Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



ХРИСТОФОР КОЛУМБ И ЕГО ПОСЛЕДОВАТЕЛИ
Этнография - История географических открытий

В то время как португальцы прокладывали путь на Восток вдоль западного побережья Африки, произошло событие, весьма существенно отразившееся на ьсей истории Европы. Это событие мы иногда называем открытием Америки; люди же XV в. думали, что были открыты либо какие-то совершенно новые острова в океане, о которых до того ходили только басни, либо группа островов, лежавших, как было известно, у юго-восточного побережья Азии. Последующее открытие огромного материка, расположенного между Европой и Азией, было в лучшем случае только вторичным открытием Америки2.

 

Из важнейших иностранных монографий, посвященных Христофору' Колумбу и открытию Америки, на русский язык переведены:

В. Ирвинг, «История жизни и путешествий Христофора Колумба», тт. 1—IV, 1836—1837 гг. В настоящее время представляет только историко- литературный интерес.

Д. Фиске, «Открытие Америки», тт. I—II, 1892—1893 гг. Этот автор обнаруживает недостаточно критическое отношение к первоисточникам.

Д. Уинсор, «Христофор Колумб и открытие Америки; иллюстрированное историко-критическое исследование», 1893 г. Эта монография,. нагшсанная одним из крупнейших историков-географов XIX в. к 400'Лет- нему юбилею открытия Америки, является капитальной критической свод- кой мнений о Колумбе к концу XIX в. и не утратила своего значения- до настоящего времени. Но, по справедливому указанию Д. Н. Анучинат «Уинсор нередко переходит меру в своем стремлении умалить значение Колумба и набросить тень на его память».

Из русских работ, посвященных Христофору Колумбу, отметим большую статью Д. И. Анучина «О судьбе Колумба как исторической личности и о спорных и темных пунктах его биографии», журнал «Землеведение»* 1, 1894 г., стр. 185—256.

Биография Колумба, написанная Г. Ревзиным, вошла в серию «Жизнь замечательных людей», изд. «Молодая Гвардия», 1937.—Прим. ред.

Осторожная фраза автора о том, что путешествия Колумба и его последователей были «в лучшем случае только вторичным открытием Америки», означает следующее: достоверно, что первыми Америки достигли, норманны; вероятно, что до Колумба там побывали представители и других западноевропейских народов. См. 2-е авторское дополнение—«Доколум* бово открытие Америки».—Прим. ред.
Инициатива в области этих новых открытии принадлежала Христофору Колумбу. Он родился в 1451 г. в Генуе, в семье бедного ткача. В первый раз Колумб отправился в море в 1474 или в 1475 г., когда он совершил путешествие в страны Леванта. В 1477 г. он побывал в Англия,но рассказ о якобы предпринятой им поездке оттуда в Исландию, повидимому, вымышлен. Позжег в 1479 г., он обосновался в Лиссабоне, познакомился с выдающимися деятелями из среды португальских исследователей и, как предполагают, в 1482 г. принял участие в португальском путешествии к гвинейскому берегу. Приобретенный в этой экспедиции опыт и собранные им различные сведения общего характера вдохнули в него страсть к дальнейшим открытиям. Выдвинутые им проекты не встретили поддержки в Португалии, и в 1484 г, Колумб переехал в Испанию. Здесь с помощью своего брата- картографа[1] и очень известной в торговых кругах семьи Пинсонов[2] он развил и обосновал свои предложения, заручился . поддержкой влиятельных церковников и, в конце концов, завоевал доверие королевы[3].

Колумб занимает такое важное и видное положение в истории географических открытий, что следует приветствовать все попытки выяснить всю правду о нем. Критики поработали немало, чтобы рассеять всю романтику, окружающую путешествия Колумба, а один из них, Г. Виньо, стал даже на ту точку зрения, что большая часть связанных с именем Колумба традиционных рассказов выдумана[4]. Яростные споры шли и идут вокруг вопроса о том, что думал и к чему стремился Колумб. Некоторые считают,
что, идя на запад через Атлантику, он вовсе не искал лежащих, у берегов Азии островов Пряностей (Молуккских), а просто искал какой-либо остров посреди океана. На картах того периода фигурирует множество легендарных островов. Существовала легенда, что в 578 г, св. Брандан посетил остров того же имени, и поиски этого острова продолжались до 1721 г. Одни утверждали, что архиепископ города Опорто достиг острова Аптилии в 734 г.[5], другие—что он был открыт в 14)4 г. «Остров Бразил» при- влекал внимание бристольских купцов с конца XV в* Все эти острова фигурируют на отражавшем наиболее передовые географические представления своего времени большом глобусе 1492 г., изготовленном Мартином Бехаймом". На этом глобусе нет никакого массива суши между Европой и азиатскими островами.

Традиционное предание о Колумбе и Тосканелли уже так долго является общим местом в истории, что мы коснемся его только очень кратко. Согласно этому преданию, итальянский ученый Тосканелли обратился к португальцу Мартинешу с пись- моми, в котором высказал ту точку зрения, что, плывя все время на запад, можно достичь Азии* Для наглядности Тосканелли приложил к своему письму карту. Согласно этому же преданию, когда Колумб обратился с изложением своего проекта к Тосканелли, тот в виде ответа послал ему копию своего письма Мартинешу и карты. Тем самым он поддержал Колумба в его стремде- ! нии плыть на запад и подчеркнул те торговые и политические выгоды, какие могло дать успешное осуществление этого замысла,

Виньо считает, что весь рассказ о Тосканелли и Колумбе вымышлен с начала до конца и что было бы ошибкой основывать западное путешествие Колумба на каких-либо выводах из карты Тосканелли. Виньо считает, что вся эта история является выдумкой брата Колумба, рассказавшего ее Лас-Касасу\ который, в свою очередь, пересказал ее и тем ввел в заблуждение сына и биографа Колумба — Фернандо[6]. Мы не можем входить в подробности этого спора, но даже если на минуту допустить, что Виньо прав[7], все же остается фактом, что не один Бехайм имел доступ к материалам, на основе которых он построил свой глобус, и что либо на основе этих материалов, либо другого глобуса того же типа можно было вывести заключение о возможности достичь Индии, идя на запад. Ведь нет доказательств того, что Колумбу не попалась карта такого типа. Более вескими являются аргументы, почерпнутые из «договора», заключенного между Фердинандом и Изабеллой, с одной стороны, и Кристовалем Колоном (Христофором Колумбом)—с другой. В этом датированном 30 апреля 1492 г. документе цели путешествия Колумба сформулированы следующим образом: «Поскольку вы, Кристоваль Колон, отправляетесь по нашему повелению для открытия и приобретения некоторых островов и материка в море-океане на наших кораблях и с нашими людьми ...мы считаем разумным и справедливым вознаградить вас за труды»[8]. Не говоря уже о том, что Азия нигде прямо не упоминается, не похоже на то, что неясное выражение «некоторые острова и материк в море-океане» могло бы относиться к такому району, как юго-восточная Азия, и уже совсем невероятно, чтобы правители Испании замыслили их присоединение с таким незначительным числом судов и людей.

Не опровергают этой точки зрения и записи в «Дневнике» Колумба. В нем он говорит, что испанские король и королева «решили отправить меня... в Индию... и повелели, чтобы я направился туда не сушей, следуя на восток, как обычно ходят в ту сторону, но западным путем...». В том же «Дневнике», уже после того как он сделал несколько открытий, Колумб записывает: «Я все еще полон решимости добраться до материка и города Кинсая». Подлинный «Дневник» Колумба потерян, но сохранился сделанный Лас-Касасом конспект, точность которого считается сомнительной[9].

Далее, следует учитывать, что космографические воззрения Колумба носили средневековый характер. Он пользовался книгой


«Tractatus de imagine mundi» (Трактат об образе мира) Пьера Айи[10], в которой можно было найти взгляды, высказанные Роджером Бэконом в его «Opus Majus» еще в конце тринадцатого века*. У Колумба не было никаких «новейших» для его времени идей. Когда ему нужно было доказать, что открытые им острова были «острова Пряностей», он ссылался на распространенный труд своего времени, причем совершенно не отдавал себе отчета в том, что он пользовался космографическими взглядами средневекового мыслителя.

Все же необходимо подыскать то или иное объяснение для такого бесспорно замечательного путешествия. Виньо видит это объяснение в том упоминаемом Лас-Касасом факте, что около 1484 г. Колумб встретился на острове Мадейре с каким-то неизвестным лоцманом. Этот лоцман был якобы когда-то отнесен атлантическими бурями далеко на запад и открыл Антильские острова. Во время свидания на Мадейре он будто бы поведал об этом Колумбу, а тот решил использовать полученные сведения и сделать новые открытия в океане. В те годы, когда Лас-Касас писал свою «Историю Индии», легенда о лоцмане была на устах у всех, но он не высказывает никакого суждения о ней. Гомара3 в своей «Истории» принимает ее за истину, но все же большинство ученых, за исключением Виньо, подвергает ее сомнению. Один из новейших писателей по этому вопросу высказал предположение, что этим «неизвестным» лоцманом был сам Колумб, но его доказательства неубедительны.

Нет никакой необходимости далее разбираться в споре, имеющем преимущественно академический интерес, и мы отметим лишь, что критические воззрения Виньо не получили всеобщего признания. «Письма» Колумба, стоящие совершенно особняком от его «Дневника» и написанные сразу же после открытия, ясно говорят о том, что автор их считал, что достиг Индии. Коротко говоря, общепринятые взгляды опровергаются лишь некоторыми высказываниями самого Колумба и его биографов. Все же он хоть иногда говорил правду, и ее можно противопоставить обычной якобы лживости его биографов. Утверждение, будто Колумб отправился в плавание определенно в поисках какого-то острова в Атлантическом океане, остается недоказанным.

Недавно Шарль де-ла-Ронсьер нашел карту, которая» как он считает, является свидетельством целей путешествия Колумба, а именно, достижения некоего атлантического острова и побережья Азии. Но и его доказательства неубедительны. Свидетельством истинных намерений Колумба может служить и другая карта, вычерченная в 1513 г. в Турции на основании материалов, захваченных у испанцев: из карты можно заключить, что Колумб разметил карту, похожую на глобус Бехайма, и нанес на нее Атлантические острова, Японию (Гаити) и материк Азии (Кубу)* Автор ряда трудов по этому вопросу Джейн[11] в своих недавних работах очень резонно избегает какой-либо категоричности, как ее избегал сам Колумб. Как говорит Джейн, Колумб «имел в виду возможность достижения берегов Сипанго и Катайо [Японии и Китая), Антилии или других островов в океане», но наряду с этим и другую цель—открыть новую землю, положения которой он не мог определить и о которой он сам не мог составить себе никакого ясного представления.

Целесообразнее обратиться к тому, чего Колумб добился на деле. Отплыв из Испании 3 августа 1492 г., а с Канарских островов—9 сентября, он шел западным курсом примерно до 68° западной долготы, но 7 октября изменил курс на северо-западный. Эту перемену курса предложил накануне вечером Мартин Пинсон; поэтому некоторые критики считают несостоятельным утверждение, что Колумб собирался найти Индию, держа курс на запад. Через четыре дня после этого на горизонте показалась земля. Индейцы называли ее Гуанахани, и это был, повидимому, остров Уэтлинг Багамской группы[12]. Открыв еще несколько других островов этой же группы, 28 октября Колумб подошел к Кубе и объявил команде, что это Сипанго (Япония). После небольшого исследования внутренней части острова и открытия неизвестного европейцам табака, Колумб направился к Гаити. Тем временем стало ясно, что Куба никак не могла быть Японией, и поэтому Японией стал теперь остров Гаити, хотя Колумб и дал ему название «Эспаньолы»[13]. 16 января 1493 г. он отправился в обратный путь и, держа курс, сначала на северо-восток, а потом прямо на восток, через 34 дня достиг Азорских островов, а в начале марта—Испании.

Не говоря уже об открытии новой земли (тогда еще точно не было установлено—какой земли), Колумб совершил смелое плавание по Атлантическому океану и там, где на картах были указаны легендарные острова, действительно нашел острова. Он про- дожил новый огромного значения путь и доказал, что из вновь открытых земель можно было вернуться на родину. Поэтому и принято говорить, что он проложил правильный и надежный морской путь для парусных, судов через Атлантический океан. Однако это открытие могло быть делом случая, и поскольку в последующие плавания Колумб шел другими курсами, оно не было в то время даже понято. Возможно также, что прокладка этого морского пути была заслугой не его, а кого-либо из сопровождавших его кормчих. Его современники приписывали ему более крупные заслуги. Некоторые считали, что он нашел Индию; у других же вскоре зародилось предположение, что он открыл неизвестный до того континент.

Главной целью второго путешествия Колумба (1493) было дополнение исследований предыдущего года к востоку от Гаити1, где им была основана колония Навидад. На этот раз Колумб взял курс несколько южнее и в воскресенье 3 ноября завидел землю, названную им «Доминикой» (по-испански—воскресенье), как она именуется и в настоящее время. За этим последовало открытие ряда мелких островов. От Доминики Колумб отправился дальше через острова Мария-Галанте и Подветренные, включая Монтесеррат, Невис, Сан-Кристофор и Санта-Крус, к Пуэрто- Рико2, и, наконец, пришел к поселению на острове Гаити. Оно оказалось безлюдным, так как все колонисты были убиты туземцами. Вместо прежнего Колумб заложил новый город, Изабеллу, 1 Предположение автора, будто «главной целью второго путешествия Колумба было дополнение исследований предыдущего года к востоку от Гаити», основано на записи в так называемом «Дневнике первого путешествия» Колумба 16 января 1493 г. Там говорится, что к юго-востоку от Гаити, по словам индейцев, находятся остров Кареб (т. е. остров, населенный людоедами-караибами), «остров Матинино, населенный безмужними женщинами», и что адмирал (Колумб) собирался уже тогда направить к этим островам свои корабли, но, боясь потерять попутный ветер, повернул на северо-восток, прямо к берегам Испании. Нет никаких других, более определенных указаний на такую «главную цель». Но несомненно, что при вторичном переходе через Атлантический океан Колумб держался ближе к экватору, чем в первый раз, надеясь по пути открыть «остров КареЗ», и что на ^том южном пути он действительно открыл ряд островов (Малых Антильских) именно к юго-востоку, а затем к востоку от Гаити (это подтверждает и участник второй экспедиции Колумба, доктор Чанкг).—Прим. ред.

8 Колумб назвал остров «Сан-Хуан-Бенито». Название «Пуэрто-Рико» (Богатая гавань) дано было острову позднее. Спутник Колумба, доктор Чанка, указывает, что его туземное название было «Борикен».—/7/шж, ред. откуда изыскательские партии отправились за золотом п горы Сибао.

После этого Колумб гюшел далее, вдоль южного побережья Кубы, а затем повернул в сторону Ямайки. Открыв северное побережье этого острова, он повернул обратно, на Кубу, чтобы закончить исследование ее южного берега. Придя к заключению, что Куба вовсе не остроп, а часть материка Азии, Колумб вернулся в город Изабеллу и оттуда, взяв с собой образчики птиц,

плодов и растений, включая кукурузу и ямс, 10 марта 1495 г. отплыл обратно в Испанию. Вначале он взял курс на Гваделупу, а потом пошел в северо-восточном направлении почти прямо в лоб пассату. Плавание было настолько трудным и продолжительным, что суда прибыли в Кадис лишь 11 июня. Прямой путь отнял сорок один день, обратный—шестьдесят два. Эти цифры лучше всего показывают, с какими трудностями приходилось бороться мореплавателям того времени, ставя в то же время ' под сомнение приписываемое Колумбу искусство судовождения.

В третье путешествие Колумб отправился 30 мая 1498 г. Он направился к островам Зеленого Мыса, имея в виду плыть вдоль параллели 8°30' ю. прямо на запад[14]. Но штили у африканского

побережья опрокинули его планы, и лишь через шестьдесят два дня после отплытия из Испании, 1 августа, он достиг острова Тринидад. Здесь был найден жемчуг, а далеко в океане была обнаружена пресная вода реки Ориноко. Отплыв от Тринидада, Колумб завидел массив южноамериканского континента у Парии, но, не останавливаясь для его обследования, отправился дальше[15]. По прибытии на Гаити он был арестован и отправлен обратно в Испанию.

В этот момент на исторической арене открытия Нового Света появляется следующая крупная фигура—Америго Веспуччи, в оценке достижений которого среди ученых и историков нет единства. Некоторые считают его выдающимся исследователем, другие—солидным мясоторговцем по профессии и ничтожеством во всех других отношениях. По данным самого Веспуччи, он совершил четыре путешествия—в 1497, 1499, 1501 и 1503 гг. Новейший и в общем более обоснованный анализ этого вопроса приводит к заключению, что первое и четвертое путешествие вымышлены[16]. Результатом этого мнимого первого, принимаемого всерьез некоторыми учеными путешествия явилось будто бы открытие мексиканского побережья у залива Кампече, а также восточного побережья Северной Америки.

Второе путешествие Америго совершил совместно с Охедой, хотя они друг с другом не сотрудничали. Охеда достиг побережья Южной Америки у Суринама и проследовал вдоль него до залива Маракайбо. Веспуччи же, повидимому, коснулся берега континента примерно у 5° ю. ш. и кое-что дополнил в исследованиях Охеды. Если это путешествие действительно имело место, то Веспуччи открыл Бразилию[17].

Третье путешествие Америго совершил уже на службе португальского короля. Он прошел вдоль восточного побережья Южной Америки, которое он, повидимому, обследовал, начиная от 5° до 50° ю. ш. Это было уже первоклассным открытием и опять- таки, если оно не вымышлено, дает Веспуччи право занять одно из          —                               1
самых выдающихся мест среди путешественников эпохи великих открытий[18].

В эти же годы большую активность на побережье Южной Америки проявляли испанцы. В 1500 г. Алонсо Ниньо высадил группу испанцев в центре жемчужного промысла на острове Маргарита и исследовал материк на запад от Куманы, В том ж$ 1500 г. Висенте Пинсон достиг 8° 20' ю. ш. у бразильского побережья, а Родриго Бастидас завершил открытие северного побережья—от достигнутого Охедой залива Маракайбо до залива Дарьен.

Возможно, что к этому времени ряд испанцев уже понял, , что открыт целый новый континент. Сам же Колумб все еще считал острова Западной Индии лишь помехой на пути в Азию и в своем четвертом путешествии пытался прорваться сквозь этот барьер. Настоящие открытия Колумб начал делать лишь в конце июня 1503 г. у побережья Гондураса[19]. Он проследовал вдоль побережья па юг до залива Дарьен, но нигде не нашел прохода на запад. Вблизи того места, где теперь расположен rpeftrayHJ, до него дошли слухи о богатой золотом стране Вера- гуа, и Колумб решил, что находится где-то вблизи реки Ганг.

На этом Колумб закончил свои труды. В 1506 г. он умер, так, вероятно, до конца не представляя себе, что же он открыл. Имя его увековечено в ряде географических названий в Новом Свете, достижения его стали общим местом в учебниках истории.

И если даже принять всерьез ту критику, какой были подвергнуты сам Колумб и его биографы, он все же навсегда останется центральной фигурой великой эпохи европейской заокеанской экспансии.

В то время как испанцы и португальцы направляли усилия на пересечение Атлантики к югу от Европы, англичане довольствовались более мелкими’ и скромными предприятиями. Уже многие годы моряки западной Англии, в особенности’ Бристоля, вели торговлю рыбой и солью с Ирландией и Исландией. В 1486 г. они обратились к Генриху ѴН с жалобой на упадок этой торговли. Одпако одними жалобами они не ограничились. В 1480 г. некий Джон Джей организовал на свои средства экспедицию для нахождения острова Бразил, лежавшего, как предполагали, на запад от Ирландии. Экспедиция пробыла в плавании шесть недель и вернулась ни с чем[20].

Начиная с 1490 г, бристольские купцы ежегодно посылали по два, три или четыре судна, чтобы найти остров Бразил. Можно сказать, что они были психологически полностью подготовлены к приему Джона Кабота-. В какой мере Кабот был в долгу у Ко- лѵмба, останется навсегда невыясненным, но, по словам Кабота, он сам достиг большого искусства в мореходном деле, и, поводимому, на основании собственного опыта выдвинул и разработал план путешествия на запад, в Индию. Рассуждал он и уміїо н дельно,

«Кабот утверждал, что в своих прежних путешествиях он бывал в Мекке, куда караваны привозят пряности из дальних стран. Когда он спрашивал тех, кто привозил эти пряности, о том, где они произрастают, ему отвечали, что не знают, что пряности им на родину привозят другие караваны из еще более отдаленных стран* а те, б свою очередь, тоже получают их из еще более дальних местностей. Из этого Кабот вывел заключение, что если жители Востока рассказывают южанам о том, что они достают эти редкие товары в отдаленных местах, а те—в еще более отдаленных и так далее, и если исходить из того, что земля—шар, то конечная из этих стран должна лежать где-то на северо-западе» (В илья мсон)[21].

При всяком сравнении достижений Кабота и Колумба не надо упускать из виду еще одно обстоятельство. Если Кабот имел ту выгоду, что начал свои путешествия позже, то совершал он их в гораздо более высоких широтах, где географические условия много хуже, и хотя он плавал летом, переход под парусами по бурным водам северной части Атлантического океана был далеко не шѵткой.

В 1490 г. Джон Кабот получил патент на «...плавание ко всем местам, областям и берегам восточного, западіюго и северного морей... чтобы искать, открывать и исследовать всяческие острова, страны, области и провинции язычников и неверных, остающиеся до сего времени неизвестными христианскому миру, в какой бы части света они ни находились».

Первое свое плавание Кабог совершил в 1497 г., но мы почти ничего не знаем о том, как он плыл и каких мест достиг. Можно быть более или менее уверенным лишь в том, что он видел берега Ньюфаундленда или Новой Шотландии; сообщение же о том, что он проследовал вдоль побережья на триста миль, не может не быть преувеличением, так как между его отплытием из Бристоля и возвращением туда же прошло всего три месяца.

Успех первого плавания полностью оправдывал организацию второго, в которое Кабот отправился, повидимому, в мае 1498 г. Ничего достоверного об этом плавании мы не знаем. Если карта Ла-Косы может считаться падежным свидетельством[22], то Кабот прошел большое расстояние вдоль побережья «до Делавара или Чезапика, а может быть, еще дальше» (В и л ь я м с о н). Показательно, что когда правители Испании выдали в 1501 г. Охеде патент, они включили в него наказ «... итти далее и изучать открытый вами берег (то есть северное побережье Южной Америки), который, повидимому, тянется с востока на запад, ибо он простирается до того района, где, по дошедшим до нас сведениям, делают открытия англичане».

Второе плавание Кабота было неудачным, так как найти богатства Восточной Азии опять не удалось. Единственной ощутительной выгодой от выполнения проектов Кабота было открытие богатых рыбой отмелей у берегов Ньюфаундленда. Рыбный промысел привлекал мореходов всех национальностей. Нет почти никаких сомнений в том, что кое-какие открытия вблизи Ньюфаундленда должны были произвести французы, но точного представления о результатах их работы нет.

Тем временем в дело исследования северной части Атлантического океана включились португальцы. В 1500 г. Гаспар Корте- реал вновь открыл Гренландию2, а во время своего второго плавания, в 1501 г., прошел от Гренландии к побережью Северной Америки, вдоль которого и проследовал до открытой Каботом земли. Кортереал так и не вернулся из этого путешествия; погиб также его брат Мигел, отправившийся в 1502 г. на Ньюфаундленд Посланная в 1503 г. новая экспедиция не нашла никаких следов исчезнувших путешественников.

Некий португалец по имени Фернапдеш, быть может, сопровождавший Гаспара Кортереала в его путешествии в Гренландию, переселился в Англию и вместе с группой бристольских купцов получил патент па производство открытий в странах, «которые доныне и в настоящее время остаются неизвестными христианскому миру». Возможно, что они ставили себе задачей исследование Девисова пролива между районами, открытыми Джоном Каботом, и районами, открытыми Хортереалом; в 1501 и 1502 гг. были предприняты экспедиции, но мы очень мало знаем о них. Что они нашли нечто заманчивое, явствует хотя бы из того, что бристольские купцы продолжали посылать суда в эти северные воды в течение ряда последующих лет. В 1509 г Себастьян Кабот[23] отплыл из Бристоля на запад. Сведения об этой экспедиции чрезвычайно сбивчивы, но есть основания предполагать, что ей удалось найти нечто вроде «прохода»—либо между уже открытыми странами, либо в обход их. Вильямсон допускает, что Себастьян Кабот прошел Гудсоиовым проливом в Гудсонов залив, но что льды и недовольство экипажа лишили его возможности проникнуть дальше; поэтому он повернул обратно и, следуя вдоль североамериканского побережья, достиг широты 38°. Когда Себастьян Кабот вернулся в Бристоль, на престоле сидел уже новый король, Генрих VIII, отказавший ему в поддержке. Спустя три года Кабот перешел на испанскую службу. По своем возвращении в Англию в 1548 г. Себастьян Кабот был встречен как авторитет по вопросам открытий в странах Севера и в скором времени сделался советником по вопросам намеченного исследования Северо-восточного прохода.

что он тогда лосетил полуостров Лабрадор, и отсюда возникло это португальское название (по-португальски «Терра до-Лаврадор» значит «земля пахаря»),— по и это оспаривается рядом историков, особенно французскими, приписывающими открытие Лабрадора бретонским или нормандским рыбакам.—Прим.

 


[1] Из двух младших братьев Христофора Колумба картографией занимался Варфоломей (Бартоломе) Колумб, сыгравший крупную роль в истории покорения и колонизации Эспаньолы. Другой {самый младший) брат Колумба, Джакомо (Диего), также принимал участие в колонизации Эспаньолы.—Прим. ред.

[2] Из семьи Пинсонов, андалузских судовладельцев (из города Палое), большую роль в организации и удачном завершении первой экспедиции Колумба сыграл старший брат—Мартин Пинсон. Младший его брат, Висенте Пинсон, также принимавший участие в первой экспедиции, позднее совершил замечательные открытия у восточного побережья Южной Америки (см. ниже эту же главу).—Прим. ред.

[3] Речь идет об Изабелле «Католичке», королеве Кастилии, жене Фердинанда «Католика», короля Арагона.—Прим. ред.  Виньо (Н. Vignaud)—американец французского происхождения, автор ряда работ о Колумбе на французском и английском языках, опубликованных в первой четверти XX в. Из его трудов наиболее интересны: «Критическое исследование о жизни Колумба перед его открытиями» (Etudes critiques sur ia vie deCoiomb avant ses d^couvertes, 1905) и «Колумбова традиция в открытии Америки» (The Columbian Tradition in the Discovery of

[5] Испано-португальская легенда о семи епископах (среди них—архиепископ Опорто), бежавших в VIII в. н. э. за океан от мусульманских завоевателей Пиренейского полуострова и основавших «семь городов» на западных остропах в Атлантическом океане. После того как атлантические острова были исследованы и там не было найдено «семи городов», их стали искать на материке Северной Америки (см. ниже, глава VI, раздел I),— Прим. ред.

[6] Фернандо Колон (испанская транскрипция фамилии Колумба)— младший (внебрачный) сын Христофора Колумба, предполагаемый автор биографии великого мореплавателя; испанский оригинал этой биографии утерян, но сохранился итальянский перевод, опубликованный в Венеции & 1571 г.—Прим. ред.

7 Аргументация Виньо очень слаба: он не доказал, что кто-либо из лиц», близких к Колумбу, был заинтересован в такой выдумке.— Прим. ред.

8 Цитата, приведенная в тексте, взята автором не из «договора» между «католическими» королями и Колумбом, а из «свидетельства о пожалова* НИИ» Колумбу титула от 30 апреля 1492 г. (договор заключен был 17. апреля 1492 г.).—Прим. ред.

[9] Сборник дневников, писем и других важнейших документов, относящихся к четырем экспедициям Христофора Колумба, в русском перевода выходит в свет в 1950 г. (изд. Географгиза).—Прим. ред.

[10] Пьер Айи (Pierre d’Ailly)—французский епископ, называвший себя также латинизированным именем «Петр Аллиакус», космограф начала XV в. Его «Трактат» был закончен в 1410 г.—Прим. ред.  Роджер Бэкон (1214—1294)—известный английский средневековый философ, монах-францисканец, преследовавшийся католической церковью за «еретические» высказывания в его трудах. Важнейший дошедший до нас. его труд «Opus Majus» закончен в 1267 г. и включает ряд географических сведений, полученных в Европе благодаря монахам-путешественникам в ставку великого хана монголов (в частности—сведения Рубрука).—Прим. ред.Гомара—-испанский историк XVI в. Факты, которые он приводит в своей «Истории» относительно Колумба, заимствованы им у его предшественников, историков «Завоевания Индий», без всякой критики.—Прим. ред.

[11] Джейн (Jane, Сесі1)~~автор «Путешествий Христофора Колумба» (The Voyages of Christopher Columbus, 1930).—Прим. ред.

s Колумб назвал первый открытый им остров Сан-Сальвадором. О местонахождении этого острова историки и географы спорили в течение двух последних веков. Первым отождествил остров Уэтлннг с Сан-Сальвадором испанский историк Муньос в конце ХѴІП в., но вполне правдоподобны и другие допущения, которые высказывались очень компетентными учеными (испанец Наваррете, немец Гумбольдт, американец Харрис и т. д.). Мнение Муньоса было принято большинством историков только в конце XIX в.—Прим ред.

[13] Isla Espanola—Испанский остров.—Прим. ред.

[14] По рассказу биографов, Колумб при своем третьем переходе через Атлантический океан взял еще более южное направление, чем вег время второй экспедиции, надеясь найти в «полуденной Индии» близ экватора «жителей черного или коричневого цвета, доставляющих драгоценные камни* золото, пряности и лекарства».—Прим. ред.           ; ;

[15] В 1498 г. Колумб, несомненно, останавливался для обследования к зчпаду от Тринидада этой земли, приняв ее за остров, названный им «Пре^ лесть» («Грасия»); на самом деле это был полуостров Пария южноамериканского континента. Он высылал своих людей на эту землю, говорил с индейцами н захватил четырех из них. По одному свидетельству, ввиду Солезни Колумба формально вступил во владение островом «Прелесть» его уполномоченный. Так или иначе, первая доказанная высадка на берег южноамериканского континента сделана людьми Колумба,—Прим. ред.

[16] Имеется в виду исследование итальянца Маньяги (A. Magnaghh «Америго

Веспуччи» (1924).—Прим, ред. Бесспорное открытие восточного выступа Южной Америки, т. е. части Ьрѳзилйи, было совершено в 1500 г. испанскими экспедициями Висенте Пинсона и Лепё, действовавшими независимо друг от дрѵга, и португальокой экспедицией Кабрала.—Прим. ред.

[18] Роль Америго Веспуччи в открытии материка, названного его именем, не выяснена. По этому вопросу есті> обширная литература; большинство историков считает, что из четырех трансатлантических плаваний, приписанных себе Веспуччи, только одЕо достоверно (совместное с Охедой), НО И- В нем он вряд ли занимал командную должность.—Прим. ред.

[19] Непонятно, почему автор все предшествующие открытия Колумба «читает «ненастояицщи».-~Прим- ред. Грейтаун (испанское -название Сан-Хуан)—приморский' поселок ка юго-восточной'окраине Никарагуа у границы- с Кеста-Рицой.г-Прим, ред.

[20] Английский летописец Вильям Вустерский сообщает об организации бристольскими купцами в 1480 г. экспедиции для поисков острова Бразил Лой.;л продолжалось девять недель и также было безрезультатно. Возможно,

[22] На испанской карте Ла-Косы (кортетего Колумба), которую боль- шинство историков-картоведов относит к 1500 г., к северо-востоку от Эспаньолы (Гаити) и Борикена (Пуэрто-Рико) нанесены фантастические . берега огромного континента; у этих берегов изображен ряд английских флажков, а между ними—надпись: «Море, открытое англичанами*.—Прим. ред. Нельзя категорически утверждать, будто Гаспар Кортереал в 1500 г. «вновь открыл Гренландию*, а не какую-либо другую землю на северо- востоке Америки, Харрис, автор монографии о Кортереалах, предполагает.

[23] Себастьян Кабот~-сын Джона Кабота; возможно, принимал участие во второй экспедиции своего отца (1498).—Прим. ред.