Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



АРАБЫ
Этнография - История географических открытий

Хотя арабские географы5 и не имели прямой связи с географами Европы» однакоже ввиду оказанного ими косвенного влияния на европейских географов они занимают определенное место в австорки географических открытий. Их главная роль заключаемся в тол, что они сумели сохранить кое-что из наследства классической древности в тот период, когда Западная Европа была ж в силах оценить его значение; далее, арабская литература шсчнгавает несколько трудов замечательных путешественников, аовюдавшіх закрытые для европейцев страны. Вообще же надо сказать, что влияние арабских путешественников на европейскую географическую мысль было невелико.

Арабские географические труды в общем распадаются на две группы: труды описательные и труды математические. Узко специализированный характер последних многим обязан «Географии* Птолемея, переведенной на арабский язык в самом начале IX в.; нами здесь они не рассматриваются, так как относятся скорее к истории географии. Математико-географическая литература арабов является частью их общеастрономических трудов, в каковой области арабы добились больших успехов п, вс всяком случае, намного превзошли греков. Выполнение религиозных обрядов у мусульман невозможно без уменья правильно определять широту и долготу места, в связи с необходимостью сооружения горизонтальных солнечных часов—для указания точного момента полуденной молитвы, для получения географических координат Мекки, лицом к которой должен быть обращен молящийся, а также для успешного составления гороскопов. Одним из крупнейших достижений, связанных с определением арабами долгот, было сокращение на целых 17° с лишним птолемеевского слишком вытянутого контура Средиземного ‘ моря[2].

Успехам арабов в области описательной географии значительно способствовало распространение их политического влияния, Оно создало огромную территорию для путешествий и привело их в соприкосновение с более высокими формами цивилизации*. Значительную роль в распространении знаний играла* торговля, как сухопутная, так и морская. Этому способствовали та клее ежегодные паломничества в Мекку и сравнительная дешевизна и легкость путешествии среди единоверцев. Зона влияния арабов простиралась от Атлантического до Тилого океана и охватывала также на значительном протяжении восточное побережье Африки[3]. Арабские купцы пересекали Сахару, в Испании и Сицилии они соприкасались с. европейцами, а в Индии и Китае имели дело с народами Дальнего Востока.

Одним из первых арабских географов был Ибн-Хордадбех, работа которого относится примерно к 850 г. Будуѵи чиновником, он имел доступ к большим и цепным статистическим материалам, Одпакоже книга его «О дорогах и царствах» разочаровывает читателя. В труд Ибн-Хордадбеха включается краткая сводка его научных воззрений, заимствованных у «школы» Птолемея, и ценная сводка данных о великих торговых путях арабского мира; этот труд засорен разного рода баснями, вроде рассказов о китах длиной в 1200 футов* Эти недостатки низводят работу Ибн-Хордадбеха до уровня некритической компиляции.

Другим арабским географом этого первоначального периода является Якуби, работа которого написана около 900 г.; его- называют отцом арабской географии, поскольку последующие писатели широко пользовались его трудами. С юности Якуби горел желанием узнать как можно больше об отдаленных странах. Сам он был опытным путешественником и, кроме того, собрал большой материал путем опроса людей, побывавших ка Западе или на Востоке. Все, что он знал, он обобщил в сводном труде под названием «Книга стран», в котором приводит подробные географические наименования населенных пунктов, расстояния между ними, физическую структуру и ряд фактов из области экоиомической географии. Одно заглавие его труда уже показывает, что Якуби хорошо понимал широту и размах такого предмета, как география. Якуби был серьезным писателем и, в противоположность многим более поздним арабским географам, не мешал правду с вымыслом.

Странствия другого, типичного для этого раннего периода географа Ибн-Хаукаля могут служить хорошим примером прекрасных сообщений внутри мусульманского мира. В 953 г. он проделал путешествие на восток, где в долине Инда встретил географа Истахри, который написал впоследствии книгу «Климаты», снабдив ее картами. Книга эта легла в основу «Книги дорог и царств», законченной Ибн-Хаукалем в 988 г., которая представляет собой географическое, политическое и статистическое описание различных провинций империи халифов. Автор использовал всякого рода сведения, «делающие географию наукой, представляющей интерес как для государей, так и для людей всех сословий», и придал своей книге широкую общедоступность. Труд , Ибн-Хаукаля важен и в силу того факта, что он заключает в себе описание мусульманской империи халифов в зените ее могущества.

Однако еще большую ценность представляет большой труд Масуди, объехавшего весь мусульманский Восток от Испании до Китая и побывавшего также, повидимому, на Мадагаскаре. Хотя труд этот, названный Масуди «Золотые луга», и не является чисто географической работой, но он содержит много сведений географического характера. Целью его было дать нечто вроде энциклопедии знаний того времени. Он имел весьма ограниченное представление о Европе и многое заимствовал у более ранних писателей, но в некоторых вопросах он был хорошо осведомлен. Так, он знал, что Каспийское море было внутренним озером, и был первым арабским географом, указавшим на существование Аральского моря.

Следующий арабский географ, Идриси, хотя и не самый крупный, с точки зрения европейцев, является, пожалуй, самым интересным. Получив образование в Кордове, Идриси провел долгое время в странствованиях как по Европе, где он достиг берегов Англии и Франции, так и по Малой Азии. Он вошел в круг придворных короля Сицилии Рожера II и написал свою книгу около 1170 г. Пребывание в Сицилии дало ему возможность собрать от посещавших остров моряков и от купцов множество сведений, и у него можно встретить обилие таких сведений о христианской Европе, каких не найти у более ранних арабских писателей. Карты его, однако, обесценены рядом недостатков. В то же время Идриси оказал большое влияние на христианскую географию, но скорее косвенное, чем прямое, что объясняется и местоположением Сицилии и ее собственными арабскими связями. Лучшим, быть может, доказательством этого являются навигационные карты, рано достигшие большого совершенства в Сицилии.

Последним типичным арабским географом является Якут. Он родился около 1196 г., провел много лет в знаменитых библиотеках Мерва (современный Мары в Туркменской ССР) и составил два «словаря»: один географический,а другой биографический,в которых содержится много подробных сведений, ценный материал о явлениях природы и мало вымысла. Хотя Якут и не является зачинателем этого типа трудов, он все же дал образцовые по достоверности работы и снискал славу величайшего арабского географа.

В арабский период путешествия с чисто исследовательскими целями были немногочисленны. Имеются сведения, что одна такая экспедиция была отправлена к истокам Нила; она достигла «Лунных гор» и озера, дающего начало Нилу. Несмотря на это, арабские карты Африки мало чем отличаются от карт Птолемея, и мы можем предположить, что экспедиция эта, если она вообще имела место, была лишь повторением более раннего торгового путешествия грека Диогена (см. гл. I, стр. 34).

Известна также экспедиция Саллама к Великой Китайской стене. Ему было поручено найти таинственный народ гога и ма- гога. Саллам шел через Армению, до Волги, далее вокруг Каспия, до Уральских и Алтайских гор и вернулся через Бухару в Ирак.

Что касается морских экспедиций, то Идриси рассказывает об одной из них, посланной в Атлантический океан, но в этом рассказе очень трудно разобраться. Вначале путешественники будто бы направились в северные воды, или так называемое Темное море, а после—к экватору, и возможно, что весь рассказ относится к какой-то более ранней атлантической экспедиции. Упоминание об открытии далеко от Европы какого-то острова, на котором живут «красные» люди высокого роста и с гладкими волосами, объясняется, быть может, какой-то прежней попыткой исследовать остров Мадейру[4]. Если экспедиция эта действительно имела место, то она была первой попыткой исследования Атлантики со времен классической древности.

Что касается Индийского океана, то уже одно существование сказки о Синдбаде Мореходе[5] несомненно свидетельствует о том, что в этих водах имели место какие-то морские путешествия, а самая сказка, вероятно, основана на древнем отчете о каком-то действительно предпринятом путешествии с Мадагаскара на Цейлон.

Из русского путешествия Ибн-Баттута вернулся в Константинополь и предпринял новое длинное сухопутное путешествие через Туркестан и Афганистан в Индию, где поступил на службу к правителю Дели и в 1342 г. был послан им с миссией r Китай.

В ходе своего путешествия Ибн-Баттута посетил Мальдивские острова. Вернувшись обратно в Марокко, он не мог успокоиться, пока на свете еще оставались не виденные им мусульманские страны. Поэтому он сначала побывал в Испании, а затем пересек Сахару до Тимбукту. Вернувшись в Фец, он продиктовал там описание своих путешествий, представляющее собой один из- интереснейших и замечательнейших документов этого рода. Умер он п 1377 г.

Ибн-Баттута, «насколько нам известно, был единственным средневековым путешественником, посетившим земли каждого из современных ему мусульманских властителей, так же как и некоторые немусульманские страны вроде Византии, Цейлона и Китая... В своем труде он ставил себе задачей прежде всего дать описание мусульманского общества во второй части XIV в. Интерес Ибн-Баттуты к людям был еще сильнее, чем его интерес к местам. Он являет собой пример географа «поневоле» в высоком значении этого слова и собрал свой географический материал только личным опытом или опросом случайных знакомых. В описании подробностей он целиком полагался на свою память» (Гибб[6]).

При всех своих недостатках труд Ибн-Баттуты представляет большой интерес, а местами и высокую ценность. Его книга прозвучала громким заключительным аккордом в описываемой нами важной интермедии в истории исследований.


[1] Основной материал для этой главы автор заимствовал из книги фран-

[2] О географии и картографии у арабов см. академик И. Ю. Крачковский, «Арабские географы и путешественники», «Известия Государственного Географического Общества», т. 69, вып. 5, 1937. См. также К. Салищев> «Основы картоведения», часть историческая, глава II, § 8,—’Прим. ред.

[3] Западными, атлантическими окраинами «арабского» (т. е. мусульманского) мира были пиренейские государства и Марокко; восточными,, тихоокеанскими окраинами—индонезийские государства; на восточном побережье Африки южным арабским «форпостом» стал Занзибар.—Прим.. ред.

[4] Из причисляемых к Африке островов Атлантического океана обитаемы были (до их открытия европейцами) только Канарские острова, но не Мадейра. Поэтому легенда о «красных» людях вряд ли может быть- связана с этим последним островом.—Прим. ред.

[5] Синдбад Мореход—герой одной из сказок знаменитого сборника «Тысяча и одна ночь»,—Прим. ред.

[6] Гибб (Gibb, Н.)—английский арабист, переводчик и комментатор ИбіьБаттуты, подготовивший полный перевод его «Путешествий» для 2-й серии изд. Общества Хаклюйта.—Прим. ред.