Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Общественная жизнь испанцев
Этнография - Народы Зарубежной Европы

Оощина в испанской деревне была окончательно разрушена уже в первой половине XIX в. законами о            дезамортизации (безвозмездном отчуждении) церковного и общинного имущества. Правда, пережитки общинного пользования лесными и пастбищными угодьями остаются еще в Пиренеях. Во многих деревнях бытуют обычаи бесплатной соседской взаимопомощи. Но в целом в испанской деревне господствуют чисто капиталистические формы кооперативов (чаще всего сбытовых и только в рыболовецких артелях — производственных).

Несмотря на вездесущие правительственные профсоюзы и католические организации, в деревнях еще кое-где сохраняются традиционные обычаи и старинные внеполитические общества. Есть, например, пережитки мужских союзов. Во многих районах юноши деревни образуют братства, в которые не допускаются женщины и женатые мужчины. Иногда их называют ronda (кружок). Вступить в эту мужскую корпорацию можно лишь с пятнадцати лет. Для этого надо уплатить взнос, на который устраивают холостую пирушку. После этого парень имеет право ухаживать за девушками из своего пуэбло, петь ночные серенады вместе с членами ронды, участвовать в ритуальных обрядах календарных праздников и т. д. Ронда устраивает веселые ужины в день королей, в мартовский карнавал, иногда в день всех святых. Между членами союза существует род круговой поруки: они играют в одной футбольной команде, вместе дерутся против парней из другого села и т. д. Верховодит всеми делами союза выборный глава, которого называют «геу de mozos» (король парней), или «mozo mayor» (старший парень), или «alcalde de mozos» (алькальд парней). Если чужак из другого села вздумает засватать местную девушку, он должен сначала стать членом здешней ронды, уплатив соответствующий выкуп.

В леонском, кантабро-астурийском, галисийском и кастильском районах еще до гражданской войны сохранялась, а кое-где и сейчас сохраняется целая иерархическая система союзов из трех или четырех ступеней братств — для мальчиков, юношей с пятнадцати лет, холостых и женатых мужчин, соседей (последнее реже). Для поступления в каждое из братств и перехода в следующую ступень необходимо помимо взноса пройти и определенные испытания: показать себя на тяжелых работах, продемонстрировать силу и ловкость в различных играх и т. д. В качестве взноса принималось или угощение или la manta (плед). Самый большой взнос полагалось платить, когда парень выходил из братства и женился. Во многих районах подобные корпорации сливались с религиозными hermandades (братствами), целью которых была подготовка католических праздников, процессий, ромерий и участие в них. В городах наиболее древней формой из оставшихся разрешенными союзов являются как раз эти религиозные эрмандады, объединяющие людей из одного квартала или прихода или лиц одной профессии. Каждое из них имеет своего святого патрона, статую которого члены братства торжественно проносят во время религиозных процессий. Особенно типичны подобные эрмандады для Севильи.

Структура корпоративного государства, с его вертикальными профсоюзами, втягивает огромное большинство населения помимо его воли в государственные организации.

Франкистские власти не разрешают создавать какие-либо ассоциации лицам, не связанным с правящим аппаратом, а тем более активистам левых течений. Для проведения собраний требуется специальное разрешение Министерства внутренних дел, причем организаторы должны заранее сообщать о цели собраний и представлять тексты предполагаемых речей и докладов.

Однако тысячи испанцев группируются сейчас вокруг кружков, журналов, научных обществ и маленьких театров, пропагандирующих в завуалированном виде антифашистские идеи. Особенно активно студенчество. Большинство молодежных подпольных группировок возникло в Испании после правительственного кризиса 1950-х годов. По предложению Университетской группы социалистов, эти группы объединились в 1957 г. в Демократический союз студентов, несмотря на то, что правительство издало законы, позволявшие привлекать студентов за антиправительственную деятельность к суду военных трибуналов.

Праздники и развлечения

Из национальных праздников, связанных с историческими датами, в Испании всегда с большим уважением относились ко 2 мая —, дню восстания мадридцев против наполеоновских войск в 1812 г.— и 2 января — празднику в честь завоевания Гранады и конца Реконкисты в 1492 г.

До установления фашистского режима трудящиеся страны всегда праздновали день международной солидарности пролетариата 1  Мая и 14 апреля — день провозглашения геспуолики. 1еперь и 1 Мая и 14 апреля можно отметить только тайком, рискуя свободой, а что касается национальных дней, то их празднование отходит на второй план перед официальными помпезными торжествами с военным парадом в день фашистского мятежа 18 июля.

Из одиннадцати общих нерабочих праздничных дней в стране девять (кроме Нового года и 18 июля) связаны с датами католического календаря, и для Испании типично их строгое соблюдение.

Рождество отмечают в семейном кругу; все собираются за праздничным столом, поют песни, танцуют. В семье же встречают и Новый год. В богатых домах иногда наряжают arbol de Navidad (новогоднее дерево), но такого массового распространения как у нас елка, этот обычай не имеет. 6 января — день «великих королей». Накануне этого праздника дети вывешивают свои ботинки на ночь на балкон или за окно, а утром находят в них подарок от «великих восточных королей» Гаспара, Мельчора и Бальтазара, тех самых волхвов, которые, по преданию, принесли подарки младенцу Христу. Благотворительные организации и муниципалитеты раздают сладости детям, родителям которых не хватает денег даже на скромные подарки, и у дверей аюнтамиентос в этот день выстраиваются длинные очереди. Стремясь поддержать традиции религиозных праздников, церковь использует сейчас даже современную технику. «Великие короли» прибывают в Мадрид на самолете, где их встречает громадная толпа, затем организуют грандиозный сверкающий огнями ночной кортеж автомашин, на которых установлены статуи святых, разыгрываются пантомимы на религиозные темы и т. д.

17 января празднуют день Святого Антония — покровителя животных. В этот день во всех деревнях к дверям церкви подводят украшенных крестами, ветвями, цветами и лентами животных и священник их благословляет. В начале XX в. уже исчез обычай устраивать в этот день парад свиней и выборы «короля свиней». В этот день в некоторых деревнях Старой Кастилии юноши верхом на лошадях гоняются за петухами и убивают их копьями.

В марте в течение трех дней празднуют карнавал (нечто соответствующее нашей масленице). По улицам днем и ночью гуляют ряженые, носят громадные чучела — pelele и т. д. После карнавальных дней следует великий пост, предшествующий пасхе. В пост еще в начале XX в. можно было застать интересный обычай «похорон сардинки», широко распространенный в XIX в., а теперь встречающийся лишь спорадически (Мурсия, Мадрид). Гойя изобразил его на картине, которая так и называется «Похороны сардинки». Участники этого своеобразного несколько грубого народного фарса, имитирующего похороны, надевали самые рваные платья, вывернутые мехом а наружу шубы, мазали лицо сажей и несли на плечах носилки с соломенным пелеле, в зубах у которого была зажата сардина. Музыканты играли на самых невообразимых инструментах и пели веселые куплеты. Затем сардинку хоронили по всем правилам, устраивали ужин и выпивку. Этот обычай несет в себе элемент пародии на более древний обряд погребения свиньи, что символизировало наступление поста.

Пасхальная неделя везде отмечается с большой пышностью, так как церковь не жалеет затрат на устройство грандиозных процессий, месс, фейерверков и т. д.

Помимо общеиспанских, каждое селение и город отмечают день своего святого патрона — в городах это verbenas и veladas, а в деревнях — готе- rias.

Вербены и велады — веселые уличные ночные вечеринки с танцами и песнями — теперь стали проводить в домах из-за запрещения собираться на улицах позднее часа закрытия таверн и кафе. Ромерии — традиционная чисто испанская форма веселого паломничества к какой-нибудь святыне, заканчивающаяся пиршеством на природе, танцами, песнями а зачастую и дракой.

В общеевропейский летний праздник Сан Хуана, в ночь на 24 июня, жгут до утра костры и обливают друг друга водой. Кельтское происхождение имеет праздник майского дерева, широко распространенный в деревнях севера и центра. Красиво украшенное дерево или шест тауо (майо) водружают в ночь на 1 мая на центральной площади. Вокруг него устраивают праздник, а затем торжественно сжигают.

Любопытен праздник Санта Агуэда, который этнографы рассматривают как пережиток матриархальных отношений в древней Испании. 5 февраля в деревнях провинций Саморы и Сеговии женщины выбирают алькальдесу своего пуэбло. Ее наряжают в богатое традиционное платье, и она царит весь этот день в селе, а мужчины во всем подчиняются женщинам, которые тоже надевают праздничные нарядные платья.

Весной начинаются так называемые fiestas de primavera, во время которых во многих городах устраивают ярмарки (ferias) с выставками скота, карнавалы с битвой цветов (Мурсия) и т. д. Среди карнавалов выделяется театрализованное представление «Битва мавров с христианами», напоминающие о временах Реконкисты (город Алькой в Аликанте, остров Майорка и др.). Сами жители строят замок, который штурмуют мавры, а защищают христиане при участии одетых в средневековые костюмы поселян.

Большой известностью пользуются валенсийские фальяс (fallas), во время которых в ночь перед днем святого Хосе (19 марта) на улицах строят высоченные фигуры, изображающие различные сатирические сцены. Затем их торжественно поджигают при оглушительных звуках музыки и разрывающихся петард и начинается праздник. Эти фальяс в периоды напряженной политической борьбы в стране были своеобразным выражением общественного мнения валенсийцев.

Многочисленные испанские фиесты в значительной степени культивируются ради иностранных туристов, однако, несмотря на это, они сохраняют свой традиционный характер и большую популярность в народе.

Каждая фиеста обычно включает бой быков (corrida de toros).

О  тавромахии (искусстве вести бой с быком) имеется огромная литература на многих языках. Вопрос о происхождении этого зрелища не решен окончательно. Есть мнения, что оно было введено в обычай маврами, что его источником послужили римские бои гладиаторов или что здесь сохраняются традиции, принесенные карфагенянами и восходящие к восточному Средиземноморью (игра с быком известна была у древних критян).

Преобладает точка зрения испанских этнографов (Моратин, де лас Навас, Луис Ойос Сайнс), утверждающих, что бой быков — чисто национальное испанское зрелище, уходящее корнями в дебри первобытной истории, когда бык был тотемным животным у иберов. Пережитком отношения к быку как к священному животному, с которым было связано его ритуальное поедание, являются некоторые современные обычаи в различных местностях страны. Так, в Тордесильясе до последнего времени устраивали ежегодный бой с быком на берегу реки Дуэро, после которого все присутствующие съедали убитого быка. Точно так же быка едят и на фиесте, празднуемой в день Сан Хуана в городе Сория.

Игры иберийцев с быками появились раньше всего на скотоводческом Западе, причем им предшествовали как зрелища поединки между быками, которые сохранились еще во многих местах Кантабрийской Испании (от реки Бидасоа до Миньо), в Леоне, в провинции Алаве и в северной части Кастилии. Их устраивают на ярмарках и сельских конкурсах, на которых отбирают племенных быков-победите- лей. В современной Испании сохранилось множество народных игр с быком, которые, по-видимому, остались еще с тех пор, когда коррида не была искусством профессионалов. На скотоводческих фермах Андалусии и Кастилии каждый год на открытых пастбищах устраивают tien- ias — бои молодых быков с всадниками, вооруженными копьями. Во многих пуэблос Испании сохранился обычай устраивать в некоторые фиесты любопытное зрелище: «el toro libге» («бык на свободе»), когда на улицы селения выпускают бегущего быка. Все прячутся по домам, захлопывая двери, и только некоторые смельчаки из удальства перебегают быку дорогу, стараясь при этом еще выкинуть что-нибудь смешное. С этим же обычаем связаны и знаменитые encierros — пробеги быков в корраль на фиесте Сан Фермин в Памплоне, которая празднуется 7 июля. Его описал Хемингуэй в романе «И восходит солнце. (Фиеста)». Энсьерро устраивают и на фиестах в Альмодовар дель Кампо, в Тортосе и других местах. В Эспаррагалехо (провинция Бадах ос) на фиесте Доминго Гордо всадники, вооруженные копьями, прогоняют быка в бешеном галопе по улицам и в конце концов закалывают его. В некоторых селениях провинции Касерес бык присутствует даже на церковных праздниках, а в Тьер- ра де Баррос (Эстремадура) на фиесте Сан Маркос быка подпаивают и ведут в церковной процессии.

В районах южнее Эбро во время вечернего шествия по улицам селений быка сопровождают жители с копьями, на концах которых пылают факелы из просмоленной пакли. Подобные загоны быков с горящими факелами римляне застали у кель- тнберов.

Ближе всего к профессиональным корридам народные ccipeas — игры с молодыми бычками на красочно убранных огороженных площадях. В них участвуют парни из окружающей публики, вооруженные только плащами. Опасные капеас пытались запретить еще в XVII в., но безуспешно, и до сих пор они популярны в Лагартере (провинция Толедо), в селе Канделярио (провинция Саламанка) и во многих пуэблос Атлантического побережья. Бой быков был распространен в Испании уже в XII в. До XVIII в. бои быков устраивались только в честь какого-нибудь исключительного события и в них участвовали лишь знатные сеньоры. Постепенно коррида демократизировалась, и ее участники стали набираться преимущественно из народа.

В ранние времена с быком сражались только всадники — picadores (пикадоры), вооруженные коротким копьем. Постепенно ритуал зрелища усложнился.

Группа (cuadrilla) участников корриды состоит из 12—14 toreros, одетых в расшитые золотом и серебром роскошные костюмы XVIII в. Главные участники — matador, или espada (шпага), и ассистенты с красными плащами. За ними следуют banderilleros с заостренными палочками типа дротиков (бандерильями) и пикадоры на лошадях.

Цель боя — заколоть быка ударом шпаги через загривок. Матадор должен сделать это изящно и смело, пользуясь давно выработанными и ставшими традиционными приемами. Предварительно он горячит и изматывает быка, заманивая его плащом и мулетой (muleta — треугольный кусок крас- ного сукна, перекинутый через палку), в чем ему помогают пикадоры. Перед окончательным поединком матадора и быка бандерильер или сам матадор должны вколоть несколько острых бандерилий в шею животного, после чего он уже один на один сражается со взбешенным быком.

Если матадор убивает быка быстро и по всем правилам, публика приветствует его неистовыми овациями и заставляет совершить круг почета вокруг арены, а после особенно блестящей корриды он получает ухо быка. В случае неудачи публика безжалостно освистывает матадора и изгоняет его с арены.

С конца XIX в. соперничать с корридой в популярности стал футбол, собирающий на стадионах Мадрида, Ля-Коруньи, Барселоны, Бильбао более чем по 50 тыс. зрителей. Футбол стал в настоящее время и наиболее маесовым видом спорта. На второе место отошла очень популярная баскская pelota (см. «Баски», стр. 508—509). В деревнях играют в Ъагга (метание шеста), bolos (метание железных шаров), tanganos (бабки), chapas (орлянка), в разнообразные карточные игры, в жмурки, которые в Испании называют «gallina ciega» (слепая курица), и многие другие игры. На праздники устраивают петушиные бои. В Валенсии в некоторых деревнях имеются настоящие маленькие цирки для этой цели.

Распорядок дня и отдых

Распорядок дня в городах Испании довольно своеобразен. Продиктовали его города жаркого юга с их послеполуденным отдыхом (сиестой) в самую жару, вечерними прогулками (paceos) и поздней ночной жизнью. Завтракают испанцы очень легко. Первый раз плотно едят только в 2—3 часа после полудня, а обедают в 9 или в 10 часов вечера. Это особенно принято в аристократической, буржуазной и интеллигентской среде, диктующей порядки времяпровождения города. В Валенсии паэлью, например, в ресторане не подадут раньше 9 часов вечера. Лавки открываются тоже довольно поздно (хотя везде по-разному) — после половины десятого утра. В 2 часа дня они уже закрыты на перерыв и снова открываются лишь часа через два-три.

Дневные спектакли или концерты начинаются в 7 и кончаются в 9 часов вечера, а вечерние начинаются в 11—12 часов. Ложиться спать принято (особенно на юге) далеко за полночь: в час, в два, иногда даже в три часа ночи. Разумеется, рабочим это не под силу. Рабочий обычно завтракает часов в 8—9, обедает в таверне или дома в полдень, а в 7 часов ужинает. Но традиция сказывается в том, что и рабочие первый раз плотно едят только днем, а ложатся спать поздно вечером.

Все бытописатели XIX в. отмечали, что светская жизнь испанской аристократии и буржуазии была одной из самых скучных в Европе. Здесь не было ни британских клубов, ни французских салонов, ни немецких ферей- нов. Их заменяли замкнутые родственные или дружеские кружки — tertu- lias, собиравшиеся по вечерам в частных домах. На них, правда, и пели, и танцевали, и вели занимательные разговоры, однако все это имело очень камерный характер. Но светская жизнь в Испании сохраняла национальную самобытность. Вряд ли в гостиных Парижа, Лондона или Петербурга исполняли в конце XIX в. народные песни или танцы, а в Мадриде это было общепринято.

Народной жизни в Испании всегда была свойственна открытость, людность, общительность. Тон задавали средиземноморские города, где все выносилось на улицу: торговля, жаровни для приготовления еды, столики таверн, танцы, песни под гитару, ежевечерние пасео и религиозные процессии.

Со второй половины XIX в. в Испании в связи с оживлением политической жизни все большую роль стали играть кафе. В то время они были центрами ожесточенных политических дискуссий и заменяли испанцам клубы. Их посещали почти исключительно мужчины. Но постепенно кафе и его разновидности сделались неотъемлемой частью жизни испанцев всех слоев и их стали посещать и женщины (правда, как правило, с мужчинами). Таверн и кафе в городах очень много, в Мадриде на одной только улице Толедо более 70 таверн и не меньше кафе.

Тавернами теперь называют, в отличие от кафе, простонародные кабачки. Они есть буквально на каждом углу в рабочих кварталах городов; даже в самой захудалой деревне есть хоть одна таверна, часто совмещенная с лавкой. В таверне обязательна деревянная или оцинкованная стойка. Столы и стулья часто заменяют бочки из-под вина. Здесь пьют больше, чем едят, проводя иногда за несколькими стаканами вина целый вечер.

Винные погребки — bodegas, заставленные большими и маленькими бочками, посещают, так же как и таверны, почти исключительно мужчины.

Роль клубов и варьете, в которых часто исполняют испанские традиционные песни и танцы, играют casinos. Со временем в Мадриде стали исчезать кафе провинциального типа, хотя для туристов открыто много заведений с региональной (андалусской, каталонской и т. д.) кухней, в которых исполняют областные кансионес и танцы. Мало осталось кафе семейного типа (de tertulia) и особенно политических кафе — публичные разговоры о политике опасны. В Мадриде довольно много кафе, в которых собираются лица одной профессии, одного направления в искусстве. Так, например, в кафе «Хихон» и «Варела» собираются люди искусства, а в винном погребке «Сесамо» — экзистенциалисты. Каждый горожанин имеет «свое» кафе, в котором проводит около часа ежедневно, забегая поболтать с друзьями, обменяться впечатлениями или узнать новый анекдот. Но кафе теперь не играют той роли, как до гражданской войны. Их заменяют рестораны и кафетерии, где просто закусывают, или винные погребки и все чаще — бары по-американски, с крепкими напитками.

В деревне распорядок дня диктуется полевыми и домашними работами. Сытно завтракают только в 11 часов (второй завтрак так и называется «once»— одиннадцать). Ложатся спать рано. На юге, в деревнях, так же как и в городе, вечера проводят обычно на улице, много танцуют, поют, играют в разные игры.

В центре и на севере, где в осеннее и зимнее время вечера холодные и длинные, собираются в местных касино. Здесь старики за стаканом вина обсуждают свои дела, а молодежь танцует. Но женщины чаще собираются на посиделки, которые называются filandero (от старинного «filar» — прясть). Называются они так потому, что прежде, когда еще носили домотканую одежду, женщины обычно пряли на этих посиделках. Теперь они занимаются на них вязанием, шитьем и различным рукоделием.

Собираются раза два в неделю на кухне у всех соседей по очереди. При этом уплачивают взнос за освещение или что-нибудь делают в этот вечер в пользу хозяев дома. В это же время поют, рассказывают сказки, анекдоты, загадывают загадки, играют в различные игры. Обычно к концу работы в комнату вваливается шумная «ронда» парней с гитарой, тамборилем и пан- деро и начинаются танцы. Иногда устраивают легкий ужин из фруктов, орехов и тут же поджаренных каштанов и маиса.