одну ночь, но и то мы нашли воду на следующий день. Если эта область будет заселена, то она превратится в одну из самых цветущих колоний Британии, в которой можно будет производить любые сельскохозяйственные культуры. Что за страна для хлопка!»

Путешествия Стюарта имели большое значение. Когда-то он был участником цеитрально-авсгралийскон экспедиции Старта и теперь сумел с успехом применить накопленный им большой опыт путешествий в полупустынных районах. Его путешествия показали, что при условии надлежащей подготовки и принятия необходимых предосторожностей этих областей бояться было нечего; они подтвердили также сообщения отрядов, посланных на выручку Барка, а именно, что в тех областях, о которых Старт и другие дали довольно мрачные отзывы, много хороших и пло- дородных земель.

Между маршрутом Стюарта и сравнительно узкой полоской территории вдоль западного побережья лежала огромная неизвестная область. Большая часть ее подверглась исследованию между 1862 и 1875 гг. В 1869 г. Дж. Форрест проследовал на ііеко* торое расстояние на восток от озера Барли, а в следующем году прошел по южному побережью в направлении, обратном маршруту Эйра. В 1871 г. Александр Форрест добрался из Перта в Ист- Кулгарди, откуда и прошел по неисследованной области на юг до залива Эсперанс. В 1872 г. Джайлс исследовал верховья реки Финк, а в следующем году проник в пустыню Гибсона. В 1873 г. Госс, выйдя из Южной Австралии, исследовал область к западу от реки Алберга. Все же в центре континента осталось большое белое пятно между уже изученными областями на западе и рубе* жом, достигнутым Джайлсом и Госсом.

В 1874 г. это пятно пересек Дж. Форрест, Он выступил в путь с западного побережья в марте с целью добраться от Перта к линии телеграфа, проведенной в 1872 г. от Порт-Дарвина до Аделаиды. Форрест вначале последовал по реке Мерчисон, а потом использовал цепь источников. Однако вскоре и этой воды не стало, и к августу месяцу он забрел в такого же рода область, какую в прошлом году нашли непроходимой Джайлс и Госс. Однако он упорно двигался вперед и 27 сентября вышел к линии телеграфа. Работа его была весьма ценной, хотя выводы из нее были мало утешительны, поскольку Дж. Форрест пришел к заключению, что из всех областей, по которым он прошел, пригодной для колонизации была только долина Мерчисона*

Тем временем П. Уорбертон пересек Австралию с востока на запад под несколько более северной широтой. Он покинул Аде- лайду в 1872 г. и отошел от телеграфной линии в апреле 1873 г. в пункте Элайс-Спрингс. Путь его лежал вначале к истоку реки Сгартс-Крик (уже открытой А. Грегори) и далее на запад, к реке Оковер и к Рэбурну иа побережье. Уорбертон также пришел к заключению, что лишь небольшие клочки внутренней пустынной части страны пригодны для колонизации.

Третье путешествие поперек западной пустыни было совершено в 1875 г. Джайлсом. Он вышел из Порт-Огасты в мае и пересек неисследованную область, лежащую между побережьем и трассой, путем, которым в 1874 г. шел Форрест. Он прошел мимо озера Мур и в ноябре вышел к Перту на западном побережье. Далее он направился на север к верховьям реки Ашбертон, откуда повернул на восток поперек пустыни. Таким образом, пройдя пустыню Гибсона, ои достиг местности, исследованной им еще в 1874 г. Его сообщения значительно пополнили географические сведения об этой области, но, так же как и сообщения Форреста и Уорбер- тоиа, показали, что лишь очень малая доля пустынной внутренней части страны пригодна для колонизации.                                                                                                                                                                                           Трое этих путешественников стерли множество белых пятен с карты Австралии; ими заканчивается период исследования Австралии путеіиественниками-пионерами. И после 1875 г. было совершено немало путешествий, двинувших вперед познание географии Австралии, но к этому году основные черты ее уже полностью обрисовались, и последующие открытия лишь уточняли то, что в общих чертах было уже известно.

Австралия после 1875 г.

В области к югу и юго-западу от залива Карпентария Ходжкин- сон проследовал в 1875 г. вверх по реке Флиндерс, пересек хребет Селвин и спустился вниз по реке Даямантине почти до границы штата Южной Австралии. После этого ои повернул на север, проследовал вверх по реке Джорджина и пересек плоскогорье Баркли по направлению к реке Грегори, по которой и вышел обратно к заливу Карпентария. Через три года через эту же область прошла квинслендская экспедиция Фавенка. Выйдя из Баркалдайна и следуя в северо-западном направлении, отряд прошел к югу от хребта Селвии и вышел к линии телеграфа у Дэли- Уотерс, откуда продолжал путь до Порт-Дарвина. В 1883 г. 4>авенк вернулся в эти места и проследил течение реки Мак- ' Артур до залива Карпентария. Тем временем Бьюкенен в ходе своего путешествия' от плоскогорья Баркли к Теннентс-Крик (на линии телеграфа) пересек трассу первого путешествия Фа- венка.

В 1878 г. Барклей исследовал реку Хэй и ее притоки к западу от квинслендской границы, а много летспустя, В 1904 г.,—верховья

реки Финк, Точно так же Линдсей в 1885—1886 гг. пересек область между реками Джорджина и Финк и между Финк и нижним течением реки Хэй. В 1891 г. он совершил более длинное путешествие от реки Алберга в западную пустыню, где он повернул на юг и прошел к озеру Кауэн в Западной Австралии. После этого он проследовал в северо-западном направлении через озеро Барли к реке Мерчисон. К северу от этого маршрута Тит- кинс в 1889 г, исследовал область между Элайс-Спрингс, озером Амедеус и озером Макдональд, Еще севернее в І894 г* вышла крупная, хорошо оборудованная экспедиция Хорна с целыо исследования местности между Уднадаттой и хребтом Мак-Доннелл. Интересы ее лежали скорее в области геологии и антропологии, чем чистой географии, но она дала новый ценный материал и по географии мало известных областей Центральной Австралии.

В последующие годы центр тяжести исследований перемещается в область к западу от горных цепей Центральной Австралии, Ул$е в 1891 г. Линдсей пробился оттуда вЗападную Австралию, а в последующем году Л, А, Уэллс, двигаясь с запада, достиг ныне носящего его имя озера, В 1896 г., руководя экспедицией Калверта, он добился еще некоторых новых успехов. Он вышел в путь с северного берега озера Барли и, идя, в общем,, в северном направлении, обошел озеро Огаста и через Сепарей- шен-Уэлл и Джоанна-Спринг достиг реки Фицрой. На участке пути к северу от Сепарейшен-Узлл погибло два участника похода.

В 1896 г. Д. В. Карнеги проследовал по маршруту, в общем параллельному маршруту Уэллса, пройдя от Дойлс-Уэлл в золотоносном районе Ист-Мерчисон к реке Стартс-Крик и вернувшись по несколько более восточному маршруту через озеро Макдональд, В предшествующем году В. Карр-Бойд вышел из золотоносного округа Калгурли, пересек золотоносный округ Маунт- Маргарет и, пройдя севернее пути Линдсея (1891 г.), вышел к Уо~ рине в Южной Австралии. Значительная часть его пути лежала в совершенно новой местности. В 1896 г. Хюббе прошел ту же территорию в обратном направлении, выйдя из Уднадатты и держась к югу от гор Масгрейв. Он пересек пустыню и вышел к золотоносному району Маунт-Маргарет.

В том же 1896 г. Масон исследовал область Австралийского* залива и между Юклой (Euclla) и Солеными озерами пустыни Виктории. В следующем году Г. Расселл пересек область между Маунт- Маргарет и Маунт-Сквайрс по маршруту, пролегавшему к югу от пути Гюббе. Эту же область вновь исследовал в 1903 г. Ф. Ханн. Он прошел от Лейвертона до Уднадатты несколько южнее того> пути, которым шел Расселл. За пределами охваченного им района Дж. Мюйр в 1901 г. исследовал область между Калгурли и ЮклойР дополнив тем самым более раннюю работу Масона в южном прибрежном поясе.

В течение последней четверти XIX в. путешественники-пно- неры проникли во многие мало известные части Австралии. Многие путешествия ставили себе целью отыскание месторождений полезных ископаемых или пастбищ и давали ценные научные результаты. Множество упоминавшихся выше экспедиций направлялось большей частью в западные области, где очень мало хороших пастбищ. Экспедиции лишний раз подтверждали этот факт и вместе с тем отыскали много источников и колодцев, которые крайне необходимы при переходах через такие засушливые области. В последнее десятилетие XIX в. в Западной Австралии было обнаружено золото. Сюда хлынул поток людей из всех частей света, В частном порядке были проведены большие исследования, и некоторые районы были колонизированы; но население оставалось в них лишь потому, что его властно притягивало золото.

В текущем столетии открытий было сделано немного, хотя век научного исследования Австралии нельзя никоим образом считать законченным. Так, в 1908—1909 гг. С. Уэстон исследовал большую неизвестную область между Стартс-Криком и горами Центральной Австралии. По его словам, хотя поверхностных вод в этой области совершенно пет, местность покрыта лесами и кустарником; многие из них дают прекрасное пропитание верблюдам, и повсюду много хорошей травы. В 1926 г. в Центральную Австралию вышла экспедиция Маккея, поставившая себе целью

«..ликвидировать остающееся в юго-западном углу Северной Австралии белое пятно, проверить па месте координаты хребтов и .гор, которые прежние путешественники видели издали и [нанесли на карты по догадке, а также исследовать эту область и сделать выводы о ее пригодности, если о таковой вообще может итти речь, с точки зрения пастбищного скотоводства».

Экспедиция исследовала область между Уднадаттой и хребтом Питерман. Она пришла к заключению, что как пастбища земля никакого будущего не имеет, главным образом ввиду «скудости и нерегулярности выпадения осадков», а также из-за кроликов, пожирающих большую часть естественных растительных ресурсов и угрожающих «в конце концов оставить Центральную Австралию совершенно без пастбищ». Зато геолог экспедиции Бэйздау пришел к заключению, что «область имеет исключительно большие перспективы с точки зрения добычи золота».

Следующая экспедиция, руководимая М. Терри (1928 г.), исследовала область между Стартс-Криком и Лендер-Криком. Целью ее было завершить работу, ранее начатую А. Давидсоном, и установить границы открытого им огромного пересохшего болота. Терри пришел к заключению, что болото связано с

Лендер-Криком и что в прошлом последний, вероятно, изливал свои воды в эту область.

Что касается северной части Австралии, то здесь после 1875 г. был совершен ряд крупных путешествий, В 1879 г. А. Форрест совершил переход от реки Де-Грей до реки Фицрой, а с верховьев последней — к Дэли-Уотерс на линий телеграфа* Д. Линдсей совершил два больших исследовательских путешествия по Земле Арнема (1883—1895 гг.), тогда как Ф. Ханн в 1896—1898 гг. совершил переход от залива Карпентария через округ Кимберли к Ре- бурну. В 1900 г. Ханн вновь исследовал часть округа Кимберли к северу от реки Фицрой> а в следующем году Брокман исследовал большую область между хребтом Короля Леопольда и северным побережьем.

Австралийская экспедиция Терри 1925 г. совершила переход от Порт-Дарвина—конечного пункта железной дороги—к реке Фицрой и Бруму. Она произвела ряд определений географических координат и составила описание многих, сильно разнящихся между собой областей, лежащих между лесистым севером и пустыней вокруг Старте-Крика. Один из подмеченных ею фактов имеет большое значение как для населения, так, в частности, и для сельского хозяйства. По словам Терри, в этой области «солнечный свет характеризуется неожиданно слабой интенсивностью», так что «люди не загорели и в половину того, что следовало бы ожидать после четырехмесячного пребывания в буше (поросшей кустарником пустыне)». По мнению Терри, этот факт может «оказать влияние на произрастание отдельных культур и качество шерсти», а в дальнейшем может сделать эти тропические области пригодными для заселения европейцами*

В 1928 г. А. Маккей в поисках «какого-либо из последних неисследованных уголков Австралии» совершил ценное по своим географическим результатам путешествие по области к востоку от Дарвинской железной дороги. Он нашел, что в этой области много воды {за исключением местности к востоку от реки Гойдер) и обилие леса, «хоть и невысокорослого»; но «с точки зрения пастбищного скотоводства» область, по его мнению, «ив представляла особой ценности: большая часть ее подходит под определение второсортных пастбищ для рогатого скота». Произведший глубокую геологическую разведку Бэйздау пришел к заключению, что «в тех кварцитах и песчаниках, которыми сложено большое плато Земли Арнема, пет почти никаких шансов найти сколько- нибудь значительные месторождения полезных ископаемых».

Весьма показательно, что одна из последних по времени исследован ия областей лежит очень близко как раз от того побережья, какого в XVII в. достигли голландцы. Враждебность туземцев п недостаток воды помешали проникновению европейцев в эту ’северную область. В этой связи надо заметить, что наличие или

отсутствие воды всегда играло очень большую роль в истории исследования Австралии. С переходом на верблюжий, а в новейшее время—на автомобильный и воздушный транспорт эта трудность до некоторой степени устранена, и теперь есть основания думать, что через короткое время в Австралии не останется ни одной крупной, целиком неисследованной области. Однако уже теперь можно сказать, что практически открытие Австралии закончилось и будущим экспедициям вряд ли удастся выявить новые, еще не известные крупные черты рельефа, хотя перед ними и остается открытым широкое поле изучения множества других проблем географии материка Австралии.

Новая Зеландия

Историю исследования Новой Зеландии можно разделить на три больших периода. Первый период начался годом вторичного открытия Новой Зеландии Куком и продолжался до 1839 г., когда было приступлено к ее колонизации. В этот период в области исследования было проделано очень мало. Морские карты Кука подверглись исправлению по одному-двум районам, но по существу остались неизменными до 1834 г. Второй период охватывает годы с 1839 по 1865. В этом последнем году директором новозеландского геологического управления назначается Хектор и открывается третий и последний период исследования.

В Новую Зеландию давно уже заходили китобойные и зверобойные суда и промышленники, рубившие деревья-каури, ценившиеся в ту пору как мачтовый лес. Эти посещения вели к более близкому знакомству с побережьем и открытию новых островов. Так, капитан Бристоу открыл в 1806 г. Оклендские острова, одно зверобойное судно открыло в 1809 г. остров Стюарт, а в 1810 г. были открыты острова Кембелл. Однако крупных приобретений для географии от таких посещений ждать было нельзя. Другое дело— путешествие Херда к восточному берегу, совершенное в 1825 г. с целью учреждения «Новозеландской льняной компании»; в результате его были определены географические координаты примерно пятидесяти точек. Новый материал по заливу Хаураки, а в меньшей мере—по некоторым другим Местам, дала экспедиция Дюмон-Дюрвилля (1827 г.); в 1831 г. Лаплас произвел съемку значительной части Островного залива (Бей-оф-Айлендс). В 1834 г. к гидрографической съемке приступило английское адмиралтейство, закончив ее спустя два десятилетия.

Как бы ни были важны сами по себе эти экспедиции, они'огра- ничивались в основном только побережьем. Во внутренней части Новой Зеландии дело изучения двигалось вперед одними миссионерами, пионером среди которых явился Самуэль Мардсен. Он не питал какого-либо всепоглощающего интереса к делу географических открытий, но между 1814 и 1837 гг. он семь раз побывал на Северном острове и в ходе своих путешествий к северу, западу и югу от залива Хаураки собрал большой географический материал по этой мало известной части Новой Зеландии. Его работа была дополнена путешествиями других миссионеров. В 1841 — 1842 гг» В, Колензо совершил путешествие к центру Северного острова и проследил течение реки Вайкато. В 1843 г. он же до* брался на юге до гор Руахине. В 1844 г. Д. А. Селвин пересек весь Северный остров от Окленда до Веллингтона. Однако, несмотря на всю эту деятельность, к концу первого периода все, что было известно,—это небольшая часть Северного острова.

Поворотным пунктом в истории исследования Новой Зеландии было прибытие в августе 1839 г. в залив Королевы Шарлотты судна «Тори», Первая партия колонистов, предводимая братом Гиббона Уэкфилда[3], вскоре же покинула южный остров и обосновалась в гавани Порт-Николсон, где впоследствии вырос город Веллингтон, Вскоре в поселок прибыл Бидуилл—первый европеец, повидавший горячие ключи и озеро Таупо. Другой путешественник прошел от Веллингтона до Таранаки; геологу Э. Диф- фенбаху в 1839 г., в ходе вторичной попытки, удалось взобраться на гору Эгмонт, а в 1840 г.—пересечь Северный остров от Северного мыса (Норт-Кейп) до озера Таупо. Последующее исследование Северного острова явилось плодом детальной работы геодезистов. По распоряжению английского правительства в 1840 г,, было создано геодезическое управление, первый начальник которого, Ф. Мэтью, приступил к работе в мае 1841 г. Землемеры и топографы компании Уэйкфилда приступили к исследованию территории к северу от Веллингтона годом раньше.

В І858 г. австрийская экспедиция на судне «Новара» высадила на Северном острове Ф. Хохштеттера, Он и его помощник Хааст приступили к геологической разведке и съемке отдельных частей Оклендского округа. Оба они дали многое для географического познания Северного острова, а в конце 1858 г. перенесли свою деятельность в округ Нельсон на Южном острове.

Рост колонизации Северного острова, геодезическая съемка и работа исследователей-специалистов, вроде Хохштеттера, новели к более близкому знакомству с географией Новой Зеландии, которое еще более расширилось в результате войны с туземцами- маори. Успехи исследований на Южном острове были гораздо меньшими. В 1841 г. капитан Даниэлл и Дуппа произвели предварительную разведку восточного побережья, а в 1842 г- капитан- В. М. Смит произвел съемку побережья от Отаго до пролива Фово. Смит во многом исправил имевшиеся до него карты, но,

к несчастью, потерял все свои рабочие записи и материалы во время кораблекрушения.

В северной части острова Т. Бруннер, Ч. Хифи и В. Фокс проникли в 1845—1846 гг. из Нельсона в долину реки Буллер и приступили к съемке западного побережья. Летом І846 г. Бруннер и Хифи вновь приступили к работе и достигли реки Тарамакау на небольшом расстоянии за рекой Грей. Бруннер продолжал исследования в этом районе до 1848 г., установил течение рек Грей и Буллер и в 1851 г. получил от королевского географического общества за свои открытия особую денежную награду в размере 25 гиней1.

Далее, в южном направлении Ф. Таккетт исследовал в 1844 г. местность между полуостровом Бенкс и островом Стюарт. Первые съемки на возвышенности Отаго были произведены Дж. Томсоном в 1856 г.; в 1857 г. он прошел съемкой из Инверкаргилла в глубь острова. Томсон исследовал, заснял и нанес на карту всю территорию от восточного побережья до озерного округа. Работа его была продолжена в 1862 г. Д. Мак-Керроу, произведшим съемку более крупных озер, и Хектором—по западному побережью.

Успехам исследования способствовал также рост колонизации. Первая колония в Нельсону (1841 г.) большого развития не получила. Через семь лет был основан Дандин, в 1850 г.—Кентербери, а в 1857 г.—Инверкаргилл. Открытие золота в Отаго в 1861 г. также привлекло много новых колонистов и положило конец изоляции этой провинции.

В 1861 г. Джемс Хектор, отличившийся своей работой в качестве геолога экспедиции Пеллизера в Канаде, был переведен в Новую Зеландию. Он приступил к работе в провинции Отаго; в том же году в качестве главного геолога округа Кентербери приступил к работе Хааст. Оба они посвятили себя систематическому изучению своих округов, ни в коей мере не ограничиваясь одной геологической разведкой. В особенности хорошо они-изучили горные местности Южного острова. Хаасту принадлежит заслуга проведения первого известного исследования новозеландских ледников. В 1861 г. он побывал на леднике Форбса, а в 1862 г.— на ледниках Гукера и Тасмана. В это же время Хектор занимался исследованием горных областей Отаго, где он открыл невысокий перевал между заливом Мартинс и озером Вакатипу.

Назначением в 1865 г. Хектора директором геологического управления Новой Зеландии открывается третья и последняя фаза ее исследования. Она характеризуется будничной работой геодезистов, быстро ликвидировавших белые пятна на карте, Хааст и Хектор продолжали работать в альпийских областях* где Э. П, Сили в 1867 и 1870 гг. исследовал ледники вблизи горы Кука* Между 1881 и 1886 гг. в альплйских областях работал также Ленденфельд, проведший в числе прочих работ полное исследование ледника Тасмана в 1883 г. В 1882 г. пастору В- Грину удалось почти достигнуть вершины горы Кука. Среди других достижений этого периода, показывающих тот детальный характер, который приобрело исследование, следует упомянуть произведенную Куссеном триангуляцию значительной части графства Кинг на Северном острове, изучение территории этого же графства Д, Г. Керри-Николсом и путешествия пионерского типа* совершенные Мюллером по западному берегу Южного острова между заливами Джексон и Мартинс. Среди последующих исследователей, которым удалось завершить работу в центральной альпийской области, следует упомянуть А, Харпера, занимавшегося съемкой в 1890 и последующие годы, и Э. Фицджералда— первого, кто перевалил через Высокие Центральные Альпы в 1894—1895 гг. Хотя некоторые области, на крайнем юго-западе еще мало известны и пока еще очень мало хороших топографических карт Новой Зеландии, все же ее можно считать полностью исследованной.

Новая Гвинея

Хотя Новая Гвинея была открыта европейцами еще в начале XVI в., она оставалась неисследованной почти до последнего времени, и небыли ясны даже очертания ее берегов. Однако множество исследователей один за другим наносили на карту новые детали или клочки местности, а голландская экспедиция 1826 г. дала многое для ознакомления с юго-западным побережьем острова. Съемки Блеквуда с судна «Флай» (1843 г.), Оуэна Стенли с судна «Ратлснейк» (1849 г.) и Морсби (1873 г.) также повели к появлению на карте многих хорошо известных черт структуры острова. В особенности большое значение имели съемки Морсби. Он открыл ныне носящую его имя гавань, исследовал побережье от залива Астролябии до восточной оконечности острова и окончательно установил контуры острова.

Исследование внутренней части острова началось с приезда в 1858 г. на Новую Гвинею А. Уоллеса[4], прожившего З1/^ месяца в Дореи на северо-западном берегу. После этого произошел перерыв, и изучение возобновилось лишь в 1872 г., когда Д’ Альберти посетил хребет Арфа к и побережье вблизи Дореи, а Миклухо-Маклаи совершил путешествие вдоль значительной части северного побережья[5]. В следующем году А. Мейер совершил переход от залива Мак-Клюр до залива Гелызинк. С этого, собственно, и начинается первый период исследования внутренней части острова.

Вскоре после приезда Морсби развернули свою деятельность- миссионеры, собравшие много новых данных для карты Новой Гвинеи. В 1875 г. С. Макфарлейн и О. Стоун поднялись по открытой двумя годами ранее реке Бакстер, а Мак-Фарлейн и Д’Аль- берти поднялись по реке Флай более чем на 150 км. В 1876 г. Д’Альберти вновь вернулся на реку Флай и проследил ее течение на расстоянии примерно 800 км. В 1877 г. он совершил по ней третье путешествие, по размаху лишь немного уступавшее предшествующему.

Начиная с 1878 г. большую работу на южном побережье проделали миссионеры Лоус (Lawes) и Чалмерс, в особенности вокруг залива Папуа. Чалмерс продолжал работать в этой облюбованной им области до 1901 г., когда он был убит на одном, из окаймляющих этот берег островов.

В ходе своей политической заокеанской экспансии Германия- к 1884 г. овладела частью Новой Гвинеи и с той методичностью, какой характеризовалась вся ее работа и в Африке, приступила к исследованию «Земли Кайзера Вильгельма», как она назвала свои владения на Новой Гвинее. В 1884 г. Финш проследовал примерно на 1500 км вдоль побережья от восточного мыса до 114°' в. д. и открыл реку Императрицы Августы. Это крупное открытие было подтверждено Дальманном, поднявшимся в 1886 г. вверх по ней на 65 км. Его работа была продолжена адмиралом "Шлей- ницем и Шрадером, поднявшимися на 526 км от устья. В это же время шло исследование побережья между заливом Астролябии, рекой Августы и заливом Хуон, где было открыто девять рек. Шрадер и ІПлейниц продолжали вести исследовательскую работу в местностях, прилегающих к побережью,, в 1887 г. Первый из них поднялся по реке Августы на 610 кмг почти до голландской границы и закончил съемку течения реки.

В то же время Пфайль исследовал местность, прилегающую к гавани Фиши.

Детальной работой такого типа немцы занимались рад лет, после чего наступил перерыв до 1896 г., когда Лаутербах совершил путешествие в глубь острова от залива Астролябии к горам Бисмарка. Двумя годами позже Таппенбеку удалось доказать, что открытая Лаутербахом река Раму совпадает с рекой Оттилиен, устье которой вблизи реки Августы было уже известно. Изучение реки Оттилиен повело к открытию второго важного пути в сердце терманской Новой Гвинеи

После второго перерыва Даммкелер и Фрелих исследовали в 1907 г. бассейн реки Маркхем в юго-восточной части колонии, .а в следующем году Фулль поднялся на 320 лѵи вверх по реке Августы. К 1909 г. закончила свои работы комиссия по демаркации англо-германской границы, В те же 1908 и 1909 годы Нейгаусс исследовал реку Маркхем, по которой и поднялся выше, чем кто-либо до него. В 1910 г. германо-голландская пограничная комиссия, поднявшись по реке Августы и ее притоку Сепик, достигла 141° в. д* примерно в 100 км от английской границы. Немцы продолжили эту работу и в 1911—1912 гг. послали экспедицию на реку Августы с заданием исследовать местность к югу от ее нижнего течения.

Большую активность проявили немцы накануне первой мировой войны. В 1914 г* Турнвальд исследовал местность между рекой Сепик и северным побережьем Новой Гвинеи; в 1913 г. миссионер Пильхофер совершил путешествие с реки Варии вблизи англо-германской границы к реке Маркхема. В годы первой мировой войны один немец много бродил по Новой Гвинее, побывал на реке Варии, на горе Чепмена и на горах Бисмарка, пока болезнь не заставила его искать приюта у дружественно настроенных туземцев.

Пока немцы вели такого рода изучение своей колонии, не сидели сложа руки и англичане. В 1886 г. Чалмерс открыл реку Уикхем (Алеле). В это же время превосходную работу по съемке и картографированию реки Эрд и соседних рек вел Т. Беван. В 1887 г. два исследователя, Хартманн и Хантер, совершили восхождение на вершину хребта Оуэн-Стенли. В 1888 г. Строуд- Холл исследовал реку Май-Касса (или Бакстер) и обнаружил, что она вовсе не входит в бассейн реки Флай, как предполагалось ранее.

В 1889 г. к большой работе в Британской Новой Гвинее приступил Вильям Мак-Грегор. Он исследовал территорию, прилегающую к заливу Милн, и поднялся по реке Ванапе до горы Виктории в хребте Оуэн-Стенли. Зимой 1889—1890 г, он проплыл 975 км по реке Флай до германской границы. В 1896 г. Мак-Грегор пересек Новую Гвинею от реки Мамбаре до реки Ванапы, а в 1897 г.—в обратном направлении, причем на этот раз он исследовал также северное побережье британской части Новой Гвинеи.

В том же 1897 г. Джульянетти поднялся по Ванапе до ее истоков.

Тем временем продолжалась работа и по побережью. Еще в 1887 г, французские миссионеры открыли и исследовали реку Сен-Жозеф, и они еще много лет продолжали после этого работу на южном берегу, В 1888 г. Эвершіл засиял реку Стрикленд и дал ей ее нынешнее название, в 1890 г. Белфорд поднялся

Новая Гвинея—недавние исследования.

на гору Юл, а в 1893 г. была произведена демаркация англо- голландской границы. Много нового было открыто на Невой Гвинее в текущем столетии. В 1907 г. Монктон совершил путешествие от реки Варии к заливу Папуа, а годом позже Маккей и Литл исследовали реку Верхнюю Пурари. В 1910 и 1911 гг. Стэнифорт Смит впервые пересек большую область к северо- западу от залива Папуа и к востоку от бассейна реки Флай, Толчком к организации этой экспедиции послужило высказанное Маккеем и Литлом предположение, что в этой области имеются залежи каменного угля, и результатом ее было ознакомление с крупнейшей, до того неисследованной областью на британской территории*

Работа по детальному исследованию британской территории идет непрерывно и производится чиновниками как часть их слу-. жебных обязанностей. Недостаток места позволяет нам. назвать, лишь несколько имен исследователей и районов- их деятельности/ В 1913 г. Райан совершил путешествие из Кикори к реке Раму;

в 1915 г, Макдонелл прошел от Туфи (у мыса Нельсон) до Порт- Морсби; в 1917 г. Хемфрис совершил путешествие в юго-восточном направлении от Непы, вблизи германской Гранины, до Моробе на берегу моря, тогда как Чиннери исследовал долину Кунимаипы и доказал, что эта река была та же, что и река Лакекаму; в 1922 г. Флинт и Сондерс занимались изучением долины реки Самбериги, а Остин—бассейна рекиЭлайс; в 1924 г. Остин и Томпсон закончили исследование северо-западного угла Папуа между реками Палмер и Элайс, причем первый из них достиг реки Флай в 97 км от ее устья; а в 1927—1928 гг. Кариусу и Чемпиону удалссь пересечь остров по рекам Флай и Сепик, сомкнув, таким образом, между собой те две местности, в которых началось исследование острова англичанами и немцами. В самье последние годы многое дали замечательные путешествия по горам Центральной Гвинеи, отчасти предпринятые в поисках золота. В результате эти неприступные области стали гораздо лучше известны антропологам и географам.

Что касается Нидерландской Новой Гвинеи, то здесь до 1893 г. не было никаких исследований внутренней части, за исключением отдельных небольших местнсстей. Мы уже упоминали о тех путешественниках, что побывали в Дорее, на хребте Арфак и в заливе Мак-Клюр. В этом последнем районе в 1888 г. путешествовали Эл л кс и Хост. В противсположнссть упорно защищаЕшемуся некоторыми мнению, они пришли к заключению, что между заливом Мак-Клюр и бухтой Гельвинк водного пути нет. На ту же точку зрения стала более поздняя экспедиция П. Моленбурга, проведенная в 1901 г. Несмотря па все эти разрозненные предприятия, внутренняя часть Нидерландской Новой Гвинеи с достаточным основанием была названа в 1893 г. «сплошным белым пятном».

Работу по исследованию части территории* совершенную Д’Альберти, продолжили Э. Враз (1896—1897 гг.), а позже, в 1903 г., экспедиция вглубь острова на запад от бухты Гельвиик. Таким образом, в северо-западной части острова были достигнуты довольно значительные успехи,

В южной части нидерландской территории Р, Мейес вышел в 1904 г. по направлению к горам внутренней части острова, но вынужден был на ходу изменить свой план и ограничиться исследованием реки Дигул. В 1908 и 1909 гг. была произведена съемка рек, впадающих в море по южному побережью, и были сделаны еще кое-какие попытки пробраться в глубь острова. В 1909 г. Лорейну удалось добраться до «Снежного хребта» и на высоте 4000 м достигнуть линии вечных снегов. Он продолжал исследование реки Дигул и определил высоту высшей точки хребта—пика Вильгельмины (4720 м), Продолжателем этой крупной работы Лоренца выступил в 1911 г. Скеффер. Болезнь
помешала ему привести в исполнение свой первоначальный план и пересечь весь остров в направлении от Ист-Бей, но ему удалось изучить довольно большой горный район к востоку от того, в котором ранее побывал Лоренц.

Тем временем в 1909—1910 гг. было положено начало исследованию реки Мамберамо, а в 1910 г. И. Де-Валь прошел по восточному истоку этой реки почти до подножья Центрального хребта. Таким образом, голландские исследователи все теснее смыкали кольцо вокруг Центральной Гвинеи с обоих берегов. Дополнением к их работе послужила экспедиция Гудфеллоу, преемником которого на посту начальника экспедиции был капитан Ролинг. Их отряд прошел со стороны южного побережья до гор Нассау и тем самым обогатил круг известных областей еще одной новой территорией. Продолжением работ этой экспедиции был подъем на гору Карстенс, совершенный в 1913 г. А- Уоллестоном.

Центральный хребет быстро принимал все более отчетливые очертания. В 1913 г. Хердерскее достиг вершины пика Вильгель- мины, а Вейермапн исследовал верховья реки Дигул и определил высоту горы Юлианы (4700 м). По западной стороне Новой Гвинеи капитан Тен-Клостер в 1913 г. исследовал неизвестную местность к югу и юго-востоку от бухты Гельвинк, а в 1914 г. капитан Оппермани продолжил изучение реки Мамберамо и открыл несколько новых притоков, В том же году лейтенант Струве исследовал западный приток Мамберамо—реку Роуффер, после чего совершил переход до бухты Гельвинк, где и умер. К сожалению, в связи с его смертью утрачены и некоторые результаты этого важного путешествия. Война 1914—1918 гг. прервала на время исследование Новой Гвинеи, но после ее окончания оно возобновилось и производится и сейчас[6],

Индонезия[7]

Интересно, что хотя Индонезия и известна Западной Европе с весьма давних времен, внутренние части островов оставались долгое время почти совершенно неисследованными. Лучше других островов была известна Ява. Положение дела оставалось неизменным вплоть до второй половины XIX в., когда А. УоллеС привлек внимание ученых и публики ко многим интересным
проблемам, связанным с этой неизученной частью мира.1 Однако, хоть он и прожил в Индонезии шесть лет (1854- -I860 гг.) и собрал большой материал своими личными усилиями, он мало что мог сделать для ликвидации белых пятен на карте, так что в 1858 г. Родерик Мерчисон ыог с полным нравом за я пить, что «большая часть Индонезии еще не открыта».

Ява всегда оставалась важиешшш голландским владением в Индонезии, Своим преобладанием над остальными островами она обязана, вероятно, не какому-либо превосходству в почвах, а доступности с моря и удобству сообщении с внутренней частью острова, тогда как на других островах этому мешают расположенные в непосредствен нон близости от побережья леса, болота или сильно пересеченная местность. Именно поэтому голландцы хорошо знали Яву егце до начала XIX в.

В самом начале XIX в, Ява попала в руки сначала французов, а потом англичяп. Энергичный губернатор Явы Дсндельс (1808—

1811     гг.) выпустил первую топографическую карту острова, а его преемник Стемфорд Раффлс (1811 —1814 гг.) много путешествовал по острову и собрал большой материал[8].

В 1814 г, остров был возвращен Голландии, а в 1825 г, вспыхнуло крупнейшее восстание, в результате которого голландцам пришлось вести ожесточенную войну, продолжавшуюся до 1830 г. Война эта, однако, способствовала дальнейшему росту географических знаний. Вскоре после ее окончания приступил к своей многолетней работе па Яве Ф* Юнгхун (1835—1849 гг.). Результаты ее были опубликованы в 1857 г., и вскоре после этого голландцы приступили к систематической съемке острова. К 1882 г. триангуляция Явы была закончена, и последующая географическая работа носила ужа узко специализированный характер, как, например, известные геологические съемки Вербека.

На Суматра Юпгхун подверг в 1843 г, исследованию часть страны батаков, а в 1843—1847 гг. Бсйершік занимался исследованием западных округов. Стек работал в 1850 г. в Бейку,пене (на юго-западе), в Лампонге (на юге) и в Палембанге (на юго-востоке); другие исследователи открыли в 1869 г, Олібилинский угольный бассейн. Клейзенер произвел ряд съемок в западных округах в 1873—1875 гг.

До сих пор исследование Суматры, так же как и других голландских колоний, шло от случая к случаю, без всякого плана.

Поворот наступил в 1873 г., когда было основано голландское географическое общество, пославшее в 1877 г. в Индонезию экспедицию под руководством П. Бета. К 1877 г. на карте Индонезии в отдалении от побережий было все еще много белых пятен, и Вет взялся поэтому за нес ледол ание долины Батапг-Хари (Центральная Суматра) и Падангской возвышенности. После его возвращения на родину в 1879 г. белые пятна на карте Центральной Суматры сильно сократились. Первым пересек Суматру с востока на запад лейтенант Скоув Зантворт в 1877 г. В Центральной Суматре работал также Б. Хагеи в 1883 г., а гораздо позже ценную работу проделал А. Маас (1907 г.).

В 1883 г. началась триангуляния Суматры, а с ней и детальное изучение небольших местностей.

На Борнео было меньше политических осложнений, чем на Яне и Суматре, и остров оставался соответственно менее изученным. В ходе своих путешествии Уоллес побывал в южной части Саравака. В 1847 г, и в последующие годы на Северном Борнео работал Спенсер Сент-Джон, а десятилетием позже— доКрсспнньп. На юге Скванер совершил в 1843—1847 гг. путешествие от Баньдьершсснпа до Понтианака и исследовал значительную часть территории между ними. Несмотря на все это, к 1859 г. более или менее известно было лишь северо-западное побережье, восточное же, южное и западное побережья, если не считать нескольких рек, оставались неизученными.

Постепенное установление власти раджи Брука в Сараваке1 повело к более близкому ознакомлению с этой частью острова, и именно здесь свою цепную работу проделал Хоуз. С 1884 по 1892 г. он занимался исследованием долины реки Барам, где английским резидентом был Кресппньи; на этом пссту Хоуз сменил его в 1890 г. Путешествии его совершенно изменили карту больших территорий в северном Сараваке.

Аналогичных результатов добились служащие британской «компании Северного Борнео»2. Уже в 1878 г. на север острова Борнео был псслан Т. Добри с целью выяснить, имеются ли там земли, пригодные для разведения кофе. За ним последовал У итти, проделавший в 1880—1882 гг. три путешествия, раз навсегда рассеявшие легенду о существовании какого-то громадного озера Кинабалу. В 1882 г. Уитти был убит в Сабахе и в 1882 и 1883 гг. в центральную и западную части этого округа был послан Л. фон-Доноп. В 1883 г. Д. Д. Дейли приступил к исследованию страны, лежащей за Сараваком, й закончил свою работу лишь в 1887 г. Таким образом, во всей той части территории Борнео, где распространилось влияние англичан, шла оживленная исследовательская работа. В 1897 г. Г. Хиллер поднялся на 480 км вверх по реке Реджанг и тем самым открыл для сношений и торговли крупнейшую реку севера и запада Борнео.

Около этого же времени к активному изучению Борнео приступили и голландцы. Их геодезические работы начались с 1886 г. В 1893 г. голландцы отправили в центр Борнео крупную научную экспедицию, участниками которой были геолог Г. Молен- графф и этнограф—врач А. Нъювеихейс. В 1897 г. последний вернулся, чтобы закончить начатую им в 1893 г. работу, и пересек Борнео, следуя по рекам Капуас, впадающей в море на западе, и Махакан—на востоке острова. Лейтенант Мессемекерс-ван- дер-Грааф в 1905 г. пересек Борнео в противоположном направлении—от Баньдьермассина до Понтианака. В 1912 г. приступила к работе голландская комиссия по демаркации границы; среди менее крупных, но не менее важных исследовательских предприятий мы упомянем лишь проведенное в 1915 и 1917 гг. исследование значительной части долины Барито в юго-восточной части острова,

К началу XIX столетия Целебес был еще менее известен, чем Борнео, и оставался фактически неисследованным до последнего десятилетия, хотя Уоллес и другие работавшие в Индонезии ученые разных специальностей побывали на отдельных частях его побережья. Поворот произошел в 1893 г., когда к исследовав нию Целебеса приступили братья Ф. и П. Саразины, Они совершили два путешествия по северо-восточной части полуострова и третье—через центр острова в направлении с севера па юг. Благодаря их путешествиям было впервые получено представление об основных чертах рельефа Целебеса. В 1899 г. А. Крейт исследовал восточный полуостров, и, по существу, его заслугой является открытие озера Посо. В это же время голландское военное судно «Сибога», совершавшее плавание в водах Индонезии в 1899—1900 гг., проделало важную гидрографическую работу в морях, омывающих Целебес с юга и востока.

1902—1903 годы братья Саразины вновь провели на Целебесе, занимаясь на этот раз изучением центрально-западных округов. В 1909—1910 гг. Абенданон исследовал местность между заливами Боіш и Томини в центральном Целебесе, а в 1919 г. Каудерн проделал ценную работу на северо-восточном полуострове. Так все области Целебеса оказались более или менее исследованными.

 


[1] По Австралии см. следующие труды Фейвенс, «История исследования Австралии» (Е. Favens, «History of Australian exploration», 1888), лучшая общая работа Э Скотт, «Открытие Австралии» (Е Scott, «Australian Discovery» , 1929), т I «Иа море» («By Sea»), т. II «На суше» («By Land»); этот труд состоит из выдержек из почлинных описаний путешественников и ценных вводных глан; он широко использован нами; «Австралииский школьный атлас» («The Australian School Atlas»), 1913 г , под редакцией Бартоломью и Крсмпа, содержит ряд ценных карт, иллюстрирующих ход исследования Австралии, и вводный очерк истории исследования —Прим автора,

[2] Нетарека Гленельг, чтобыла открыта Митчеллом, а другая—в северо- западной Австралии.—Прим. автора.

[3] Гиббон Уэкфилд—брат того самого Э. Г. Уэкфилда (1796—1862 гг.), буржуазного английского экономиста-колонизатора, уничтожающую критику которого Маркс дает в гл. 25, т. I «Капитала».—Ярил. ред.

[4] Альфред Уоллес (1823—1913 гг.)—известный английский натуралист, зоогеограф и путешественник, в течение многих лет исследовавший Индоне- вию и Новую Гвинею. Несколько его работ переведено на русский язык (см. Л. Р. Уоллес, «Тропическая природа», М., 1936 г., с биографическими очерком).—Прим. ред.

[5] О Николае Николаевиче Миклухо-Маклае (1846—1888 гг.), замечательном русском ученом-путешественнике и гуманисте, имеется значительна» литература, особенно в советское аремя. Отдельные работы его реоднократно издавались: 1 том его «Путешествий» издан в 1923 г. со вступительной статьей Д. Н. Анучина («Путешествия в Новой Гвинее в 1871, 1872, 1874, 1876, 1877, 1880 и 1883 гг.»). Полное собрание его трудов издается АН СССР Его именем («Берег Маклая») назван северо-восточный участок берега. Новой Гвинеи у 50° ю. ш,—Прим. ред.

[6] Изучение и съемка территории Новой Гвинеи продолжались и во время второй мировой войны, так как восточная часть острова была театром военных действий между войсками союзников и японскими войсками (1942—1944 гг); в частности, японцы высадились на берег Маклая 22 января 1942 г.—Прим. ред.            !

[7] Наиболее полный справочный материал по довоенной Индф^езиет дает голландская «Энциклопедия Нидерландской Индии», 2-е изд., Гаага, 1917—1940 («Encyclopaedic van Nederlandsch Indie»).—Прим. ред-

[8] Томас Стемфорд Раффлс (1781—1826 гг.), английский губернатор Явы, автор «Истории Явы» {1817 г.), цитируемой Марксом для характеристики колониального хозяйства; су. Маркс а Энгельс, т. ХѴТІ, стр. 395 и 892,—Прим. ред.

1 Джемс Брук—английски» авантюрист, «купивший* у местного государя (брунейского султана) значительную территорию нп северном берегу острова Борисов 1842 г. я объявивший себя «раджоіі» (князем) гссѵдарства Саравак. Наследники его значительно расширили эту территорию и в 1886 г, формально признали над ней британский протекторат. Династия Бруков до настоящего времени правит Сараваком.—Прим. ред.