Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



АМЕРИКА
Этнография - История географических открытий
  1. Канада

Исследование западной Канады, получившее в 1763 г. новый толчок после прибытия вольных купцов, продолжалось неослабевающими темпами и в течение первой четверти XIX в. В особенности выдвинулись на этом поприще Питер Фидлер, Д. В. Хармон, Саймон Фрезер и Давид Томпсон.

В 1792 г. Фидлер занял место Тернера в качестве штатного геодезиста Компании Гудсонова залива. Годом раньше он, кажется, был деятельным помощником Тернера. Путевые журналы Фидлера потеряны, но уже по одним картам можно получить представление о его исследовательской работе. Так, известно, что он произвел съемку пути от Форт-Джорджа на Северном Саскачеване до реки Литл-Боу вблизи Скалистых Гор, заснял, быть может, все течение Южного Саскачевана или по крайней мере часть этой реки от устья Ред-Дир до пункта в 190 км выше слййния Южного и Северного Саскачевана (Форкс), а также реки Северный Саскачеван, Атабаску и Пис.

«Не может быть никакого серьезного сомнения в том, что Фидлер был первым европейцем, исследовавшим реку Черчилль от волока Фрог до залива. Ему принадлежит также честь исследования реки Сил от ее устья до полосы возвышенной земли, обращенной к Южному Индейскому озеру на реке Черчилль, а также озера Итони (Etawney) и реки, дающей сток его водам в Гудсонов залив» (Б а р п и).

Этот проработавший до 1821 г. способный геодезист покрыл съемками огромную площадь между озером Атабаска и Гудсоновым заливом. Большое количество собранного им материала нашло свое отражение на картах Арроусмита и Тейлора.

Человеком совсем другого типа был Хармон. В течение девятнадцати лет он много путешествовал к западу от озера Виннипег «и путешествия его покрыли почти все области нынешней Западной Канады, от озера Верхнего до северной части Британской Колумбии и от южной границы Канады до Большого Невольничьего Озера» (Б а р п и). Хармон провел ряд лет в качестве служащего Северо-Западной компании в верховьях Ассинибойна и на реке Суон и много бродил по западным равнинам. После 1807 г., став уже самостоятельным торговцем, он посетил реку Пис, пересек Скалистые Горы и собрал большой общий материал как о стране, так и о ее населении. Составленная им карта базируется на карте Маккензи, но в ней фигурирует много дополнений и исправлений. Несмотря на некоторые совершенно явные ошибки, в момент ее опубликования (1820 г.) она являлась, повидимому, самой полной и точной картой северной половины континента.

Главный подвиг Саймона Фрезера запечатлен в названии одной из наиболее известных рек Северной Америки—реки Фрезер. Так же как и Хармон, он был служащим Северо-Западной компании. К своему важнейшему предприятию в качестве исследователя Фрезер приступил в 1805 г,, когда он основал небольшой пост на озере Мак-Леод, входящем в систему реки Парснип. В следующем году он и его помощник Джок Стюарт открыли несколько озер и рек, имевших сток в реку Фрезер, в том числе озеро Фрезер, реку Нечако, реку Стюарт и озеро Стюарт. В 1807 г. 'у слияния рек Нечако и Фрезер он основал Форт-Джордж и отсюда занялся изучением течения самой реки Фрезер, которую он сам и его современники принимали за реку Колумбию. Несмотря на большие трудности, ему удалось проследовать по Фрезеру до той точки, вблизи которой стоит современный город Нью-Вестминстер. Определив, что он находится »под 49° с. ш., Фрезер понял, что он был не в устье Колумбии Убитый своей мнимой неудачей, а также тем, что он не вышел к морю. Фрезер повернул обратно на север. Хотя открытие его было, относительно говоря, бесполезно, оно явилось плодом путешествия, в ходе которого Фрезер проявил такое мужество и находчивость, что они дают ему весьма видное место в летописях географических исследований.

Работа Давида Томпсона имела много точек соприкосновения с работой Фидлера, Хармона и Фрезера и, без сомнеция, имела еще гораздо большее значение. Томпсон так много путешествовал, а съемки его отличаются таким совершенством, что часть его карт до сих пор остается непревзойденной. Он поступил на службу Компании Гудсонова залива в 1785 г. и начал свою деятельность в качестве геодезиста в 1789—1790 гг., когда произвел точное определение географических координат Кам- берлепд-Хауса. В 1790 г. он произвел съемку реки Саскачеван до ее устья, после чего проследовал обычным путем до реки Хейс и Гудсонова залива. В 1792 и 1793 гг. он произвел съемку реки Нелсон и части реки Черчилль, а в течение остальных лет своей службы в Компании Гудсонова залива он положил много трудов на изучение области между Камберленд-Хаузом и Йорк-Фактори, и на этой территории Проделал и заснял множество маршрутов.

В 1797 г. Томпсон перешел на службу к Северо-Западной компании и именно на службе у-последней совершил своя самые значительные путешествия. Первое его путешествие на службе этой компании замечательно своим размахом. Он вышел из Кам-- берленд-Хауса 27 июня, направился к волоку Гран-Портаж, близ западного конца Верхнего озера, которого и достиг примерно через месяц. Выйдя с Гран-Портажа 9 -августа, Томпсон вернулся к озеру Виннипег, пересек его, а также озеро Манитобу, достиг озера Виннипегозис и поднялся вверх по долине реки Суон. После этого он произвел съемку рек Ассинибойн и Ред-Дир до их истоков, а 28 ноября выступил по направлению к реке Миссури. В последний день декабря он достиг «последней деревни племени мандан», и по этому поводу мы находим следующую запись в его путевом журнале:

«Мы затратили тридцать три дня для того, чтобы совершить путешествие, на которое при хорошей погоде было бы достаточно десяти дней, но зато я получил возможность по дороге к реке определить широту шести и долготу трех различных точек. Всего мы прошли 238 миль»[1].

-Обратное путешествие к реке Ассинибойн продолжалось с 10 по 24 января, после чего, как говорит Томпсон, «целые три недели я потратил на обработку данных тех астрономических наблюдений, которые я сделал на пути к реке Миссури и обратно, а также чтобы изготовить карту снятого мною пути. Все это вместе с моим путевым журналом я запечатал и отослал в управление Северо-Западной компании». К 26 февраля ои был вновь готов к выходу в путешествие. Ои проследовал по реке Ассинибойн до ее устья, свернул на Красную реку (Ред-Ривер) и достиг торгового поста, который, по его измерениям, лежал под 48° 58' 24" с. ш.

«Этот дом,—записал Томпсон,— лежит уже в пределах государственной Гранины Соединенных Штатов. Я указал, где проходит пограничная линия, за которую (к северу] следует передвинуть дом, и правильность этой проведенной мною линии была подтверждена несколькими годами позже майором Лонгом».

Несколько выше по долине, уже на самом берегу реки Ред* Лейк, Томпсон нашел торговый пост Северо-Западной компании и прожил в нем короткое время. Весенняя распутица лишила его возможности ехать на санях с собаками, а ледоход задержал навигацию по рекам, но все же после тяжелого девятнадцатидневного путешествия ему удалось достигнуть озера Тертл, из которого, по его мнению, вытекает река Миссисипи. На самом же деле Миссисипи вытекает из озера Итаска, лежащего несколько южнее озера Тертл.

Томпсон спустился на короткое расстояние вниз по Миссисипи, повернул на восток по направлению к реке Сент-Луис и достиг озера Верхнего, Он произвел съемку его южного побережья до Су-Сеит-Мари, после чего повернул обратно к волоку Гран-Портаж, до которого и добрался 7 июня 1798 г., почти ровно через год после выступления в путь из Камберленд-Хауса. 14 июля он вновь выступил в поход, поднялся до озера Иль-а-ла-Кросс и отсюда произвел съемку реки Бивер до озера Ла-Биш, где и зазимовал.

1799 год Томпсон посвятил большому путешествию еще дальше на запад. Он посетил Форт-Саскачеван на Северном Саскачеване* а оттуда повернул на северо-запад к реке Пембине, По ней он про- следовал до Малого Невольничьего озера, съемку которого и произвел. Вернувшись по реке Атабаска к Форт-Мак-Маррей, он достиг озера Иль-а-ла-Кросс и оттуда обычным путем добрался до волока Гран-Портаж, После этого он вернулся на реку Саскаче- ван и зазимовал в Форт-Джордже, Год 1800 он уделил главным образом съемке местности вокруг верховьев обоих истоков Саскачевана и реки Боу. Помощником Томпсона в этой работе был Дункан Мак-Гилливрей, чьи материалы по Северному Саскачевану Томпсон использовал в своей карте. В 1801—1803 гг. путешествия Томпсона отличались меньшим размахом. Он опять много работал по верховьям Саскачевана. В 1802 г. он произвел съемку пути от Малого Невольничьего озера до реки Пис и здесь, в старом маккензиевом Форкс- Форте, провел большую часть следующего года.

Важнейшей работой Томпсона в 1804 и 1805 гг. было общее изучение лежащей к северо-востоку от Камберленд-Хауса области, которую он сам называл «областью ондатры». В отдельных частях этой области так никто после Томпсона до сих пор и ие побывал, и когда в 1896 г. исследованиями здесь занимался Дж, Тиррелл, он мог опираться только на карту Томпсона.

Большую часть 1806 г. Томпсон провел в товарообменных операциях с индейцами в Роки-Маунтен-Хаусе, расположенном в верховьях Северного Саскачевана, и в подготовке к путешествию на запад от Скалистых Гор, которое его хозяева велели ему со^ршить в интересах расширения пушного промысла.

10 мая 1807 г. Томпсон выступил из Роки-Маунтен-Хауса, поднялся по Саскачевану, перевалил через Скалистые Горы (через проход Хаус) и вышел к реке Колумбии, по которой поднялся до пункта у 50°32'15" с. ш., где и построил Кутеней-Хаус и зазимовал. На следующий год он проследовал по реке Кутеней до южного конца озера Кутеней, откуда повернул на северо-восток и по долине реки Мойи вновь вышел к реке Кутеней. Отсюда он поднялся по Кутенею до Колумбии, спустился вниз по ней до Блюберри, где перевалил через Скалистые Горы, и прошел к Камберленд-Хаусу. К концу октября он вновь вернулся на Колумбию и перезимовал в Кутеней-Хаусе. В 1809 г. он перенес- свою главную исследовательскую деятельность далее на юг, сделав центром ее достигнутое им в сентябре озеро Пан-д’Орей. Он исследовал реку, вытекающую на западе из озера, и после этого прошел в обратном направлении на юго-восток по долине реки, впадающей в это озеро. В долине реки Салиш он построил пост, где и зазимовал и откуда на следующий год совершил большое путешествие Он сделал было попытку совершить плавание через озеро Пан-д’Орей и по реке того же имени, чтобы вернуться на восток по реке Колумбии, но, выяснив невозможность этого, воспользовался рекой Кутеней. На обратном пути 10 января 1811 г. он открыл проход Атабаска.

«Весь день шел снег и дул сильный южный ветер, но после полудня погода прояснилась. Перед нами высилась крутая, засыпанная глубоким снегом гора, служившая, как видно, водоразделом между бассейнами Атлантического и Тихого океанов. Вид ее привел меня в состояние возбуждения и радости, моих же невежественных спутников она повергла в уныние. Ведь они не собирались решать никаких научных проблем и жили лишь сегодняшним днем... Множество мыслей теснилось в моем мозгу; передо мной открылся своего рода новый мир, и я поставил себе целью добраться до Тихого океана еще до конца августа... На следующий день рано утром мы начали спуск и скоро обнаружили, что меняется не только климат, но в еще большей степени лесные породы».

Так Томпсон открыл тот проход, которому суждено было в течение многих лет служить главным путем к реке Колумбии с востока. Томпсон достиг Колумбии у впадения в нее реки Каноэ. После некоторой задержки он проследовал вверх по Колумбии и далее, вниз по реке Кутеней до Салиш-Хауса. После этого он переплыл озеро Пан-дОрей, спустился вниз по Кларк-Форку, направился через Спокан-Хаус к Колумбии, вышел к ней у порогов Кетл и 15 июля достиг Астории в семи милях от ее устья.

«На следующий день,—записал Томпсон,—в каноэ, я с моими людьми достиг мыса Дизэпойнтмент, где река впадает в оке;

и дождался там прилива. Теперь я могу сказать, что я полноетью закончил съемку этой части Америки от моря до моря. Путем, можно сказать, бесчисленных астрономических наблюдений я опре- делил положение гор, озер, рек и других важных черт этой северной части континента. Все эти места я нанес на карты в соответствии с их точным географическим положением, и вся работа в совокупности отняла у меня двадцать семь лет».

Назад Томпсон вернулся верхом, к порогам Кетл, а от них поднялся по реке до устья Каноэ. Тем самым он закончил съемку всего течения реки Колумбии.

Но и на этом труды Томпсона ни в коей мере не кончились. К концу англо-американской войны он был назначен английской стороной членом комиссии по съемке границы от реки Св. Лаврентия до Лесного озера. Этой работой он занимался в течение десяти лет, до і826 г., когда он вышел в отставку. Но нужда заставила Томпсона вновь поступить на работу, и в последний период своей жизни он успел еще произвести маршрутную съемку пути с лодки от озера Гурон до реки Оттава и берегов озера Сент-Питер. Он умер в нищете в феврале 1857 г.

Томпсон был одним из крупнейших исследователей всех времен и, пожалуй, самым крупным исследователем Нового Света. Он не знает себе равных ни в отношении покрытых им расстояний, ни пережитых лишений, ни точности работы. По произведенным подсчетам, в ходе своих путешествий он проделал 80 ООО км, значительная часть которых приходится на совершенно не известную до него территорию. Его достижения в особенности вырастают в наших глазах, когда мы вспоминаем, что географические исследования были для него лишь случайным или побочным занятием, главным же делом была дававшая ему хлеб работа по заготовке мехов для пушной компании. Выходя в отставку, он предложил выпустить карту, в которой были бы отражены труды как его самого, так и других лиц, занятых на том же поприще, но, повидимому, охотников подписаться на такого рода карту нашлось слишком мало, и карта так никогда и не увидела света. Не удалось ему опубликовать ни своего «Повествования», ни «Путевых журналов», так что великий его труд остался не известным его современникам и получил достойную оценку лишь за последние

ГОДЫ.

Прежде чем перейти к другим областям Канады, закончим очерк исследования юго-запада. К 1828 г. Симпсон выступил из Йорк-Фактори и достиг истока реки Пис. После этого он прошел через волок к реке Фрезер и совершил плавание вниз по ее течению. В том же году Финлей проследил течение северного истока реки Пис, носящего с тех пор его имя. В 1841 г. Симпсон совершил еще одно трансконтинентальное путешествие, перевалил через

Скалистые Горы проходом Симпсона и спустился вниз по долине Колумбии.

В 1857—1860 гг. совершила свой поход экспедиция под начальством капитана Пеллизера. Ей было вручено предписание, в котором поручалось, между прочим, «выяснить, имеются ли в пределах британской территории удобный проход или проходы к югу от того уже известного прохода, что лежит между горой Браун и горой Хукер». В 1857 г. экспедиция исследовала местность между Виннипегом и государственной границей вплоть до 105° з. д. Следующий год экспедиция провела в области между Северным и Южным Саскачеваном и открыла четыре прохода: Кикинг-Хорс, Вермильон, Краус-Нест и Северный Кутней. Экспедиция проработала еще два года и дала многое для детального изучения канадского юго-запада в пределах Британской Колумбии и Альберты.

В 1862 г. лорд Милтон и В. Б. Чидл предприняли экспедицию с целью «изыскания пути в Британскую Колумбию через весь континент по территории Канады и через один из северных проходов в Скалистых Горах». Путешественники перевалили горы проходом Йеллоухед и спустились вниз по реке Норт-Томпсон. Экспедиция пришла к заключению, что по этой трассе без большого труда можно было бы построить дорогу и что она во многих отношениях превосходит все до сих пор более известные трассы[2].

На дальнем западе в промежуток между путешествиями Томпсона и экспедицией Чидла—Милтона было выявлено много новых деталей. В 1834 г. служащий Компании Гудсонова залива МакЛеод поднялся по реке Лайард до озера Симпсон на современной территории Юкон и по реке Диз до одноименного озера, откуда добрался до верховьев реки Стахин. Еще далее к северу Кемпбелл совершил путешествие от озера Франсес к реке Пелли, а в 1843 г. спустился по ней до ее слияния с рекой Льюис. Здесь он построил Форт-Селкерк и в 1850 г. спустился по реке Юкон к устью открытой в 1842 г. Веллом реки Поркюпайн[3], поднялся по ней, перешел на реку Маккензи и по ней поднялся до Форт-Симпсона у устья реки Лайард.

Пока, таким образом, шло выявление общей структуры рельефа Канады, основанное в 1840 г. геолого разведочное управление начало заниматься его детализацией. Один из наиболее одаренных сотрудников этого ведомства, некто Д. М. Доусон, ранее работал в должности геолога в североамериканской комиссии по демаркации границы и занимался геологической разведкой вдоль 49° с. ш. от Лесного озера до Тихого океана. В 1875 г. он перешел и а изучение Британской Колумбии и Северо-Западных территорий- До 1878 г. он работал в первой из этих провинций, исследуя центральный район вокруг верховьев реки Фрезер. В 1877 и 1878 гг. он работал на острове Ванкувер, значительные внутренние районы которого уже исследовал в 1863—1865 гг. Р. Браун. В 1878 г. Доусон отправился в Манитобу для изучения рек Ред-Ривер я Ассинибойн, Вернувшись в область реки Пис и северную Британскую Колумбию, он произвел изыскания трассы пути от Порт- Симпсона по западному побережью (по рекам Скина и Пис) до Эдмонта. В 1880—1882 гг. им была произведена съемка рек Боу и Белл, в 1882—1884 гг.—отдельных частей западных Скалистых Гор и хребта Селкерка. В 1887—1888 гг. Доусон совершил одну из своих самых известных экспедиций, на этот раз на территории Юкон, и ему и его помощникам Мак-Коннелу и Мак-Эвою принадлежит честь подлинного открытия и описания этого района.

Исследование Скалистых Гор затянулось на долгое время из-за их недоступности. На них побывали Томпсон и кое-кто из других ранних путешественников, частью их осмотрела экспедиция Пеллизера, пришедшая к заключению, что удобного прохода через горы там нет. Однакоже после включения Британской Колумбии в состав доминиона Канады возникла необходимость—в осуществление соглашения между правительствами Канады и Британской Колумбии—проложить железнодорожный путь через Канаду. Изыскания трассы железной дороги сильно подвинули вперед изучение Скалистых Гор, а с открытием в 1886 г. сквозного движения по Канадской Тихоокеанской железной дороге вся эта область стала гораздо доступнее. Начавшаяся в связи с этим новая эра исследования Скалистых Гор открылась экспедицией Доусона, результаты которой были опубликованы в 1886 г. В том же году Р. Дж, Мак-Коннел исследовал проход Боу-Ривер и прилегающий к нему район.

Необходимость производства съемок в других областях Канады вынудила геодезистов отказаться от изучения Скалистых Гор, но все же дальнейший шаг вперед в этой области был сделан в результате путешествия А. П. Колмена и Дж. Н. Колли. Первый из них в 1892 и 1893 гг. исследовал горную цепь в области гор Браун и Хукер. Колли провел в 1897—1902 гг, четыре экспедиции и вновь приехал в 1910 г. для окончания работы. В ходе своих первых четырех путешествий он исследовал значительную часть возвышенной местности между Лагганом и верховьями реки Атабаски, последняя же его экспедиция (1910 г.) работала в районе прохода Йеллоухед, через который только что была проложена железная дорога.

К северу от горы Робсон все еще имеется значительная область, остающаяся мало изученной, несмотря на работу Д. Б. Милли- гана, исследовавшего в 1913 и 1914 гг. территорию в 32 000 кв. км в области реки Пис.

Очертания всего северного побережья Америки стали известны в первой половине XIX в. В самом начале столетия Херн, Маккензи и Кук коснулись[4] его в трех точках. Дальнейшим своим исследованием побережье обязано главным образом стремлениям разрешить вопрос о Северо-западном проходе1.

Первая экспедиция Франклина (1819—1821 гг.) проложила новый путь от Форт-Провиденса на Большом Невольничьем озере до устья реки Коппермайн, где и приступила к выполнению главного возложенного на нее задания. Оно заключалось в том, чтобы «исследовать северное побережье Америки к востоку от устья реки Коппермайн». Это задание было выполнено, и все побережье на 285 км к востоку от этой точки вплоть до Мыса Тарнэгейн было нанесено на карту. Работа была настолько сложна, что для съемки такого короткого отрезка побережья отряду-пришлос-ь-совершнэъ ряд плаваний общим протяжением в 1030 км. Пороги на реке Худ не дали экспедиции возможности вернуться этим путем и ей пришлось совершить долгий и трудный переход к Форт-Провиденсу. Продовольствие у отряда вышло, некоторые участники погибли, и жизнь оставшихся в живых была спасена лишь благодаря дружеской помощи со стороны индейцев.

В 1825—1826 гг. Франклин вышел на север с новой экспедицией. Он поставил себе целью «пройти сухим путем к устью реки Маккензи, оттуда совершить плавание до крайней северо- западной оконечности Америки, а также произвести съемку участка побережья между устьями рек Маккензи и Коппермайн». Его спутники по первому путешествию, Джон Ричардсон и Джордж Бек, сопровождали его и на этот раз; новым членом экспедиции был только Э. Н. Кендолл. Отряд прошел от Порт- Франклина на Большом Медвежьем озере к реке Маккензи и, дойдя до ее дельты, разделился. Франклин и Бек поплыли на запад и достигли рифа Ритарн (Возвращения) под 148°15' з. д., Ричардсон же и Кендолл пошли по восточному рукаву и исследовали побережье вплоть до реки Коппермайн. Они открыли Землю Уоллестона и дали названия своих двух судов—«Дельфин» и «Юнион»—проливу, отделяющему ее от материка.

В 1826^г. спутник Бичи, Элсон, обогнул мыс Айси и достиг мыса Барроу в 260 км от достигнутого Франклином рубежа.

В 1833 г. Джордж Бек вернулся на север и совершил плавание от Большого Невольничьего озера вниз по реке Грейт-Фиш до побережья. Он видел пролив Симпсона и остров Короля Вильяма, но не сумел достичь Ыыса Тарнэгейн (1834 г.).

Следующими по времени были путешествия двух служащих Компании Гудсонова залива—П. В. Диза и Т. Симпсона, проведших 1837—1839 гг. в съемке до тех пор неизвестной части северного побережья. В первый год своей работы они занялись съемкой недостававшего звена между открытиями у мыса Барроу и рифом Ритарн. В 1838 г. они спустились по реке Коппермайн до Ледовитого океана и достигли пролива Диз, откуда завидели Землю Виктории. В ходе обратного путешествия от реки Коппермайн они добрались до точки, ранее достигнутой Беком. Симпсон продолжал путь дальше и достиг залива Кастора и Поллукса, а также исследовал южный берег Земли Короля Вильяма. Оба они, Диз и Симпсон, опираясь таким образом на опыт Франклина и его спутников, проделали в высшей степени удачную работу.

Неожиданная кончина Симпсона прервала на время дальнейшие исследования, но в 1846 г. Компания Гудсонова залива вновь взялась за них, поручив их на этот раз Джону Рэ (Rae). В 1846 г. он прошел из залива Рипалс по суше до залива Ком- миги, но дальше пробиться не смог. На следующий год Рэ на санях исследовал западный берег залива, а к концу года—восточный и почти добрался до проливов Фьюри и Геклы. «На этом, собственно, закончилось исследование североамериканского побережья. Неисследованными остались лишь северо-западные берега Бутиа-Феликс и юго-восточная часть Земли Короля Вильяма» (Г р и л и)1. Эти белые пятна на карте были частично заполнены в ходе поисков Франклина2 и совершенно ликвидированы в результате исследования Холлом недостававшего звена между точкой, достигнутой Рэ в 1845 г., и Парри в 1825 г. в проливах Фьюри и Геклы.

С тех пор не одна научная экспедиция побывала на отдельных отрезках северного побережья и исправила не одну ошибку более ранних путешественников, а канадская арктическая экспедиция 1914—1916 гг. произвела новую съемку всего побережья на запад от полуострова Кент до границы с Аляской.

Та часть Канады, что лежит к югу от побережья Ледовитого океана и к востоку и северу от уже описанных районов, оставалась до совсем недавнего времени почти совершенно неизвестной. Долго живший на севере (1863—1878 гг.) французский миссионер Э. Ф. Сен-Птито дал кое-что для познания бассейна Маккензи и Больших Медвежьего и Невольничьего озер, а Франклин и его спутники составили довольно точные карты областей, которые они посетили. В 1887 и 1888 гг. Мак-Коннел уточнил материалы по областям, прилегающим к рекам Маккензи, Невольничьей и Лаярд; в 1899 г. Р. Бёлл обследовал Большое Невольничье озеро, а в 1900 г. Д. М. Белл продолжил съемку от этого озера до Большого Медвежьего. Новейшая[5] съемка Большого Невольничьего озера, произведенная в 1922—1924 гг. Д. Г. Бланшетом, выявила много неточностей в предшествовавших работах. В последние годы (1921 г.) за съемку долины Маккензи очень активно взялось топографическое управление канадского министерства внутренних дел.

Много поработали по съемке области к востоку от долины этой реки Дж. Б. и Дж. У. Тирреллы. В 1892 г. первый выступил из Принс-Альберта на реке Саскачеван и прошел через озера Иль-а-ла-Кросс и Блек до восточного конца озера Атабаска, откуда по озеру Уоллестон и реке Гейки вернулся обратно.

«За рабочий сезон мы прошли съемкой 1300 миль новых маршрутов,из которых по 540 милям никогда не ступала нога европейца; 260 миль мы проделали без всякого проводника, ориентируясь исключительно по приборам».

В следующем году оба Тиррелла произвели съемку северного берега озера Атабаска, после чего проследовали к озеру Блек, откуда направились в совершенно неисследованные дебри, «руководясь единственно полученной за год до того маленькой индейской картой». Путь их лежал на северо-восток по образующим почти сплошную цепь водным путям к озеру Дюбонт, озеру Бейкер и заливу Честерфилд. От устья последнего они проследовали по берегу Гудсонова залива до Черчилля, совершили переход сушей до Йорк-Фактори и по рекам Хейс и Хилл добрались до северного конца озера Виннипег. На санях они проехали до южного конца замерзшего озера и в январе 1894 г. достигли Виннипега. Вот что записал Дж. Б. Тиррелл о результатах работы обоих:

«В ходе экспедиции мы покрыли, не считая езды по железной дороге, 3200 миль пути, из которых 2150 миль—на каноэ, 610 миль на лыжах, 350 миль—на санях с собачьей упряжкой и 100 миль — конным гужом». Были проделаны большие маршрутные съемки, «семьсот семьдесят миль по озерам... двести семьдесят две мили по рекам и триста шестьдесят миль по открытым берегам залива Честерфилд и Гудсонова залива». Попутно велись геологические и ботанические наблюдения.

В 1894 г. Дж. Б. Тиррелл совершил третье путешествие в ту же область, причем на этот раз он направился от Оленьего озера (Рейндир) к озеру Яткайед и далее по реке Фергюссон и Гудсс- нову заливу. От Черчилля он прошел сухим путем до реки Нелсон к северному концу озера Виннипег. Всего за какие-нибудь семь месяцев он проделал 4800 км.

Новые детали по этому району дал Д. Т. Ханбери, совершивший два обширных путешествия в 1898—1899 и 1901—1902 гг. Он проследовал от Большого Невольничьего озера до залива Честерфилд и от устья реки Дюбоит в северном направлении до моря, далее вдоль побережья на запад и обратно внутрь страны к Большому Невольничьему озеру.

.Кое-какие обрывки сведений дал ряд последующих путешествий. Всем известны большие путешествия Стефансонаи его ожесточенная кампания против выражения «бесплодные земли»[6]

Следующим путешественником, который может похвалиться серьезной работой, является Дж. Кил, исследовавший в 1907 г. большую территорию между бассейнами рек Юкон и Маккензи. Большие успехи сделаны за последнее десятилетие. Воздушная разведка и аэрофотосъемка охватили огромные районы, в которых никогда не бывали европейцы. Экономическая миссия майора Л, Т. Баруоша (1925—1928 гг.) охватила область от реки Маккензи до залива Рипалс и особенно ценна тем светом, который она проливала на быт эскимосов. Точно так же много материала дали биологические исследования Г. Б. Хора (1924—1926 и 1928 гг.), А. Э. Порсилда (1926 и 1929 гг.) в бассейне реки Маккензи и полевая работа руководимого д-ром Р. М. Андерсоном южного отряда канадской арктической экспедиции 1917—1918 гг. Далее, детальные обследования небольших по размеру районов были проделаны чииовниками канадского геолого-разведочного управления, в особенности с тех пор, как постройка железной дороги к Гудсонову заливу открыла некоторые возможности экономической эксплоа- тации Канадского Севера. Хотя остается сделать еще очень и очень много, в особенности в отношении точного картографирования, ощущаемый в наше время интерес к тем областям, которые когда-то иначе как «бесплодными» не назывались, приводит нас к заключению, что Северная Канада скоро будет вся полностью исследована[7].

В противоположность северо-западу Канады большая часть Лабрадора остается все еще неисследованной, В начале XIX в. в прибрежных районах и нескольких пунктах неподалеку от побережья побывали кое-какие отдельные экспедиции, из которых следует отметить работу Мак-Лина, пересекшего в 1838 г. Лабрадор от залива Унгава до залива Гамильтон, и в 1839 г. повидавшего водопад Гранд-Фолс на реке Гамильтон. В 1861 г. X. Хайнд проник далеко в глубь Лабрадора с юга порекеМойзи. Однакоже почти всеми нашими сведениями о Лабрадоре, кроме побережий, мы обязаны большим путешествиям А. П. Лоу, совершенным

между 1884 и 1904 гг. Он проследил течение реки Рулерт от озера Мистассини до ее впадения в море; исследовал реки Ист-Мейн, Биг и Каниапискау; поднялся по заливу и реке Гамильтон до озера Малого Сикапау и оттуда проследовал на юг к реке Св. Лаврентия у впадения в нее реки Сент-Джон; поднялся по реке Маникуаган до ее истоков и произвел съемку пути от озера Клируотер до залива Унгава. Кое-что к составленным на базе работы Лоу картам прибавили и другие, но, как это ярко продемонстрировал недавний пограничный спор между Ньюфаундлендом и Квебеком[8], настоящая исследовательская работа едва началась, и внутренний Лабрадор остается фактически неизвестной страной[9].

Соединенные Штаты[10]

Пока множество путешественников-пионеров вносило важные вклады в изучение области между Аппалачскими горами и рекой Миссисипи, Джонатан Карвер, выйдя в 1776 г. из Бостона и следуя через Олбени, Форт-Ниагара и Мачиллимакинак, достиг озера Мичиган. Он переправился через озеро, поднялся по реке Фокс до реки Висконсин и спустился по этой последней к Миссисипи. После этого он поднялся по Миссисипи до водопада Сент- Антони и перезимовал у индейцев на реке Миннесота. Весной 1767 г. он проделал дальнейшее путешествие jc западу от озера Верхнего, но не смог выполнить задуманное им предприятие из- за недостатка продовольствия.

«Я хотел, главным образом,—писал он,—после того как изучу обычаи, поведение, языки, почвы и естественные богатства территорий различных племен, живущих за рекой Миссисипи, определить ширину северо-американского континента... в самой широкой его части, между 43 и 46° с. ш. В случае если бы мне удалось осуществить мой замысел,я намеревался обратиться к правительству с предложением основать в этих новых местах вблизи пролива Аниан какой-либо пост».

В уме Карвера слились мифическая «Западная река» с рекой, названной им «Ореган», которую, без сомнения, следует считать Колумбией. Он заручился кое-какой поддержкой для второго путешествия на эту реку, но ему не удалось совершить его. Правдивость Карвера стоит под сомнением, и действительно,

часть его описаний, повидимому, является простой компиляцией. Если он на самом деле совершил свое путешествие, то он был первым говорящим по-английски исследователем территории к западу от реки Миссисипи.

Несколько позже с грандиозным планом пересечь североамериканский континент из залива Нутка выступил Джон Ледьярд и даже приступил к его осуществлению. Он проехал большое расстояние по территории Сибири в направлении к Камчатке, но русское правительство аннулировало выданное ему разрешение, и ему пришлось бросить свое предприятие. Известна последующая деятельность Ледьярда в качестве путешественника по Африке[11], но никто более не возрождал его плана пересечь американский континент с запада на восток.

В начале XIX в. политические события в Америке приковали внимание правительства Соединенных Штатов к тем возможностям, что открывала, и опасностям, что таила в себе продолжавшаяся неосвоенность Запада[12]. 18 января 1803 г. Джефферсон, уже до того проявивший интерес к проекту Карвера, обратился со специальным посланием к конгрессу, в котором ходатайствовал об ассигновании 2500 долларов формально «на дело расширения внешней торговли Соединенных Штатов», а на самом деле на посылку экспедиции для исследования северо-запада. Такого рода маскировка, писал он, «нужна, чтобы не привлекать излишнего внимания и обезопасить ее от тех препятствий, какие заинтересованные лица в противном случае могли бы поставить на ее пути».

Руководство экспедицией было возложено на капитанов. М. Льюиса и Вильяма Кларка[13].

«Целью вашей миссии,—говорилось во врученном им письменном предписании,—является исследование реки Миссури и тех ее важнейших притоков, которые по направлению своего течения и связям с другими водными путями, имеющими сток к Тихому океану, будь то Колумбия, Орегон, Колорадо или любая другая река, могут явиться кратчайшим и удобнейшим для торговли водным путем через весь североамериканский континент».

Им также было дано задание тщательно изучать географию и геологию пройденных областей, их экономические возможности и население, а также собрать максимальное количество сведений относительно областей, лежащих в стороне от их маршрута. Они должны были выяснить, является ли устье Колумбии таким же- удобным центром для пушной торговли, как залив Нутка, и нельзя ли доставлять скупленные меха через Северную Америку,, вместо того чтобы возить их вокруг всей Южной.

Экспедиция отплыла вверх по реке Миссури в мае 1804 г. и в ноябре зазимовала на территории современного штата Дакота, в 2600 км от Сен-Луиса, у индейцев племени мандан. В апрелеследующего года экспедиция поднялась еще выше по Миссури,, пересекла Скалистые Горы и достигла реки Колумбии. 14 ноября 1805 г. путешественники достигли устья этой реки и там зазимовали. Недостаток припасов вынудил их вернуться; 23 марта 1806 г. экспедиция выступила в обратный путь. Она следовала по реке- Снейк (Змеиной) и одному из ее притоков (реке Клируотер) и вышла в область гор Биттер-Рут. Описание путешествия дает ключ» к сделанному важному отклонению в сторону от прямого пути. Вот что в нем говорится:

«Капитан Льюис с девятью людьми должен итти кратчайшим, путем [через перевал Лоло] до водопада на Миссури. Здесь он оставит троих человек, чтобы сделать повозки для переправки; имущества экспедиции и челноков-каноэ через волок. С остальными шестью людьми он должен подняться по реке Мариас, чтобы исследовать местность и выяснить, не заходит ли какой-либо из ее истоков или притоков до 50-й параллели, после чего спуститься по реке до устья. Остальные же участники экспедиции отправятся с капитаном Кларком до верховьев реки Джефферсон, по которой сержант Ордуэй с отрядом из девяти человек спустится вниз с челноками, и другим оставленным там имуществом. После этого капитан Кларк с оставшимися в его распоряжении десятью людьми направится к реке Йеллоустон в месте ее максимального сближения с тройной, развилиной Миссури. Здесь они построят каноэ и спустятся вниз, по реке».

План был успешно выполнен. Оба отряда соединились на' Миссури и 23 сентября 1806 г. вернулись в Сент-Луис. По их подсчетам, они проделали только в одном направлении 4134 мили, в обратном же направлении Льюис, шедший более коротким путем,- проделал, считая от устья Миссури до Тихого океана, 3555 миль.

хорошей дороге и сто сорок МИЛЬ по высокой, крутой и неровной горной тропе. В конце июня на участке в шестьдесят миль этой, последней тропы лежал слой снега, толщиной от двух до восьми! футов».

Во время путешествия велись интересные записи о погоде м был собран большой материал об индейцах. Льюис составил записку, в которой отобразил свои «наблюдения и размышления по поводу настоящего и будущего состояния Верхней Луизианы[14], в отношении управления населяющими ее индейскими племенами, .а также торговли и сношений с ними». Он предлагал построить «несколько постов, где содержались бы достаточные гарнизоны для защиты имущества находящихся в отлучке купцов и чтобы все торговцы и индейцы были вынуждены собираться туда для совершения сделок».

Непосредственным плодом экспедиции Льюиса и Кларка было выявление того факта, что через Скалистые Горы есть удобный лроход, а это продготовило почву для больших трансконтинентальных путешествий следующего полувека. Косвенно экспедиция сыграла еще большую роль тем, что привлекла внимание живших .в Сент-Луисе торговцев пушниной к богатому и неисследованному Западу. Конечно, скупщики мехов забирались за Миссисипи уже начиная с 1794 г.; один из них, некто Джон Маккей, построил несколько постов между реками Ниобара и Платт, а его помощник Ивенс добрался до деревень индейцев племени мандан. Маккей собрал кое-какой ценный географический материал, и есть основания думать, что Льюис и Кларк знали и использовали его[15].

Пока Льюис и Кларк работали на Дальнем Западе, лейтенант

  1. Пайк производил исследование Миссисипи вверх от места ее -слияния с Миссури. В 1806—1807 гг. он совершил новое крупное путешествие в долину реки Арканзас, по которой проследовал до ее верховьев в Скалистых Горах. Взобравшись на хребет, которому он дал название Уайт-Сноу (Белоснежного), он попал в другую долину и решил, что это и есть долина Ред-Ривер (Красной реки), на поиски которой он отправился. Пайк проследовал по долине на юг» но был взят в плен испанскими войсками и увезен в Санта-Фе. Река, по течению которой он шел, была на самом деле Рио-Гранде-дель-Норте, и вела она прямо на испанскую территорию. Пайк поневоле прошел через значительную часть Мексики, пока не добрался наконец до Чиуауа и не получил там возможность дать необходимые объяснения генералу Сальседо. Он был выслан, и ему было предписано вернуться через Техас.

В Мексике Пайк внимательно во все всматривался и вслушивался и привез с собёц ценнейшее ее описание, дополненное материалами из книги Гумбольдта «Политический очерк

Новой Испании». Именно Пайку правительство Соединенных Штатов обязано первыми точными сведениями о нынешних штатах Ныо-Мексико и Техас и о северной Мексике. Его путешествие, в сочетании с путешествием Льюиса и Кларка, в огромной степени расширило географический горизонт Соединенных Штатов.

Хотя экспедиции вроде вышеописанных и привозили с собой много ценного материала, действительным изучением Запада мы обязаны прежде всего деятельности торговцев пушниной. Участник экспедиций Льюиса и Кларка, Джон Колтер, бросивший их на обратном пути и перешедший на службу в качестве переводчика к группе купцов, плывших вверх по Миссури, забрался далеко на запад и, быть может, достиг той местности, где теперь находится Йеллоустонский национальный парк. Спустившись по реке Платт на лодке и выведя ее в реку Миссури, Колтер сошелся там с неким Мануэлем Лисой. Мануэль Лиса одним из первых воспользовался собранными Льюисом и Кларком данными и выступил в свою первую экспедицию вверх по Миссури (1807 г.).

Самый инициативный деятель Миссурийской пушной компании, Лиса продолжал заниматься этим выгодным промыслом еще много лет, отказываясь в тоже время принимать в состав компании каких-либо чужаков с востока. Результатом этого было то, что Джон Джекоб Астор основал свою собственную Тихоокеанскую пушную компанию, укомплектовав ее кадры людьми, которых он переманил со службы канадской Северо-Западной компании. Им были посланы две экспедиции: одна морская к устью реки Колумбии и другая сухопутная, и этими новыми предприятиями открылась новая глава в истории Дальнего Запада.

В 1811 г. группа пушных торговцев из компании Астора под руководством В. П. Ханта выехала на верховых лошадях из Сент- Луиса на запад, обогнула северные склоны гор Блэк-Хиллс и Биг- Хорн и достигла северной развилины реки Снейк, где пересела на лодки. Силясь продвинуться дальше по реке, путешественники претерпели тяжелые лишения и вскоре убедились в невозможности судоходства по ней. В конце концов, они пересекли Голубые горы у Валла-Валла и в 1812 г. прибыли в Асторию. Отряд, послапный на следующий год обратно под начальством Стюарта, вернулся по рекам Снейк и Северный Платт в Сент- Луис, использовав, быть может, южный проход в горах. Основная часть экспедиции таким образом по крайней мере проложила еще один новый путь из долины Миссисипи к устью Колумбии1.

Торговцы мехами совершали свои путешествия, в первую очередь, в интересах наживы, но все же попутно у них накоплялся материал об огромной неизвестной территории, простирающейся от Новой Мексики до реки Колумбии. Мы можем упомянуть лишь некоторые из их наиболее крупных путешествий, как, например, совершенное служащим Северо-Западной компании П. С. Огденом. В 1824 г. и последующих годах, работая в бассейне реки Снейк, он проследовал полевым притокам Колумбии, рекам Джон- Дей и Дешют до их истоков, достиг озер Харни и Малер; видал реку Гумбольдт, открыл впадающие в Тихий океан реки Кламат и Шаста и собрал много другого ценного материала, который и послал на родину в Англию для обработки и использования еп> картографами компании Гудсонова залива.

В 1823 г. группа купцов—участников Пушной компании Скалистых Гор—отправилась вверх по реке Северный Платт к Южному проходу и далее, до реки Грин. Эта группа открыла для торговли как этот новый проход в горах, так и новую богатую пушниной область. В следующем году один из этих купцов, В. Г. Ашли, добрался с реки Южный Платт до реки Грин и далее, до озера Севьер и Большого Соленого, где нашел следы пребывания в этой области П. С. Огдена. Позже он построил пост у озера Юта и вместе с другими служащими компании приступил к усиленнейшеіі эксплоатации этой области. Таким образом было вторично открыто озеро Юта, и европейцы стали ходить на своих каноэ по Большому Соленому озеру.

Одно из самых длинных и любопытнейших путешествий совершил Джедидия Смит. В 1824 г. он добрался с реки Грин до реки Снейк и нашел там пост Компании Гудсонова залива—Форт-Буазе Два года спустя он отправился с Большого Соленого озера на юго- запад. Используя реку Вирджин, он достиг реки Колорадо. Отсюда Смит повернул на запад и выбрался к побережью океана у Сан- Диего. Здесь его арестовали испанцы, не давшие ему возможности увидеть прибрежные города. Однако ему удалось пробраться через горы и попасть в долину Сан-Хоакин-Сакраменто. Он поднялся по ней до реки Мерсед, опять перевалил через горы (на этот раз через проход Сонору), пересек пустыню и вышел к Большому Соленому озеру. В 1827 г. он вернулся в Сан-Габриель на западном побережье и, сев на судно, приплыл в Монтерей, где был вновь арестован и выпушек только на том условии, что он немедленно покинет Калифорнию. Это он и сделал следующим путем: проследовал по долине Сакраменто, пересек Каскадные горы через проход Сискийон, достиг реки Умпкуа, выйдя таким образом на западное побережье. Позже он спустился вниз по реке Вилламет к Форт- Ванкуверу, где был гостеприимно встречен торговцами Северо- Западной компании. Вместе с ними он в 1829 г. посетил Спокан- Хаус и Флэтхед-Пост, расположенные по одному из притоков Миссури, после чего вернулся к реке Снейк, где встретился с другими торговцами той же компании. За пять лет странствований

Смит, вероятно, перебывал в большем числе новых мест, чем кто- либо из его американских современников.

География Дальнего Запада вплоть до самой середины XIX в. была известна лишь по материалам торговцев пушниной. Собранные ими сведения пополнялись посылаемыми от времени до времени научными экспедициями, к отчетам которых мы сейчас и перейдем. В 1819 г. майор С. Г. Лонг и его восемь помощников вышли из Питтсбурга, спустились вниз по Огайо и затем поднялись вверх по Миссисипи и Миссури до Олд-Каунсил-Блеф. По дороге экспедиция отрядила партию вверх по реке Канзас для исследования местности между этой рекой и рекой Платт, с тем чтобы вернуться по этой последней на Миссури. В следующем году Лонг достиг Скалистых Гор в том месте, где из них вытекает река Южный Платт, и исследовал эти горы в южном направлении до реки Арканзас. Во время этого похода д-р Э. Джемс первым взошел на вершину пика Пайке. На обратном пути одна партия под начальством майора Белла спустилась вниз по реке Арканзас, другая же под начальством Лонга достигла Канадиан-Ривер и, приняв ее за Ред-Ривер, проследовала по ней до ее слияния с рекой Арканзас. Тем самым ошибка Лонга, как ранее ошибка Пайка, повела к важным, хотя и непредвиденным последствиям.

В 1823 г. майор Лонг вышел в свою вторую экспедицию. Он выступил из Филадельфии и, следуя через Уилинг и Колумбус, достиг южного конца озера Мичиган, где посетил Чикаго, представлявший собой тогда «несколько жалких хижин, в которых жил прежалкий народишко». Он проследовал далее до места слияния рек Висконсин и Миссисипи, после чего приступил к «первому достоверному исследованию истоков реки Сент-Питер». Позже Лонг достиг (пересекающей границу) реки Ред-Ривер и проследовал по ней до озера Виннипег, после чего отправился через Лесное озеро, озеро Рейни и реку Дог к Верхнему озеру и прибыл R Форт-Вильям.

Несколько небольших по масштабу съемок дали возможность лучше разобраться в деталях местности, общие черты которой уже были известны. В этой связи следует упомянуть съемку торгового караванного пути на Санта-Фе (отрезка от Форт-Оседж до Таоса), произведенную в 1825—1827 гг. Дж. Ч. Брауном, работу пограничной комиссии, на которую было возложено проведение в жизнь статей Гентского договора[16], и путешествия Г. Р. Скулкрафта. Этот последний вместе с Кассом совершил в 1820 г. путешествие к истокам Миссисипи.

«Целью моего путешествия было,—писал он,—добиться более точных сведений о наименованиях, численности, обычаях, истории* условиях жизни, средствах к существованию и расселении различных индейских племен; произвести съемку страны и собрать материал для правильной карты; выбрать место для гарнизона и купить землю для него; исследовать вопрос о медных, свинцо- вых и гипсовых месторождениях на северо-западе и купить у индейских племен такого рода земельные территории, которые необходимы Соединенным Штатам в меру тех конечных выгод, которые могут быть извлечены из них».

В 1821 г, Скулкрафт побывал на реках Вабащ и Иллинойс, а в 1832 г, отправился на озеро Итаска, где находится один из истоков Миссисипи. На этот раз его сопровождал лейтенант Дж. Аллен, составивший первую точную карту истоков Миссисипи[17]. Скулкрафт разделяет с Алленом честь исследования истокоа Миссисипи, хотя с завершением этой задачи вряд ли, как казалось Скулкрафту, была разрешена последняя проблема американской географии.

Путешествия обоих Патти, первый отчет о которых был опубликован в 1831 г., вновь приковали внимание публики к Западу. Сильвестр Патти и его сын вышли в 1824 г. в Санта-Фе и, охотясь за пушным зверем в направлении реки Хилы, посетили расположенные вблизи ее истоков медные рудники Санта-Рита. Патти- отец остался там, сын же, Дж. О. Патти, предпринял большое путешествие вначале на реку Колорадо, потом через Южный проход к рекам Биг-Хори и Йеллоустон и, наконец, обратно в Санта-Фе. Меха его были конфискованы, что побудило Патти заняться торговыми операциями в Мексике, в ходе которых он посетил Сонору, Чиуауа и Эль-Пасо. Разбогатев, он вернулся в Санта-Риту и обнаружил, что отец его тем временем занялся сельским хозяйством. Через некоторое время оба Патти были дочиста обобраны каким-то проходимцем, сбежавшим с теми деньгами, которые они доверили ему для покупки припасов. Вернувшись к пушному промыслу, они опять отправились на реку Коло- радо, пересекли пустыню, вышли к Саи-Диего и попали в испанскую тюрьму. Отец так и умер в ней, сын же был освобожден. До возвращения в Цинциннати без гроша в кармане он успел еще раз побывать в Мексике. Повесть о его приключениях вызвала- большой интерес.

Через короткое время после этого Дж. Грегг опубликовав свое классическое описание торгового караванного пути на Санта* Фе под названием «Торговля прерий». Между 1831 и 1839 гг. он совершил восемь поездок на Запад и долгое время прожил в Мексике.

Несмотря на все это, известия о Западе оставались весьма' скудными и в некоторых отношениях совершенно недостоверными.

В 1824 г, торговец Джем Вриджер открыл Большое Соленое озеро, но правильного представления о гидрографии Большого Бассейна тогда еще не было, и существовало предположение, что есть большая река Буэнавентура, которая течет от Скалистых Гор в западном направлении и впадает в Тихий океан у Сан-Франциско. Не былр ясного представления и о горных районах. Кое-что для прояснения картины дала работа капитана Бонвилля (1832— 1836 гг.). Главной его целью была пушная торговля, но у него были и научно-географические интересы и проекты. Первый год он посвятил путешествию через Южный проход к реке Грин, истокам реки Снейк и к реке Сол мои, где он перезимовал. В этот период он осмотрел большую лавовую равнину между реками Солмон и Снейк. В следующем году он отрядил своего помощника Уокера на исследование Большого Соленого озера и окрестной территории. Уокеру ие удалось как следует выполнить поручение Бонвилля, но он побывал на реке Гумбольдта, проследовал по ней до «синков»[18], пересек Сьерра-Неваду и вышел к Монтерею. Обрат* но он вернулся вокруг южной оконечности Сьерра-Невады и далее по торговому караванному пути Санта-Фе— Калифорния„ к реке Бер. Тем временем Бонвилль, в свою очередь, произвел, большую работу на севере. Вначале он исследовал территорию вокруг истоков реки Йеллоустон, посетил долины рек Уинд, Грин и Суитуотер, но перевалить через горы Уинд-Ривер не сумел. Зимой 1833—1834 гг. он побывал на реке Снейк, пересек Голубые горы и вышел к Колумбии у Валла-Валла. Летом 1834 г. он вновь побывал на Колумбии, а в следующем году вернулся домой. Хотя карты Бонвилля и не отличались большой точностью, гидрографическая система территории к западу от Скалистых Гор была на них изображена правильно. Вот что писал о них в 1859 г, лейтенант Уоррен:

«Хотя географические координаты у Бонвилля даны неточно, однако его карты выявили наличие большого внутреннего, пе имеющего стока к океану бассейна, состоящего из Большого Соленого озера, реки Огдена или Мери (ныне Гумбольдта), озер Мад, озера и реки Севьер, а также покончили с версией о мнимой реке Буэнавентуре и ряде других. На картах Бонвилля длина реки Вилламет уменьшена до ее действительных размеров а приблизительно указаны ее истоки, а также показано протяжение и направление течения рек Сакраменто и Сан-Хоакнй,

Его карта истоков реки Йеллоустон все еще является лучшим из первоисточников по этой области».

Надо сказать, что Уоррен переоценивал значение карт Бон- билля. Карты его нельзя даже назвать первыми точными картами Запада, ибо в 1836 г., за год до их появления, А. Галлатин составил карту Западной Америки и дал ее в виде приложения к своему труду «Сборник материалов об индейских племенах на территории Соединенных Штатов». Но его карта осталась мало известной, тогда как карта Бонвилля была широко разрекламирована писателем Вашингтоном Ирвингом[19].

В эти же годы большой вклад в дело изучения географии долины Миссисипи внес Николлет, помощником которого в 1838— 1840 гг. был Фремонт. Вот что писал Николлет о первом периоде своей работы;

«Я поставил себе целью сначала изучить различные разветвления Аллеганских гор на территории южных штатов, подняться по рекам Красной (Ред-Ривер), Арканзасу и на большое расстояние по Миссури и вслед за этим посвятить себя всестороннему изучению реки Миссисипи от устья до самых истоков. В течение тех пяти лет, когда я разъезжал в связи с этим исследованием, я пользовался каждым случаем, чтобы производить многочисленные наблюдения, целью которых было—заложить основы для точной физической географии большой области Соединенных Штатов, в особенности же того обширного и интересного района, ^что лежит между водопадом Сент-Антони и истоками Миссисипи».

Николлет умер, не успев закончить описания своих путешествий; не сохранились и оставленные им материалы. Это прискорбно, поскольку его съемки, дошедшие до нас, отличаются высоким качеством. Они охватывают большую территорию между Миссури и Миссисипи и между 44° и 48°с. ш. Вот как расценивал его работу Уоррен;

«Николлет был первым путешественником, широко пользовавшимся барометром для получения высотных отметок по огромной внутренней области Соединенных Штатов. Приводимая им в его отчете сводка тех методов и принципов, которых он придерживался в своих исследованиях, послужила надежным руководством для множества последующих путешественников. Его карта является одним из ценнейших вкладов в американскую географию за все время ее существования».

Экспедиция эта имела и то значение, что она послужила прекрасной школой, в которой вырос и закалился Фремонт. Один из крупнейших исследователей Америки, Фремонт, вернулся вместе с Николлетом из экспедиции для обработки ее результатов, но в 1841 г. был срочно откомандирован для производства съемки реки Де-Муан. В качестве мотива экспедиции была выдвинута необходимость составления хорошей топографической карты в связи с быстрой колонизацией области, на самом же деле начальство Фремонта, усылая его, стремилось положить конец его роману с дочерью влиятельного сенатора Бенто на—Джесс и. Фремонт закончил съемку, вернулся в Вашингтон и женился на Джесси. Для Фремонта это было двойной удачей: он женился на любимой девушке и приобрел влиятельного тестя.

Тесть Фремонта сенатор Бентон глубоко интересовался Западом. Будучи с головы до ног политиком, он стремился к колонизации северо-западных областей с целью противопоставления их Великобритании. Для достижения этой цели нужно было прежде всего подвергнуть Северо-запад систематическому исследованию. Таково было то счастливое стечение обстоятельств, что повело к организации в 1842 г. первой экспедиции Фремонта. Строго говоря, исследовательским предприятием ее назвать нельзя, так как Фремонт проник лишь до Южного прохода и взобрался на высокую, до сих пор носящую его имя вершину в горах Уинд-Ривер. Фремонту посчастливилось еще и в том отношении, что он сумел заполучить в проводники Кита Карсона, лучшего знатока областей к западу от Миссисипи, в течение своей долгой жизни исколесившего ее от Мексики на юге до Канады на севере. Другим участником экспедиции Фремонта был прославившийся впоследствии как картограф Чарльз Прейс. Съемка получилась точная, но еще важнее был составленный Фремонтом «Отчет», в котором, вопреки существовавшему тогда представлению, доказывалось, что территория к западу от Миссисипи вполне подходит для сельскохозяйственной колонизации. Прямым следствием ее был немедленный поток колонистов на Запад. Итоги научных результатов экспедиции лучше всего подвел в своей речи в защиту переиздания отчета Фремонта сенатор Линн:

«Экспедиции было дано задание—изучить и донести о реках и территории между границами Миссури и подножьем Скалистых Гор; в особенности же изучить характер и определить географические координаты важнейшего перевала, ведущего через эти горы к Орегону,—Южного прохода. Все возложенные на нее задания экспедиция выполнила... Во исполнение полученного предписания Фремонт поднялся на достаточно большое расстояние вверх по реке Канзас, чтобы получить правильное представление о ней, после чего совершил переход к реке Большой Платт и проследовал по ней до ее верховьев в горах, где ее важнейший исток Суитуотер вытекает из гор по соседству с Южным проходом. Фремонт прошел через этот проход и повидал верховья Колорадо... после чего взобрался на высочайшую вершину Скалистых Гор...[20] Вернулся он по долине реки Большой Платт. В течение всего своего долгого путешествия Фремонт производил барометрические наблюдения с целью установления и получения высотных отметок как на равнине, так и в горах; делал астрономические наблюдения для определения географических координат; замечал, какие местности являются плодородными и какие бесплодными; где легко пройти и какие имеются удобные пути; описал выдающиеся черты рельефа, выбрал имеющие стратегическое значение пункты и внес большой вклад в геологию и ботанику».

Даже если сделать соответствующую скидку за счет чрезмерного энтузиазма Линна, все же остается бесспорным, что этим своим путешествием Фремонт завоевал себе место среди квалифицированных путешественников-исследователей.

В 1841 г, в Орегон прибыла под начальством Чарльза Уилкса морская экспедиция, которая засняла течение Колумбии до Валла- Валла. Одна партия проследовала вверх по реке Вилламет и далее, к истокам реки Сакраменто, по которой и спустилась к Сан-Франциско. Другая партия вышла из залива Пюджет-Саунд, пересекла Каскадные горы вблизи Маунт-Рейнир, дошла до того места по Колумбии^ где в нее впадает река Спокан, после чего проследовала вверх по Колумбии до Форт-Колвилл. Исследовав территорию к юго-востоку, она вернулась в Валла-Валла. В результате этих экспедиций была значительно улучшена карта северо-запада Соединенных Штатов.

На юге кое-какие новые материалы общего характера дал Дж. В. Кендолл, прошедший в 1841 г. с военной экспедицией из Остина в Техас до Санта-Фе. Его гнала лишь страсть к путешествиям, никаких материалов топографического характера он не собрал, но, быть может, эта экспедиция является первой, посетившей истоки Ред-Ривер.

В 1843 г. Фремонт был послан в новую экспедицию, которая была хорошо оборудована и оснащена. На этот раз перед ним была поставлена задача — связать те исследования, что он ранее произвел в районе Южного прохода, с той работой, что проделали в 1841 г. Уилкс и его люди. Он должен был изучить всю территорию между Колумбией, Тихим океаном и испанскими владениями в Калифорнии и проделать в этих местах то, что ои и Николлет в свое время сделали в других областях к востоку от Скалистых Гор. Отправившись 29 мая в путь из Канзаса, Фремонт в начале июля завидел гору Лонгс-Пик и, уже совсем близко подойдя к горам, повернул на юг и достиг Пуэбло, где встретился с Карсоном и сделал попытку пополнить свои эапасы. Достать все, что ему было нужно, ои не смог и был вынужден вновь повернуть на север. Он пересек Черные горы (Блек-Маунтенс), обогнул северный конец- гор Медисин-Боу и вышел на реку Северный Платт. Попытка дойти до Южного прохода прямым путем не удалась, и отряд повернул к реке Суитуотер, по которой и добрался до прохода. Отсюда одна партия под начальством Фицпатрика направилась по старой торговой дороге к Орегону, другую же сам Фремонт повел к Большому Соленому озеру, куда и прибыл в начале сентября. Он произвел научное обследование северной части озера, и четырьмя годами позже его «Отчет» содействовал основанию колонии мормонов. В Форт-Холле на реке Снейк обе партии соединились, и экспедиция проследовала вниз по этой реке, достигнув Форт-Буазе в конце октября и реки Колумбии в ноябре. Фремонт спустился вниз к Форт-Ванкуверу, но самого устья реки не достиг.

Обратный путь был совершен через Большой Бассейн. Фремонт стремился определить местоположение некоторых черт рельефа, в том числе озера Мери и реки Буэнавентуры, в существование которой он все еще верил. В начале декабря он достиг озера Нижний Кламат, пересек реку Кламат и к 25 декабря вышел к озеру Уорнер. К середине января, уже находясь на реке Карсон, он решил под предлогом недостатка запасов совершить переход через, горы в Калифорнию. Переход через покрытые снегом горы был сопряжен с большими опасностями, но Фремонту посчастливилось, и 20 февраля 1844 г. он был уже на вершине хребта; вскоре после этого он достиг той точки, где тогда стоял форт Зуттера, а теперь находится город Сакраменто.

Из Сакраменто, где Фремонт достал нужных ему для экспедиции животных, он направился вверх по долине Сан-Хоакин на юг, вокруг южного конца гор и далее по торговой дороге на Санта-Фе. В начале мая он был уже в Лас-Вегас (Невада), а в конце месяца — на озере Юта, принятом им по ошибке за южное продолжение Большого Соленого озера. И здесь, вместо того чтобы итти проторенными путями, Фремонт пошел прямо в глубину гор Васач и Уинта, исследовал горные хребты у верховьев рек Северного и Южного Платт, добравшись до Пуэбло лишь в конце июля.

«Отчет» Фремонта о его экспедиции представляет собой ценный документ. Фремонт описал резкое различие между западной и восточной сторонами континента, дал описание бассейнов главных рек и высказал несколько мыслей о Большом Бассейне, в части которого он побывал.

«Существование бассейна,—писал он,—представляется мне несомненным, остается лишь определить его размеры и содержимое. Он не может быть менее четырехсот или пятисот миль, что вдоль, что поперек, и основная часть его должна лежать в Верхней Калифорнии, так что если провести границу по 42-й параллели, то она, вероятно, отхватит лишь кусочек от его северного края. Внутренняя часть его остается почти совершенно неизвестной. Ее считают пустыней, и судя по тому, что я видел, я согласен, что она, конечно, бесплодна; но, с другой стороны, где столько воды, там должны быть и оазисы. Сведения о существовании большой реки и большого озера могут оказаться преувеличенными, но где лежат такие массы снега, там должны быть водосборные озера либо поглощающие влагу пескш.

'Фремонт особо подчеркнул, что эта довольно мрачная характеристика не относится к Орегону, где имеются хорошие пастбища и который имеет большое экономическое будущее, так как «его омывает северная часть Тихого океана, на противоположном берегу которого лежит Азия; сам он производит много подходящих для торговли товаров, отличается мягким и здоровым климатом и через него пролегает большая дорога для торговли с Индией и Китаем»,

В то время отношения между Соединенными Штагами и Мексикой были чрезвычайно напряженными, и Фремонт втянулся в сферу политики. Его третьей экспедиции было поручено исследование Скалистых Гор к западу от Пуэбло, более тщательное изучение Большого Бассейна и отыскание проходов в Калифорнию через Сьерра-Неваду. Нет сомнений, что при посылке экспедиции была учтена возможность войны с Мексикой, и хотя Фремонт был отправлен с географическими целями, экспедиция имела с собой оружие, которое могла применить в случае необходимости.

Фремонт вновь воспользовался рекой Арканзас, чтобы добраться до Скалистых Гор, прошел через проход Юта, проследовал вниз по реке Уайт до реки Грин и прошел по более низменной местности к югу от гор Уйнта до озера Юта. Повернув на север к Большому Соленому озеру, он посвятил несколько дней съемке его южной части, после чего приступил к переходу через Большой Бассейн. С целью охватить как можно большую территорию экспедиция разделилась па два отряда; один из них, руководимый Э. М. Керном, выбрал более южный вариант пути. Оба отряда вновь встретились у озера Уокер у подножья сьерр. Эти путеше^ ствия доказали существование удобных путей через Большой Бассейн.

После этого экспедиция разделилась вновь, причем на этот раз Фремонт повел один отряд через сьерры к форту Зуттера, Керн же повел свой отряд вокруг южной оконечности гор. Отряды воссоединились у Сан-Хосе. После небольшой задержки Фремонт отправился на север вверх по реке Сакраменто в Орегон. Ои достиг озера Верхний Кламат, откуда повернул на запад с целью исследования Каскадных гор. Но он был замешан в калифорнийских политических делах и в этот момент получил известие с Востока, заставившее его свернуть свою исследовательскую работу.

Как пишет историк Банкрофт , «.. его освободили от его миссии как исследователя, и он превратился в офицера американской армии». Последующие приключения Фремонта выходят за рамки географии и являются частью военно-политической истории Соединенных Штатов. Полный отчет об этой экспедиции так никогда и не был опубликован, но сам Фремонт составил «Географический меморандум» и карту Орегона и Калифорнии, далеко превосходившую все другие карты того времени

Наряду с такими крупными экспедициями шло исследование страны и в более мелком масштабе. Из предприятий этого последнею рода необходимо упомянуть произведенную в 1840 г. съемку граиицы между Луизианой и Техасом, путешествие капитана Дж Аллена к истокам реки Де-Муан (1843 г.) и исследование в том же году капитаном Н. Буном неизвестной области между реками Арканзас и Канадиан-Ривер до 100-го меридиана на западе. Еще западнее этого меридиана большую территорию, простирающуюся на юг от реки Арканзас до северной развилины Ред-Ривер, засняли, в 1845 г. Дж В. Аберт и В Г. Пек.

Политические события того времени создали благоприятную обстановку для географических исследований. Вслед за аннексией в 1845 г. Техаса в следующем году вспыхнула война с Мексикой. В Калифорнию и в Мексику были посланы войска. Шедший с авангардом западной армии Эмори произвел рекогносцировку местности от Санта-Фе до Сан-Диего на берегу Тихого океана. Путь его пролегал более чем на 200 миль по Рио-Гранде-дель- Норте, далее вниз по реке Хиле и поперек пустыни Колорадо. Двое оставленных им в Санта-Фе участников отряда провели съемку обширной территории вокруг этого города. В 1846—1847 гг. полковник Кук прошел маршрутной съемкой по другой трассе, несколько более южной, чем Эмори, пересекавшей Рио-Сан-Педро и идущей через Тускон. Еще южнее обоих прошел Вислиценус, вначале путешествовавший с научной целью как частное лицо и на свой счет, а позже перешедший в армию на должность военного врача. Из Санта-Фе он проследовал вниз по Рио-Гранде до Эль-Пасо и Чиуауа, где после полугодовой задержки присоединился к полковнику Донифану и вместе с ним достиг Монтерея.

Зимой 1848 г. демобилизовавшийся к этому времени из армии Фремонт выступил в свою четвертую экспедицию. Главной целью Фремонта было добраться до Калифорнии, где он закупил себе землю и где намеревался поселиться. В то же время он добивался постройки железной дороги на запад и надеялся найти для нее удобный проход в горах от верховьев Рио-Гранде-дель-Норте— примерно у 37-й параллели. Чтобы познакомиться с условиями в худшее время года, он, вопреки всем своим советчикам, совершил экспедицию зимой. Выйдя из Пуэбло, он через проход Робиду перевалил горы Сангре-де-Кристо и вышел к истокам Рио-Гранде. За ними высились горы Сан-Хуан, которые казались непроходимыми. Фремонт попал в очень опасное положение, которое он очень образно описал в одном из писем к жене, вскоре после этого написанном:

«Мы старались взобраться на вершину хребта, но снег становился все глубже и глубже; через четыре или пять дней мы вышли на те голые кряжи, что высятся над безлесной местностью и образуют водораздел между Атлантическим и Тихим океанами. На этих голых скалах почти всю зиму бушуют бури и яростные ветры. При первой же попытке перевалить через кряж нас отогнала пурга [pouderie—гонимые свирепым ветром тучи сухого снега], и нам пришлось отступить, причем десять или двенадцать человек отморозили себе кто лицо, кто руки, кто ноги. Наш проводник [Билл Вильямс] чуть не замерз насмерть, и вокруг костров лежало много павших мулов. Снег все продолжал итти. На следующий день мы наделали себе деревянных орудий и, пробив траншею в снегу, пересекли кряж, несмотря на пургу, и сразу же на опушке ближайшего леса разбили лагерь. Наш след напоминал путь отступающей и разбитой армии: повсюду валялись седла и вьюки, одежда и павшие мулы. Продолжавшаяся метель совершенно парализовала нас и приостановила всякое дальнейшее продвижение. Мы находились на высоте примерно 12 ООО футов над уровнем мор'я. Вся местность на западе была засыпана глубоким снегом, мы не могли продвинуться ни на шаг вперед, но вернуться назад было бы не меньшим безумием».

Одиннадцать человек и множество животных поплатились жизнью в ходе экспедиции, и Фремонту пришлось отказаться от своего замысла. Фремонт проследовал вниз по Рио-Гранде до Таоса и добрался до Калифорнии южным путем, через Санта- Крус и Тускон (Таксон).

Дальнейшее изучение юго-запада продвинулось благодаря ряду предпринятых в эти же годы геодезических съемок. В 1849 г. Симпсон производил работы к западу от Рио-Гранде, а Марси исследовал местность к востоку от нее, по границе с Нью-Мексико и Техасом. В том же году к съемке Техаса приступил крупный топографический отряд под начальством полковника Джонстона, охвативший большую часть территории штата к югу от 34-й параллели и к западу от 96° з. д. В этом же году началась съемка границы между Соединенными Штатами и Мексикой. Работы продолжались до 1856 г. и дали очень много для познания географии и геологии этой части Америки.

В этот же период внимание исследователей привлекла к себе река Колорадо. В 1851 г. капитан Ситгривс пересек часть Большого Колорадского плато между рекой Зуни и горами Сан-Франциско и, продолжая итти в западном направлении, достиг реки Колорадо и проследовал вниз по ней до Юмы. В том же году лейтенант Дерби поднялся на лодке по Колорадо до Юмы.

После исследования истоков реки Ред, проведенного Марси в 1852 г., общая структура рельефа юго-запада стала ясной. Исключением оставалась лишь река Колорадо, работы на которой возобновились только в 1857 г.

Севернее экспедиция капитана X. Стансбери повела к открытию еще одного пути через Скалистые Горы и дала обильный новый материал о Большом Соленом озере. Выступив 1 июня 1849 г. из Форт-Ливнуорт на реке Миссури, Стансбери проследовал обычной переселенческой дорогой через Южный проход к Форт-Брид- жер на реке Блекфоркс—притоке реки Грин.

«Отсюда, —доносил Стансбери, —расходятся две дороги, которые вновь сходятся у реки Гумбольдта. Старая дорога доходит до реки Бер, продолжается вниз по ее долине через Сода-Спринг к Форт- Холл [на реке Снейк] и отсюда тянется в юго-западном направлении до самой реки Гумбольдта... Другая дорога была проведена в 1847 г. мормонской общиной и уводит переселенцев к расположенному в южной части долины Соленого Озера мормонскому городу, заставляя их отступить от своего первоначального направления более чем на целый градус на юг. Этот градус они нагоняют, идя прямо на север до переправы через реку Бер вблизи северного конца озера, откуда путь следует в северо-западном направлении до пересечения со старой дорогой от Форт-Холл. Мне хочется выяснить, нет ли более короткой дороги, чем эти две, и не лучше ли было бы итти прямо к верхней части озера или к той точке, где река Бер проникает в его бассейн из долины Кач через хребет Васач».

Стансбери успешно справился со своей задачей, хотя сам считал, что дорогу следовало бы провести несколько севернее того маршрута, которому он следовал.

Оставив большую часть отряда в Солт-Лейк-Сити, Стансбери приступил к изысканию дороги на Форт-Холл. И здесь он добился успеха, показав, что между этими двумя точками «можно создать великолепную колесную дорогу». На обратном пути он начал исследование пустынь к западу от Солт-Лейк-Сити, куда и вернулся в ноябре. За время его отсутствия его помощник Ганнисон произвел съемку большой территории между Большим Соленым озером и озером Юта, на берега которого он передвинулся со своей геодезической партией.

В 1850 г., как только позволила погода, работы были возобновлены. Стансбери провел изучение Большого Соленого озера, тогда как Ганнисон произвел съемку его восточного берега. К 28 августа они были готовы к выходу в обратный путь. 10 сентября они выступили из Форт-Бриджер и новым путем перевалили через горы. Экспедиция шла, в общем, в восточном направлении по северной окраине гор Медисин-Боу и южному концу гор Ларами до реки Северный Платт. «Расстояние от Форт-Бриджер до Форд- Ларами по нынешней дороге, —доносил Стансбери,—равно четыремстам восьми милям; если же итти по новой дороге от Форт-Бриджер к восточному подножью гор Блек-Хилс (к точке, находящейся на равном с Ларами расстоянии от развилины реки Платт), то расстояние сокращается до трехсот сорока семи миль. ... Не надо забывать также, что даваемые нами расстояния вычислены при помощи одометра без скидки за счет естественной волнистости местности и получены были в ходе крайне поверхностной рекогносцировки при отсутствии точного знания местности и без какой-либо попытки установления трассы, по которой должна итти дорога..* Я предполагал вначале продолжить рекогносцировку от верховья реки Лоджпол до ее слияния с рекой Платт, а оттуда либо по водоразделу между этой рекой и рекой Рипабликен, либо по долине последней; причем и в том и в другом случае мы шли бы по до сих пор неисследованной территории. К сожалению, обстоятельства сложились так, что я не смог выполнить своего намерения».

Со Стансбери произошел несчастный случай, лишивший его трудоспособности. Однако он произвел полезное и точное исследование важной территории и, помимо съемок, привез коллекции по геологии и естественной истории изученных им районов. Интересен раздел его отчета, посвященный мормонским колониям. Стансбери нашел, что мормоны были трудоспособным, дисциплинированным и гостеприимным народом, и приписывал значительную часть успеха своего предприятия их помощи[21].

Главным источником познания территории Соединенных Штатов в течение первой половины XIX в. были обильные, но, с научной точки зрения, неточные известия от западных промышленников и усиленная работа армейских офицеров, числившихся большей частью по военно-топографическому управлению. Однако растущий поток переселенцев на запад (в росте его сыграли свою роль знаменитый «Отчет» Фремонта и открытие золота в Калифор- нии) заострил вопрос о транспортных связях между Западом и Востоком. Это, в свою очередь, повело к начавшимся в 1853 г. крупнейшим геодезическим работам по изысканию трасс железных дорог. Съемку решено было произвести по пяти пересекающим всю Америку маршрутам. Северный геодезический отряд под руководством Стивенса должен был выйти из Сент-Пола и встретиться на реке Колумбия с вышедшим ему навстречу из Форт-Ваикувера отрядом капитана Мак:Клеллана. Изыскания по второму маршруту, проходившему вблизи 41-й параллели, были поручены лейтенанту Бекуиту. Еще южнее капитан Ганнисон должен был пересечь Америку между 38-й и 39-й параллелями. Капитан Уипл должен был пройти вдоль35-й параллели, а пятый отряд—из Калифорнии через Юму, Туе кон и Эль-Пасо в Техас. В ходе работ под давлением практической необходимости маршруты подверглись некоторому изменению. Ганнисон так и не довел до конца возложенной на него работы и был убит вблизи озера Севьер. Дополнением к работе этих пяти больших отрядов служили изыскания вспомогательных топографических партий, вроде, например, произведенной лейтенантом Вильямсоном съемки территории между реками Сакраменто и Колумбией. Общие результаты всей работы были опубликованы в ценной серии «Трудов по изысканию Тихоокеанской железной дороги».

Фремонт считал, что его уникальное знакомство с географией Запада дает ему право включиться в эту работу? но его к ней не привлекли. Поэтому он решил предпринять экспедицию на свой собственный страх и риск и завершить оставленную незаконченной в 1848 г. работу. Осенью 1853 г. он выступил из города Канзас- Сити, прошел через проход Кочетопа и, следуя по рекам Ганнисон и Гранд, пересек горную область. Путь его лежал через горы Васач к Паравану, а оттуда в юго-западном направлении, к одному из южных проходов через Сьерра-Неваду. Фремонт оставил хорошее описание посещенных им областей в письме в журнал «Нешо- нел Иителлидженсер». На этом предприятии заканчивается карьера Фремонта в качестве географа-путешественника. Ето заслуги получили признание со стороны ряда заграничных обществ, и он по праву занимает место в числе крупнейших путешественников-пио- неров по западной части Соединенных Штатов. Значительная часть его работы отличается высокой точностью; у него был верный глаз, и он быстро схватывал структуру рельефа местности. Если несколько излишняя торопливость по временам вовлекала его в трудности и опасности, то с другой стороны, надо иметь в виду, что никакими другими способами он не мог бы достигнуть поставленных себе целей.

«Фремонт не был следопытом: он не искал тропы—он их осваивал. Он шел дорогами, которые по большей части были найдены задолго до него звероловами, охотниками и скупщиками, шел

По землям, большей частью уже известным жителям края. Его сила в том, что в съемку, в наблюдения и в описания этих дорог и земель он внес научный метод и технику. Для своего времени он был первоклассным геодезистом и математиком и неплохим геологом^и ботаником-любителем» (Н е в и н с)[22].

Фремонт умер в июле 1890 г. в возрасте 77 лет.

Железнодорожными изысканиями и последней экспедицией Фремонта заканчивается период больших путешествий пионеров по территории Соединенных Штатов. Уже до этих изысканий было сделано очень много для устранения белых пятен с карты; а после них работа пошла со всей возможной быстротой. 1857 год ознаменовался исследовательской работой лейтенанта Уоррена в Небраске и Дакоте и путешествием лейтенанта Айвса вверх по реке Колорадо с целью выяснения ее судоходности. Айвс добрался до Черного Каньона на лодке, а от него сушей—до Великого Каньона (Гранд-Каньон). Эта экспедиция, в состав которой входили геологи и ботаники, охватила отрезок течения Колорадо, протяжением почти в 950 км, но и после этого река все еще оставалась не полностью исследованной.

В результате работы капитана Симпсона (1859 г.) были открыты два удобных пути через Большой Бассейн, каждый из которых оказался лучше найденного Фремонтом. Была точно определена долгота Солт-Лейк-Сити. В том же году лейтенант Диксон открыл колесный путь от Даллеса на реке Колумбии до Солт-Лейк-Сити.

В 1858 г. пограничная комиссия приступила к демаркации установленной в 1846 г. между Канадой и Соединенными Штатами границы по 49-й параллели. В 1859 и I860 гг. экспедиция капитана Рейнолдса «впервые указала на трассу впоследствии открытого для движения колесного пути от реки Платт к тройной развилине Миссури вокруг восточного подножья гор Биг-Хорк. Она же впервые определила точное течение реки Йеллоустон от того места, где она выходит из гор до впадения в нее реки Пау- дер». Рейнолдс слышал о «жгучих равнинах, огромных озерах и кипящих источниках» вблизи истоков Йеллоустона, но сам побывать на них не смог. Правильность дошедших до Рейнолдса слухов подтвердил посетивший их в 1870 г. лейтенант Г. Дон, а вся окрестная территория была заснята экспедициями капитана Барлоу в 1871 г. и капитана Джонса в 1873 г. Произведенные ими подробные съемки, а также съемки для изыскания колесной трассы на Запад, привели к ликвидации многих белых пятен на карте, но возникновение гражданской войны в Америке временно приостановило этого рода работы.

Год 1867 ознаменован началом геологических изысканий Кинга вдоль 40-й параллели. Цели его экспедиции выходили за рамки ее официального наименования. Ей было поручено «исследовать и описать геологическую структуру, географические условия и естественные богатства полосы, простирающейся от 105° до 120° з. д. вдоль 40° с, ш., охватив достаточно большие пространства к северу и к югу от параллели, чтобы по ним могли пройти две железные дороги (Центральная и Юньон-Пасифик), и прихватив еще столько территории, сколько вообще совместимо с точностью и с нормальной работой экспедиций».

Кинг должен был обращать внимание также на фауну и флору и собирать материал не только для топографических, но и разного рода специальных карт. Полевые работы велись в течение пяти сезонов, а обработка материала закончилась лишь в 1879 г. Всего экспедиция охватила территорию, площадью в 223 тыс. кв. км, В 1879 г., когда экспедиция закончила свою работу, в составе министерства внутренних дел было организовано Управление геологической съемки Соединенных Штатов, на которое и была возложена задача составления и издания топографических карт. Несмотря на значительные работы, к 1913 г. картографировано было лишь менее половины территории Соединенных Штатов[23].

Другим выдающимся исследовательским предприятием было начатое в 1869 г. Пауэллом изучение долины Колорадо. Долинаэта уже и ранее привлекала внимание, но со времени посещения ее Айвсом в 1857 г. систематической съемки ее территории не производилось. Имея в своем распоряжении четыре обыкновенные весельные лодки, Пауэлл спустился по реке от того пункта, где теперь стоит Грин-Ривер-Стейшн, на 1600 км вниз до устья реки Вирджин. Весь 1870 год и начало 1871 г. Пауэлл посвятил отысканию путей с севера к Большому Каньону. Предприятие было нелегким, так как направление течения реки оставалось неизвестным и было распространено убеждение в ее несудоходности из-за порогов, а в некоторых местах—из-за исчезновения реки под землей. Работа экспедиции увенчалась полным успехом.

Исследование Колорадо являлось лишь частью многогранной деятельности Пауэлла и его коллег, проработавших на западе, главным образом в Вайоминге, Юте и Аризоне, более десяти лет (1867—1878). На основе их исследований и написаны такие классические труды, как «Исследование западной реки Колорадо» Пауэлла и «Геология гор Генри» Гилберта.

Дополнением и продолжением работы Пауэлла на Колорадо можно считать работы лейтенанта Уилера, руководившего крупными геодезическими работами по съемке территории к западу от 100-го меридиана. Экспедиция возникла

«из постоянной и совершенно законной потребности военного министерства в текущей топографической информации по поводу огромной территории к западу от Миссисипи, где всегда требовались и требуются постоянные передвижения воинских чаетей. В известной степени она явилась продолжением тех разрозненных топографических съемок, производством которых военное министерство начало заниматься еще до восстания на юге [гражданской войны] и которые были возобновлены штабами дивизий и отделов к ее концу. Экспедиция дополнила имевшийся до того материал полной съемкой, начиная с определения исходных опорных астрономических и геодезических пунктов и кончая новыми гипсометрическими и топографическими деталями, на основе которых были вычерчены орографические карты. В конечном итоге получилась связная подробная карта района, вполне пригодная для любой цели, по крайней мере на ближайшие пять-десять лет» (Уилер).

Результаты этой оч‘ень важной экспедиции изложены Уилером в его «Отчете». Экспедиция открыла плато Колорадо и дала ему это нынешнее название; исследовала реку Колорадо, определила проходы по западному, северо-западному и юго-западному краям Большого Бассейна, так же как водораздел континента к югу от 40-й параллели; доказала мнимость якобы существовавшего в восточной Неваде озера Прейсс и собрала большой и подробный материал физико-географического характера. Чтобы .получить представление о размахе работ экспедиции, достаточно указать, какой процент территории отдельных штатов был охвачен съемкой: Нью-Мексико—-66%, Невада—60%, Аризона—54%, Юта—46%, Калифорния—41%, Колорадо—32%, Орегон—9%, а также меньшие площади в Вайоминге и Техасе. В общем экспедиция охватила значительно более 775 тыс. Кб. км.

Пока шло изучение такой обширной поверхности суши, свою долю внимания получили и внутренние воды. В 1876 г. к съемке реки Миссисипи приступило озерное гидрографическое управление, а с 1879 г. работы эти перешли в ведение комиссии реки Миссисипи. Точно так же, начатая в 1878 г. съемка Миссури перешла с 1884 г. в ведение комиссии реки Миссури.

В 1807 г., после того как конгресс принял «Закон о съемке побережья Соединенных Штатов», была организована гидрографическая и геодезическая служба США. К съемке было присту- плено лишь с 1816 г., но до 1845 г., когда была проведена реорганизация службы, работы шли с большими перебоями. С тех пор гидрографическая и геодезическая служба закончила первичную съемку побережий Соединенных Штатов—Атлантического, Тихоокеанского и Южного (Мексиканского залива)—и создала большую триангуляционную линию через весь Североамериканский материк около 39-й параллели.

Мексика и Центральная Америка

Собственно географических исследований в Мексике и Центральной Америке в XIX в, производилось мало, но зато для лучшего знакомства с этими областями Америки много дали изыскания ученых в других смежных областях науки, в особенности же в археологии и геологии.

В начале столетия Мексика была недостаточно изучена. Большой материал лежал спрятанным в шкафах и архивах государственных учреждений; правительство придерживалось политики изоляции и не допускало паевою территорию ученых исследователей, в результате чего посещение этих областей Гумбольдтом в начале века приняло характер чуть ли не вторичного открытия этой части Америки. Гумбольдт и его спутник Бонплан высадились в Акапулько на западном побережье в январе 1803 г. и проследовали в город Мехико, ставший штаб-квартирой их научной работы. Отсюда они сделали ряд вылазок в Гуанахуато на севере, в Хорульо па западе и в Халапу по восточному краю плато. В начале 1804 г. оба они отплыли из порта Вера-Крус в обратный путь. Хотя они пересекли лишь короткие отрезки страны, их исследования охватили гораздо более широкие полосы, чем при обычных маршрутных исследованиях, и они сумели собрать большой и ценный материал по всей Мексике в целом. При выходе в свет «Политический очерк королевства Новой Испании» Гумбольдта был новейшим и наиболее передовым описанием старей* шей испанской колонии1.

Дополнением и продолжением работы Гумбольдта послужила работа Буркарта в Южной Мексике (1825—1834 гг.) и деятельность основанного в 1829 г. национального института географии и статистики.

Столь часто благоприятствующие развитию географической работы политические осложнения повели к гораздо более близкому ознакомлению с Мексикой, в особенности же с ее северными областями. Это произошло благодаря съемкам военных топографов Соединенных Штатов и деятельности комиссии по демарка-

1 О Гумбольдте и его работе вообще см. раздел 5 этой главы; «Южная Амер нка» .—Прим. автора.

ции границы. В этот же период изучением Центральной и Южной Мексики занимались немецкие исследователи разных специальностей, Среди тех, кто таким образом косвенно увеличивал объем географических познаний, следует упомянуть И. В. Мюллера, посетившего Центральную Мексику в 1856 г., и Хеллера, про^ жившего три года (1845—1848 гг.) в Южной Мексике.

Французская интервенция в Мексике в 1861 г. дала возможность известному числу французских офицеров исследовать значительную часть территории страны, и хотя у них не было необходимого для научной работы инструментария, наблюдения их имеют довольно большую ценность. Более близкому знакомству с географией Мексики способствовали французские этнографы: Брассер-де-Бурбур, посетивший Мексику в 1864 г. и объездивший ряд стран мира, и побывавший дважды в Мексике (1857—1861 и 1880—1883 гг.) Д. Шарней, так же как немецкие ученые, включая Ратцеля (1871 и 1875 гг.) и фон Ратса (1883 г.).

Среди множества приезжавших в Мексику иностранных ученых, каждый из которых способствовал нанесению каких-либо новых деталей на общую карту Мексики, следует выделить Карла Лумгольца, совершившего четыре экспедиции в северо-западную Мексику в период с 1890 по 1898 гг. и возобновившего исследование этой области Мексики в течение первого десятилетия текущего века. Хотя интересовался он главным образом антропологией, работал он в таких районах Мексики, где за все XIX столетие не ступала нога европейца и которые не были описаны ни одним очевидцем со времени экспедиции Коронадо[24]. В этой части Мексики, так же как на юге и на юго-западе, имеются все еще значительные незаснятые территории; восточная же часть страны, наоборот, охвачена достаточно надежными картами. В общем можно сказать, что география Мексики хорошо известна и что детальное изучение незаснятых областей вряд ли поведет к каким-либо ошеломляющим открытиям.

К началу XIX в. Центральная Америка, как и Мексика, была далеко не полностью исследованным районом и, если не считать нескольких мелких экспедиций к отдельным отрезкам побережья, продолжала оставаться в пренебрежении со стороны географов еще полвека. Переломным моментом послужили путешествия Джона Стивенса, чьи «Эпизоды из путешествий по Центральной Америке, Чиапасу и Юкатану» привлекли внимание к обилию

археологических памятников, только и ждавших исследователей[25]. «Золотая лихорадка» в Калифорнии также способствовала развитию исследования Центральной Америки, поскольку Центральная Америка временно превратилась в транзитно-перевалочный пункт для тех, кто отправлялся на западное побережье США, и поскольку возник вопрос о хорошем сообщении через эту часть Америки. Проблема эта, для разрешения которой Боливар предпринимал шаги уже в 1825 г. и которая десятью годами позже заставила Бидла совершить путешествие в Панаму, теперь приобрела неотложный характер. В 1855 г. была открыта первая транс- - континентальная железная дорога в Новом Свете—Панамская.

Много ценного нового материала дали экспедиции ученых специалистов в других областях знания. В особенности в этой связи следует упомянуть археологическую и геологическую работу Сквира в Никарагуа (1848—1851 гг.), биологические исследования Вагнера и Шериера в Коста-Рике в 1854 г. и съемки Кодаццн (1854 г.) на перешейке Чирики. В 1853 г. были сделаны и другие съемки, послужившие основой для составленной Сквиром карты Гондураса и Сальвадора. Одна линия съемки пролегала от Пуэрто Кортес на юг до залива Фонсека, другая шла от Леона в Никарагуа до Тегусигальпа и Комаягуа и третья тянулась от Комаягуа на запад к Санта-Росе, на юг—к Сан-Сальвадору и, наконец, на восток к Ла-Унион в заливе Фонсека.

Что касается Коста-Рики, то здесь более близкому знакомству с ее географией много способствовали ботаники Франниус (1861 и 1869 гг.) и Поляковский (1877 г.), геолог Габб (1873 г.) и зоолог Боваллиус (1877 г.), и чрезвычайно большую пользу принесла также долголетняя служба правительственного чиновника Питье. Он исследовал некоторые совершенно до того не известные районы, как, например, Рио-Гранде-де-Терраба, и сделал, быть может, более, чем кто-либо другой, для выяснения структуры рельефа страны. В последние годы века было составлено и в 1899 г. выпущено детальное описание полосы территории Коста-Рики в «Трудах комиссии по вопросу о проведении канала через Никарагуа».

В 1878 г. английский министр колоний Генри Фаулер совершил путешествие по неисследованной внутренней части Британского Гондураса, а от времени до времени предпринимались и другие исследования. В нашем веке область эта сделалась ареной оживленной работы археологов, и капитану Джойсу с его штатом помощников удалось найти огромное количество памятников цивилизации народа майя. Сравнительно мало изученная внутренняя часть страны, где проложенные через леса дороги вновь быстро зарастают, представляет странный и в то же время показательный контраст побережью, о котором очень много известно благодаря лесопромышленникам и пиратам,

В Никарагуа во второй половине XIX в, следует выделить путешествия Мириша (1892 и 1893 гг.) но восточным золотоносным местам, путешествия географа Карла Заппера, а также исследования, произведенные «комиссией по вопросу о проведении канала через Никарагуа». Что касается республики Гондурас, то здесь, за вычетом тех сведений, что дали Чарльз и Зап- пер, дело исследования вперед почти не подвинулось. Но в Сальвадоре и Гватемале, помимо ценного материала, собранного фран: цузскими геологами Дольфюсом и Монсерра в ходе их путешествий в 1866 и 1867 гг., большую географическую работу проделал А, П. Моделей, который по какой-то счастливой случайности решил провести зиму 1880 г. в теплом климате и вслед за тем занялся весьма плодотворными географическими изысканиями в Центральной Америке* Наиболее крупным исследователем этих лет является все же К. Заппер, посвятивший почти 19 лет путешествиям по этим местам. Хотя его основные интересы лежали в области геологии, ои ни в какой мере не пренебрегал и географическими исследованиями. Он перебывал во всех странах Центральной Америки, от Панамы до Юкатана, и его работа сделала его признанным авторитетом по Центральной Америке.

Открытие для эксплоатации Панамского канала в 19І4 г. достойно увенчало собой 400-летнюю историю поисков сквозного водного пути между Атлантическим и Тихим океанами. Поиски эти принесли большие плоды, и знаменательно, что новый искусственный водный путь проходит как раз по той части Америки, где испанцы впервые приступили к поискам естественного водного пути к островам Пряностей и «Катайе»,

Аляска[26]

Хотя вероятно, что кое-кто мог видеть берега Аляски и ранее[27], настоящее открытие ее произошло в 1741 г., когда Беринг и Чириков совершили свое плавание поперек северной части Тихого океана. За ними последовали русские промышленники, постепенно познакомившиеся с побережьем Аляски, но не делавшие никаких попыток проникнуть в глубь страны[28]. Многое сделали для ознакомления с географией побережья в конце XVIII в. исследователи разных других национальностей, в ходе экспедиций не ставившие себе специальной целью исследование Аляски. К их числу должны быть отнесены Куадра и Кук, Маласпина и Ванкувер. И Кук, и Ванкувер много способствовали улучшению морских карт, а первый положил начало новой эре в деле исследования побережья Аляски.

Большую активность в XIX в. проявили русские морские офицеры, исследовавшие с 1826 до (примерно) 1850 г. многие части побережья[29]. Начавшись с заливов Бристольского и Норто- нова, в 1827 г. съемки перебросились на северное, а еще несколько лет спустя на южное побережье. В особенности в этой связи заслуживает упоминания капитан М. Д. Тебеньков, не только за его работу на Аляске, по и за атлас морских карт северо- западного побережья Америки, от Нижней Калифорнии до Берингова пролива; атлас, по отзыву Брукса, является «важнейшим вкладом в географию Аляски за все время русского владычества»[30].

Косвенно способствовали более близкому знакомству с побережьем также и полярные экспедиции, предпринятые в первой половине XIX в. Мы уже упоминали в этой связи об экспедициях Бичи, Франклина и Симпсона; об экспедициях же Мура, Келлета, Мак-Клюра, Коллипсона и других, посланных па поиски Франклина, мы говорили в другом месте, хотя надо сказать, что польза от них для географии Аляски была небольшой. К 1837 г. общее строение побережья Аляски было уже известно.

В 1867 г. Гидрографическая и геодезическая служба Соединенных Штатов[31] приступила к работам в аляскинских водах и два года спустя опубликовала первую серию морских картэтого района. Работа по повторному картографированию 20000-мильного побережья[32] все еще продолжается.

Исследование внутренней части Аляски в некоторых отношениях стоит в разительной противоположности исследованию побережья. Долгое время не существовало никакой побудительной причины для исследования этих внутренних районов; когда же рост пушной торговли вынудил произвести более полную разведку Аляски, в умах господствовало убеждение, что внутренние районы не имели никакой ценности, разве только для этого рода торговли.

В исследовании внутренних районов можно наметить четыре периода. До 1799 г. русское владычество на Аляске фактически ограничивалось занятием нескольких прибрежных станций, главным образом по южному побережью, как то: в Якутате, в заливах Принца Вильяма и Кука и на острове Кадьяк.

В 1799 г. занимавшаяся пушным промыслом русская компания получила новую хартию и с тех пор стала именоваться Российско-Американской Компанией. Получив лучшую организацию и более крупные денежные средства, она командировала в глубь Аляски своих агентов, приступивших к собиранию материалов географического характера. Один из них, Глазунов, совершил путешествие от залива Нортон до Юкона, а оттуда—к реке Куско- квим. Малахов исследовал Юкон до Нулато, а также реку Суситна и вместе с Глазуновым открыл долину Юкона для пушной торговли. Еще более важными были исследования Загоскина., поднявшегося по Юкону до устья Тананы и изучившего нижнее течение реки Коюкук. С нижнего Юкона Загоскин по реке Инноко добрался до реки Кускоквим (1842—1843 гг.)[33]. Вскоре после этого в 1850 г. английские купцы из Канады спустились по Юкону до устьэЕ реки Тананы, завершив тем самым исследование одной из крупнейших рек Америки.

Последняя государственная русская съемка была произведена в 1863 г., когда была исследована долина нижнего Стахина с целью выяснения, протекала ли река по русской территории.

В том же году к геодезической съемке в Аляске приступила телеграфная компания «Уэстерн Юнион». Ее главной целью было связать свою телеграфную линию с сибирской телеграфной сетью, и хотя от этого проекта впоследствии пришлось отказаться, геодезисты компании провели большую исследовательскую работу[34].
Во главе научного отряда стоял Р. Кенникот,- ранее проделав* ший путешествие из Канады до Форт-Юкона. «Географическими плодами этой съемки Аляски явилась карта реки Юкон, определенно установившая, что Юкон компании Гудсонова залива и русский Квихпак— одна и та же река, и уточнившая районы дельты Юкона, полуострова Сьюард и залива Нортона» (Брук с[35]).

Третий период исследования внутренней части Аляски начался вслед за продажей Аляски Америке в 1867 г. В то время Внутрек-г няя Аляска, если не считать местностей, съемку которых произвела телеграфная компания, и низовий главнейших рек, исследованных русскими, оставалась, по существу, совершенно неизвестной. Однако ни правительство, ни народ Соединенных Штатов не проявляли большого интереса к Аляске. В 1869 г. правительство США послало вверх по Юкону капитана Реймонда, чтобы закрепить права новых хозяев и положить конец притязаниям английской компании Гудсонова залива. Пссле этого было сделано очень мало, вплоть до того момента, когда И. Петров опубликовал свое замечательное описание Аляски в приложении к «Отчету по десятому цензу США». По мнению Брукса, И. Петров, «повидимому, первый получил ясное представление о расположении горных цепей Аляски». В 1883 г. лейтенант Ф. Шватка перевалил через горный проход Чилкут и вышел к реке Лыоис. Там он построил себе плот, на котором спустился по реке Лыоис и д: лее, по Юкону до моря. Сопровождавший его Хомен произвел первую съемку двух этих рек. Два года спустя другой офицер, лейтенант X. Т. Аллен, пересек Аляску с юга на север, следуя первые 500 км по реке Медной, а потом по Танане до ее слияния с Юконом. Он спустился по Юкону, повернул на север к реке Коюкук и исследовал эту реку в обратном направлении до Юкона, откуда прошел сушей до залива Нортона. Работа Аллена отличалась высоким качеством и «осталась одной из самых замечательных в истории исследования Аляски» (Б р у к с).

Интенсивно исследовалась в 1883—1886 гг. область залива Коцебу. В. Л. Говард был первым европейцем, пересекшим Арктическую Аляску от этого залива до мыса Барроу.

Четвертая и последняя стадия исследования Аляски началась в 1895 г., когда в эту работу включилось геолого-разведочное управление. Открытие в следующем году золота на реке Клондайк[36] повело к огромному наплыву искателей наживы. Сделанное
два года спустя аналогичное открытие в районе вблизи Нома еще более прославило страну, находившуюся ранее в пренебрежении. Геолого-разведочное управление не могло работать достаточно быстро и не успевало удовлетворять потребности в географических сведениях. Сотрудники этого ведомства, на помощь которым в первые годы пришли военные топографы, приступили к систематическому изучению этой страны, до сих пор еще незаконченному. Около половины Аляски покрыто топографической съемкой, но работа по необходимости проводится медленно и дорого стоит; в настоящее время правительство пытается дополнить наземную съемку аэрофотосъемкой \ К ней преступлено в северо-восточной Аляске, до сих пор остающейся неисследованной- Юго-восточ- ная часть страны хорошо известна, и мало вероятно, чтобы в немногих не изученных областях западной Аляски выявились бы какие-нибудь особенно крупные новые факты в отношении устройства поверхности,

Южная Америка

Как мы уже указывали, географическое исследование Южной Америки со времен испанского завоевания и вплоть до конца XVIII в. велось из самых различных мест и не строилось по какому-либо определенному плану. Так, например, в каждом столетии со времени проникновения европейцев в Южную Америку совершались трансконтинентальные путешествия со стороны Атлантики к Тихому океану. Точно так же исследования Асары и французской экспедиции Ла-Коидамииа предпринимались в тех местностях, общая орография которых была и до того известна. По этой причине в Южной Америке нельзя отметить того постепенного продвижения из известных местностей в неизвестные, которое характеризует постепенный рост исследования Север ной Амер ики.

В дальнейшем мы предполагаем следовать предложенному Сиверсом3 порядку рассмотрения, хотя, как он сам указывает, порядок этот не совсем удовлетворителен. Он делит XIX в. па два периода. Первая половина века характеризуется произведшими целый переворот в этой области путещгствиямн Гумбольдта и рядом крупных исследовательских экспедиций в отдельные части континента, как, например, в Бразилию или Гвиану. Вторая половина века характеризуется (за отдельными крупными исклео- чениями) совокупностью более мелких и систематических исследований.

Александр Гумбольдт дал географии очень многое, поскольку он был не только крупным путешественником, но и человеком, уступавшим по научной подготовке лишь очень немногим исследователям во всей истории географии. Результаты своих путешествий он использовал, чтоб заложить основы физической географии и метеорологии в том виде, в каком они преподаются до сих пор. Как выразился другой крупный естествоиспытатель XIX в., Луи Агассис1, «везде, где только география преподается на современных научных основах, всякий школьник питается идеями Гумбольдта».

Гумбольдт был учеником Вернера и университетским товарищем Леопольда фон-Вуха. Он путешествовал по Англии и Рейну с Форстером; метеорологию он изучал в Париже, где познакомился с будущим спутником своих путешествий—Бонпланом. Гумбольдт выехал из испанского порта Коруньи 5 июня 1799 г. и высадился в Кумаие (порт Венесуэлы) 16 июля.

«Я долго готовился,—писал он,—к производству наблюдений, которые являлись главной целью моего путешествия в экваториальную зону. В моем распоряжении были легкие и удобные в обращении инструменты, сделанные искуснейшими механиками, и я находился под особым покровительством местного правительства, которое не только не ставило препятствий моему путешествию, но постоянно выказывало мне Есяческое уважение и доверие. Моим сотрудником‘был мужественный и образованный друг, и наш общий труд многим обязан своим успехом его ревностному усердию и выдержке, не изменявшей ему ни в какие моменты лишений и опасностей, которым мы иногда подвергались».

Гумбольдт был более, чем простым путешественником. Желая, с одной стороны, «ознакомить мир с областями, веками остававшимися неизвестными большинству европейских государств», он стремился, с другой стороны,«собрать фактический материал для построения науки, лишь контуры которой обрисовались к настоящему моменту и которая весьма туманно и разнообразно величается то естественной историей мироздания, то теорией Земли, то физической географией». Достижениями Гумбольдта в этой последней области мы здесь заниматься не можем, так как она относится скорее к истории географической науки.

Гумбольдт путешествовал и изучал три страны Америки, из которых об одной, Мексике, мы уже говорили. В Южной Америке он вначале провел четыре месяца на самой реке Ориноко или вблизи нее, проделав всего около 2750 км. Он доказал связь между Ориноко и Амазонкой и определил местоположение бифуркации, По поводу будущего этой области он рискнул сделать следующее предсказание:

«Река Касикьяре, не уступающая по широте Рейну и имеющая 180 миль в длину, не будет более составлять бесполезное, ныне никем не используемое судоходное звено в сообщениях между двумя речными бассейнами, площадью в сто девяносто тысяч квадратных лиг [в девять с половиной миллионов квадратных километров]. Зерно Новой Гранады [нынешняя Колумбия] будет перевозиться на берега Рио-Негро, суда будут спускаться от истоков Напо и Укуябе, от Анд у Кито и верхнего Перу к дельте Ориноко, то есть на расстояние, равное тому, что отделяет Тимбукту от Марселя. По этой территории, во много раз превосходящей по площади Испанию и производящей самые разнообразные продукты* можно будет плавать по судоходным рекам в любом направлении благодаря наличию того естественного канала, каким является Касикьяре, и бифуркации рею».

Собрав большой новый материал о Венесуэле, Гумбольдт направился на Кубу, откуда вернулся вскоре в Южную Америку, поднялся по реке Магдалена и, перевалив горы, вышел в Кито. Он исследовал Анды вплоть до северного Перу и побывал вверхо- вьях Амазонки. Из Трухильо Гумбольдт отплыл в Лиму, где и прожил четыре месяца. В январе 1803 г. он покинул берега Южной Америки и 3 августа 1804 г. высадился в Бордо.

Вторая половина путешествия Гумбольдта дала ему материал для построения сложной, хотя и неправильной теории южноамериканских Кордильер—Анд.

«Они, — писал Гумбольдт, — являются самой длинной, непрерывной и однообразной в своем направлении с юга на север и северо-северо-запад горной цепью па земном шаре. От северного и южного полюсов их отделяют неравные расстояния—двадцать два градуса в одном случае и тридцать три в другом... Двумя крайними точками Анд мы можем считать скалистый или гранитный остров Диего-Рамирес к югу от мыса Горн и горы, расположенные близ устья реки Маккензи, более чем в двенадцати градусах к западу от Гринстонских гор, и известные ппд названием Медных гор, на которых побывал капитан Франклин».

Вслед затем Гумбольдт переходит к вопросу о том, насколько его собственные исследования подвинули вперед ознакомление с южноамериканскими Андами:

«Строение Кордильер... то есть разделение их на несколько почти параллельных друг другу хребтов, в свою очередь соединенных друг с другом горными узлами, весьма примечательно. Строение это показано на наших картах далеко несовершенно, и та догадка, которую лишь высказали после долгого пребывания на плоскогорье Кито Ла-Кондамин и Буге, была неправильно истолкована и чересчур обобщена в том смысле, что вся цепь построена так же, как ее экваториальный отрезок. На самом же деле Андские Кордильеры, взятые на всем их протяжении... до самого Панамского перешейка, местами разветвляются на ряд •более или менее параллельных цепей, местами же расчленены огромными горными узлами. Мы различаем девять таких узлов и соответственное число точек расхождения и разветвления».

Работа Гумбольдта в особенности ценна его способностью анализировать свои открытия и увязывать полученные им данные с результатами других исследований. Он дал дальнейший толчок к изучению Южной Америки также и тем, что обратил внимание ученых на богатый географический материал, который она может дать, и па многие ее неисследованные области [37].

В течение полувека после Гумбольдта путешественники по Южной Америке почти целиком вдохновлялись одними научными интересами. Это видно прежде всего на примере экспедиций в Бразилию, совершенных между 1810 и 1812 гг. Крупные исследования были произведены путешественниками в области к востоку от 50° з. д.: Эшвеге (1811—1814 гг.), принц Максимилиан Вид- Нейвид (1815—1817 гг.), Огюст де Сеит-Илер (1816—1822 гг.), фон-Шпикс и фон-Марциус (1817—1820 гг.), Поль и Наттерер (1817—1821 гг.). ІІаттсрер проник и за 50° з. д., пересек Матто- Гроссо между верховьями Арагуая и Гуапоре и спустился вниз по последней и по Мадейре к Амазонке. Поль спустился по реке Токантинс ниже Каролины. Кроме этого, Наттерер и Поль вместе путешествовали по внутренним частям нынешних штатов Минае- Жераис и Гойас. Эшвеге и Вид-Нейвид отходили только на короткие расстояния от побережья, но Шпике и Марциус совершили большие путешествия и добились более крупных результатов, чем все другие. Сначала они проделали сушей путь от Сан-Пауло до Баии, потом пересекли северо-восточную Бразилию до Амазонки. Большая часть посещенных ими областей была уже известна, но все же их экспедиция была связана с крупными достижениями. Вторую половину своей работы они проделали на

Амазонке, по которой оба поднялись до Эгас. Шпике отправился по Амазонке к Табатинге, Марциус проследовал по Жапуре до «подножья стоящей посреди южного континента горы Араскоара, отделенной от Кито лишь одними Кордильерами». Это была первая научная экспедиция на Амазонке после Ла-Кондамина‘.

Значительная работа была проделана между 1822 и 1824 гг. в северной и центральной областях Кордильер. Очень много путешествовал в 1822—1825 гг. Буссенго, объехавший не только Колумбию, Эквадор и Перу, но также и Венесуэлу и реку Ориноко, хотя надо сказать, что географические результаты его странствований не отвечают размерам охваченной территории. В этот период (1830—1840 гг.) Кодацци произвел первую съемку Венесуэлы и приступил к аналогичной работе в Колумбии, но умер (1859 г.), не успев ее завершить. Полезные наблюдении в Боливийских Андах произвел Пентленд. За свое многолетнее пребывание в этом и соседних районах (1825—1837 гг.) он исследовал озеро Титикака и определил высоту ряда горных вершин. Севернее по географии Перу поработал И. И. фон-Чуди (1838—1842 гг.), хотя он больше дал для биологии и археологии[38].

Пока шло такого рода детальное изучение отдельных частей Кордильер, по Южной Америке предпринимались и более крупные и длинные путешествия. Большую исследовательскую работу в Южной Америке провел в 1826—1833 гг. французский зоолог и этнограф д’Орбиньи, объехавший Южную Бразилию, Уругвай, Аргентину, Патагонию и область к западу от Кордильер. Он был первым ученым новой эпохи исследований, изучившим области по реке Ла-Плате и пересекшим весьма мало известную область к югу от этой реки[39]. В эти же годы (1827—1832) Пеппиг работал в неизученных областях на западе. Он посетил Чили и из Сантьяго отправился в Лиму, где и приступил к важнейшей части своей работы. Перевалив через Кордильеры, он достиг реки Уальягп, одного из верховьев Амазонки, и спустился до ее дельты.

В этот же период были совершены два других трансконтинентальных путешествия. В 1827 г. Моу (Май) отправился из Лимы в Трухильо, откуда совершил переход (частично пешком) через Перуанские Анды, вышел к реке Качияко и после многих приключений добрался до Сантарема. Семь лет спустя из Лимы выступили лейтенант Смайт и Ф. Лоу. Их путешествие было предпринято в надежде установить, что начиная от пристани Майро на Пачитее эта последняя река окажется судоходной до ее слия* ния с Укаяли и что по последней и по Амазонке можно наладить удобное сообщение между Перу и Атлантическим океаном. Своей цели экспедиция не добилась, так как не сумела добраться до- Майро.

«Наш путь лежал,—писал Смайт,—от Касапи, находящегося примерно в сорока милях от Уаико, вниз по Уальяге до устья Чипураны; вверх по этой последней реке и по Янаяку, покуда, можно было плыть на каноэ; потом по вклинивающемуся куску пампы до Санта-Каталины; и далее по реке того же имени до- Укаяли... и потом вниз по Укаяли до Мараньона и по нему к Пара».

Путешественники произвели съемку реки вплоть до устья- Рио-Негро, и Смайт считал, «что его определения были довольноточными».

Тем временем другая английская экспедиция вела весьма- ценную работу на юге. Между 1826 и 1830 гг. Кинг и Фиирой. произвели съемку побережья от Ла-Платы до Чилоэ. В 1831 г. Фицрой вернулся в Южную Америку на корабле «Бигл». Спутником его был Чарльз Дарвин, исследовательская работа которого- на юге может быть приравнена к работе Гумбольдта на севере. Съемка была доведена до Гваякиля на западном побережье,. а кроме того экспедиция посетила часть неизвестной Патагонии. Путешественники преследовали по реке Санта-Крус примерно- на 400 км, пока не увидели Анды, но недостаток продовольствия заставил их повернуть обратно. Обширная исследовательская' работа, произведенная Дарвином в течение его долгого пребывания в Южной Америке и отображенная им в его «Геологических наблюдениях в Южной Америке» и «Дневнике наблюдений по* естественной истории я геологии стран, посещенных во время кругосветного плавания корабля «Бигл» пригодилась ему впоследствии для его более позднего прославленного труда «Происхождение видов»[40].

Последним путешествием этого периода является совершенная1 в 1843—1847 гг. французская экспедиция Франсуа де-Кастельно. Он провел некоторое время во внутренней части Бразилии, изучил область, в которой до него побывал Наттерер, спустился по реке Арагуайя и поднялся по Токантинсу. Далее он проследовал в глубь континента до Куйабы, определил истоки реки1 Парагвай и подвинул далеко вперед изучение бассейна этой реки. После этого он посетил Гран-Чако, прошел в Боливию и подверг- исследованию область между Потоси и Лимой, затем вернулся ■в Куско, откуда в 1846 г. вновь отправился на восток. Следуя •по рекам Урубамбе, Укаяли и Амазонке, он достиг города Пара. Экспедиция эта охватила обширные территории и дала географии ■очень многое, хотя все ее астрономические и метеорологические -дневники утрачены ‘(после убийства хранившего их виконта д’Озери)1.

В 1835—1844 гг. Р. Шомбургк провел чрезвычайно важное исследование Британской Гвианы и соседних районов. Эта область ■была уже более или менее известна и, как магнит, притягивала путешественников еще в те дни, когда шли поиски Эльдорадо. В XVII и XVIII вв. в ней побывал ряд исследователей, втом •числе Ла-Кондамин; однакоже, по словам Гумбольдта, к югу и к востоку от Эсмеральды (город на территории Верхнее Ориноко Венесуэлы) лежала область, в три раза превышавшая Испанию по площади, где «не было произведено ни одного астрономического определения». Исследование именно этой области и поставил себе задачей Шомбургк. В 1835—1838 гг. он исследовал реки Эссекибо и Рупунуни, открыв истоки первой из них. Он совершил также переход на реку Рио-Бранко и исследовал лежащую к востоку от нее горную цепь Карума.

Осенью 1839 г. была проведена экспедиция на запад с целью изучения гор Рораима. Шомбургк достиг Эсмеральды, почти что открыл истоки Ориноко и вернулся по рекам Касикьяре, Негро и Бранко. Этими своими маршрутами, общим протяжением почти в 5000 км, он связал территорию Гвианы с областями, уже исследованными Гумбольдтом.

В 1841 г. Шомбургк исследовал дельту Ориноко и произвел •съемку ряда мелких рек, текущих между ней и Эссекибо, а в следующем году добрался до истоков Такуту по юго-западной окраине нынешней Британской Гвианы. В ходе своего последнего, предпринятого в 1843—1844 гг. путешествия Шомбургк совершил переход из долины верхней Рупунуни к реке Корентайн (ныне образующей восточный рубеж Британской Гвианы) и добрался по этой реке до моря. Собранные Шомбургком ботанические и зоологические коллекции по всему району являются ценной частью фондов Британского музея, а его всесторонние наблюдения в Британской Гвиане легли в основу всех последующих исследований этой колонии.

К середине XIX в. основные черты физической географии Южной Америки полностью выявились, хотя на карте ее все еще красовались три больших белых пятна. Первое из них помещалось по Амазонке (большинство рек ее бассейна было неправильно нанесено на карты), второе—в Гран-Чако, третье—в Патагонии.

На долю последующих исследователей и выпала задача: с одной стороны—ликвидировать эти белые пятна, а с другой—более интенсивно и тщательно изучить уже известные области.

Годы с 1850 по 1860 отмечены систематическим исследованием уже известных областей. Главными участниками этого процесса были Кодацци, работавший в Колумбии, Писси—в Чили и пустыне Атакама, Филиппи—в Чили, Бурмейстер—в Бразилии и Аргентине и Раймонди—в Перу. Мы уже упоминали о работе Кодацци как геодезиста; строго говоря, деятельность его относится к предшествующему периоду, поскольку его работа по картографированию Колумбии была прервана смертью в 1859 г. Француз по происхождению, Эме Писси нанес на карту обширные территории в Чили и написал о стране очень важный труд, к которому приложил атлас. Р. Филиппи много путешествовал поЧили между 1850 и 1883 гг., посетил пустыню Атакама в 1853—1854 гг. и занял кафедру естественной истории в университете Сантьяго. Немец Г. Бурмейстер, получивший пост директора Национального музея в Буэнос-Айресе, исследовал область между системой Параны и Кордильерами и пересек континент в направлении к Копьяпо. Прекрасную работу в Перу проделал А. Раймонди, в особенности в части произведенных им между 1851 и 1869 гг. съемок. Тогда как большей частью карты Писси и Кадоцци ныне заменены другими, составленными на основании более поздних съемок, карты Раймонди все еще сохраняют большую ценность благодаря их общей точности и высокому качеству составления и репродукции.

В этот период большая специальная работа была проделана в Южной Америке иностранными путешественниками. Наиболее крупными из них были: X. Рек, который в 1850—1866 гг. произвел съемку и нанес на карту Боливийское плато; Р. Аве-Лалльман <1858—1859 гг.) и фон-Чуди (1857—1860 гг.), выпустившие отчеты о своих путешествиях по Бразилии, причем Чуди был пионером в исследовании южной части Бразилии; ботаник X. Карстен, работавший в Венесуэле и Эквадоре (1849—1856 гг.), и М. Вагнер— в Эквадоре и Колумбии (1857—1860 гг.).

Должны быть упомянуты также следующие имена: Хальфельд, исследовавший реку Сан-Франсиско (1852—1854 гг.), Пейдж, работавший в долине Параны—Парагвая, и английский географ Мар к- хем, совершивший путешествие через леса восточной части Перуанских Анд.

В период между 1862 и 1880 гг. удалось добиться некоторого уменьшения белого пятна Амазонской низменности и более точно определить направление течения рек. В этой связи особенно следует упомянуть большие достижения А. Уоллеса и.Х. Бейтса. Оба они отправились в 1848 г. в Пара и пробыли в этом городе полтора года. В последние месяцы 1848 г. они совершили экспедицию вверх по Токантинсу, а в 1849 г, вновь отправились в Камету (пристань в низовьях Токантинса). После этого они поднялись по Амазонке до Сантарема и Обидоса, а оттуда— до устья Рио-Негро, где и расстались. Уоллес отправился на Ориноко и прожил месяц в Явите; в 1852 г. он возвратился в Англию. Бейтс проследовал по главному руслу Амазонки на 600 км до Эгаса, где прожил больше года, после чего вернулся в Пара.

В октябре 1857 г. Бейтс вновь вышел из Пара и на следующие три с половиной года сделал своей штаб-квартирой Сантарем, откуда предпринял множество путешествий, в том числе одно вверх по реке Тапажсс. После этого он вернулся в Эгас, прожил там четыре года и затем поднялся вверх по Амазонке до Фонте- боа, лежащего примерно у 66° з. д. Он предполагал проследовать до подножья Анд, но болезнь заставила его вернуться в Эгас, а в феврале 1859 г. он окончательно вернулся в Англию. Он собрал коллекцию из более чем 14 тыс. образчиков, в том числе 8 тыс. науке совершенно неизвестных.

В 1864 г. Бейтс занял пост помощника секретаря лондонского географического общества и посвятил остаток своей жизни тому, чтобы передать интересующимся ценный опыт своей жизни в тропических странах Южной Америки. Он умер в 1892 г. Работа Уоллеса и Бейтса, хотя и не была географической в узком смысле, все же оказала громадное влияние на воззрения того периода, и оба они дали сильнейший толчок перестройке географического мышления, характерной для второй половины XIX в.

Изучение ряда притоков Амазонки оказалось длительным процессом и отняло у исследователей различных наций более двадцати лет. По самой Амазонке работа началась с исследований Асеведо и Пинто (1862—1864 гг.)- В это же время выше по долине реки большую работу высокого качества проделал Чандлесс. Он произвел съемку реки Тапажос начиная от ее истоков; поднялся по реке Пурус на 3000 км и нанес на карту большую территорию в ее бассейне; исследовал реку Акири на 750 км и с нее совершил большое путешествие в глубь тропического леса в надежде добраться до 'Мадре-де-Дисс; в 1S67 г. поднялся по реке Журуа на 1900 км от ее устья; в следующем году проследил течение рек Канума, Абакашио и Масе-Ассу[41], а в 1869 г. исследовал реку Бени. Мало кто может конкурировать с ним по точности и объему работ в бассейне Амазонки.

Ортон исследовал притоки Амазонки, берущие свое начало в Перу, особенно реку Напо, тогда как Такер в 1868—-1874 гг. исследовал Укаяли, Пачитеа и Пичис, а Вертеман заснял Тамбо, Самарес и Путумайо. Свои вклады в географию внесли в 1875— 1878 гг. также Черч, работавший на реках Мадейра и Пурус, Браун—по южным притокам Амазонки и Селфридж—по Мадейре; в 1875—1878 гг. Рейес вторично побывал на Путумайо.

Вслед за этими специализированными путешествиями последовали крупные экспедиции француза Жюля Крево. Свою работу на Амазонке в 1879 г. он начал с того, что проследовал по реке Путумайо до ее истоков и вернулся по реке Жапуре. В 1880— 1881 гг. он отправился на реку Магдалену и оттуда с гор Колумбии спустился вниз по Гуавияре и таким образом добрался до Ориноко. На следующий год ои приступил к Исследованию Пилькомайо, однакоже при попытке пролить свет на таинственную область Гран-Чако был убит. Работа его отличалась высоким качеством и, наравне с Чандлессом, он может быть назван одним из крупнейших исследователей этого периода. В ознаменование его трудов парижское географическое общество выпустило атлас южноамериканских рек, частично основанный на его исследованиях.

Среди других исследователей, поработавших в бассейне Амазонки, должны быть упомянуты геодезисты комиссии по демаркации границы между Венесуэлой и Бразилией (1880—1882 гг.), а также П. Лабр. Лабр подверг исследованию местность вокруг истоков реки Мадре-де-Диос, где его предшественник Мальдонадо поплатился жизнью в поисках подтверждения того, что река эта впадает в Мадейру, а не в Пурус.

Многое сделал в области исследования гидрографии бассейна Амазонки А. Кудро. В 1895 г. он работал на реке Тапажос, в 1896 г.—на реке Шингу и в 1896—1897 гг.—на реке Арагуайя, а в 1898 г., открыв ряд рек между Токантинс и Шингу, завершил важнейшие открытия. После него исследователям пришлось изучать уже открытые реки и накоплять материал о них. На Кудро закончилась эра крупных экспедиций для изучения гидрографии бассейна Амазонки[42].

Два других белых пятна на карте Южной Америки в 1850 г. были в пределах Аргентинской республики. Как в ней, так и и в Южном Чили белые пятна были устранены почти окончательно лишь после 1870 г.[43], причем большая часть работы была завершена уже к 1890 г. В Аргентине большую работу проделал ряд способных немцев, работавших в штате Кордовского университета. Много света па географию пролили войны с индейцами 1879—1880 и 1884 —1885 гг. Путешествия X. Фонтаны, совершенные между 1875 и 1880 гг., впервые ознакомили мир с южной частью Гран-Чако. Крево попытался произвести дальнейшее изучение этой области, но был убит индейцами; работа его была однакоже завершена Туаром, который достиг реки Пилькомайо со стороны Боливии и пересек по ней Гран-Чако. Таким образом миру стали известны как путь в Боливию по Пилькомайо, так и путь к Кордильерам по Бермехо. Съемки Пейджа по Бермехо* исследования Бальдриха по реке Пилькомайо и к югу от нее и многочисленные попытки найти удобный путь через континент повели к более близкому знакомству с Чако, но тем не менее северная часть его к концу столетия все еще оставалась практически совершенно неизвестной.

Что касается Южной Аргентины» то совершенное здесь в конце двадцатых годов путешествие Орбиньи из Буэнос-Айреса до Баия- Бланка и экспедиция на корабле «Бигл», в которой принял участие Дарвин, так же как изучение некоторых участков побережья и предпринятое в 1833 г, вторичное плавание вверх по реке Рио- Негро,—все способствовало созданию более ясного представления об этой части Южной Америки, чем то, какое существовало в 1800 г., но область в целом все же оставалась неизученной. Много нового было выявлено в результате экспедиции путешественника-пио- нера англичанина Дж. Мастерса, пересекшего в 1869—1870 гг. эту область от Пуита-Аренас в Магеллановом проливе до устья Рио-Негро. От Сапта-Крус он проследовал по долине Рис-Чика почти до ее истоков и вслед за тем обошел подножье Анд. Поскольку он жил у индейцев, он не имел возможности производить точные наблюдения, но ему удалось собрать большой материал в отношении физической географии и быта этих областей, и он вправе именоваться первым исследователем Патагонии.

Хотя Мастерс и проделал большую работу, множество важнейших черт орографии осталось неизвестно ему. Другие исследователи без промедления приступили к этой работе. За годы 1881 — 1897 Огненную землю посетило девять экспедиций; Бове, Листа, Поппер и Шельце завершили дело исследования ее внутренней части. Несколько севернее открытие Фальбергом в 1873 г. озера Архентино послужило началом интенсивного исследования Южной Патагонии. Двумя годами позже Франсиско Морено приступил к первой из целого ряда своих экспедииий, продолжавшихся до конца века. В 1899 г. Морено выступил с докладом о своих путешествиях в Королевском географическом обществе.

«Первая моя поездка в Патагонию,—сказал он»—относится еще к 1873 г., когда я побывал на Рио-Негро. В следующем году я вернулся в те же места и достиг Санта-Крус. В 1875 г. я проехал от Буэнос-Айреса до озера Науэль-Уапи и до Андских Кордильер между 39°32' и 42? ю.шѵ* В 1876 г. я побывал'на реке

Чубут и, поднявшись по реке Санта-Крус, установил, что открытое Файльбергом озеро не совпадало с тем озером, что было- открыто в 1782 г. Виедма, и что оба они вместе со множеством^ других являются частью целой системы озер, расположенных, в параллельной Кордильерам меридиональной котловине... В 1877 г. несколько чилийских офицеров обнаружили в этом' озере истоки реки Санта-Крус. Вскоре этого же пункта достиг Штейиман, а за ним аргентинские путешественники Кастильо,.. Мойяно и Листа. Мойяно совершил переход от Санта-Крус до- реки Чубут, частью по маршрутам Мастерса, а частью Дарпфорда,- побывавшего в 1877 г. на озерах Мастерс и Колюэ. В 1879 г. я опять вернулся на Рио-Негро, пересек Патагонию по 44-й паралг- лели, дошел до Кордильер и проследовал по их склонам на север почти до 39-й параллели и вновь осмотрел озеро Науэль-Уапи. Как раз в это время и был заключен договор 1881 г. [между Аргентиной и Чили, когда обе стороны приступили к изучению' Кордильер, по которым проходила государственная граница' между ними]. Я сам принялся за работу в этом направлении. С 1882 до 1895 г. я занимался изучением Андских областей Аргентины, лежащих между 23-й и 34-й параллелями; а в 1896 г. по склонам и внутренней части Кордильер вернулся в Патагонию и вышел к озеру Буэнос-Айрес... В 1897 г. я посетил ту часть Патагонииг что расположена между Магеллановым проливом и 51-й параллелью... В 1898 г. я вторично поднялся по реке Санта-Крус и,  продвигаясь вдоль восточного склона гор, достиг озера Науэль- Уапи и Пуэрто-Монтт».

Морено стал общепризнанным авторитетом по географии' Аргентины. В 1902 г. ои был привлечен к участию в комиссии1- по демаркации границы между Чили и Аргентиной, а в 1907 г. получил медаль Королевского географического общества.

Чтобы представить в связном виде ход работы Морено, нам пришлось забежать вперед и пропустить множество путешествий по совершенно новым областям Патагонии и Южного Чили. Среди- них следует отметить предпринятое в 1878 г. исследование Рио- Чико и уже упоминавшуюся нами ранее работу Дарнфорда в Центральной Патагонии. В этой же области Мойяно в 1880 г. прошел от реки Чубут к реке Десеадо, а Фонтана в 1886 г. исследовал реку Чубут. Ряд последующих исследований выявил устройство поверхности в бассейне этой реки. Еще южнее открытие Мой- яно истоков рек Койле и Гальегос послужило началом интенсивного исследования этой области, где между 1886 и 1898 гг. была проделана большая и полезная работа. По чилийской стороне работали инженеры чилийского гидрографического управления. Английские и немецкие офицеры-гидрографы с судов «Алерт»- и «Альбатрос» вели систематическую съемку побережья, внутри же.
«страны работал ряд исследователей, среди которых надо выделить Крюгера и Стеффена. Последний, как и Морено, позже включился в работу комиссии по демаркации границы между Чили и Аргентиной, которой и отдал свое глубокое знание западных Кордильер, приобретенное им в результате начатых еще в 1891 г. исследований. До конца века Стеффен занимался горами, реками и озерами этого сложного и малоизученного района, б особенности же той его части, что лежит между озером Науэль- Уапи и Бейкер-Чаннело. Со своей стороны руководимая Т. Хол- дичем пограничная комиссия проделала большую дополнительную работу в этих местах, на изучении которых специализировались Стеффен и Морено,

Если взять следующую часть Кордильер, лежащую к северу от только что рассмотренных нами областей, то здесь попытка найти удобные пути из Мендосы (западная Аргентина) в восточную Аргентину повела к весьма ценным и подробным исследованиям Штельцнера (1872—1873 гг,) и Аве-Лалльмана. Всеобщее внимание к этой мало известной области было привлечено также попытками восхождения на гору Аконкагуа, в особенности в связи с успехом в этой области Фицджеральда. Многое дали географии исследования Хоста по территории, лежащей между 39-й и 36-й параллелями, так же как и Бракебуша, руководившего пятью экспедициями между 1881 и 1888 гг. Последний посвятил себя в особенности изучению области к северу от Мендосы. Он произвел весьма обширные исследования, собрал большой материал, который и использовал для составления многих карт Аргентины. Высоким качеством отличалась научная работа обоих Филиппи в Чили. Работы Р. А, Филиппи (отца) мы уже упоминали. Сын его Ф. Филиппи в 1885 г. продолжил работу отца в пустыне Атакама. Дальнейший шаг вперед в ее изучении сделал А. Бертран, исследовавший также горы, лежащие к востоку от нее, и составивший хорошую карту той части Кордильер, что лежит между 21-й и 27-й параллелями. В 1890 г, Атакамой занимался германский инженер Дарапский.

Переходя к той части Кордильер, что лежит в пределах Перу и Боливии, мы должны отметить здесь целый ряд исследователей: Андре (1875 г.), Винер (1875—1876 гг.), Тильмаи (1877 г.) и Гетт- нер (1888 —1889 гг.)* Полезные карты отдельных частей района составили Минчин, Мастерс и Вертеманн. Хит исследовал верхнее течение реки Бени. Пандо заснял и нанес на карту область между Бени и Куско, а еще севернее Сенез и Нетцли, Реймбах, Джемс и Ординер в ходе поисков удобных путей на восток близко ознакомились с Перуанскими Кордильерами.

Два путешественника, В. Рейс и А. Штубель, сыгравшие крупную роль в исследовании северо-восточной части континента, образуют собой связующее звено между теми, кто работал главным

образом в Перу, и теми, кто избрал ареной своей деятельности Эквадор, Колумбию и Венесуэлу. Интересы обоих лежали в области геологии и этнографии, но они дали очень многое для понимания физической географии изученных ими областей. Начав в 1868 г. с крайнего севера Колумбии, они проследовали по Магдалене и далее до Кито и приступили к систематическому изучению горных цепей как в Колумбии, так и в Эквадоре. Работой этой они были заняты до 1874 г., после чего посетили Перу. Они составили ценную карту Эквадора. Карту Эквадора составил также геолог Т. Вольф, объездивший страну по поручению правительства.

В Колумбии Р. Уайт (1862—1878 гг.) изучил провинцию Антио- кию, где позже, в конце века, полезную работу проделал также Ф. Регель (1896 г.). Ценными вкладами в географию страны, в которой уже поработало столько выдающихся путешественников, явились исследования Геттнера в районе Восточной Кор,иипьеры и в особенности работа В. Сиверса в пограничной области между Колумбией и Венесуэлой. Еще далее на восток, в Венесуэле, англичанин Саймонс побывал в 1878 г. в недоступной Гуахире, тогда как двумя годами раньше Закс пересек льяносы и вышел к Ориноко. И здесь большой географический материал в ходе своих путешествий собрал Сивере: сначала в 1884—1885 гг. в Ме- ридской Кордильере, а позже в 1892—1893 гг. по Центральной Венесуэле.

Исследование Гвианы и прилегающих областей возобновилось в 1872 г. и продолжалось до конпа века. Но уже и до 1872 г. кое- что об общей географической структуре этого района стало известно в результате многолетней работы в восточной Венесуэле ботаника и зоолога Аппуна (1849—1868)[44]. Большое значение имели те съемки, какие производил здесь начиная с 1868 г. Браун и благодаря которым были решены загадки многих рек Британской Гвианы. Работы Монтолье (1872 г.), Шаффанжона (1884—1891 гг.) иСтраделли (1888 г.) в бассейне Ориноко пролили некоторый свет на вопрос об истоках этой реки. Монтолье исследовал реку Ини- риду, Страделли—Вичаду, оба—в пределах Колумбии, тогда как Шаффанжон совершил несколько экспедиций к верховьям Кауры и Ориноко. Много географических фактов, относящихся к этой мало известной области, выявилось в результате работы комиссий по демаркации границ: между Бразилией и Венесуэлой (1880— 1882 гг.) и между Венесуэлой и Британской Гвианой (опубликовавшей в 1897 г. результаты своей работы) и благодаря путешествиям Хюбнера в районах Верхнего Ориноко и Бранщ (-1895 г\

Уже упоминавшаяся нами работа Шомбургка и Брауна в Британской Гвиане была дополнена в этот период многими другими путешественниками. Желанием совершить восхождение на гору Рораима привлечены были сюда Бодхэм-Уэтхем (1878 г.)* Уайтли (1883 г.) и Им-Турн (1884 г.), причем последний дал науке много весьма пенного материала по естественной истории и этнографии. Он внес большой вклад в географию западной части Британской Гвианы, а своим исследованием рек, в том числе Куюни и Мазаруни, продолжил геодезическую работу путеше- ственников-пиоиеров.

Что касается Голландской Гвианы, то здесь Циммерман в 1877 г, и Лот в 1879 г, установили большую часть течения рек Суринам и Сарамакка. Косвенно способствовали более близкому знакомству с географией страны также труды геолога Мартина и этнографа Кате. В 1901 г. крупная экспедиция под начальством майора Л. Бакхейса исследовала часть внутренней области, проделав особенно ценную работу по реке Копенаме. ґ Во Французской Гвиане Крево, о работе которого в других областях Южной Америки мы уже говорили, проследил в 1877 г. течение рекОйяпок и Марони и, перейдя горы Тумашумак, вышел к реке Жари, которую и исследовал. Путешествие имело большое значение, так как оно связало съемки в Гвиане с уже изученными местностями в дельте Амазонки, Его работу продолжил и во многом дополнил Кудро, работавший в районе гор Тумашумак, по рекам Французской Гвианы и в районах, расположенных непосредственно к северу от дельты Амазонки. К своей работе во Французской Гвиане Кудро приступил в 1881 г. и в течение своей почти двадцатилетней деятельности исследовал многие области Южной Америки как в пределах Французской Гвианы, так и вне ее. Он умер в 1899 г. от лихорадки во время исследования крупного северного притока нижней Амазонки—рекиТром- бетас.

Из всех тех крупных работ, что были проделаны в области изучения Бразилии в течение этого периода, мы можем упомянуть лишь несколько важнейших. Неизвестные районы Бразилии изучали независимо друг от друга англичане Уэлс и Биг- Уитер. Последний в ходе изысканий трассы железной дороги исследовал в 1872 г. большие, совершенно новые районы Южной Бразилии по рекам Иваи и Тибажи. Долго проживший в Бразилии Уэлс сделал больше всего для географии северной части страны, в особенности—долин Саи'франсиско и Токантинс. Он проследовал по первой до Рио-Гранде, а потом по Рио-Сомно добрался до реки Токантинс, которую исследовал до Каролины* Оттуда по реке Гуажау он достиг Сан-Луиса на берегу океана.., «Уэлс специально занимался физической географией и орографией Бразилии и, как это рисуется из его карт и объяснительных записок,
проделал очень ценную работу» (официальная оценка Королевского географического общества).

Однако больше всего продвинули дело изучения страны за этот период немцы. Ими были сделаны почти все открытия, за вычетом ценной геологической разведки, произведенной американцем О.Дерби в Минас-Жераисе, Гойясе и Сан-Пауло (1886 г.) и уже упомянутой нами экспедиции Кудро на севере. Среди немецких путешественников следует выделить Штейнена, который в 1884 г. проследовал со своим отрядом вниз вдоль всего течения Шингу, от Батови до ее впадения в Амазонку. Еще через три года он исследовал другой исток Шингу, Кулисеу, и собрал новые сведения о жителях этой области. Некоторые другие истоки Шингу остаются неисследованными и по сей день. В этом районе свою самую ценную работу проделал и Г. Мейер. В 1895—1896 гг. им были частично исследованы реки Жатоба и Ронуру. В 1899 г. он вернулся и вновь занялся изучением Ронуру и ее притоков, тогда как другие члены экспедиции сильно продвинули дело изучения ботаники и этнографии района.

Последней заслуживающей внимания была экспедиция, организованная государственной комиссией по исследованию Цен- тральной Бразилии. На эту комиссию была возложена задача подыскания подходящего местоположения для новой столицы Бразилии, и в ходе своей работы она исследовала большую территорию в восточной части штата Гойас. Специалисты собрали большой материал по геологии и ботанике, геодезисты точно определили координаты ряда точек и во многом исправили имевшиеся в то время малоудовлетворительные карты. Руководил экспедицией директор обсерватории в Рио-де-Жанейро Л. Круло, и работу свою она провела в промежутке между летом 1892 г. и началом следующего года.

Исследование Южной Америки в течение XIX в. представляет ряд разительных контрастов исследованию Северной. В последней испанцы, хотя и обосновались на западном побережье и в Техасе, сделали очень мало для разведки континента в восточном направлении. Вполне достаточным объяснением этого явления служит господствовавшая в Новой Испании политическая обстановка и взаимоотношения между ней и метрополией, а также пустынный характер лежащих к северу от Мексики областей.

Далее, следует отметить, что в Северной Америке глубокую разведку производили охотники и торговцы пушниной, а в Южной Америке ничего подобного не наблюдалось. В Южной Америке прогресс географического исследования в XIX в. шел в общем теми же путями, что и в предыдущие два столетия—с большей интенсивностью, но и с большей путаницей, проистекавшей из многочисленности путешественников, обилия материала и обширности проблем. Однако и здесь исследования натолкнулись на ряд
тяжелых географических препятствий, в результате чего к началу XX в. в бассейне Амазонки все еще оставались обширные, почти совершенно неизвестные области. Трудности передвижения по территории в стороне от реки и сложность снабжения способствовали сохранению этого района в качестве арены для будущих исследований.

И в наши дни многие научные экспедиции продолжают работать как иад систематическим изучением географии уже известных областей Южной Америки, так и над исследованием неизвестных. Из экспедиций последнего рода большая часть, естественно, стремится в громадный бассейн Амазонки. Из их числа мы можем упомянуть лишь три. Самая важная географическая работа в этом районе была произведена Гамильтоном Райсом. Начал он ее в 1907 г. путешествием в северо-западную часть бассейна и съемкой реки Ваупес до ее слияния с Рио-Негро. В 1912—1913 гг. он произвел съемку реки Изаны и части течения Инириды, а в 1917 г. довел съемку Рио-Негро до Манауса. В 1919 —

1920 гг. Райс произвел съемку Рио-Негро до реки Кассикьяре и Ориноко, а в ходе пятой экспедиции (1924—1925 гг.) произвел аналогичную работу по Рио-Бранко и Урарикоэре. Отчеты Райса о его путешествиях не только свидетельствуют о его собственных больших заслугах в деле точного познания огромной территории в Южной Америке, но и являются прекрасным комментарием к работе в этих местах его предшественников. Своей отличной работой Райс заслужил себе место в рядах крупнейших исследователей Южной Америки.

По южной стороне бассейна Амазонки лежит другой, также недостаточно изученный район. Уже в 1890 г. был образован Британский, синдикат для съемки западной части Матто-Грсссо, но ему не удалось довести до кониа свою работу. Большие исследования в этом районе провел полковник Рондон, вначале один, а позже—вместе с Теодором Рузвельтом, и хотя результаты не совсем оправдали ожидания, все же они представляют большую ценность, и одна из исследованных рек переименована ныне в честь руководителя второй из этих экспедиций[45].

Далее к востоку от Матто-Гроссо, в том районе, где в коние XIX в. работали Штейнен и Мейер, полковник Фосетт был убит туземцами,—видимо, позже конга мая 1925 г., так как с указанного времени о нем ничего неизвестно.' Фосетт совершил много путешествий по Южной Америке. В 1906 г. и вторично в 1909 г. он руководил работами комиссии по демаркации Гранины между Боливией и Бразилией и проделал очень иенные исследования в Восточной- Боливии. Он образует собой как бы звено между первыми исследователями этой области и современными. Как он сам говорил в 1910 г.:

«Если есть возможность взять с собой более или менее значительный вооруженный отряд, то следует повторить то, что сделал Гонсало Писарро, проделавший тяжелый поход от Кито до Амазонки. И искать придется примерно тоже, ибо со времени поисков этой никак не дающейся в руки таинственной индейской цивилизации все время не прекращаются слухи, что во внутренних районах Южной Америки живет какое-то необыкновенное племя.

...{Фосетт] долго изучал ходившие по этому поводу легенды и пришел к заключению, что в них лежит ключ к загадке исчезнувшей Атлантиды. С целью проверки и доказательства своей гипотезы ои в сопровождении сына Джека и молодого друга Рэли Риммеля, выступил в 1925 г. в новое путешествие в полной уверенности, что ему удастся сделать какое-то громадной важности открытие, которое должно поразить весь мир.

...[Фосетт] намеревался перешагнуть через порог цивилизс-. ванного мира в Куябе, направиться с мулами на север к Парана- тинге, спуститься по ней на каноэ примерно до 10° ю. ш., совершить пеший переход к реке Шингу, с нее—к реке Арагуайя, далее—к Порт-Империал на Токантинсе и выйти к Барра-До- Рио-Грапде на реке Сан-Франсиско».

Фосетт безвестно исчез, и есть серьезные основания думать, что он был убит. Выступивший на поиски его морской офицер Дж. М. Дайотт совершил замечательное путешествие от Куябы к реке Кулисеу, оттуда на Шингу и по ней на Амазонку[46].

Любопытно, что у самой первой и самой последней из экспедиций в долину Амазонки оказались одни и те же цели. Путешествия в этом районе сопряжены со многими опасностями и лишениями, в основном связанными с трудными географическими условиями, и в этих местах сохранилось еще немало сложных проблем, ждущих научных исследователей для своего разрешения[47].

 


[1] Тиррелл. «Повествование Давида Томпсона о его исследованиях в Западной Америке» (I. В. Tyrrell, «David Thompson s Narrative of his Explorations in Western America», 1916). Это издание «повествования» Томпсона является основным источником сведений о его работе и широко использовано здесь нами. См. также короткую, ио толковую биографию Томпсона в серии «Канадцы в действии» («Canadian Men of Action»), написанную Кокрэном (С. N. Cochrane, 1924).—Прим. автора.

[2] Проход был открыт около 1827 г.; железная дорога прошла по нему в 1910 г.—Прим. автора

[3] Северный приток Юкона, впадающий в него у полярного круга; верховье и: среднее течение—на канадской территории; устье—на Аляске (Форт- Юкон).—Прим. ред.

58 Дж. Бейкер

[4] По этому вопросу см. «Арктические походы Джона Франклина», изд. ГУСМП, 1937, гл. II — IV. Прим. оед.

[5] В настоящее время эта съемка уже отнюдь не может быть названа новейшей,—Прин. ред.

[6] См. Стефтсон, «Гостеприимная Арктика», русский перевод, Географ- гиз, 1948.—Прим. ред.

[7] 0_более поздних экспедициях см. стр. 537. Прим. автора.

[8] Граница между провинциями Канады Ньюфаундлендом и Квебеком на Лабрадоре установлена в 1927 т. —Прим. ред.

[9] В 1928 г. Г. Д. Уоткинс много потрудился в деле изучения реки Га миль- тон и прилегающей местности.—Прим. автора.

8 Помимо работ, упоминаемых далее в примечаниях под текстом, см. также Гилберт, «Исследование Западной Америки» (Е. W. Gilbert, «The Exploration of Western America», 1933).—Прим. автора.

[11] См. выше, гл. XIV, раздел I.—Прим. автора.

8 Речь идет об английской экспансии на так называемую Орегонскую' территорию, в частности к низовьям реки Колумбии.—/7риж. ред.

[13] Дневники участников этой, как и ряда других экспедиций переизданье (R. G. Thwaites, 1904—1907) в серии «Ранние западные торговцы» (32 тт.). Мы здесь пользуемся изданием 1905 г. в серии «Великие американские исследователи» («Great American Explorers»), являющейся перепечаткой ориги- яльного издания 1814 г.—Прим. автора.

[14] То есть бассейна Миссури.—Прим. ред.

[15] К Комен, «Экономические начинания на Дальнем Западе», в двух частях (К. Coman, «Economic Beginnings of the Far West», 1925). Труд мисс Комен очень полезен для истории раннего периода исследования и колонизации Запада и снабжен хорошей библиографией —Прим. автора.

х В художественной форме это предприятие описал Вашингтон Ирвинг, «Астория или предприятие за Скалистыми горами» (тт.—III, 1836).— Прим. ред.

[16] Гентский мирный договор от 24 декабря 1814 г. между США и Англией в результате так называемой «второй войны за независимость». Мир был заключен при дружественном посредничестве России.—Прим. ред.

[17] На карте Аллена река /Миссисипи изображена от озера Пепин до ее истока.—Прим. автора.

[18] Сын к (sink)—буквально, раковина для стока воды; здесь—озерлэя; котлов ин а.—Прим. ред.

[19] Вашингтон Ирвинг изложил работу Бонвилля в художественной форме >в своих очерках «Скалистые горы или сцены происшествия и приклго чения на Дальнем Западе*, тт. I—II. 1837.—Прим. ред.

[20] Здесь оратор несколько увлекается.—Прим. автора.

[21] Мормоны {сами они называют себя «святыми наших дней»)—христианская секта, возникшая в США в 30-х годах XIX в. Они придерживались многоженства» «подобно библейским патриархам», и потому преследовались властями США. От преследований они ущли на Дальний Запад, где обосновались у Большого Соленого озера (теперь штат Юта). Их обвиняли в свирепой жестокости в отношении других христиан; в связи с этим Бейкер особо отмечает положительный отзыв о них Стансбери,—Прим. ред.

[22] Невинс (Nevtns), автор двухтомной монографии «Фремонт—величайший искатель приключений на Западе» (Fremont the West's greatest Adventurer», 1928).—Прим. ред.

[23] К 1927 г. картографировано было 42,3% всей территории. Полный и подробный отчет по этому вопросу см. в ежегодных отчетах Управления геологической съемки Соединенных Штатов. В книге Меррила «Первое столетие американской геологии» (G. Я. Merrily The first Hundred Years of American Geology, 1924), в основном посвященной успехам геологии, читатель тем не менее найдет большой материал по географическим работам геологов, так же как и ряд интересных карт.—Прим. автора.

К. 1937 г. топографической съемкой было охвачено около 47% территории США, но лишь половина карт отвечает новейшим требованиям.—Прим. ред.

[24] Употребляя выражение самого автора (см. примечание на стр. 450) следует заметить, что «здесь оратор несколько увлекается». Достаточно взглянуть хотя бы на наиболее распространенные карты Мексики конца XIX в. и сравнить их с картами XVIII в., чтобы убедиться, что Северо- Западная Мексика посещалась в XIX в, немалым числом топографов европейской выучки. С другой стороны, после путешествий Лумгольца не видно значительных улучшений в картах Северо-Западной Мексики. Об экспедиции Коронадо см. выше, глава VI, раздел 1.—Прим. ред.

[25] Эта работа была опубликована в четырех томах в 1841—1843 гг.— Прим. автора.

[26] Русская литература об открытиях на Аляске после экспедиции Беринга обширна. Указываем здесь лишь важнейшие работы:

Тихменев, «Историческое обозрение образования Российско-Американской компании и действие ее до настоящего времени», ч. I—II, СПБ, 1861 — 1863; С. Окунь, <tРоссийско-Американская компания», 1939; <<Русские открытия в Тихом океане jf Северной Америке в XVIII—-XIX вв.» (сборник материалов под редакцией А, И. Андреева), 1944; иРусские открытия в Тихом океане и Северной Америке в XVIII в.», 1948. В этот сборник, составленный А. И. Андреевым, среди прочих документов входят полностью «Записки Шелихова по странствованию его в Восточном море»; С. Марков, «Летопись Аляски», 1948.—Прим. ред.

[27] Видели берега Аляски Федоров и Гвоздев в 1732 г. (см. выше, примечание 2 на стр. 191 ).—Прим. ред.

[28] После организации Российско-Американской компании русские очень много сделали не только для изучения посережья, но и для открытия Внутренней Аляски, в частности исследовали реку Юкон на большом протяжении, от устья до его среднего течения.—Прим. ред.

[29] См. литературу, указанную в примечании 1 на стр. 464.—Прим. ред.

[30] См. следующие работы Тебенькова, капитана 1-го ранга: 1) «Атлас северо-западных берегов Америки от Берингова пролива до мыса Коррн- энтес (Течений) и островов Алеутских с присовокуплением некоторых мест северо-восточных берегов Азии», СПБ, 1852; 2) «Гидрографические замечания к Атласу северо-западных берегов Америки, островов Алеутских и некоторых других мест северного Тихого океана», СПБ, 1852.—Прим.. ред.

В 1867 г» Аляска была продана царским правительством США.— Прим. ред.

[32] Приводимая автором цифра протяжения береговой линии территории Аляски сильно устарела (20 тыс. миль=32 тыс. км). По последним данным, это протяжение (с островами) составляет 54 551 км.—Прим. ред.

[33] См. следующие работы JI. Загоскина: «Пешеходная опись части русских владений в Северной Америке, произведенная в 1842—1844 гг.», чч. I—II, СПБ, 1847—1848; «Путешествия и открытия в Русской Америке».—Прим. ред.

[34] Указанная экспедиция проводилась офицерами корпуса связи армии США и была поставлена на военную ногу. Затраты по этому предприятию составили 3 млн. долл. Прокладка трансатлантического кабеля в июле

[35] См. гл. XVII, раздел 3, где описываются такие съемки, как, например, произведенная Губертом Уилкинсом,—Прим. автора.

г Сивере—немецкий географ конца XIX в.—начала XX в., специалист по Южной Америке, редактор и один из авторов серии «Всемирная география:^ переведенной на русский язык (изд. «Просвещение»).—Прим. ред.

[36] Правый приток Юкона на территории Юкон (Канада).—Прим. редк

[37] Ал’ксандр Гумбольдт (1769—1859) бы;і почетным членом Российском Академии наук. Извлечения из его «Путешествий по Америке» несколько раз переиздавались в русском переводе под названием «Картины природы» (последнее издание 1900 г.). Трижды также переиздавался русский перевод его «Космоса» (последнее, 3-є издание 1866 г.). Характеристику Гумбольдта см. А. Анучин, «А. Гумбольдт как путешественники географ и в особенности как исследователь Азии», АІ., 1915.—Прим. ред.

1 Русский перевод: Чуди, «Путешествие в Южную Америку», тт. I—11, СПБ.— Прим. ред.

[39] Русский перевод: Д'Орбиньи, «Живописное путешествие в Южную и Северную Америку, извлеченное из разных путешествий», тт. I—II.—Прим. ред.

[40] Все основные работы Ч. Дарвина несколько раз переводились на русский язык .—Прим. ред.

[41] Все эти реки впадают в Амазонку между Мадейрой и Тапажосом,— При и. автора.

[42] Речь идет о следующих экспедициях: Лабрана Мадре-де-Диос (1891 г.), Пандо на той же реке (1892 г.), Пандо на Пурус-Акуири (1893 г.), Пандо на реках Журуа и Жавари (1894 г.).—Прим. автора.

[43] Исключениями являются уже упомянутые нами крупные путешествия Бурмейстера и путешествия де-Мусси (1854—1863 гг.) в области, лежащей к югу от реки Бермехо.—Прам. автора.

[44] См. Аппун, «Под тропиками. Странствование по-Венесуэле, на OjJHJ коко, в Британской Гвиане й на Амазонке с 1849 по 1868 г.», СПБ, 1874.*-}

Прим. ред.                                                                                           ..

[45] Об экспедиции Т4 Рузвельта см. его книгу «Через бразильские девственные области» («Through the Brazilian Wilderness», 1914).—Прим.аетора.

[46] Загадка исчезновения Фосетта до сих лор не разрешена, несмотря иа слухи о том, что кто-то якобы видел Фосетта или нашел его вещи.— Прим. автора.

[47] Из русских этнографов начала XX в., специально изучавших—по выражению Фосетта — «необыкновенные племена» Южной Америки, выделяется безвременно погибший талантливый исследователь Г. Г. Манизср (1889 — 1917 гг.). Наиболее обстоятельно изучены Манизером племена бразильских индейцев'ботокудов, среди которых он жил в 1915 г. Его очерк—«Ботокуды (боруны) по наблюдениям во время пребывания среди них в 1915 г.»,—опубликованный в Петрограде в 1916 г. и вскоре переведенный на французский язык, до настоящего времени считается американистами, в том числе бразильскими учеными, лучшей работой о нынешнем состоянии ботокудовПрим. ред