Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народы Испании: очерк этнической истории
Этнография - Народы Зарубежной Европы

Численность населения Испании — 31 млн. 339 тыс. человек (1964 г.). Ежегодный естественный прирост — в среднем 11,7 человек на 1 тыс. жителей. Средняя плотность населения по стране — 61,7 человек на 1 кв. км. Более половины населения сосредоточено в прибрежных провинциях и на островах.

Обычно вне Испании ее население в целом называют испанцами, хотя внутри страны очень остро ощущаются национальные различия между населяющими ее народами. Подавляющее большинство составляют собственно испанцы (около 23 млн. человек). Они расселены в Кастилии, Астурии, Леоне, Эстремадуре, Арагоне, Андалусии, Мурсии и Валенсии. Национальные меньшинства: каталонцы (5 млн. 500 тыс. человек), галисийцы (2 млн. 700 тыс. человек), баски (около 600 тыс. человек) населяют окраины страны. На юге Испании живут гитанос — особая этнографическая группа оседлых цыган (около 30 тыс. человек).

Нищенские заработки, отсутствие работы и политические притеснения породили эмиграцию. Основной поток эмигрантов сейчас дают прибрежные районы, главным образом Галисия, Барселона, Астурия, Бискайя, Валенсия, юг Андалусии, Канарские острова.

В странах Америки находится около 1 млн. уроженцев Испании. Особую группу (около 500 тыс. человек) составляют политические эмигранты — республиканцы, покинувшие страну после 1938 г. Больше всего их во Франции, странах Латинской Америки и СССР.

Испанский язык принадлежит к романской группе индоевропейской семьи и является литературным и государственным языком Испании. В самой Испании на особых языках говорят и имеют литературу баски, каталонцы и галисийцы. В испанском языке различают диалекты: леоно-астурийскин на северо-западе, арагоно-наваррский на северо-востоке, андалусский на юге и кастильский в остальной, большей части страны. Последний послужил основой для современного литературного языка испанцев.

По грамматическому строю испанский язык прост, как и другие романские языки. Склонение утрачено, образование множественного числа одинаково для всех существительных и прилагательных; грамматический род только мужской и женский. Более сложен глагол, сохраняющий чередование гласных в корне в разных формах и обладающий большим разнообразием форм времени и наклонений, чем, например, в итальянском языке.

Природные условия

Испания расположена на юг-западе Европы и занимает 5/6 площади Пиренейского полуострова, Балеарские и Питиусские острова в Средиземном море и Канарские в Атлантическом океане. Общая площадь страны 503,5 тыс. кв. км.

Берега Пиренейского полуострова расчленены слабо. Наиболее изрезано северо-западное побережье, самое удобное для строительства укрытых портов.

Более 60% поверхности страны расположено выше 500 м над уровнем моря. Центральное Кастильское плоскогорье (Месета) разделено труднопроходимыми горами Центральной Кордильеры на две части: северную: (Старокастильское плоскогорье, высота в среднем 800 м) и южную (Новокастильское плоскогорье, высота 600 м). Традиционные перевалы через Центральную Кордильеру — Сомосьерра, Навасеррада, Гвадаррама, Горнавакас и др.

На север от Месеты непрерывной полосой с запада на восток тянутся Кантабрийские горы, затрудняющие сообщение между Месетой и прибрежными районами. На северо-востоке простираются Пиренеи — одна из наиболее труднодоступных горных систем Европы, где перевалы лежат на высоте не менее 1,5—2 тыс. м. Дороги, связывающие Испанию с Францией, идут в обход этих гор по побережью Бискайского залива и Средиземного моря. Параллельно руслу реки Эбро, вдоль ее правого берега, простирается самый большой по площади горный массив страны — Иберийские горы, которые затрудняют сообщение между Кастилией, Арагоном и Каталонией. Вдоль южного и юго-восточного побережья на протяжении 630 км тянутся Андалусские, или Бетские, горы.

Низменности занимают около 11% поверхности Испании, однако они играют огромную роль в хозяйственной жизни населения. Самая крупная низменность страны — Андалусская. Она расположена в бассейне Гвадалквивира. Бассейн Эбро занимает Арагонская низменность. На востоке Испании, вдоль средиземноморского побережья, узкими полосами вытянуты сильно расчлененные Валенсийская и Мурсийская низменности, сложенные из плодородных наносов. Здесь мягкий средиземноморский климат. Для Испании характерно необычайное разнообразие природных условий даже в районах, расположенных рядом, иногда на расстоянии в несколько километров, и разделенных горами. В прошлом по горам проходили границы средневековых королевств (теперь их называют историческими областями), поэтому природные области в Испании, пожалуй, в большей степени, чем во многих других странах, совпадают с историческими. Когда мы говорим об Арагоне, то можно подразумевать и историческую область и низменность; таким же образом совмещается Галисийский массив с исторической областью Галисией, Андалусия с Андалусской низменностью, Ново- и Старокастильское плоскогорье с Новой и Старой Кастилией.

ОЧЕРК ЭТНИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ

Судя по археологическим памятникам, на Пиренейском полуострове к концу верхнего палеолита образовались две основные группы населения: северная — франко-кантабрийская, создавшая мадленскую культуру (живопись в пещере Альтамира в Астурии и во многих других), и южная или юго- восточная, для которой характерна капсийская культура, принесенная в Испанию африканскими племенами. Эти две группы вплоть до эпохи меди и бронзы оставались обособленными.

В бронзовом веке на севере Испании сложилась пиренейская культура, носителями которой были племена васконов, предки современных басков. Капсийцы же распространились до Центрального плоскогорья и Западных Пиренеев. Капсийцы позднее смешались на юго-востоке полуострова с новыми пришельцами из Африки. В результате этого слияния появились племена иберов, с которыми связывают богатую медью и бронзой эль-аргарскую культуру III тыс. до н. э. Вопрос о родстве иберов с предками современных басков, которому посвящено много исследований, остается до сих пор не решенным.

Иберы постепенно подчинили племена центра, юга и востока полуострова.

В первой половине I тыс. до н. э. Пиренейский полуостров дважды подвергся нашествиям кельтских племён. К III в. до н. э. кельтов почти полностью вытеснили с полуострова иберийские племена, но местами, особенно в нынешних Галисии, Португалии, их осталось очень много, а в центре иберы с ними смешались, образовав племена кельтиберов.

Богатая металлами страна иберов привлекала к себе колонистов из Средиземноморья. Первыми были финикийцы, основавшие между XI — VIII вв. до н. э. на южном побережье город Гадир или Гадес (ныне Кадис). По сообщению Птолемея, жители И южноиспанских городов были потомками финикийских колонистов. Следы влияния финикийцев остались в керамике, в во- тивной мелкой скульптуре гробниц Кадиса и погребений Малаги. Особенно сильно влияние финикийцев сказалось в иберийской письменности (еще не расшифрованной).

По-видимому, в VII в. до н. э. у северо-восточных берегов Испании появились греческие торговцы из Фокеи. Ими были основаны в нынешней Каталонии колонии Эмпория, Рода, Майнака и др. В ранний период знакомства с Испанией греки называли ее Гесперией (страной Запада). Позднее они дали ей название,удержавшееся вплоть до римского завоевания,—Иберкя.

Греческие колонии, организованные по образцу рабовладельческих полисов метрополии, оживленная торговля греков с местным населением ускорили разложение родо-племенного строя иберов. Греки привили иберам навыки виноделия и разведения оливок. Взаимодействие местного и греческого искусства создало особый иберо-классический стиль в скульптуре.

После длительной борьбы греки были вытеснены из Иберии карфагенянами, основавшими на юго-восточном побережье несколько колоний, в том числе в III в. до н. э. Новый Карфаген (современная Картахена). Новые колонисты подчинили иберийские племена юга и юго-запада полуострова. Однако этническое влияние карфагенян было слабее, чем финикийцев. В 206 г. до н. э. карфагеняне были изгнаны с полуострова римлянами, которые застали здесь многочисленные племена, часто объединявшиеся в союзы.

Все племена полуострова того времени можно разделить на четыре основные группы, обладавшие известным единообразием этнографического облика: южную средиземноморскую; центральную; западную лузитанскую и северную кантабрийскую. Средиземноморская группа включала племена тар- 1ессов (турдетан) и турдулов, населявших район современной Андалусии. В эту же группу входили иберийские племена (бастулы, бастетаны, эдетаны, контестаны, индигеты, илергеты, гимнеты, лаэтаны и др.), занимавшие район Мурсии, Валенсии и Каталонии. К центральной группе можно отнести кельтиберов и ареваков, расселившихся в Новой Кастилии и Арагоне, веттонов (между Дуэро и Гвадианой, в Саламанке и Авиле), карпетанов (в районе провинций Толедо, Гвадалахары и Мадрида), оретанов (в области Сьюдад Реаль) и ваккеев (в Старой Кастилии). Западную группу составляли племена лузитан. Они расселялись в районе нынешней Португалии и включали племена кинетов, кельтиков и собственно лузитан. Социальные отношения этих племен стояли на грани общинно-родовых и раннеклассовых. В их городах иногда правили племенные царьки, большую роль играла родовая знать и старейшины, составлявшие сенат. В четвертую группу народов, подробно описанную в I в. н. э. римскими писателями, входили галаики, или гальеги, астуры, кантабры, аутригоны, каристии, вардулы и васконы. Судя по топонимике, языки северо-западных гальегов и астуров были сильно кель- тизированы. Эти народы были самыми отсталыми на полуострове. В их хозяйстве важную роль играло еще собирание желудей, из муки которых они пекли хлеб. Мужчины занимались охотой. Общинно-родовой строй северных племен сохранял сильные пережитки материнского права.

Пиренейский полуостров оставался под властью Рима до V в. н. э. Уже в римских источниках появляется современное название страны—«Испания». С тех пор оно удерживалось сначала за всем полуостровом, а затем, после выделения Португалии, за большей его частью.

При Августе (30 г. до н. э.— 14 г. н. э.) Испания была разделена на провинции Тарраконию (восток, центр и север полуострова), Бэтику (совпадала с современной Андалусией) и Лузитанию (нынешняя Португалия). В III в. из Тарраконии выделилась Галисия, включавшая современные Галисию и Астурию. Таким образом, административное деление римлян в очень грубых чертах, но все же учитывало древние племенные границы. Несмотря на постоянные войны с местным населением, особенно с лузи- танами и кельтиберами, смешение с римлянами было очень сильным. Между 196 и 168 гг. до н. э. в Испанию переправилось не менее 150 тыс. римских воинов, многие из них остались там и после службы. Смешанные браки были обычным явлением. По сообщению Тита Ливия, уже в 171 г. до н. э. 4 тыс. потомков римских солдат и испанских женщин получили для жительства город Картейю.

Рабовладение стало основой социальных отношений Испании. На ее серебряных рудниках трудилось более 40 тыс. рабов. Рабовладение и новая административная система, введенная завоевателями, разрушали старые племенные группы, создавая на основе новых классовых отношений новые территорг- альные объединения.

То, что принято называть романизацией страны, было следствием многостороннего взаимодействия местных племенных и римских форм ведения хозяйства, социальных отношений, культуры и языка. Разговорным языком народа постепенно стала «народная латынь», которая, по мнению испанского лингвиста Менендеса Пидаля, продержалась и в письменности до середины XI в. Между складывавшимися романскими языками юга, запада, центра, востока и северо-востока были существенные различия, которые коренились, с одной стороны, в разном языковом субстрате, а с другой — в степени освоения римлянами разных районов Испании. Опорой римского влияния были города. Поэтому быстрее и сильнее других областей страны были латинизированы те, в которых было больше городов: Бэтика (Андалусия), юг Лузитании и восточная часть Тарраконии (современная Каталония), где через римскую аристократию и интеллигенцию насаждалась литературная латынь. Слабее романизировались племена центральной и северной групп. Почти совсем в стороне остались васконы. На севере с местным населением общались простые воины, земледельцы, сборщики налогов, торговцы, распространявшие народную латинскую речь. Эти особенности проявились позднее в языках Пиренейского полуострова (кастильском, каталанском, галисийском, португальском)и их диалектах.

В 409 г. в Испанию через Ронсевальское ущелье пришли германские племена свевов, вандалов и сарматское племя аланов. Их поддержали восставшие в начале V в. рабы-багауды, движение которых, начавшись в Галлии, перекинулось в северные районы Испании. Вандалы и свевы заняли Галисию, аланы — Лузитанию и Картахенскую провинцию (некоторые исследователи считают, что название «Каталония» произошло от «Got-Alania»), а вандалы — Бэтику (возможно, «Андалусия» происходит от «Vandalitia»). Северо-восток остался в руках империи. Раздел, таким образом, прошел по старым рубежам племенных областей.

В 414 г. в Испанию вторглось из Галлии германское племя вестготов. Вестготы подчинили своей власти к концу VI в. почти весь Пиренейский полуостров.

К 429 г. свевы вытеснили вандалов и аланов в Африку и создали на землях Галисии и северной Лузитании королевство, продержавшееся до 585 г. Топонимика северо-западного угла полуострова сохраняет до сих пор в названиях селений память о владычестве свевов: Суэвос, Суэгос, Пуэрте де Суэве и др. Возможно, что 170 лет господства свевов в этой области способствовали, наряду с другими причинами, формированию здесь галисийского наречия.

Вторжение германских племен, движения рабов и крестьян привели к постепенному разрушению рабовладельческого строя в Испании. Уже в VI — VII вв. у вестготов стали развиваться феодальные отношения. Вестготская военная знать, слившаяся с римскими землевладельцами, закрепощала крестьянство. Вестготские короли для закрепления за собой завоеванных земель поощряли слияние местной и пришлой знати. Были разрешены смешанные браки.

Вестготы и другие германцы, которые составляли в момент вторжения не более 3% местного населения, были уже знакомы с римской культурой и легко усваивали романизированный язык жителей полуострова. Вклад готского языка в испанскую лексику невелик — всего около 90 слов, большинство из которых связано с военным делом. Готского происхождения и прижившиеся в Испании звучные имена — Эльвира, Рамиро, Бермудо, Гонсало и др.

Испанское население того времени можно разделить на три основные этнические группы: германскую (из разных племен), романскую (римляне и романизированные жители), местное население смешанного состава (наибольшая по численности группа).

Герма'нцы вырвали земли Испании из состава Римской империи и таким образом изолировали их от влияния развивавшейся италийской латыни, римской администрации, римской культуры. Хотя непосредственное влияние германцев на этнический облик народов полуострова было невелико, в период их господства был сделан шаг вперед по пути создания единого и своеобразного этнического целого из разрозненного населения Пиренейского полуострова. Это была вторая попытка централизации страны (после римлян).

В IV в. большинство населения Испании приняло христианство. В V в. вместе с вестготами в Испанию проникает арианство, но уже в 587 или в 589 г. на Толедском соборе король Рекаред вместе со всей семьей перешел в католичество, которое с тех пор стало государственной религией Испании.

В 711 г. семитысячное войско арабов переправилось через Гибралтар и вступило в Испанию, почти не встретив сопротивления со стороны вестготских феодалов, занятых междоусобной борьбой за власть. Уже через семь лет в руках завоевателей оказался почти весь полуостров, за исключением северных районов Галисии, Леона, Астурии, Наварры, Арагона, Каталонии и всей Басконии. Арабы разделили завоеванную территорию, которую они, так же как и римляне, называли «Испанией», на четыре провинции: Мериду (Лузитания и Галисия), Андалусию (совпадавшую с Бэтикой), Саракосту (совпадавшую с Тарраконой) и Толайтолу Толедскую (совпадавшую с римской Картахенской провинцией). Эти областные границы повторяли римское административное деление, которое, в свою очередь, воспроизводило доримскую группировку племен.

Испанцы называли новых завоевателей ^аврами (moros), что было с древности общим наименованием для жителей Магреба (Марокко).

Самой влиятельной, хотя и не самой крупной группой завоевателей были собственно арабы, составлявшие военную знать. Они обосновались в поместьях плодородной Андалусии, Мурсии, Валенсии и в богатых городах юга и юго-востока Испании.

Основную массу воинов среди мавров составляли кочевники-берберы, обращенные арабами в ислам. Берберы расселились в удобных для скотоводства районах.

Мусульмане проявляли сначала большую веротерпимость к христианскому населению, стремясь предотвратить враждебные выступления. Ко второму веку мавританского господства большая группа христианского населения южных областей перешла в мусульманство. Таких новых мусульман испанские источники называют «renegados», арабские — «мауля». Большинство «ренегатов» составляли освободившиеся путем вероотступничества рабы и крепостные. Среди них было немало «славян», как называли в Испании рабов европейского происхождения. Такими же неомусульманами были и так называемые муваллады (от этого термина впоследствии произошло слово «мулат»), мусульмане по отцу или по матери.

В городах значительную прослойку населения составляли евреи, положение которых при веротерпимых арабах было гораздо прочнее, чем при последних вестготских королях.

Среди христиан, остававшихся на арабской территории, в XI в. еще отличали по происхождению испано-римлян от вестготов. Но постепенно эти различия отступили на задний план. И тех и других стали называть мосара- бами — арабизированными. Язык мосарабов (альхамия, как называли его испанцы) содержал элементы и латинского и арабского.

Когда христиане стали отвоевывать у мавров свои земли, образовалась новая группа покоренного населения — мудехары, состоявшая из мусульман, которым разрешили придерживаться своей религии. Впоследствии и мосарабы и мудехары стали носителями арабского влияния в испанской культуре.

С самого начала как арабы, так и берберы охотно женились на испанках, обзаводились обширными гаремами. Сам Абд-аль-Азиз, сын завоевателя Мусы, женился на Эгилоне, вдове готского короля Родриго; халиф Аль-Ман- сур женился на дочери наваррского короля и т. д.

Вклад арабов в культурную и хозяйственную жизнь Испании очень велик. Арабы принесли на полуостров навыки орошаемого земледелия, ввели новые сельскохозяйственные культуры. Они превратили города Андалусии Севилью, Кордову и Гранаду в богатые центры ремесленного производства, торговли и культуры. Следы арабской архитектуры до сих пор сохраняются в южных городах страны. Арабская наука (особенно математика) и литература (особенно лирика) оказали сильное влияние не только на испанскую, но и на всю европейскую культуру. В свою очередь Испания стала проводником европейской культуры на Востоке.

В современном испанском языке сохранилась богатая арабская лексика, связанная с военной техникой (alcazar — крепость), организацией управления (alcalde — судья, alguacil — полицейский), торговлей, ремеслом. В испанский язык вошли названия перенятых у арабов плодов (naranja — апельсин) и растений, каналов и оросительных сооружений, математические термины (algebra, cifra) и т. д. Арабские обычаи (подчиненное положение женщины), одежда (шаровары, тюрбаны, плащи-бурнусы), утварь (замена металлической посуды стеклянной, матерчатых скатертей кожаными, низкая мебель, ковры, жаровни) — все это широко распространилось и наложило отпечаток на облик и быт местного населения южных и юго-восточных районов. В этих районах до сих пор прослеживаются следы восточного влияния.

С точки зрения этнической консолидации испанцев влияние арабского завоевания было двояким. В начале завоевания оно замедлило этот процесс. Разделение полуострова на две воюющие стороны, раздробление на арабской территории всего населения на различные враждующие этнокультурные группировки, утрата городом Толедо роли объединяющего языкового центра играли отрицательную роль. Позднее подъем хозяйства и торговли в занятой арабами части Испании, создание хозяйственных и культурных центров — Кордовы, Севильи и др.— оказали объединяющее влияние. Кроме того, местное население настолько остро ощущало свою противоположность иноязычным и иноверным маврам, что перед этим стали отступать прежние различия происхождения. В этом смысле арабы дали толчок формированию национального самосознания испанцев — романоязычных христиан—как единого целого, противоположного арабоязычным мусульманам.

В незавоеванных областях горной Астурии и вскоре освобожденной Галисии укрылись вестготские феодалы, духовенство, остатки разбитых войск. Там уже в начале VIII в. образовался первый очаг так называемого движения Реконкисты («обратное завоевание», от «reconquistar» — отвоевывать); второй возник на границе северного Арагона и баскской области в графстве Собрар- бе; третий — в Наварре. Наварра и Арагон впоследствии объединили свои действия. Наконец, на северо-востоке в 801 г. франки отвоевали у арабов Барселону и под ее главенством объединили несколько соседних с ней графств (Урхель, Серданью, Жерону, Бесалу, Ампурдан и Руссильон). Эту область они позднее включили в так называемую Испанскую марку. Она стала четвертым очагом борьбы христиан с мусульманами.

Различия между северными областями полуострова, сдерживаемые раньше внешним единством вестготской власти, сразу проступили при ее ослаблении. Распаду на отдельные владения способствовал и феодальный строй северных районов, основанный на натуральном хозяйстве.

Северо-запад (Астурия, Галисия) вследствие большого притока вестготских сеньоров полнее сохранил вестготские законы, обычаи и т. д. Авторы IX — XI вв. называют готами всех обитателей этих областей. Здесь больше, чем в других частях полуострова, названий поселений типа Годос, Года, Гоуде и т. д. Это обстоятельство стало еще одним звеном в цепи причин, поро- дивших этническое своеобразие населения Галисии и северной Португалии.

В X в. столица Астурии из Овьедо была перенесена в Леон. Образовалось королевство Астурия-и-Леон, из которого выделилась Кастилия.

На северо-востоке мавры завладели территорией до линии Тортоса — Лерида. Когда в XII в. эти области были отвоеваны христианами, они назвали их Новой Каталонией, а бывшую Испанскую марку стали называть Старой Каталонией.

Отрыв от запада, завоевание Наварры и Каталонии Карлом Великим, влияние провансальской культуры и языка наложили своеобразный отпечаток на этнический облик населения северо-восточных областей Пиренейского полуострова — будущих каталонцев.

Совершенно независимыми оставались баски, которых не коснулось ни ветсготское, ни арабское завоевание.

Потребности ведения войны способствовали тому, что североиспанские государства сливались в более прочные военно-политические союзы. Ведущую роль играли два самых крупных государственных объединения: на северо-западе Кастилия, подчинившая Галисию, Леон, Астурию и Эстремадуру, на северо-востоке — образовавшийся в XII в. Арагоно-Каталонский союз. В XII в. из Кастилии выделилось в самостоятельное государство Португальское графство, бывшее до тех пор частью Галисии. Португалия была провозглашена королевством в 1139 г. (дальнейшую историю Португалии см. в главе «Португальцы»).

В течение XI — XIII вв. христиане отвоевали у арабов весь полуостров, кроме Гранадского эмирата. Главную роль в отвоевании испанских земель у мавров играло Леоно-Кастильское объединение, занимавшее в XIII в. 3/5 всего полуострова. Арагоно-каталонцы отняли у мусульман Балеарские острова (с тех пор там укоренился каталанский язык) и завоевали Валенсию. Валенсиано — диалект каталанского языка — доныне сохранился в северо- западных районах современной провинции Валенсия.

Завоевания эпохи Реконкисты сопровождались заселением освобожденных земель, постройкой городов и укрепленных поселений (недаром Кастилия получила свое название от «castillo» — замок, крепость). Жители сдвига- . лись со своих нажитых мест, перемешивались с населением самых различных уголков полуострова, иногда теряли свой язык и традиции и приобретали новые. Кастилию после отвоевания плоскогорья заселили горцы из Кантабрии и Сантандера, Леон — в значительной степени мосарабы. Альфонс I Воитель (1101—1134 гг.) вывел из Андалусии 14 тыс. мосарабов и расселил их в Арагоне. Память об этих передвижениях сохранилась в названиях селений. Например, в Галисии бежавшие от мавров толедцы основали деревню Толеданос, в Кастилии, отвоеванной у мусульман, галисийцы основали Гальегос, в Португалии астурийцы — Астурианос, баски в Леоне — Басконес и т. д. Это перемешивание населения помогало созданию единого языка испанцев. До XI в. языком официальных документов в северных государствах оставалась латынь. Но в этой латыни уже в XI в. было так много слов из местных разговорных диалектов, что авторы называли язык, на котором они писали, «сельским» (rustico) или «нашим» (nuestro). Разговаривали же на полуострове в то время на разновидностях восходящего к латыни языка, называвшегося «romance». Главными диалектами романсе были галисийский на северо-западе полуострова, кастильский на Центральном плоскогорье и каталанский на востоке. Галисийский был тогда и языком освободившейся от мавров северной Лузитании (т. е. северной Португалии).

Языком этнического ядра, вокруг которого складывалась испанская на- чция, стал кастильский язык, так как Кастилия играла ведущую роль в Реконкисте, а затем и в объединенном абсолютистском государстве Испании. Уже в XII в. именно на этом языке был создан такой литературный памятник, как эпос «Песнь о моем Сиде».

В период Реконкисты зародился и сознательно поддерживались религиозный фанатизм и нетерпимость, столь типичные для средневековой Испании. Именно тогда в Галисии были «открыты» мощи святого апостола Якова и вокруг храма Сантьяго вырос город Сантьяго де Компостела, в который стали стекаться паломники не только из Испании, но и из других стран Европы. По образцу арабских монашеских организаций — «рибатов»—были созданы испанские духовно-рыцарские ордена Калатравы, Алькантары и Сант Яго. Папа объявил несколько крестовых походов против испанских мусульман, и на полуострове появились тамплиеры и госпитальеры.

Единство религиозного самосознания было в какой-то степени выражением складывающегося единого национального самосознания испанцев, выработанного в борьбе против политических и религиозных врагов — мусульман. Воины Испании теперь шли в бой с кличем «Сант Яго и единая Испания!»

Духовенство постепенно стало мощной экономической и политической силой, располагавшей громадными сеньориями й привилегиями, пожалованными королями церквам и монастырям.

Объединение двух самых сильных государственных союзов полуострова — Арагоно-Каталонского и Кастильско-Леонского — произошло в 1479 г. Оно было достигнуто путем брака короля Фердинанда Арагонского с Изабеллой Кастильской. Создалась крупная держава, включившая большую часть Пиренейского полуострова, Балеарские острова, Сицилию, Сардинию и Южную Италию.

В 1492 г. пала Гранада, и полуостров был очищен от мавров. Образовалась единая территория испанского государства. Королевская власть начала борьбу против независимости местных сеньоров, была введена всеобщая воинская повинность, повсюду от имени короля были разосланы наместники — коррехидоры. В борьбе за единовластие королевская власть искала поддержки у церкви, разжигая религиозную нетерпимость в стране.

Вскоре после падения Гранады из Испании изгнали евреев. Данные авторов XVI в.о количестве изгнанных колеблются от 800 тысяч до 165тыс.человек. Потомки их (сефарды, около 100 тысяч) живут сейчас преимущественно в Турции, Болгарии и Сербии. Они говорят на языке, близком к испанскому языку XV в.

Веком позже, в 1610 г., были изгнаны мориски (принявшие христианство мавры). Около 500 тьтс. мавров вынуждены были покинуть Испанию.

Церковная реформация, охватившая в XVI в. всю Западную Европу, едва коснулась Испании, в которой беспощадно преследовались лица, заподозренные в одном только знакомстве с идеями протестантизма.

Орудием борьбы против мусульман, евреев, протестантов и других «еретиков» стала «святая инквизиция», которая была особенно активна в XV — XVI вв. Ее деятельность не прекращалась вплоть до XVIII в. За время существования этой организации в стране было сожжено на кострах и подвергнуто другим наказаниям около 3 млн. человек.

В год падения Гранады (1492) Христофор Колумб открыл новый континент — Америку. Испанские конкистадоры стали завоевывать владения в Новом Свете: в 1519—1521 гг. государство ацтеков (Мексику), в 1531 — 1533 гг. землю инков (Перу), в 1535 г. Чили, в 1536—1538 гг. государство чпбчей (Колумбию). Затем были покорены области JIa Платы, Венесуэлы, Панамы и др. В 1500 г. Фердинанд приобрел Канарские острова, населенные бербероязычными племенами гуанчей. После кругосветной экспедиции Магеллана (1519 —1522 гг.) к колониальным владениям Испании прибавились Филиппины. Еще в XV в., благодаря браку дочери Фердинанда и Изабеллы с Филиппом Красивым из дома Габсбургов к Испании были присоединены Нидерланды. Их сын в 1516 г. был избран императором Священной Римской империи (Карл V) и начал борьбу за мировое господство.

В 1534 г. монах Игнатий Лойола основал печально знаменитый международный орден иезуитов, а в конце XVI в. в стране имелось уже 98 иезуитских учебных заведений и до 2,5 тыс. членов ордена.

Испанское духовенство скопило громадные богатства как за счет конфискованного имущества еретиков и королевских пожалований, так и за счет налогов, поступавших в пользу церкви из американских владений, где неустанно обращали в христианство индейцев.

Объединение страны, присоединение Нидерландов, Португалии (в 1580 г.), приток ценностей из Америки способствовали временному процветанию экономики Испании и налаживанию торговых связей между географически разобщенными ее районами.

XVI век был эпохой грандиозных внешнеполитических успехов Испании, «золотым веком» культуры, науки и искусства, испанским Ренессансом. Испания становится сильнейшей мировой державой. Однако ориентация монархии на феодальные силы, пренебрежение аристократии к союзу с городами привели к тому, что заокеанские богатства не укрепили хозяйства Испании, а обескровили его. Аристократия предпочитала покупать на американское золото товары за границей, а не вкладывать его в отечественное производство. Обилие драгоценных металлов на европейском рынке привело к так называемой революции цен. С середины XVI в. появились первые признаки экономического кризиса. В XVII в. он охватил всю Испанию.

Однако начавшийся еще в XVI в. расцвет испанской культуры продолжался и весь XVII век.

Экономический упадок страны привел к ее политическому ослаблению. Вспыхнула Нидерландская революция (1568—1609 гг.), и семь самых развитых из семнадцати провинций этой страны отпали от Испании. В 1588 г. в войне против Англии была почти полностью уничтожена Непобедимая армада — символ морского могущества испанской монархии. Экономический и политический упадок привел к ослаблению связи между районами страны. Увеличилась их политическая обособленность. Особенно оторваны были от центра окраины с сильными языковыми отличиями, где сложились особые народы (галисийцы, каталонцы, баски), заявившие впоследствии о своих правах на самостоятельное национальное развитие. В других частях полуострова — в Кастилии, Астурии, Леоне, Арагоне, Эстремадуре, Андалусии — надолго сохранились местные диалекты, экономическое и этнографическое своеобразие. В начале XVIII в. Испания стала объектом так называемой войны за испанское наследство (1701—1714 гг.) между Англией и Францией, после которой испанский престол от Габсбургов перешел к Бурбонам. Испанские владения в Нидерландах и Италии перешли к австрийским Габсбургам, а Англия получила Гибралтар и остров Менорку.

Различия областей Испании были сильны и в XVIII в., когда государство делилось на двенадцать королевств и семь провинций. Королевствами назывались Старая и Новая Кастилия, Андалусия, Гранада, Кордова, Хаен, Мурсия, Валенсия, Арагон, Леон, Наварра и Галисия, а провинциями — Каталония, Бискайя, Алава, Гипускоа, Астурия, Риоха и Эстремадура.

В королевствах центральную власть представляли вице-короли, в провинциях — капитан-генералы и гражданские губернаторы. Степень независимости каждой области определялась не названием, а сохранениями fueros — прав местного самоуправления. В большинстве районов их осуществляли кортесы из представителей духовенства, дворянства и буржуазии и депутация — исполнительный орган, избираемый кортесами. Больше всего фуэрос сохранили провинции басков, меньше всего — Галисия, Андалусия, Кордова и Гранада.

В частности, и на эту разобщенность Испании рассчитывал Наполеон, начиная против нее войну. Для всей Европы были неожиданны неудачи французов в Испании в 1808—1814 гг., непонятны истоки широкого движения партизан герильерос.

Освободительная война в Испании слилась с первой буржуазной революцией (1808—1814 гг.). Необходимость борьбы против иноземного вторжения сплотила все испанское общество — от патриотически настроенных дворян и священников до нищих крестьян. Но сопротивление не было централизовано, им руководили провинциальные революционные хунты Галисии, Астурии, Мурсии и других областей.

Отсутствие материальной основы для объединения привело к тому, что единство, рожденное в борьбе с Наполеоном, оказалось непрочным. Это сказалось во всех последующих испанских революциях XIX в. Хотя депутаты кортесов в Кадисе приняли в 1812 г. конституцию от имени «нации» испанцев, это было ещетуманное понятие.Революции 1808—1814,1820—1823,1833—1843, 1854—1856, 1868—1874 гг. (Первая республика) — все связаны с региональными выступлениями, последний подъем которых относится к 1870-м годам. Региональная рознь испанских областей была следствием чрезвычайно медленного развития капитализма, ослабление ее связано с постепенным преодолением областной замкнутости и усилением хозяйственного и культурного сплочения. Приблизительно в это время выступления испаноязычных провинций страны затухают, но усиливается национальное движение на окраинах: в Басконии, Каталонии, Галисии.

В это время уже можно говорить о существовании испанской нации в ее современных границах. Постепенно складывались и каталонская, баскская и галисийская нации.

Только в 1931 г. монархия в Испании, наконец, была свергнута, и в стране была провозглашена Вторая республика. После упорной борьбы пролетариата и победы Народного фронта на выборах в кортесы 16 февраля 1936 г. победило правительство Народного фронта, но уже 17 июля фашистские генералы во главе с Франсиско Франко подняли антиреспубликанский мятеж в Испанском Марокко и на Канарских островах. Борьбу с фашизмом возглавил блок левых партий Народного фронта, в котором ведущую роль играла коммунистическая партия (она была образована в 1920 г.).

В этот период параллельно с организацией обороны республики были проведены важнейшие реформы, в частности дана автономия Каталонии, Басконии и Галисии. Помощь итало-германского фашизма решила исход войны в пользу войск мятежников. Конституция была уничтожена, а в августе 1939 г. Франко объявил себя абсолютным диктатором. Правительство Испанской республики в 1939 г. эмигрировало в Мексику, где оно находится и поныне.

Политический режим Испании после 1939 г.— вариант тоталитарных структур национал-социалистского государства Гитлера и корпоративного фашистского государства Муссолини. Хотя после поражения гитлеризма во второй мировой войне франкистская печать отмежевывается от фашизма и называет Испанию страной «регулируемого демократизма», по существу это фашистское государство, увенчанное личной и безответственной диктатурой генерала Франко, По аналогии с «фюрером» Гитлером и «дуче» Муссолини, Франко обычно называют «каудильо» (вождь). Начиная с 1937 г. появилось и новое летосчисление: первый, второй и т. д. «победоносный год». В стране нет конституции. Ее заменяет серия так называемых Основных законов.

Согласно закону 1947 г., Испания объявлена монархией. Пост главы государства сохраняется за Франко пожизненно. Ему предоставляется право в любой момент назначить себе преемника, который и станет королем Испании после смерти или добровольной отставки каудильо. Законодательносовещательный орган — кортесы. Это однопалатный парламент из 560 членов, большая часть которых кооптируется по занимаемым должностям (министры, крупные военные и церковные чиновники, главари фашистских организаций). Глава государства может наложить вето на любой законопроект, а также издавать законы без ведома кортесов. В стране запрещены все политические партии. Единственной легальной политической организацией была объявлена так называемая Фаланхе Эспаньоль (Испанская фаланга традиционалистов и хунт национал-синдикалистского наступления), созданная в 1937 г. путем объединения фалангистов, традиционалистов (монархистов) и католиков. Фаланга была задумана как широкое «национальное движение», объединяющее всех испанцев, которая должна заменить им упраздненные политические организации. После поражения гитлеровской Германии начался затяжной кризис фаланги из-за раздиравших ее групповых противоречий.

С установлением франкистского режима деятельность всех независимых профсоюзов, в том числе Всеобщего союза трудящихся в Национальной конфедерации труда, была запрещена. Были созданы 24 отраслевых вертикальных синдиката, находящихся под контролем фаланги,— основа «корпоративного строя» Испании. Государственные вертикальные синдикаты объединяют в единую организацию рабочих, предпринимателей и технический персонал каждой отрасли хозяйства и культуры. Руководство профсоюзов сверху донизу назначается.

Современный режим Испании представляет собой диктатуру наиболее реакционных групп финансового капитала, земельной аристократии, крупной военщины и духовенства. Она поддерживается постоянными политическими репрессиями.

Через год после окончания гражданской войны, в 1940 г., в испанских тюрьмах насчитывалось 270 тыс. политических заключенных. Судя по показаниям политических заключенных, в 1939—1940 гг. в испанских тюрьмах было казнено не менее 60 тыс. человек. Жертвами фашизма стали такие выдающиеся деятели культуры, как Федерико Гарсия Лорка, Леопольдо Алас, Карраско Формигуэро, Мигель Эрнандес и многие другие.

Волна репрессий снова вспыхнула в 1956 г. в связи с усилением сопротивления режиму. Так, в 1958 г. 60 рабочих были осуждены на сроки от 6 до 20 лет за участие в забастовках в Астурии и Бильбао. Весной 1959 г. было арестовано 700 человек за подготовку к всеобщей забастовке. После астурийской забастовки 1964 г. власти арестовали несколько сот шахтеров и спровоцировали дело Хулиана Гримау, беззаконно осужденного на смертную казнь.

В антиправительственную оппозицию в последнее время включилась значительная часть господствующих классов Испании, потому что франкистская диктатура уже перестала быть для них гарантией сохранения капиталистического строя в стране. Группа представителей земельной аристократии и финансового капитала образовала в 1958 г. партию Испанский союз — крайнее правое крыло оппозиции, требующее восстановления монархии при жизни Франко. Католики организовали две оппозиционные христианско-демократические партии: правую партию Христианско-социальной демократии, примыкающую к Испанскому союзу, и левую Христианско-демократическую партию. Эта последняя выступает за создание либеральной конституционной монархии. В Каталонии и Басконии действуют христианско-демократические группы с националистическими программами. Сильные оппозиционные течения имеются и в легальных католических организациях (Рабочие братства католического действия, Католическая рабочая молодежь и др).

Либеральные круги (мелкая буржуазия, интеллигенция, низшие категории священников) представлены такими группировками, как Социальная партия демократического действия и Фронт народного освобождения. В оппозиции стоят, конечно, и остатки всех партий и организаций, некогда входивших в состав Народного фронта, а сейчас находящихся в эмиграции: Испанская социалистическая рабочая партия и примыкающий к ней Всеобщий рабочий союз, анархистские группировки и их профобъединение — Национальная конфедерация труда, а также мелкобуржуазные, республиканские и националистические партии. Коммунистическая партия Испании участвует в массовом движении трудящихся против франкистской тирании. Она ведет борьбу под лозунгом политики «национального согласия», провозглашенной июньской декларацией 1956 г. Это политика объединения всех антифашистских сил Испании для достижения мирным путем общей цели — свержения диктатуры Франко.