Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народ Франции эльзасцы
Этнография - Народы Зарубежной Европы

Эльзас и Лотарингия — области Франции, где довольно остро стоит национальный вопрос. И хотя в официальных французских кругах не признают существования национальных меньшинств в стране, французская статистика делает исключение для Эльзаса и Лотарингии, учитывая в переписях язык их населения. Своеобразный этнический облик населения этих областей, занимающих пограничное положение между Францией и Германией, порожден сложностью их исторического прошлого.

Население этих земель на рубеже нашей эры составляли кельтские племена: раураки, секваны, тулинги и медиоматрики. Во время вторжения в Галлию германских племен (вторая половина IV в.) территория Лотарингии была занята рипуарскими франками, а Эльзаса — алеманами. Местное население было покорено и подвергалось языковой ассимиляции.

После распада империи Карла Великого в 843 г. обширная полоса земель от устья Роны до устья Рейна была политически соединена с Италией под властью Лотаря I. После его смерти эти владения вновь были подвергнуты разделу и северная часть их перешла к его сыну Лотарю II, отчего земли к западу от Рейна стали называть Лотарингией. Позже, в 870 г., эти земли перешли к Людовику Немецкому, и Лотарингия (в ее современных размерах) с Эльзасом вошли в Восточное Франкское королевство. Лотарингия и Эльзас были связаны с Германией династическими узами, но экономически тяготели к более передовой Франции и к Швейцарии. С 1542 г. герцогство Лотарингия было объявлено независимым и с этого периода ориентировалось главным образом на Францию.

Эльзас в 1648 г., после Тридцатилетней войны, был присоединен к Франции. Сто с лишним лет спустя, в 1766 г., в состав Франции вошла Лотарингия.

В IX — XII вв., когда определилась граница между французским и немецким языком, она прошла по территории Эльзаса и Лотарингии.

В Эльзасе лингвистическая граница почти соответствовала политической границе, установленной при Мерзенском переделе 870 г. Вогезы представляли тогда западную границу Германии, хотя в их горных долинах были очаги романского языка. Особый характер языка Эльзаса отмечался еще в первой четверти IX в., однако окончательно этот язык оформился в XII — XIV вв. В этот период впервые появились понятия «alsacien» и «elsasser sproch» в Эльзасе и «thioise» в Лотарингии. Лотарингский диалект представляет собой один из диалектов швабско-алеманской группы языков, эльзасский — разновидность франкского диалекта.

На протяжении XII — XIV вв. латинский язык в документах был заменен в Лотарингии французским, а в Эльзасе — немецким. Однако язык документов резко отличался от разговорного. Основная масса эльзасского населения пользовалась местным диалектом немецкого языка в разговоре и в школе. Школы оказывали сопротивление введению немецкого языка и боролись за сохранение эльзасского наречия. В течение всего XVI в. немецкий язык играл второстепенную роль в общественной жизни Эльзаса и Лотарингии. Лишь в 1524 г., после реформы Лютера, в Страсбурге было введено богослужение на немецком языке.

Французский язык распространился в этих областях после эмиграции сюда гугенотов. В некоторых школах Страсбурга стали преподавать этот язык, появились французские книги, однако большинство населения продолжало говорить на местных диалектах.

Присоединение к Франции мало что изменило в жизни этих областей. Большинство старых учреждений было сохранено, культура того времени носила еще отпечаток германских традиций.

Коренной перелом в истории Эльзаса и Лотарингии, в формировании национального самосознания их населения произошел в годы Великой французской революции. Население Эльзаса и Лотарингии приняло в ней активное участие. 4 августа 1789 г. была объявлена отмена феодальных привилегий. 14 декабря 1789 г. муниципальная реформа смела таможенные барьеры, отделявшие Эльзас и Лотарингию от Франции; рынок для промышленности Эльзаса и Лотарингии был тем самым значительно расширен. Таким образом, народные массы получили освобождение от феодальных пут, а буржуазия — возможность более широкого развития промышленности и торговли.

Когда в 1791 г. контрреволюционные прусские и австрийские войска вторглись в Эльзас и Лотарингию, они встретили там упорное сопротивление. В этот период наиболее ярко проявилось национальное самосознание эльзасцев и лотарингцев, окончательно определилось их национальное размежевание с немцами. Тогда, по словам Энгельса, «немецкие французы, невзирая на язык и прошлое, на полях сотен сражений в борьбе за революцию слились в единый народ с исконными французами» *.

После победоносной для Германии войны 1870—1871 гг. Эльзас и северо- восточная часть Лотарингии были несмотря на протесты населения переданы Германии как «имперская земля Эльзас-Лотарингия». В аннексированных землях германский империализм проводил политику насильственной ассимиляции.

Одновременно началось гонение на все, что в какой-либо мере могло напоминать Францию. Пресса стала выходить только на немецком языке. Преследовалось сочетание цветов — национального французского знамени (красное, белое и синее). Особому гонению подвергся французский язык. Запрещалось вписывать в метрические свидетельства французские имена. Местности, названия которых звучали по-французски, были переименованы. Преследовались вывески на французском языке и даже французские надписи на могилах офицеров и солдат, павших во время войны 1870—1871 гг. Французский язык стал изгоняться из школьного обучения. Немецкий язык стал официальным языком, употребляемым во всех административных учреждениях и всеми служащими.

Недовольство населения насильственным онемечиванием вылилось на первых же выборах в германский рейхстаг 16 февраля 1874 г. Все 15 депутатов были выбраны от оппозиционных партий, протестовавших против аннексии. На протяжении ряда лет (1877, 1881 и 1887 гг.) эльзасцы посылали в рейхстаг только депутатов — противников аннексии.

Национальное самосознание эльзасского и лотарингского населения не было искоренено при прусском режиме; наоборот, этот режим вызвал противодействие среди населения, воспитанного на идеях французской революции.

Хотя пребывание в составе Германской империи было тягостным для населения Эльзаса и Лотарингии, возвращение к Франции после первой мировой войны не намного улучшило положение эльзасцев и лотарингцев: они вошли в состав страны, вступившей в стадию империализма, и вновь подверглись национальному угнетению. Начался, хотя и в более завуалированной форме, обратный процесс: для поступления на государственную службу, например, стало обязательным знание французского языка. Большая часть должностей, особенно высших, оказалась занятой французскими чиновниками. Мало того, французские и эльзасские служащие, занимающие одинаковые должности, стали оплачиваться по-разному. Так, заработная плата директора школы — эльзасца составляла лишь половину заработной платы учительницы, приехавшей из Франции.

Преподавание в школе было переведено на французский язык, немецкий язык был оставлен лишь как один из предметов, да и то с третьего года обучения и при изучении катехизиса.

Политика, проводимая французским буржуазным правительством, вызвала рост автономистского движения, участники которого требовали автономии Эльзасу в рамках Франции, прекращения дискриминации эльзасцев и лотариягцев, равноправия французского и немецкого языков. После 1925 г. это движение стало массовым.

Национальный вопрос в Эльзасе и Лотарингии оказался неразрывно связанным с классовой борьбой. Вся тяжесть национального гнета империалистической верхушки легла на широкие трудящиеся массы города и деревни, на пролетариат, крестьянство и городскую мелкую буржуазию. Эльзасская буржуазия и буржуазная интеллигенция пошли на союз с французской буржуазией, признали ее гегемонию.

Коммунистическая партия Франции, поддерживая демократическое направление в автономистском движении и связывая борьбу за национальную независимость с борьбой за демократические преобразования, вместе с тем решительно выступала против попыток использовать национальное движение в Эльзасе и Лотарингии в интересах пангерманизма.

Во время второй мировой войны, когда Эльзас и Лотарин

гия были оккупированы гитлеровскими войсками, население Эльзаса во главе с коммунистами боролось за освобождение. В настоящее время Коммунистическая партия Франции неизменно борется против политики насильственной ассимиляции Эльзаса, проводимой французским правительством. КПФ выдвигает требование введения немецкого языка в начальных классах школы, преподавания его в специальных учебных заведениях, признания его прав в судопроизводстве и администрации.

Разговорным языком большинства эльзасцев и в настоящее время остается местный диалект немецкого языка. Литературный язык здесь немецкий. Исключительно на немецком языке и его диалектах в Эльзасе изъясняется 32% населения. Остальная часть населения, кроме диалекта и немецкого языка, пользуется и французским языком. Большинство журналов и газет, в том числе все политические, издаются в Эльзасе на немецком языке, лишь некоторые справочные журналы — на французском и немецком. Тираж немецких журналов и газет 350 тысяч, французских — около 65 тысяч. Французские авторы считают, что эти цифры довольно точно отражают соотношение немецкого и французского языков в Эльзасе.

В Лотарингии население смешанное. В Верхней Лотарингии население говорит на французском языке, на северо-востоке Лотарингии на диалекте шваб- гко-алеманской языковой группы. Литературный язык здесь французский.

В Эльзасе по сравнению с другими областями Франции самая высокая плотность населения. До начала XX в. здесь была и самая высокая рождаемость. Вследствие благоприятных условий для развития сельского хозяйства, промыслов и торговли в Эльзасе почти не было отлива сельского населения. Особое этническое положение эльзасцев также сдерживало подвижность населения. Население Эльзаса распределено примерно поровну в промышленности, сельском хозяйстве, в торговле и транспорте.

Традиционная отрасль эльзасской промышленности — текстильная; в ней работает 25% всего эльзасского промышленного населения. Развиты в Эльзасе также машиностроительная, металлообрабатывающая, пищевая и другие отрасли промышленности.

В сельском хозяйстве господствует мелкое землевладение и землепользование. Крупные капиталистические хозяйства встречаются очень редко. Значительная часть сельских хозяев Эльзаса сочетает владение крошечным наделом с работой на заводе или фабрике. Главными отраслями сельского хозяйства эльзасцев являются полеводство (пшеница, ячмень, различные технические культуры), виноградарство, овощеводство, садоводство, а также молочное животноводство и свиноводство.

В материальной культуре эльзасцев, особенно в народном жилище, много общих черт с немецкой культурой. Для Эльзаса характерен франконский тип жилого дома, распространенный у немцев. Традиционный эльзасский костюм вышел из употребления, стал достоянием фольклорных групп. Народный костюм эльзасок состоит из белой кофты, черного бархатного корсажа, черной юбки с таким же фартуком, и характерного головного убора с большим бантом из черных шелковых лент.

В эльзасском фольклоре германские элементы переплетаются с французскими.

Очень велико в Эльзасе влияние католической церкви. Это одна из областей Франции, где до сих пор сохраняется религиозное обучение. Много в Эльзасе и протестантов.